А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шах-наме" (страница 50)

   Ардашир истребляет червя Хафтвада


Встал Ардашир, покинул свой престол,
На бой с червем войска свои повел —


Богатырей двенадцать тысяч ратных,
В железных латах, в шишаках булатных.


Остался за спиной степной простор.
Вошли войска в долину между гор.


Я вспомню мужа славного – Шахргира;
Он полководцем был у Ардашира.


Шах повелел тому богатырю:
«Стой здесь, а я поезжу, посмотрю.


Ты ночь не спи. Против врагов упорных
Бывалых, зорких посылай дозорных.


Жди с войском здесь. Смотри, чтоб досветла
В степи охрана наша не спала.


А я пойду – вручу Йездану душу,
Все вражье чародейство я разрушу.


Увидев дым и пламя на стене,
Вставай, на помощь двигайся ко мне!


Тогда ты знай: судьба червя затмилась,
Ты знай: звезда Хафтвада закатилась».


Шах из дружины преданной своей
Испытанных в боях избрал мужей.


Средь них ни вздох, ни разговор случайный
Владыки замысел не выдал тайный.


Шах Ардашир войска обогатил,
Бронями и оружьем оснастил.


Отрекся от казны владыка мира,—
Осталось олово у Ардашира.


Свинец и олово в двух сундуках
В дорогу взял с собой премудрый шах.


А также взял еще котел огромный,
Дабы развеять чары силы темной.


Еще он десять отобрал ослов,
Погонщиками – верных удальцов.


Ослов навьючить золотом велел он,
Погонщиков же в рубища одел он.


Так изготовившись, на подвиг свой
Пошел он со стесненною душой.


Те юноши, что счастье предсказали,
С ним были здесь, бок о бок с ним скакали.


Шах Ардашир избрал в свои войска
Сильнейших, чья рука в бою крепка.


Настала ночь, повеяла прохлада,
Когда он подошел к стенам Хафтвада.


Того червя оберегал отряд.
Число охраны было – шестьдесят.


Страж хмурый крикнул со стены сердито:
«Эй вы! Что во вьюках у вас укрыто?»


И отвечал с поклоном мудрый шах:
«Добра у нас немало во вьюках.


Шелка и дорогие украшенья,
Меха и драгоценные каменья.


Эй, друг! Купец из Хорасана я.
Там мой богатый дом, моя семья.


Я волею червя обогатился
И вот к нему с дарами устремился.


Я золотой казны не пощажу,
Дары к подножью трона возложу».


Поверили и отперли ворота
Хранители Хафтвадова оплота.


И с караваном в крепость шах вступил,
Вьюки свои с товарами раскрыл.


Приветлив и речист со стражей был он,
И всех спервоначалу одарил он.


Велел суфру для трапезы раскрыть
И всех позвал с ним ужин разделить.


Открыв кувшин, струей рубинноцветной
Наполнил дедовский фиал заветный.


Те стражи рис на молоке и мед
Червю варили, каждый в свой черед.


Когда же с непривычки охмелели,
Они варить еду не захотели,


Заспорили: тебя, мол, старше я,
И очередь сегодня не моя!


Царь им сказал: «Не спорьте, ради бога!
Купил я молока и риса много.


Позвольте мне червю еду варить,
Его за счастье отблагодарить!


И мне за это, может быть, – кто знает? —
Светлей звезда удачи засияет.


Три дня служить мне дайте! Все три дня
Сидите здесь, пируйте у меня.


Здесь я у вас потом на круче горной
Построю дом; не дом – дворец просторный.


Тут у меня богатый торг пойдет,—
А дивный червь удачу мне пошлет».


«Добро! – сказали стражи, – муж бывалый,
Корми червя! А нас вином пожалуй!»


Шах приказал вина и яств подать,
И стражи снова сели пировать.


Они без меры пили и пьянели,
О службе позабыли и о деле.


Когда в разгаре был веселый пир,
Встал повелитель мира Ардашир,


К убежищу червя стопы направил,
В котле свинец и олово расплавил.


Он ждал, готов на подвиг, полный сил.
С рассветом час кормежки наступил.


Проснулся червь в колодце. И оттуда
Язык свой высунул, большой, как блюдо.


И вылил муж в колодезную тьму
Свинец кипящий – прямо в пасть ему.


Тут в горле у червя загрохотало,
Мир всколебался, туча дыма встала.


И на стены с оружием в руках,
С дружиной поднялся отважный шах.


Служители червя все пьяны были;
Их тут же в миг единый истребили.


И на стене высокой городской
Шах Ардашир разжег костер большой.


Дозорный вихрем поскакал к Шахргиру,
Вскричал; «Удача! Слава Ардаширу!»


Сел на коня Шахргир. И, как река,
К вратам твердыни двинулись войска.

   Ардашир убивает Хафтвада


Когда о бедствии узнал Хафтвад,
Он с ложа встал, смятением объят.


К стене высокой поспешил с дружиной,
Но на стене увидел властелина.


Царь на стене стоял, как грозный лев,
В ворота шли войска, как божий гнев.


И, словно гром, раздался голос шаха:
«Веди, Шахргир, людей на бой без страха!


Червь чудодейный мною истреблен,
Свинцом клокочущим испепелен!»


Мужи Ирана воодушевились,
За палицы и за мечи схватились.


Отвага запылала в их сердцах,
Когда их ободрил великий шах.


Рассеялась, бежала рать Хафтвада…
Догнали, в плен успели взять Хафтвада.


Аркана пехлевийского петлей
Был пойман старший сын его, Шахой.


Вот со стены сошел владыка мира,
С весельем обнял верного Шахргира.


Конь для царя был подан боевой —
В нагруднике и в сбруе золотой.


Сел на коня хосров благословенный,
Сказал: «Да истребится враг надменный!»


Хафтвада и Шахоя привели,—
На виселице смерть они нашли.


Царь овладел богатствами Хафтвада,
Сказал: «Все это – воинам награда».


И вся неисчислимая казна
Была из замка вниз унесена.


Так он разбил врага, обогатился
И к Хурра-Ардаширу устремился.


Закон Зардушта утвердил святой
И праздники с их пышностью былой.


Двух юношей, в чьем доме гостем был он,
За помощь возвеличил, наградил он.


Из края в край весь Парс объехал он.
Был им порядок мудрый утвержден.


На время там забот он бремя скинул,
А после войско к Шахризуру двинул.


В Керман большую он отправил рать
И мужа, что достоин управлять.


А сам пошел к твердыням Медаина,
И враг бежал пред счастьем властелина.


Таков сей мир, сей грозный небосвод;
Он от людей таит, что им несет.


С душою твердой, чуждый обольщенья,
Взирай, мудрец, на взлеты и паденья.

   Восшествие Ардашира на престол


В Багдаде, что ему был богом дан,[59]
Сел Ардашир великий – Бабакан;


И на престоле Кеев – в зале тронной —
Венчался бирюзовою короной.


Царем царей в народе наречен,
Величьем стал Гуштаспу равен он.


В нем слава Кей-Кубада возродилась;
Он справедливость утвердил и милость.


Сказал он: «Столп мой – до конца времен
Добра и справедливости закон!


Клянусь вершить лишь добрые деянья!
Но зло да будет злому воздаянье.


И коль меня благословит Йездан,
Я светом блага озарю Иран.


Мне богом мир во власть вручен отныне,
И правосудье – мой закон отныне!


Никто из вас, воителей моих,
Наместников, правителей моих,


Отныне мирно спать да не посмеет,
Когда добра народу не содеет!


Дворец мой всем открыт. Сам стану я
Просящему – защитник и судья».


Мужи владыке воздали хвалою:
«Живи! На благо людям – правь землею!»


Шах разослал войска по всем краям
С посланием к бунтующим князьям,


Дабы с повинной шли к подножью трона,
А непокорным – суд и меч закона.

   Повесть об Ардашире и дочери Ардавана


Когда затмилось счастье Ардавана,
Стал Ардашир владыкой – сын Сасана.


И Ардавана дочь к себе он взял;
Та знала, где отец казну скрывал.


Два сына Ардавана в Хинд бежали,
Деля в скитаньях радость и печали.


А двое младших братьев под замком
Томились в заточении глухом.


Сын старший в Хиндустане укрывался;
Бахманом этот муж достойный звался.


Избрал он среди верных слуг своих
Посланца расторопнее других.


Вручил посланцу перстень с каплей яда,
Сказал: «К коварству нам прибегнуть надо.


Как дым, лети в Иран и перстень сей —
Тайком от всех – вручи сестре моей.


Скажи ей: «Лживы вражьи обещанья!
Твои два брата в горестном изгнанье.


Другие два – в узилище, в цепях.
В их сердце – мука, слезы на глазах.


Ты отреклась от нас, ты нас забыла,
Не даст тебе добра господня сила!


Но если ты царицей хочешь стать
И нашу преданность завоевать,


Брось Ардаширу в чашу каплю яда,
А большего нам от тебя не надо».


Гонец в Иран, как ветер, поспешил,
Письмо царевне тайно он вручил.


Прочла царевна братское посланье,
И обожгло ей душу состраданье.


Яд у гонца из рук она взяла
И мыслью мщенья с этих пор жила.


Собрался как-то шах в степях раздольных
Порыскать, пострелять онагров вольных.


Но истомил коней полдневный зной,
И к полдню воротился он домой.


Вошел в чертоги шах, не сняв кафтана,
Навстречу вышла дочерь Ардавана,


Топазовую чашу поднесла,
Воды студеной в чашу налила,


Фисташки, сахар в воду опустила,
Фисташки эти ядом отравила.


Взял чашу Ардашир, но уронил
Из рук ее – и вдребезги разбил.


Затрепетала дочь царя, как волос.
Помнилось ей – в ней сердце раскололось.


В сомненье царь в лицо ей поглядел,
Помыслил: «Жалок смертного удел!»


Сомнения проверить захотел он,
И четырех цыплят принесть велел он.


Стал за цыплятами он наблюдать;
Они фисташки принялись клевать.


Цыплята живо все фисташки съели,
Попадали – и тут же околели.


Хосров благословенный сел на трон,
Мобедов и старейших созвал он.


И вопросил дастура: «Что ты скажешь?
Когда врага, как друга, ты уважишь,


Согреешь на груди своей змею
И посягнет змея на жизнь твою,


Как быть с таким неслыханным коварством?
Скажи, каким мы исцелим лекарством


От угрызений и сердечных мук
Врага, который был нам прежде друг?»


Дастур ответил: «Если враг презренный
Поднимет руку на царя вселенной,


Немедля надо в корне зло пресечь —
И отделить главу его от плеч».


Царь приказал: «Дочь Ардавана-шаха
Прочь уведи от нас, казни без страха!»


Дастур, царевну за руку держа,
Увел ее. Пошла она, дрожа.


Потом взмолилась: «О рожденный светом!
И ты и я не вечны в мире этом.


Откроюсь пред тобой, пока дышу:
Плод Ардашира в чреве я ношу.


Печаль моя мне разум омрачила,
И пусть я виселицу заслужила,


Ты с казнью лютою повремени,—
Рожу дитя, тогда меня казни!»


Дастур вернулся, пред царем предстал он;
Все рассказал ему, что услыхал он.


А царь: «Не слушай ты ее речей!
Вези ее подальше и убей».

   Рождение Шапура, сына Ардашира


«Как быть мне? – размышлял дастур-мобед,—
Как видно, наступило время бед!


Мы – обитатели земного мира —
Все смертны. Сына нет у Ардашира.


Пусть он хоть два столетья проживет,
Но он умрет, и враг на трон взойдет.


Мне бесполезно с шахом словопренье.
Я сам приму великое решенье.


Луну мечом я не повергну в прах.
Раскается еще суровый шах.


Я подожду, кто от нее родится,—
Тогда и воля шахская свершится.


К лицу ль мне злу бессмысленно служить?
Я должен зорким быть, разумным быть!»


И вот царевну в замке отдаленном
Он поселил в покое потаенном;


Сказал: «Живи, не ведая обид.
Здесь только ветер в окна залетит».


Но думал сам: «Врагами окружен я…
И буду оклеветан, обвинен я.


Так поступлю я, чтобы недруг злой
Не загрязнил вовек источник мой».


Ушел к себе. И в потайном покое
Отсек свое достоинство мужское.


Прижег, бальзам на рану наложил,
Отрезанные части засолил


И в потайной ларец от тленья спрятал.
Стеная, тот ларец он запечатал.


Пришел к царю, сказал: «Под крышкой здесь
Свидетельство, что совершилась месть.


Записаны здесь год и день отмщенья.
Отдай ларец в казну на сохраненье».

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация