А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стихотворения" (страница 1)

   Роберт Бернс
   Стихотворения

   Старая дружба


Забыть ли старую любовь
И не грустить о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней.


Побольше кружки приготовь
И доверху налей.
Мы пьем за старую любовь,
За дружбу прежних дней.


За дружбу старую – до дна!
За счастье юных дней!
По кружке старого вина —
За счастье юных дней.


С тобой топтали мы вдвоем
Траву родных полей,
Но не один крутой подъем
Мы взяли с юных дней.


Переплывали мы не раз
С тобой через ручей.
Но море разделило нас,
Товарищ юных дней!


За дружбу старую – до дна!
За счастье прежних дней!
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.

   Над рекой Афтон


Утихни, мой Афтон, в зеленом краю,
Утихни, а я тебе песню спою.
Пусть милую Мэри не будит волна
На склоне, где сладко уснула она.


Пусть голубя стон из лесного гнезда,
Пусть звонкая, чистая флейта дрозда,
Зеленоголового чибиса крик
Покоя ее не встревожат на миг.


Прекрасны окрестные склоны твои,
Где змейками путь проложили ручьи.
Бредя по холмам, не свожу я очей
Со стада и домика Мэри моей.


Свежи и душисты твои берега,
Весной от цветов золотятся луга.
А в час, когда вечер заплачет дождем,
Приют под березой найдем мы вдвоем.


Поток твой петлю серебристую вьет
Вкруг тихого дома, где Мэри живет.
Идет она в лес, собирает цветы,
К ногам её белым бросаешься ты.


Утихни, мой Афтон, меж склонов крутых,
Умолкни, прославленный в песнях моих.
Пусть милую Мэри не будит волна
Над берегом тихо уснула она.

   Книжный червь


Пусть книжный червь – жилец резного шкафа —
В поэзии узоры прогрызет,
Но, уважая вкус владельца-графа,
пусть пощадит тисненый переплет!

   Брюс – шотландцам


Вы, кого водили в бой
Брюс, Уоллес за собой, —
Вы врага любой ценой
Отразить готовы.


Близок день, и час грядет.
Враг надменный у ворот.
Эдвард армию ведет —
Цепи и оковы.


Тех, кто может бросить меч
И рабом в могилу лечь,
Лучше вовремя отсечь.
Пусть уйдут из строя.


Пусть останется в строю,
Кто за родину свою
Хочет жить и пасть в бою
С мужеством героя!


Бой идет у наших стен.
Ждет ли нас позорный плен?
Лучше кровь из наших вен
Отдадим народу.


Наша честь велит смести
Угнетателей с пути
И в сраженье обрести
Смерть или свободу!

   Дерево свободы


Есть дерево в Париже, брат.
Под сень его густую
Друзья отечества спешат,
Победу торжествуя.


Где нынче у его ствола
Свободный люд толпится,
Вчера Бастилия была
Всей Франции темница.


Из года в год чудесный плод
На дереве растет, брат.
Кто съел его, тот сознает,
Что человек – не скот, брат.


Его вкусить холопу дай —
Он станет благородным
И свой разделит каравай
С товарищем голодным.


Дороже клада для меня
Французский этот плод, брат.
Он красит щеки в цвет огня,
Здоровье нам дает, брат.


Он проясняет мутный взгляд,
Вливает в мышцы силу.
Зато предателям он – яд:
Он сводит их в могилу!


Благословение тому,
Кто, пожалев народы,
Впервые в галльскую тюрьму
Принес росток свободы.


Поила доблесть в жаркий день
Заветный тот росток, брат,
И он свою раскинул сень
На запад и восток, брат.


Но юной жизни торжеству
Грозил порок тлетворный.
Губил весеннюю листву
Червяк в парче придворной.


У деревца хотел Бурбон
Подрезать корешки, брат.
За это сам лишился он
Короны и башки, брат!


Тогда поклялся злобный сброд,
Собранье всех пороков,
Что деревцо не доживет
До поздних, зрелых соков.


Немало гончих собралось
Со всех концов земли, брат.
Но злое дело сорвалось, —
Жалели, что пошли, брат!


Скликает всех своих сынов
Свобода молодая.
Они идут на бранный зов,
Отвагою пылая.


Новорожденный весь народ
Встает под звон мечей, брат.
Бегут наемники вразброд,
Вся свора палачей, брат.


Британский край! Хорош твой дуб,
Твой стройный тополь – тоже.
И ты на шутки был не скуп,
Когда ты был моложе.


Богатым лесом ты одет —
И дубом, и сосной, брат.
Но дерева свободы нет
В твоей семье лесной, брат!


А без него нам свет не мил
И горек хлеб голодный.
Мы выбиваемся из сил
На борозде бесплодной.


Питаем мы своим горбом
Потомственных воров, брат,
И лишь за гробом отдохнем
От всех своих трудов, брат.


Но верю я: настанет день, —
И он не за горами, —
Когда листвы волшебной сень
Раскинется над нами.


Забудут рабство и нужду
Народы и края, брат.
И будут люди жить в ладу,
Как дружная семья, брат!

   О плохих дорогах


Я ехал к вам то вплавь, то вброд
Меня хранили боги.
Не любит местный ваш народ
Чинить свои дороги.


Строку из библии прочти,
О город многогрешный:
Коль ты не выпрямишь пути,
Пойдешь ты в ад кромешный!

   К портрету духовного лица


Нет, у него не лживый взгляд.
Его глаза не лгут.
Они правдиво говорят,
Что их владелец – плут!

   Прижизненная эпитафия издателю


Здесь Джон покоится в тиши
Конечно, только тело…
Но, говорят, оно души
И прежде не имело!

   Был честный фермер мой отец


Был честный фермер мой отец.
Он не имел достатка,
Но от наследников своих
Он требовал порядка.
Учил достоинство хранить,
Хоть нет гроша в карманах.
Страшнее – чести изменить,
Чем быть в отрепьях рваных!


Я в свет пустился без гроша,
Но был беспечный малый.
Богатым быть я не желал,
Великим быть – пожалуй!
Таланта не был я лишен,
Был грамотен немножко
И вот решил по мере сил
Пробить себе дорожку.


И так и сяк пытался я
Понравиться фортуне,
Но все усилья и труды
Мои остались втуне.
То был врагами я побит,
То предан был друзьями
И вновь, достигнув высоты,
Оказывался в яме.


В конце концов я был готов
Оставить попеченье,
И по примеру мудрецов
Я вывел заключенье:
В былом не знали мы добра,
Не видим в предстоящем,
А этот час – в руках у нас.
Владей же настоящим!


Надежды нет, просвета нет,
А есть нужда, забота.
Ну что ж, покуда ты живешь,
Без устали работай.
Косить, пахать и боронить
Я научился с детства.
И это все, что мой отец
Оставил мне в наследство.


Так и живу – в нужде, в труде,
Доволен передышкой.
А хорошенько отдохну
Когда-нибудь под крышкой.
Заботы завтрашнего дня
Мне сердца не тревожат.
Мне дорог нынешний мой день,
Покуда он не прожит!


Я так же весел, как монарх
В наследственном чертоге,
Хоть и становится судьба
Мне поперек дороги.
На завтра хлеба не дает
Мне эта злая скряга.
Но нынче есть чего поесть, —
И то уж это благо!


Беда, нужда крадут всегда
Мой заработок скудный.
Мой промах этому виной
Иль нрав мой безрассудный?
И все же сердцу своему
Вовеки не позволю я
Впадать от временных невзгод
В тоску и меланхолию!


О ты, кто властен и богат!
Намного ль ты счастливей?
Стремится твой голодный взгляд
Вперед – к двойной наживе.
Пусть денег куры не клюют
У баловня удачи, —
Простой, веселый, честный люд
Тебя стократ богаче!

   Эпитафия Вильяму Грэхему, эсквайру


Склонясь у гробового входа,
– О, смерть! – воскликнула природа: —
Когда удастся мне опять
Такого олуха создать!..

   Растет камыш среди реки…


Растет камыш среди реки.
Он зелен, прям и тонок.
Я в жизни лучшие деньки
Провел среди девчонок.


Часы заботу нам несут,
Мелькая в быстрой гонке.
А счастья несколько минут
Приносят нам девчонки.


Богатство, слава и почет
Волнуют наши страсти.
Но даже тот, кто их найдет,
найдет в них мало счастья.


Мне дай свободный вечерок
Да крепкие объятья —
И тяжкий груз мирских тревог
Готов к чертям послать я!


Пускай я буду осужден
Судьей в ослиной коже,
Но старый мудрый Соломон
Любил девчонок тоже!


Сперва мужской был создан пол.
Потом, окончив школу,
Творец вселенной перешел
К прекраснейшему полу!

   Пробираясь до калитки…


Пробираясь до калитки
Полем вдоль межи,
Дженни вымокла до нитки
Вечером во ржи.


Очень холодно девчонке,
Бьет девчонку дрожь:
Замочила все юбчонки,
Идя через рожь.


Если звал кого-то кто-то
Сквозь густую рожь
И кого-то обнял кто-то,
Что с него возьмешь?


И какая нам забота,
Если у межи
Целовался с кем-то кто-то
Вечером во ржи!..

   Джон Ячменное Зерно


Трех королей разгневал он
И было решено,
Что навсегда погибнет Джон
Ячменное Зерно.


Велели выкопать сохой
Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой,
Не вышел из земли.


Травой покрылся горный склон,
В ручьях воды полно…
А из земли выходит Джон
Ячменное Зерно.


Все так же буен и упрям
С пригорка в летний зной
Грозит он копьями врагам,
Качая головой.


Но осень трезвая идет.
И, тяжко нагружен,
Поник под бременем забот,
Согнулся старый Джон.


Настало время помирать —
Зима недалека.
И тут-то недруги опять
Взялись за старика.


Его свалил горбатый нож
Одним ударом с ног,
И как бродягу на правеж,
Везут его на ток.


Дубасить Джона принялись
Злодеи поутру.
Потом, подбрасывая ввысь,
Кружили на ветру.


Он был в колодец погружен,
На сумрачное дно.
Но и в воде не тонет Джон
Ячменное Зерно!


Не пощадив его костей,
Швырнули их в костер.
А сердце мельник меж камней
Безжалостно растер.


Бушует кровь в его котле,
Под обручем бурлит,
Вскипает в кружках на столе
И души веселит.


Недаром был покойный Джон
При жизни молодец, —
Отвагу подымает он
Со дна людских сердец.


Он гонит вон из головы
Докучный рой забот.
За кружкой сердце у вдовы
От радости поет…


Так пусть же до конца времен
Не высыхает дно
В бочонке, где клокочет Джон
Ячменное Зерно!

   Полевой мыши, гнездо которой разорено моим плугом


Зверек проворный, юркий, гладкий,
Куда бежишь ты без оглядки,
Зачем дрожишь ты в лихорадке,
За жизнь свою?
Не трусь, – тебя своей лопаткой
Я не убью.


Я понимаю и не спорю,
Что человек с природой в ссоре,
И всем живым несет он горе
Внушает страх, —
Хоть все мы смертные и вскоре
Вернемся в прах.


Пусть говорят: ты жнешь, не сея.
Но я винить тебя не смею.
Ведь надо жить!.. И ты скромнее,
Чем все, крадешь.
А я ничуть не обеднею, —
Была бы рожь!


Тебя оставил я без крова
Порой ненастной и суровой,
Когда уж не из чего снова
Построить дом,
Чтобы от ветра ледяного
Укрыться в нем…


Все голо, все мертво вокруг.
Пустынно поле, скошен луг.
И ты убежище от вьюг
Найти мечтал,
Когда вломился тяжкий плуг
К тебе в подвал.


Травы, листвы увядшей ком —
Вот чем он стал, твой теплый дом.
Тобой построенный с трудом.
А дни идут…
Где ты в полях, покрытых льдом,
Найдешь приют?


Ах, милый, ты не одинок:
И нас обманывает рок,
И рушится сквозь потолок
На нас нужда.
Мы счастья ждем, а на порог
Валит беда…


Но ты, дружок, счастливей нас…
Ты видишь то, что есть сейчас.
А мы не сводим скорбных глаз
С былых невзгод
И в тайном страхе каждый раз
Глядим вперед.

   Любовь


Любовь, как роза, роза красная,
Цветет в моем саду.
Любовь моя – как песенка,
С которой в путь иду.


Сильнее красоты твоей
Моя любовь одна.
Она с тобой, пока моря
Не высохнут до дна.


Не высохнут моря, мой друг,
Не рушится гранит,
Не остановится песок,
А он, как жизнь бежит…


Будь счастлива, моя любовь,
Прощай и не грусти.
Вернусь к тебе, хоть целый свет
Пришлось бы мне пройти!

   Шотландская слава


Навек простись, Шотландский край
С твоею древней славой.
Названье самое прощай
Отчизны величавой!


Где Твид несется в океан
И Сарк в песках струится, —
Теперь владенья англичан,
Провинции граница.


Века сломить нас не могли,
Но продал нас изменник
Противникам родной земли
За горсть презренных денег.


Мы сталь английскую не раз
В сраженьях притупили,
Но золотом английским нас
На торжище купили.


Как жаль, что я не пал в бою,
Когда с врагом боролись
За честь и родину свою
Наш гордый Брюс, Уоллес.


Но десять раз в последний час
Скажу я без утайки:
Проклятие предавшей нас
Мошеннической шайке!

Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация