А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шах-наме" (страница 26)

   Поход Туса на Туран


Тус пребывал еще три дня в Чараме.
Но трубный рев раздался над шатрами.


Он двинул рать. Литавров грянул гром.
Темно от пыли сделалось кругом.


Туранских воинов уничтожал он,
Дома, поля, сады опустошал он,


Топтал их в пограничных областях,
Над Касерудом утвердил свой стяг.


Так много войска там расположилось,
Что под шатрами вся земля сокрылась.


Пришла в столицу весть: враги идут,
Их войско там, где блещет Касеруд.


Тогда отправлен был туранским станом
Отважный муж, что звался Палашаном,


Чтоб он разведал, чьи мечи остры,
Чтоб сосчитал знамена и шатры.


…Вдали от войск иранских, от дороги
Был виден холм, высокий, но пологий.


Сидели на холме Бижан и Гив,
Делам войны беседу посвятив.


Военный стяг туранца Палашана
Они вдали увидели нежданно.


Гив, приготовясь к схватке боевой,
Взмахнул тяжеловесной булавой.


«Пойду, – сказал, – туранца обезглавлю
Или свяжу и воинству доставлю».


Сын возразил: «За доблесть на войне
Уже халат пожаловали мне,


Теперь на ту награду я отвечу,
Начну с бесстрашным Палашаном сечу».


Сказал Бижану Гив, его отец:
«Твой недруг – лев, а ты еще юнец,


И если ты потерпишь неудачу,
Я мир отвергну, в горести заплачу.


Да, Палашан в жестокой битве – лев:
Отважных ищет на ловитве лев!»


Сказал Бижан: «О мужеством богатый,
Пред миродержцем не срами меня ты.


Доспехи Сиявуша дай ты мне,
Взгляни, как побеждает барс в броне!»


Бижан от Гива получил кольчугу.
Связал застежки, подтянул подпругу,


Сел на коня, зажал копье в руке
И поскакал от рати вдалеке.


А враг, сразив газель стрелой искусной,
Развел костер, кебаб зажарил вкусный.


Так ел он, сидя с луком за плечом,
А рядом конь стоял перед ключом.


Коня Бижана он вдали заметил,
На грозный топот ржаньем он ответил.


Тут понял Палашан, что для войны
Примчался всадник вражьей стороны.


Бижану крикнул: «Эй, повремени ты,
Я – покоритель дивов знаменитый.


А ты-то кто? Ужель ты вступишь в бой,
Чтоб звезды зарыдали над тобой?»


«Бижан я, – произнес воитель смелый,—
А в час борьбы я – слон железнотелый.


Мой дед – Гударз, отец мой – витязь Гив,
Тебя сражу я, доблесть проявив.


Здесь, на горе, пред встречею военной,
Ты пожираешь падаль, как гиена,


Наелся дыма, крови и золы,—
Готов ли ты для пики и стрелы?»


Но тот в ответ не проронил ни слова,
А вскачь пустил он дива боевого.


Наездники пустили копья в ход,
Взметнувшись, пыль затмила небосвод,


Но в крошево те копья превратились,
И за мечи противники схватились.


Мечи сломались, новых не найдешь,
И, как листву, их охватила дрожь.


Два славных ратоборца приуныли,
А кони притомились, кони в мыле.


Не прекратили поединка львы,
Две подняли тяжелых булавы.


Бижан обрушил с булавой десницу.
Ударил Палашана в поясницу,


И был таков удар его руки,
Что у врага сломались позвонки.


С коня свалилось Палашана тело,
Скатился шлем, кольчуга зазвенела.


Как быстрый дым, сошел с коня Бижан,—
Был обезглавлен воин Палашан.


С его конем, кольчугой, головою
Бижан помчался горною тропою.


Был храбрый Гив тревогою объят:
«Любимый сын вернется ли назад?»


Он волновался на холме высоком:
«А вдруг Бижан погибнет ненароком?»


Но юный сын пришел, пришел живой,
С конем врага, с кольчугой, с головой!


Принес добычу, пред отцом поставил,—
Героя-сына Гив седой восславил.


Затем к Гударзу старому вдвоем
Они счастливым двинулись путем.


С конем, с кольчугой, одержав победу,
С той головой Бижан явился к деду.


Была Гударза радость велика:
Чуть не лишила жизни старика!


Сказал: «О славный внук, живи всегда ты,
Венец державы, храбрецов вожатый!


Да будет сердце у тебя светло,
Вовек тебя да не коснется зло!»

   Иранцев застигает буран


Узнал Афрасиаб: земля Турана
Бурлит, подобно волнам океана,


Иранцы к Касеруду подошли,
И черный день настал для той земли.


Пирану повелитель молвил слово:
«Теперь открылись замыслы Хосрова.


Нам этот вызов следует принять,
Поднять знамена битвы, двинуть рать,


Иначе войско из Ирана хлынет,
Затмит луну и солнце опрокинет.


Ты собери полки, иди войной,
Не время заниматься болтовней».


Вдруг резкое дыхание бурана
Повеяло на воинов Ирана.


С вершин снега катились по тропам,
И губы стали примерзать к зубам.


Стал грозным и холодным мрак ущелий,
И ставки и шатры обледенели.


Снег за неделю белой пеленой
Простерся на поверхности земной.


Ни сна, ни пищи, страждут дух и тело,
И мягкая земля окаменела.


Бойцы страдали семь ужасных дней
И поедали боевых коней.


Бойцы и кони гибли в страшной муке,
У воинов окоченели руки.


Но солнцем озарился день восьмой,
Земное лоно залилось водой.


Собрал отряды полководец снова,
Повел о будущих сраженьях слово:


«На войско здесь низринулась напасть.
Края такие следует проклясть!


Калата, Сафид-куха, Касеруда
Не видеть бы вовек, – уйдем отсюда!»


Сказал Бахрам главе богатырей:
«Теперь не скрою от царя царей,


Что ты пошел, приказ его наруша,
Затеял битву с сыном Сиявуша.


Я говорил: «Уйди, не делай зла!
Смотри, как гибельны твои дела,


А сколько бед накликать можно сдуру:
Еще мы с буйвола не сняли шкуру!»


Ответил витязь Тус: «Азаргушасп
И тот славнее не был, чем Зарасп.


Кого мы, как Ривниза, возвеличим?
Кто б с ним сравнился мужеством, обличьем?


Царевич был убит не без вины:
Так в книге предначертано войны.


Здесь ворошить былое неуместно,—
Он был убит бесчестно или честно.


Когда-то Гиву были вручены
Подарки за сожжение стены.


Пришла пора поджечь заслон древесный
И осветить огнем простор небесный.


Избавимся, быть может, от невзгод,
Для воинства откроется проход».


Ответил Гив: «Не так трудна задача,
А потружусь, – где труд, там и удача».


С тоской внимал Бижан его словам:
«На это я согласия не дам.


Не следует беречься молодому,
А опоясаться на бой – седому.


Меня взрастил ты, не жалел труда,
Не обижал и словом никогда,


Не подобает, чтобы ты трудился,
А я в покое сладком находился».


«Поскольку, – молвил Гив ему, – я стар,
Мне надлежит устроить сей пожар,


Еще, сынок, я покрасуюсь малость,
Еще моя не ослабела старость.


Не бойся, что судьба меня сразит,—
Еще способен я спалить гранит!»


С трудом он к цели прискакал, усталый:
Был мир отягощен водою талой.


Древесный вал увидел богатырь,—
Простерся этот вал и ввысь и вширь.


Он лезвием копейным высек пламя —
И древо вспыхнуло под облаками.


Пылала три недели та гора,
Иранцам в лица веял жар костра.


Но вот костер погас и спали воды,
Открылся путь для войск и воеводы.

   Бахрам берет в плен Кабуду


Воители, когда костер погас,
Достигли Гировгарда в добрый час.


Остановились после дней тяжелых,
Шатры разбили на холмах и в долах.


Затем отправились во все концы
Передовых отрядов храбрецы.


Был Гировгард стоянкою Тажава:
Сражал он львов, о нем гремела слава.


Там, где трава в горах вкусней, сочней,
Перегонял он табуны коней,


Услышав об иранском войске вести,
Укрыл он табуны в укромном месте


И вестника, достойного похвал,
Он к царскому табунщику послал.


Тот звался Кабуда, был верным стражем,
И скромность он соединял с бесстрашьем.


Сказал ему Тажав: «Когда кругом
Погаснет мир, ты в путь помчись тайком.


Узнай, число иранцев велико ли,
Кто из прославленных – на ратном поле.


На них во тьме ночной мы налетим,
Сражаясь, горы в бездны превратим».


Вот Кабуда, как некий див нечистый,
Приблизился к иранцам ночью мглистой.


В дозоре в эту ночь стоял Бахрам:
Его аркан внушил бы страх слонам!


Конь Кабуды на близком расстоянье
Заржал; Бахрам услышал это ржанье.


Смельчак, за тетиву повесив лук,
Погнал коня, врага ища вокруг.


Стрелу пустил, уста не размыкая,—
Лазутчика скрывала тьма ночная.


Но в Кабуду стрела впилась тогда,
И почернел от боли Кабуда.


Упав с коня, он попросил пощады.
Сказал Бахрам: «Кого же из засады


Ты вознамерился сразить стрелой?
Чей ты слуга? Всю правду мне открой!»


Взмолился тот: «Меня губить не надо,
Я все скажу, да будет мне пощада.


Меня Тажав отправил в стан врага,
Он – господин, а я при нем слуга.


Не надо убивать меня, воитель,
Я приведу тебя в его обитель».


Сказал Бахрам: «Хитрить я не привык,
Я – лев, Тажав передо мною – бык».


Лазутчика с презреньем обезглавил
И голову в иранский стан доставил,


С пренебреженьем выбросил в овраг,
Затем, что не был знатен этот враг.

   Бой иранцев с Тажавом


Едва заря сразила ночь кинжалом,
Как только знамя солнца стало алым,


Узнал Тажав, что Кабуда сражен.
Был этой смертью витязь огорчен.


Едва лишь песню жаворонки спели,—
Погиб лазутчик, не достигнув цели.


Вооруженных всадников созвав,
Поспешно двинул воинство Тажав.


Врагов увидев средь лощины горной,
Иранцам сразу возвестил дозорный;


«Туранцами наполнен Гировгард,
На стяге полководца – леопард!»


Вот Гив помчался с видом горделивым.
Помчалось несколько отважных с Гивом.


Гив крикнул с гневом: «Кто ты, храбрый муж?
Ты хочешь боя? Доблесть обнаружь!


Ты с малой горсткой двинулся на сечу,—
Драконьей пасти двинулся навстречу!»


Тажав ответил: «Вот мои слова:
Владею сердцем и десницей льва.


Известен я под именем Тажава,
И чтит меня туранская держава.


Знай: из Ирана я свой род веду,
Одни лишь витязи в моем роду.


А ныне воевода я в Туране,
Зять шаха, украшение собраний».


Ответил Гив: «Сказав такую ложь,
Ты витязям бесчестье нанесешь.


Какой иранец может поселиться
В Туране, если он не кровопийца?


Как может воевода, шаха зять,
Вести такую небольшую рать?


Не будь же дерзким: эта рать ничтожна|
Сраженье с храбрецами безнадежно.


Вождь наших воинов – страны оплот,
Врагу любому голову снесет.


Но если войско биться не принудишь,
Но если ты назад в Иран прибудешь,


Но если к Тусу ты придешь сперва
И скажешь и послушаешь слова,


То попрошу я для тебя награды,
Коней – для битв, невольниц – для отрады».


Тажав сказал: «В Туране я богат,
Меня вовек враги не сокрушат.


Есть троны и венцы в моей твердыне,
Есть воины, и деньги, и рабыни.


Мой царь Афрасиаб – опора мне,
Ты не увидишь это и во сне.


Мои луга не ведают границы,
В моих степях пасутся кобылицы.


Ты не гляди, что рать невелика,
Ты на меня гляди, на смельчака.


Такое учиню кровопролитье,
Что вы раскаетесь в своем прибытье!»


Тогда сказал отцу храбрец Бижан:
«О муж, украсивший иранский стан!


О гордый витязь в боевой одежде,
Ты в старости уже не тот, что прежде!


Зачем к туранцу обратил ты речь,
Стремясь его от смерти уберечь?


Злодеев уничтожим не речами,
А палицами, острыми мечами!»


И на Тажава налетел храбрец,
Как барс, что нападает на овец.


Как жаворонка – сокол дерзновенный,
Схватил венец Тажава драгоценный:


От туран-шаха тот венец приняв,
Его и ночью не снимал Тажав.


Лишь в крепости – спасенье для вельможи!
За ним летел Бижан, как пламень божий.


Тажав увидел в крепости жену:
К нему пришла, рыдая, Испану.


Сказала: «Ты бежал, стыдом покрытый,
Меня лишил ты в крепости защиты.


Так посади меня в седло коня,
Чтоб не оставить недругу меня».


Как пламя, вспыхнуло лицо Тажава,
Проникла в сердце горечи отрава.


Он глянул сверху вниз, познав беду,
Одно ей подал стремя на ходу.


Он усадил подругу за собою,
И конь крутою поскакал тропою.


Помчался вместе с Испану Тажав,
В Туран дорогу краткую избрав.


Еще немало им пути осталось,—
Конь и ездок почуяли усталость.


Сказал Тажав подруге: «О луна,
Тяжелые настали времена.


Скакун устал, мы далеки от цели,
За нами – враг, а впереди – ущелье.


А стоит мне или коню упасть,
Я сразу попаду Бижану в пасть.


Ты можешь недругов не опасаться:
Дозволь мне дальше одному помчаться».


Сошла с коня прекрасная жена.
Душа Тажава скорбью сожжена.


Свой бег без этой ноши конь ускорил,
За ним спешил Бижан и с ветром спорил.


Когда Бижан увидел Испану,
Ту мускусноволосую луну,—


Он быстро подскакал к прекрасноликой,
Ее он встретил с ласкою великой.


Он дал ей место на коне своем,
Направился к иранцам с ней вдвоем.


Как только в ставку прибыл конь Бижана!
Там загремели звуки барабана,


Гласившие: «Добычей завладев,
Приехал храбрый воин, всадник-лев!»


Военачальник с витязями вместе
Обрушили на крепость ярость мести.


Затем они помчались к табунам,
К прославленным туранским скакунам.


Взял в руки по аркану каждый воин,
Как муж, что на коне скакать достоин.


Пленив коней, отправились вперед.
Так продолжало войско свой поход.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация