А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шах-наме" (страница 17)

   Сиявуш


   Начало сказания


Теперь, сказитель с разумом пытливым,
Сказанием обрадуй нас красивым.


Когда реченье разуму равно,
Душе певца возликовать дано.


Со слов дихкана повесть напишу я,
Одну из древних былей изложу я.


Я изложил их так, чтобы они
По-новому звучали в наши дни.


Я в год вступаю пятьдесят девятый,
Я много видел, опытом богатый,


Желания и в старости сильны.
Мне звезды прорицают с вышины.


Сказал мобед, чья слава не увянет:
«Вовеки старость юностью не станет».

   О матери Сиявуша


Тус, и Гударз, и Гив, едва петух
Их разбудил, во весь помчались дух


С другими седоками на охоту,
В степи Дагуй развеяли заботу.


С борзыми соколы неслись вперед,
Ища добычи возле чистых вод.


Доехали до тюркского предела.
От множества шатров земля темнела.


Пред ними роща, зелена, свежа,
У тюркского предстала рубежа.


К ней Тус и Гив направились без страха,
За ними – всадники из войска шаха.


Едва им рощи довелось достичь,
Пустились вскачь, разыскивая дичь.


Красавицу нашли в чащобе дикой,
С улыбкой поспешили к луноликой.


Сказал ей Тус: «Прелестная луна,
Как в роще оказалась ты одна?»


А та: «Я землю бросила родную,
Отец меня избил, и я горюю».


Затем спросил, где род ее и дом.
Поведала подробно обо всем:


«Мой близкий родич – Гарсиваз почтенный,
Мой дальний предок – Фаридун блаженный».


Она внушила страсть богатырям.
Отважный Тус, утратив стыд и cpaм,


Воскликнул: «Я нашел ее сначала!
Мне первому она слова сказала!»


Заспорил Гив: «Решил, возглавив рать,
Что вправе ты себя со мной равнять?»


Тус возразил ему: «Пленен луною,
Сперва подъехал я, а ты за мною».


И в споре до того дошла их речь,
Что нужно деве голову отсечь.


Пошли меж ними ругань и попреки,
Сказал им некто, разумом высокий:


«К владыке отвезите вы звезду
И повинуйтесь царскому суду».


Совету подчиняясь, как приказу,
К царю Ирана поскакали сразу.


Когда узрел Кавус девичий лик,
Любовью загорелся царь владык.


Двум витязям сказал властитель строгий:
«С удачей возвратились вы с дороги».


А ей сказал: «Свой род мне назови,
О пери, созданная для любви!»


Сказала: «Мать к вельможам род возводит,
Отец от Фаридуна происходит».


А царь: «Зачем тебе губить в лесу
Свой знатный род, и юность, и красу?»


Она сказала: «С первого же взгляда
Я избрала тебя, других – не надо».


Царем был каждый витязь награжден,
Обоим дал коней, венец и трон,


А ту, что полюбилась властелину,
На женскую отправил половину.

   Рождение Сиявуша


Прошло немного времени с тех пор.
Весна оделась в радостный убор.


Так небо над красавицей вращалось,
Что ровно девять месяцев промчалось.


Пришли, предстали пред царем страны:
«Счастливый дар прими ты от жены.


Явилось дивное дитя с восходом,
Сравнялся твой престол с небесным сводом!»


И Сиявушем царь назвал дитя.
Он видел в нем вершину бытия.


Ему явило звезд круговращенье
Добро и зло, отраду и мученье.


Кавус увидел: сына ждет беда,
Увы, омрачена его звезда…


Сменялись дни в круженье постоянном.
К царю пришел Рустам, могучий станом:


«Мне своего ты львенка поручи,
Воспитывать ребенка поручи».


Царь долго думал, сидя на престоле,
Слова Рустама принял он без боли.


Вручил Рустаму, радость обретя,
Зеницу ока, витязя-дитя.


Рустам в Забул царевича доставил,
Для мальчика престол в саду поставил.


Учил его аркану и стреле,
Учил стоять в строю, сидеть в седле,


Собраний стал преподавать науку,
Учил его пирам, мечу и луку,


Как на охоту с кречетом скакать,
Как рассуждать и как идти на рать,


Как различать неправый путь и правый,
Как разрешать дела родной державы.


Уча, немало приложил труда
Рустам, пока не получил плода.


И стало так, что Сиявушу равных
На свете не было средь самых славных.


Предстал он пред Рустамом-храбрецом:
«Пришла пора свидания с отцом».


Дал мальчику согласье мощнотелый,
Гонцов он разослал во все пределы,


Велел он столько воинов собрать,
Чтоб Сиявуш сумел возглавить рать.


Сопровождал царевича воитель,
Иначе стал бы гневаться властитель.

   Прибытие Сиявуша из Забула


Когда он царского дворца достиг,
Пред ним открылся путь, поднялся крик.


В честь Сиявуша раздались хваленья,
Рассыпались и злато и каменья.


Сидел Кавус на троне во дворце
В рубинами сверкающем венце.


Царевич пред отцом к земле склонился,
Как будто тайной он с землей делился,


Приблизился к владыке наконец —
В объятья заключил его отец.


И удивился царь его величью,
Воздал хвалу и стану, и обличью,


И вышине, и гордой мощи льва,
Предвидел, что пойдет о нем молва.


Похвал творцу провозгласил он много,
Упал на землю, прославляя бога…


Большое было пиршество дано.
Потребовали музыку, вино.


Так целую неделю веселились.
Затем врата сокровищниц раскрылись.


Собрал Кавус дары из всех вещей:
Из перстней, и престолов, и мечей,


Из скакунов арабских, седел ценных,
Из панцирей, кольчуг, одежд военных,


Из денег, из блестящих кошелей.
Из бархата, из дорогих камней.


Лишь для короны время не приспело:
Носить корону – не ребячье дело.


Сокровища он сыну подарил,
Надеждой, благом сына озарил.


Был Сиявуш семь лет на испытанье —
Являл он ветви царственной блистанье.


А год восьмой настал – велел отец
Державный пояс, золотой венец


Вручить ему по царскому уставу,—
О чем оповестили всю державу.


Дал сыну во владенье Кухистан,—
Был Сиявуш величьем осиян.


Знаком тебе Мавераннахр? Вначале
Ту землю Кухистаном величали.

   Смерть матери Сиявуша


Правленья он спешил принять дела,
Но мать у Сиявуша умерла.


Поднялся он с престола, потрясенный,
Он к небу вопли обратил и стоны,


Порвал одежды, плакал, как больной,
Главу посыпал темною землей.


Познал он месяц горя и смятенья,
Ни разу не вкусил успокоенья.


Из глаз Гударза слезы полились,
Когда взглянул на скорбный кипарис.


«Царевич, – он сказал с тоской во взоре,—
Послушай мой совет, забудь о горе.


От смерти не уйти, таков закон,
Умрет любой, кто матерью рожден».


Царевич внял моленьям и советам,
И сердце озарилось прежним светом.

   Судаба влюбляется в Сиявуша


Сидел с отцом царевич молодой.
Царица Судаба вошла в покой.


Она в глаза взглянула Сиявушу,
И сразу страсть в ее вселилась душу.


Отправили к царевичу раба,
Сказать велела тайно Судаба:


«Свободно приходи ко мне отныне,
Я жду тебя на женской половине».


Явился с этой вестью низкий муж.
Пришел в негодованье Сиявуш:


«Противно мне предательство такое,
Нельзя входить мне в женские покои!»


Спустилась на дворец ночная мгла,
К царю поспешно Судаба пришла,


Сказала так: «Владеющий страною,
Ты выше всех под солнцем и луною.


Твой сын да будет радостью земли,—
Нет ни вблизи подобных, ни вдали!


Прошу: пришли его в приют наш мирный,
К прелестным идолам твоей кумирни.


Мы воздадим ему такой почет,
Что древо поклоненья расцветет.


Он похвалы услышит и приветы,
Мы разбросаем в честь его монеты».


Царь молвил: «Хороши твои слова,
В тебе любовь ста матерей жива».


Царевича позвал, сказал: «Не в силах
Мы скрыть любовь и кровь, что льется в жилах,


Ты создан так, что, глядя на тебя,
Все люди тянутся к тебе, любя.


Сестер найдешь за пологом запретным,
Не Судабу, а мать с лицом приветным!


Ступай, затворниц посети приют,
И там тебе хваленья воздадут».


Но сын, услышав это повеленье,
Смотрел на государя в изумленье.


Не испытать ли хочет властелин,
Что втайне от него задумал сын?


«Царь, – Сиявуш сказал, – тебе я внемлю.
Ты мне вручил престол, венец и землю.


К ученым, к мудрецам направь мой путь,
У них я научусь чему-нибудь.


А могут ли на женской половине
Пути к Познанью указать мужчине?»


А царь: «Душа моя тобой горда.
Для разума опорой будь всегда!


Не надобно таить в уме дурное,
Убей печаль и радуйся в покое.


Ступай, на дочерей моих взгляни,
Быть может, счастье обретут они».


Ответствовал царевич: «Утром рано
Пойду, как приказал мне царь Ирана.


Вот я теперь стою перед тобой,
Готов исполнить твой приказ любой».

   Сиявуш приходит к Судабе


Жил некий человек с открытым взглядом,
С безгрешной плотью; звался он Хирбадом.


Когда явилась из-за гор заря,
Покорный сын предстал глазам царя,


Пришел к отцу с хваленьем и поклоном.
С ним поделившись словом потаенным,


Кавус призвал Хирбада и сперва
Сказал ему достойные слова.


«Ступай за ним, – велел он Сиявушу,—
Ты новым зрелищем украсишь душу».


Пошли вдвоем – тот праведник святой
И юноша, сиявший чистотой.


Хирбад завесу распахнул, и снова
Царевич опасаться стал дурного.


Пред ним открылась райская страна,
Красавиц, драгоценностей полна.


Сверканием, не виданным доныне,
Сверкал престол на женской половине.


На троне – повелителя жена,
Как райский сад, нарядна и нежна,


Явилась, как звезда Сухейль, блистая.
На голове корона золотая,


Трепещут, вьются завитки кудрей,
Коса – до пят и мускуса черней…


Едва лишь полог поднял он тяжелый,
Спустилась быстро Судаба с престола,


К нему с поклоном плавно подошла,
Объятьем долгим, страстным обняла.


Он понял: «Это грешные объятья,
Любовь такую не могу принять я!»


Чтобы не видеть мачехи своей,
Направился он к сестрам поскорей.


Хвалу воздали брату молодому,
Ведя его к престолу золотому.


Повел царевич с ними разговор,
И наконец покинул он сестер.


Пришел к отцу и молвил властелину:
«Я женскую увидел половину.


Есть у тебя вселенной благодать,
Не вправе ты на господа роптать.


Казной и войском, славой и удачей
Хушанга и Джамшида ты богаче».


От этих слов возликовал отец,
Как вешний сад, украсил он дворец,


И стали пировать, внимая сазу,—
О будущем не вспомнили ни разу.


Явилась ночь, настала тьма вокруг,
Пришел к царице государь-супруг.


Чтоб испытать жену, сказал он слово:
«Открой свою мне тайну без покрова.


Что можешь ты про ум, и вид, и стать,
И знания царевича сказать?»


«Вот мой совет, – ответила царица,—
С ним Сиявуш, быть может, согласится.


Не у вельмож, а в царственном роду
Ему я в жены девушку найду,


Чтоб сына принесла с таким же ликом,
Чтоб так же был, как Сиявуш, великим.


На чистой дочери женю его
От семени и дома твоего».


А царь: «Согласен я с твоим советом,
Мое величье и надежда – в этом».


Затем к владыке Сиявуш пришел,
Восславил он корону и престол.


С ним тайной поделился царь на троне,
Чтоб тайну не услышал посторонний:


«Хочу я, чтоб тебя запомнил свет,
Чтоб царствовал твой сын тебе вослед.


Я звездочетов расспросил, мобедов,
И я узнал, твою звезду изведав:


Из твоего потомства царь придет,
И память сохранит о нем народ.


Возьми жену из дома Кей-Пашина,
Достойную величья властелина».


Ответил Сиявуш: «Я – раб царю,
Твою, владыка, волю я творю.


Я одобряю выбор твой заране,
Над нами повелитель ты в Иране.


Не говори об этом Судабе:
Увидишь, воспротивится тебе.


Есть у нее желание другое,
Мне делать нечего в ее покое».


Смеялся царь, качая головой:
Не знал, что есть болото под травой.


Сказал: «Должна быть женщиною сваха,
Не думай дурно о супруге шаха.


В ее словах – любовь к тебе слышна,
И о тебе заботится она».


Царевич принял эту речь как милость,
От горьких дум душа освободилась.


Но втайне ждал удара от судьбы,
Он опасался козней Судабы.


Он понял: этот брак – ее затея,
Стонал он, телом и душой болея.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация