А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертная казнь" (страница 1)

   Мартен Монестье
   Смертная казнь

   Посвящается Мэтру Мишелю Ассуну в знак дружбы и уважения. Моей сестре Виктории и ее сыну Джонатану

   Вступление

   Если взглянуть на список трудов Мартена Монестье, на ум приходит одно слово – «энциклопедист». В неуемном желании охватить самый обширный круг тем писатель проникает в тайны чудовищного мира, который волнует и завораживает его. Нет пределов его ненасытной жажде познания, неразрывно связанной со стремлением отражать только факты, не давая воли чувствам, дабы разделить знания с умеющими сопереживать.
   Историческое исследование видов смертной казни, применяемой от начала времен для наказания и умерщвления злодеев, похоже на вызов. Ведь мы привыкли рассматривать этот вопрос скорее с принципиальной точки зрения. Мы «за» или «против». Однако обзор используемых методов с описанием страданий приговоренного и его возможностей искупления вины приводит к выводу, что на земле царит зло, а упования на прогресс тщетны. Зачем же рассказывать об этом?
   Согласившись написать предисловие к данному труду по социальной антропологии, я надеюсь, что ясное понимание усилий, цитирую автора, «человеческого гения на службе у зла и порока» утешит повергнутых в ужас читателей. Ведь за списком из тридцати шести способов лишения человека жизни, представленных столь объективно и беспристрастно, что не придрался бы и сам Макиавелли, угадывается негодование защитника человеческого достоинства, говорящего от имени бесчисленных жертв. Негодование гуманиста, который верит в эволюцию человеческого сознания, а не общества, всеми правдами и неправдами присваивающего себе право решать, кому жить, а кому умирать.
   Как адвокат, который вот уже сорок лет стоит на страже законности, вправе ли я говорить о ценности этой концептуально новой научной работы, ведь мои заслуги не столь велики, как у признанных «криминалистов» Мориса Гарсона или моего бывшего однокашника Робера Бадинте, которые так блестяще и пылко разоблачили кровавый приговор? В данном случае ко мне обратились скорее как к «политику» с набережной д’Орсе, участвовавшему в ратификации Францией акта о праве на обжалование приговора в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (октябрь 1981 года), а позже, уже после отмены смертной казни, – в ратификации дополнительного протокола.
   Помнится, никогда раньше в правительстве не было единодушия по данному вопросу. Все, что затрагивает национальную безопасность, не дает покоя некоторым ответственным лицам, будь то в мирное или военное время. Ночью Поль Легат, близкий соратник президента республики, передал через меня в Страсбург Андре Шандернагору, министру по делам Европы, приказ приступить к исполнению всех формальных процедур, предусмотренных Советом Европы. Я благодарю Мартена Монестье за то, что он таким образом напомнил об инициативах, предпринятых с 1981 года для того, чтобы Франция присоединилась к партнерам, уже отменившим узаконенное убийство.
   Увы, перемена нравов, произошедшая на Западе, не заставила мир ценить личность, не остановила занесенный меч, карающий самых закоренелых преступников. О своевременности перечня Монестье как нельзя лучше говорит тот факт, что подавляющее большинство из ста семидесяти девяти государств, входящих в Организацию Объединенных Наций, по-прежнему прибегают к жестоким расправам, медленным или скорым. Беспристрастный взгляд на способы наказаний лучше всяких речей и обличений поспособствует излечению «поборников справедливости» и дискредитации самого убийства, каким бы оно ни было – тайным или публичным.
   Первый урок, который стоит извлечь из этого атласа смерти, заключается в том, что на протяжении всей истории обвиняемые, как преступники, так и невинные люди, неизменно подвергались истязаниям. Все помнят о пытках, изобретенных китайцами, персами, ассирийцами, хеттами, римлянами, карфагенянами, византийцами и другими. А как не вспомнить о расправах без всякого суда и следствия, по законам военного времени совершаемых в ходе любых конфликтов, будь то на национальной, гражданской или религиозной почве? Смертная казнь напоминает слепую бойню, и пальма первенства здесь принадлежит нацистам, использовавшим против отдельных лиц и целых сообществ, виновных лишь в том, что они жили, полный набор методов, описанных автором. Второй урок – в тех достижениях палачей, которые стали возможны благодаря научно-техническому прогрессу, к примеру по части произвольного замедления или ускорения процесса умерщвления. Нет пределов фантазии, реализованной в застенках, камерах пыток и публичных местах. На рисунках, изображающих длительную агонию Дамьена, покусившегося на жизнь короля Людовика XV, видно, что даже зрители, обычно развлекавшиеся подобными зрелищами, чувствовали, что предел перейден. Только тем мученикам, за кого семьи платили звонкой монетой, укорачивали ужасные страдания.
   В-третьих, труд показывает всю тщетность методов, которыми обрабатывают тело и дух. Хотя никакой классификации не существует, некое условное разделение на группы все же может быть предложено. Во всех уголках нашей планеты ремесло палача сродни искусству мясника. Способы варьируются. Многие подразумевают поражение мишени на расстоянии: от забивания камнями до расстрела, включая выстрел из лука или пищали. При других прибегают к огню: сжигание на костре и поджаривание, применяемое к колдуньям и безбожникам. Третьи отдают предпочтение стихии воды, применяя утопления и отравления. Кто-то лишает воздуха: удушением, удавлением, повешением, замуровыванием. Кто-то сносит головы: топором или саблей, ножом гильотины. Есть и приверженцы суперсовременных казней, с использованием последних достижений техники, таких как газовая камера, электрический стул, смертельная инъекция.
   Удрученный представленным набором чудовищных рецептов человек конца XX века вправе задать себе вопрос о смысле прогресса, используемого для уничтожения личностей, отвергнутых социумом. Можно ли назвать прогрессом то, что «головорубки» предвосхитили гильотину, придуманную медиком-филантропом, или что использование газовой камеры восходит к 1924 году, а электричество Эдисона привело к появлению в США стула для поджаривания? Только один вывод вытекает из этой дискуссии – проявление доброй воли ученых, решивших уменьшить ужас и боль смертников, долгое время ожидавших своего последнего часа… Они заслуживают смягчающих обстоятельств.
   В конечном итоге, хотя Мартен Монестье тут весьма сдержан, вопрос заключается в выборе между варварством и цивилизованностью. Как воплотить на практике Декларацию прав человека (всеобщую, региональную и национальную), если страны так и не могут определиться в выборе между решениями отменить, поддержать или восстановить высшую меру? Стоит надеяться, что успешный опыт европейцев распространится и на другие континенты. Тогда наконец исчезнут виселицы, костры и эшафоты, заполонившие наш мир. С надеждой глядя в будущее, воздадим же должное автору. Правдивое описание инструментов, предназначенных для легальных форм умерщвления, побуждает к размышлению о судьбе палачей. Это описание должно помочь продвижению благородного дела, за которое в свое время боролись Виктор Гюго, Альбер Камю и Артур Кеслер. Смертная казнь не имеет права на существование в мире, где наука учится не убивать, а помогать умирать. Но это уже совсем другая проблема, которая вызывает не меньше разногласий как в обществе, так и на межправительственном уровне. Совесть не знает передышек.

   Го Бриссоньер[1]

   К читателю

   В ходе написания данного труда были использованы архивы частных коллекционеров, музеев, библиотек, министерств и исправительных учреждений многих стран, в том числе Франции, Германии, Италии, Англии, Китая, Голландии, Испании и, конечно, США.
   Упомянув Национальную библиотеку Франции, Медицинский факультет Парижа, Нью-Йоркскую публичную библиотеку, Нью-Йоркское историческое общество, Лондонский музей, следовало бы назвать и десятки других. Автор выражает благодарность всем хранителям архивов, ученым, юристам, правоведам, директорам тюрем, эрудитам, которые предоставили ему свидетельства и зачастую редкие, никогда не публиковавшиеся ранее документы.
   Оригиналы иллюстраций, собранных автором, происходят из публичных и частных французских и иностранных коллекций, в том числе из его собственной.
   Из тех, кто внес неоценимый вклад в данную работу, автор особо благодарит мадемуазель Стефании Мари-Апполин за переводы; пресс-службу «Международной амнистии» за документацию; мадам Лючию Солацци Дуглас, собравшую в США значительное число документов и выступившую посредником в налаживании чрезвычайно важных для автора отношений с юридическими властями этой страны.
   Автор благодарит за поддержку и помощь всех, кто был рядом с ним, в частности, свою супругу Донию и мадам Мэгги Луис. И наконец, он хотел бы выразить глубокую признательность мэтру Жану-Иву Го Бриссоньеру, который согласился написать вступление.

   Введение

   В мире на всех языках опубликовано сотни трудов, посвященных смертной казни. Кому нужен еще один? Дело в том, что самыми влиятельными и авторитетными исследователями эта тема почти всегда рассматривалась под философским, моральным, религиозным и даже правовым углом, но никто не пытался подойти к вопросу беспристрастно, без умозрительных априори, с технико-методологической стороны. Безусловно, подобный подход не предполагает написания всеобъемлющей работы. Смертная казнь, мрачный ритуал, пользующийся всемирной популярностью, – тема слишком обширная и многогранная.
   После многочисленных работ, отвечавших на вопрос «Почему?», нам захотелось ответить на вопрос «Как?». На десятки, сотни вопросов «Как?».
   Как заостренный конец кола стал закругленным, чтобы усилить страдания? Как топор был заменен саблей? Как отказались от обычной веревки в пользу железного обруча на винтах? Как исчезла казнь на кресте? Как на смену стрелам пришли пули? Как палачи складывали костры по предписаниям суда? Как отбирали животных для предания смерти христиан в начале нашей эры или сторонников Реформации в эпоху Возрождения? Как придумали нож гильотины со скошенным краем? Какую роль сыграло электричество в изобретении электрического стула? Как… Как… Как… История смертной казни, рассмотренная под столь бесстрастным и смелым углом зрения, вне какого бы то ни было культурного контекста, – это совсем другая «история». Это история человеческого гения, вставшего на службу зла и порока.
   Повинуясь политическим, религиозным, финансовым и иным соображениям, а также национальным обычаям, на протяжении веков смертная казнь претерпела немало изменений, подталкивая к постоянному поиску, можно даже сказать, искательству самых ужасных, отвратительных и жестоких способов, какие только способно породить воображение. И все это с единственной целью: подчеркнуть показательность казни, дабы запугать тех, кто бы мог покуситься на власть и установленный порядок.
   Человек использовал все свои знания, всю силу своего интеллекта для совершенствования искусства умерщвления. Ведь речь идет о настоящем искусстве со своими правилами, техниками, изобретениями, инновациями, модой, оригинальными и разнообразными изысканиями.
   Изобретательские способности разных народов послужили делу унижения и уничтожения личности. Смертная казнь – это наказание, но вместе с тем еще и возможность применения самых искусных пыток, одна ужасней другой. Врожденной жестокости человека не представлялось более широкого поля деятельности, чем то, которое на протяжении всей истории открывала ему «смерть по закону».
   Те, кого вводят в заблуждение примеры нескольких наций (менее 40 из 174), официально отменивших смертную казнь вне зависимости от обстоятельств совершения и состава преступления, могут подумать, что наш труд, его тема и форма устарели, что речь идет о канувших в Лету временах и нравах. Ничего подобного. В наши дни в мире, как никогда прежде, популярны пытки, и смертная казнь с предварительными истязаниями отнюдь не исчезла в зыбучих песках времени. Напротив, наблюдается тенденция к увеличению числа и популяризации публичных казней, некогда редких и показательных. Число стран, которые их практикуют, в последние двадцать лет заметно возросло, в некоторых казни транслируются по телевидению. Помимо десятков казней неправового характера ежегодно в мире происходят коллективные бойни; «убийство не только сохраняет свои позиции, оно закреплено на законодательном уровне в двух третях стран, составляющих международное сообщество». В тех же самых государствах растет число преступлений, за которые полагается смертная казнь. «Род людской тогда станет человеческим, когда человек отречется от убийства», – пишет Франсуа Перру, профессор «Коллеж де Франс». Зверство еще долго будет оставаться чертой человеческой натуры. Ежегодно в мире совершается от 2 до 2,5 тысячи смертных казней, примерно от 170 до 200 в месяц. И эта цифра намного выше показателей десяти – пятнадцатилетней давности.
   Наша «Антропология смертной казни» отлично вписывается в логику времени.
   Знать, как убивали вчера и как убивают сегодня, значит бросить отчаянный взгляд на развитие человеческой мысли. Казни, дошедшие из глубины веков, такие как отсечение головы, повешение, забивание камнями, кнутом, применяются и поныне. «Современный расстрел» всего лишь точная копия расстрела из пищалей, вошедшего в употребление уже при Франциске I.
   А разве газовая камера не представляет собой лишь более современный вариант удушения, практиковавшегося персами?
   Не является ли электрический стул, «отваривающий и поджаривающий внутренности», более технологичной версией примитивного костра?
   А смертельный укол, последняя новинка в ряду узаконенных убийств, которой так умилялись просвещенные умы? Разве это не отравление, внутривенным путем повторяющее «пищеварительный» метод, применявшийся еще в Древней Греции?
   Истощится ли когда-нибудь людская изобретательность в искусстве убиения себе подобных?
   Когда же научный, технический и медицинский прогресс прекратит подталкивать общество к варварству? Все ли уже придумано, изобретено и совершено за прошедшие века? Мы попытались ответить на эти вопросы.

   М.М.

...
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
   ● Страны и территории, полностью отменившие смертную казнь: 47.
   ● Страны и территории, отменившие смертную казнь только за преступления по общеуголовному праву: 16.
   ● Страны и территории, сохраняющие смертную казнь по уголовным делам: 126.
   ● Некоторые страны, особо отличившиеся за последнее десятилетие по части применения высшей меры наказания. Так, в Афганистане в период с 1980 по 1988 год было приведено в исполнение более 8000 приговоров по решению чрезвычайных судов. В Иране и Ираке эта цифра превысила 10 000. В Конго за пять лет к высшей мере прибегали более 3000 раз.
   ● Что касается внесудебных казней, во многих странах они исчисляются сотнями тысяч, в том числе в государствах с аболиционистским режимом.
   ● «Международная организация по защите прав человека» констатирует рост числа условно легальных приговоров, то есть тех, по которым был применен минимум юридических процедур.
   1985 год: 1489 приговоренных к смерти, 1125 приговоров, приведенных в исполнение.
   1989 год: 2826 приговоренных к смерти, 2229 приговоров, приведенных в исполнение.
   1991 год: 2960 приговоренных к смерти, 2332 приговоров, приведенных в исполнение.
   1992 год: 2697 приговоренных к смерти, 1809 приговоров, приведенных в исполнение.
   Реальные цифры, конечно, намного выше.
   ● Количество людей, казненных в нескольких странах, показывает, что речь по-прежнему идет о группе государств, на долю которых приходится большинство смертных приговоров.
   1985 год:
   – Иран: 470.
   – Китай: 135.
   – ЮАР: 137.
   – Пакистан: 57.
   – Саудовская Аравия: 45.
   – Гвинея: 45.
   1990 год:
   – Иран: 757.
   – Китай: 730.
   – ЮАР: 172.
   – Нигерия: 121.
   – СССР: 195.
   – Тайвань: 50.
   – Саудовская Аравия: 29.
   – Малайзия: 104.
   1991 год:
   – Иран: 775.
   – Китай: 1050.
   – США: 14.
   – Индия: 70.
   – Саудовская Аравия: 25.
   – Судан: 30.
   1992 год:
   – Иран: 330.
   – Китай: 1079.
   – США: 32.
   – Саудовская Аравия: 105.
   – Ирак: 360.
   – Россия: 70.
   – Бангладеш: 67.
   ● Количество людей, приговоренных к смертной казни в 1991 году:
   – Иран: 1075.
   – Китай: 1650.
   – (бывший) СССР: 445.
   – Ямайка: 270.
   – Малайзия: 67.
   – Кения: 40.
   – Южная Корея: 36.
   – Пакистан: 200.
   – Вьетнам: 75.
   ● Количество людей, приговоренных к смертной казни в 1992 году:
   – Пакистан: 130.
   – Китай: 1992.
   – Египет: 45.
   – Россия: 95.
   – Ирак: +300.
   – Иран: +300.
   ● Количество людей, приговоренных к смертной казни, которые ожидают исполнения приговора по состоянию на
   1991 год:
   – США: 2588.
   – (бывший) СССР: 248.
   – ЮАР: 320.
   – Алжир: 200.
   – Иран: ±1100.
   – Япония: 90.
   – Бангладеш: 106.
   – Китай: ±1600.
   – Малайзия: 200.
   – Кения: 350.
   – Марокко:152.
   – Мьянма: 115.
   – Замбия: 200.
   – Албания: 100.
   – Камерун: 130.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация