А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шах-наме" (страница 32)

   Рустам устраивает пир в честь Гива


Затем в чертог Рустама поспешили,
Во всем совместно действовать решили.


Рустам письмо Хосрова прочитал,—
Остолбенел от множества похвал,


Которые вознес глава державы
Богатырю, чей славен меч всеправый.


Сказал Рустам: «О Гив, спокоен будь.
Слова Хосрова указуют путь.


Узнал я боль твою, твою кручину,
Узнал я горя твоего причину.


Я высоко тебя ценю, и есть
Там, где злодейство, – мстители и месть.


За Сиявуша и в Мазандеране
Я с местью вел бойцов на поле брани.


Пустился в путь, приехал ты сюда,
Забыв про старые свои года.


О Гив, мне твой приезд принес веселье,
Но плачу я, что сын твой в подземелье.


Мне больно, что печаль тебя гнетет,
Что ты придавлен тяжестью невзгод.


Но, как велел Хосров, я месть взлелею,
Я головы своей не пожалею,


Пойду, Бижана вызволить спеша:
Из-за него скорбит моя душа.


Пусть только мне господь оставит душу,—
Пойду и подземелье я разрушу,


Я все богатства, и себя, и рать
Готов за сына твоего отдать!


Я силой опояшусь богоданной,
Мой шах светить мне будет в битве бранной.


Пойду, свободу пленнику верну,
Приеду с ним в иранскую страну.


А ты три дня побудь в моем жилище,
Познай отраду от вина и пищи.


Мой дом принадлежит тебе – со мной,
С моей душой, и телом, и казной.


Три дня мы проведем за чашей пира
В честь витязей и властелина мира,


А на четвертый день, в рассветный час,
Помчимся к шаху, как гласит приказ».


Тогда поднялся Гив, прогнал тревоги,
Поцеловал Рустама в руки, в ноги,


Вознес хвалу: «Ты, всепобедный вождь,
Явил величье, славу, доблесть, мощь.


В тебе одном смогли соединиться
Могущество слона и ум провидца.


С тобой да будут свет и торжество,
Смыл ржавчину ты с сердца моего!»


Когда он успокоил душу Гива,
То сам уверовал в конец счастливый.


Сказал слуге: «Всех мудрых позови,
Отважных, седокудрых позови».


Гив, Завара и Фарамурз с Дастаном
Воссели за столом благоуханным.


Красавица, сияя, как кумир,
Игрой и пеньем радовала пир.


Вином пылала чаша круговая,
А чанг звенел, сердца и слух лаская.


Так пировал Рустам три светлых дня
И сесть не торопился на коня.

   Рустам приезжает к Хосрову


Четвертый день пришел, настало время,
Чтоб оба друга вдели ногу в стремя.


Велел Рустам в столицу двинуть рать,
Все нужное для воинов собрать.


Богатыри стояли у твердыни,
Загородив дорогу на равнине.


Рустам, в парче из Рума и в броне,
Мгновенно оказался на коне.


Он сел на Рахша с палицею деда,
А цель его – над силой зла победа.


Пронзило ржанье Рахша небосклон,
А сам Рустам – над солнцем вознесен!


Что нужно – взял, а лишнее отправил,
В Забуле Фарамурза он оставил.


Он вместе с Гивом отобрал бойцов —
Сто тысяч сеистанских храбрецов.


Отправились в иранскую столицу,
Для битвы приготовили десницу.


Лишь к городу приблизился Рустам —
Чертог царя предстал его глазам.


Казалось, благодатный ветер жизни
Воителя приветствовал в отчизне.


Сказал Рустаму Гив: «Помчусь вперед,
Пусть от меня к владыке весть придет,


Что в это утро счастье нам блеснуло,
Что прибыл ты на Рахше из Забула».


«Будь радостен, – сказал Рустам в ответ
Да никогда Хосров не знает бед!»


Покинул Гив и войско и Рустама,
К властителю страны помчался прямо.


Он шаху поклонился до земли,
Его уста привет произнесли.


Спросил Хосров: «Скажи, страдавший много,
Где Тахамтан? Трудна ль была дорога?»


А Гив: «Звезда Хосрова так светла,
Что все его свершаются дела.


Внимает наш Рустам твоим приказам,
Тебе он сердце посвятил и разум.


К письму, что написал глава владык,
Рустам глазами и лицом приник.


Свои поводья сблизил он с моими,
Твое, о шах, благословляет имя.


Я прибыл раньше, чтоб сказать: «Рустам
Покорен, как слуга, твоим словам!»


Воскликнул шах: «Но где же тот, который
Стал для меня и для страны опорой?


Он любит нас, он добрых дел творец,
Его с почетом примет наш дворец».


Ответил Гив: «О шах, глава народа!
Опередил я на два перехода


Рустама и его богатырей.
Чтоб эту весть доставить поскорей».


Шах приказал жрецам и ратоборцам,
Всем родичам своим и царедворцам


Сесть на коней, встречать богатыря:
Он прибыл, волю шахскую творя.


Гударз, насупивший седые брови,
Фархад и Тус – воитель царской крови,


Две трети войскоборцев-силачей,
Владетелей и палиц и мечей,


Пошли, как завещал Кавус когда-то,
Встречать Рустама, что сильней булата.


И все слилось: и пыль, и небосклон,
И ржание коней, и блеск знамен.


Приблизившись к Рустаму в день погожий,
Сошли с коней воители-вельможи.


Сошел с коня и тот, кто всех сильней.
Он радостно приветствовал друзей,


О государе он спросил великом,
О солнцеликом и месяцеликом.


Вновь сели в седла, двинулись вперед.
Азаргушасп, казалось, их ведет!


Приблизился к царю могучий воин
И, кланяясь, подумал, что достоин


Сей государь и славы и похвал,
Что по заслугам он любовь снискал.


«Вовеки, – он сказал, – по божьей воле
Ты восседай на золотом престоле.


Да будешь ты Ормуздом осиян,
К тебе да будет милостив Бахман,


А в месяце урдибихишт – в лазури
Пусть Марс тебе сияет и Меркурий.


Настанет шахривар – веди войска,
О государь, чья доблесть высока.


В счастливом спандармузде всей душою
Ты радостью возрадуйся большою.


С тобой да будут Дей и Фарвардин,
Чтоб ты печальных не знавал годин.


Да будешь, наделенный светлым даром,
О царь, обласкан месяцем азаром.


Пусть в месяце абан твоя судьба
Тебе покорной станет, как раба.


Пусть каждое твое умножит стадо
Свет благодатный месяца мурдада.


Сын славных предков, чья держава – сад,
Пусть радует твою страну Хурдад!»


Рустам замолк, и всех обвел он взглядом.
Шах посадил его с собою рядом.


Сказал Хосров: «Злодейская рука
Пусть от тебя пребудет далека.


Все тайны мира ты постиг чудесно,
Твоя лишь тайна миру неизвестна!


Царей избранник, родины броня,
Ты охраняешь войско и меня.


Рустам, тебя увидев, я ликую,
Как будто душу я обрел другую.


Здоровы ли – желаю им добра —
Дастан, и Фарамурз, и Завара?»


Рустам сказал, склоняясь: «Царь Ирана,
Ты, чья судьба вовеки недреманна!


Они живут, не ведая обид:
Бессмертен тот, кто шахом не забыт!»

   Кей-Хосров пирует с витязями


В цветник царя пришел слуга придворный,
Украсил он для пира сад просторный,


Под ветвью цветоносной и густой
Велел престол поставить золотой.


Коврами устлан и в парчу одетый,
Сад засверкал сверканием планеты.


Так осенило дерево престол,
Что тень бросал на трон могучий ствол.


Ствол – серебро; на яхонтовых ветках —
Не ягод гроздья, а жемчужин редких.


Не лист на ветке и не плод блестит:
Как серьги – сердолик и хризолит.


На ветках апельсины золотые:
Снаружи – золото, внутри – пустые,


Но, как тростник внутри просверлены,
Они вина и мускуса полны.


Кто сядет на престол в саду лучистом,
Обрызган будет мускусом душистым.


Пришел и на престол воссел Хосров.
На шаха лился мускус из плодов.


Увидел всех, с кем сердцем был он дружен,
Украшенных венцами из жемчужин.


Звенели весело их голоса,
На всех – запястья, серьги, пояса,


Они стояли, золотом блистая,
На всех – парча из Рума, из Китая.


У всех пылают лица, как тюльпан,
Все пьют из чаши, а никто не пьян.


Объяло всех веселье удалое,
Играли, громко пели, жгли алоэ.


К престолу соизволил шах позвать
Гударза, Туса и другую знать.


Решил он побеседовать с могучим,
И сел Рустам под деревом пахучим.


Рустаму государь сказал тогда:
«О благородный, чья светла звезда!


Ты – наш оплот. Иран тебя восславил:
Ты крылья, как Симург, над ним расправил.


В столице иль на дальнем рубеже
В дни бедствий ты всегда настороже.


Ты знаешь, каковы Гударза дети:
Им царь царей дороже всех на свете,


Их службу, их советы я ценю,
Я вижу в них надежную броню.


Я мучился, но моего призыва
Никто, никто не слышал, кроме Гива!


Беда низверглась на моих друзей:
Потерян сын, – что может быть страшней?


Откажешься, – мы не найдем другого,
Чтоб вызволил из бедствия такого!


Бижан – в Туране, где кругом – враги.
Подумай и Бижану помоги.


Казну, коней, людей, вооруженье
Я отдаю в твое распоряженье».


Рустам пред шахом прах поцеловал,
И встал, и много произнес похвал:


«Как солнце, ты распространил пыланье,
Чтоб каждое исполнилось желанье.


Ни гнева, ни нужды не знай, о шах,
Твои враги да превратятся в прах!


Ты – царь Ирана, мудрый и нетленный,
И прах у ног твоих – цари вселенной.


Вовек тебе подобного царя
Не видели ни месяц, ни заря.


Ты злых от добрых отделил законом,
Ты победил, ведя борьбу с драконом.


Лишь для того, чтоб ты не ведал бед,
Родился я от матери на свет!


Я подчиняюсь шахскому приказу,
Куда пошлешь, туда помчусь я сразу.


И палица, и свет, царя земли
Бесовский край разбить мне помогли.


Пусть воздух превратится в пламень ярый,
Во имя Гива нанесу удары.


Пусть враг вонзит в мои глаза копье,—
Продолжу я сражение мое.


Во славу шаха буду я бороться,—
Не надо ни бойцов, ни полководца».


Гударз и Фарибурз, Шапур и Гив
И прочие, Рустама восхвалив,


Удачи пожелали перед битвой
И обратились к господу с молитвой.


Вино лилось, и каждый стал румян,
И в здравице помянут был Дастан.


Пил государь, перед весною ранней
Раскрыв с весельем все врата в Иране.

   Рустам просит царя освободить Гургина


Узнав, что прибыл славный исполин,
Ключ от своей беды нашел Гургин.


Послание Рустаму он отправил:
«О ты, кто трепетать врагов заставил!


Ты – древо славы, милостей врата,
Броня от бед и мира доброта!


Боюсь, что я тебя побеспокою,
Но поделюсь с тобой моей тоскою.


Горбатая судьба на этот раз[41]
Решила, чтобы светоч мой погас.


Свершилось, что должно было свершиться,
Моим жилищем сделалась темница.


Готов я стать добычею огня,
Но лишь бы шах помиловал меня!


Избавит он меня от доли черной,
От старости ненужной и позорной,


И ты мне разрешишь помчаться в бой,—
Архаром диким двинусь за тобой!


Найду Бижана, обойдя всю землю,
Я голосу добра отныне внемлю».


К Рустаму слово узника пришло.
Прочтя письмо, вздохнул он тяжело.


Он знал: Гургин заслуживает кары,—
И все ж его жалел воитель старый.


«Вернись назад! – он приказал гонцу,—
Скажи тому злодею, наглецу:


«Иль ты забыл рассказ, как победила
Коварная пантера крокодила?


Над разумом восторжествует страсть,—
И ты погибнешь, должен будешь пасть,


Но если страсть твою поборет разум,
Тебя, как льва, прославят гордым сказом.


Коварство ты свершил, как старый лис,
Не видел, что силки тебе плелись.


Не заслужил ты, низкий и презренный,
Чтоб я тебя назвал царю вселенной,


Но вижу я: настал твой тяжкий миг,
Отчаянья предела ты достиг.


Зажгу твою звезду, что омрачилась,—
Да государь тебе дарует милость.


Как только покарает бог врагов,
Бижан освободится от оков,—


На волю будешь выпущен ты сразу,
Помилован по шахскому указу.


Но если не найду его следа,
То откажись от жизни навсегда.


Я первый, чтоб врагов карать сурово,
Пойду по воле бога и Хосрова,


Но если я погибну в той борьбе,
То Гив за сына отомстит тебе».


С царем, – а сутки пролетели скоро,—
Не начинал воитель разговора.


Но снова день сияющий взошел,
Воссел Хосров на золотой престол.


Рустам-воитель с просьбою великой
Предстал пред миродержцем и владыкой:


О бедном, о Гургине он скорбел,
Об узнике, чей горестен удел.


Ответил шах: «Не будь к нему пристрастен.
Иль я карать и миловать не властен?


Поклялся я престолом и страной,
Венерой, Марсом, Солнцем и Луной,


Что, если к нам Бижан не возвратится,
Сразит Гургина царская десница.


Проси, что хочешь, – трон, венец, печать,
А в этом вынужден я отказать».


Сказал Рустам: «О царь, царей потомок,
Ты правду вывел к свету из потемок,


Подумай сам: раскаялся злодей,
Готов он жизнью жертвовать своей,


И если будешь с ним суров без меры,
То отвратишь его от чистой веры.


Кто разума не следует путем,
Наказан будет за грехи потом.


Гургин, ты вспомни, воевал с бесстрашьем,
Твоих границ всегда был верным стражем,


Тебе и предкам честным был слугой,
Он охранял страну и твой покой.


Прости его ради меня, подумай,—
И так наказан он судьбой угрюмой».


Рустама ради был Гургин прощен,
Хосровом на свободу возвращен.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация