А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Загадка о морском пейзаже" (страница 35)

   – Только мои к вашей форме не подойдут. – На императоре были простые солдатские сапоги из кирзовой кожи, которые он носил, по-простому заправляя в штаны. Поэтому царь предложил Вильмонту вернуться в дом. Там Александр III попросил своего камердинера принести его офицерские сапоги.
   Эта история попала в газеты и стала широко известна. С легкой руки какого-то острого на перо немецкого журналиста к Вильмонту с той поры приклеилось прозвище «Подполковник Сапогов», на которое он ничуть не обижался, а даже гордился им, отвечая на насмешки знакомых:
   – Раньше цари жаловали отличившимся подданным собольи шубы да украшенные драгоценными каменьями шапки. А мне первому за службу наградой стали сапоги. И я им рад не меньше, чем ордену. Если смогу, то и сыну своему передам столь почетную фамилию. Полагаю, она принесет ему удачу.

   Эпилог

   Лиза и ее постоянный спутник Рудольф направлялись в пролетке к зданию Департамента полиции. Им предстояло очень опасное дело. По дороге они оказались на хорошо знакомой Лизе улице. Она не была здесь очень давно, поэтому на нее нахлынули воспоминания:
   – Здесь когда-то находился «Салон Мэри», знаменитый на весь Петербург бордель, – указывая своему спутнику на один из домов, ностальгически усмехнулась молодая женщина.
   Поигрывая в пальцах тростью, Рудольф игриво признался:
   – Как-же-с, этот адресок мне хорошо известен.
   – А я здесь родилась.
   Лиза призналась в этом без стеснения или бравады. Много чего пройдя в своей жизни, она давно перестала стыдиться своего прошлого.
   – Хм. – Рудольф удивленно взглянул на спутницу: – Неужели?
   – Да, – подтвердила Лиза. – И раз ты бывал здесь, то должен был знать мою приемную мать.
   – А кто была твоя мать?
   – Хозяйка салона, госпожа Мэри. Она стала мне матерью после того, как моя настоящая мать наложила на себя руки.
   Вращающаяся в ладони веселого повесы трость вдруг замерла на полуобороте. Рудольф изменился в лице.
   – Господи Боже! – пролепетал он, бледнея. – Уж не Софьи ли Дмитриевны ты дочь?
   – Как! Ты знал и мою настоящую мать! – заинтригованно воскликнула женщина и всем телом повернулась к соседу. Однако ей не удалось более вытащить из друга ни слова. Всю оставшуюся дорогу Рудольф подавленно молчал.
* * *
   На набережной Фонтанки возле дома 16 их встретил товарищ Андрей. В доме, куда они направлялись, располагался знаменитый на всю Россию Департамент полиции. Для любого революционера не было опасней места. Но Андрей вел себя как настоящий харизматичный лидер, не ведающий страха и сомнений. После недавнего ареста почти всех вождей партии при попытке обмена добытых в ходе кавказского экса денег он возглавил партию. Однако это не помешало Андрею приехать из-за границы, чтобы лично руководить налетом на секретную картотеку охранки.
   – Скоро мы узнаем имена всех провокаторов, разлагающих нашу партию изнутри, – пообещал он товарищам.
   Андрей несколько лет готовился к этой беспрецедентной в истории русского революционного движения акции. Ему удалось подобрать ключик к жандармскому штабс-капитану, служившему в особо секретном отделе охранки, – в ее святая святых. Это была так называемая «Книга живота» тайной полиции – практически сакральное для каждого жандарма и «охранника» место, где хранились личные дела особо ценных секретных агентов. Допуск сюда имели лишь особо проверенные сотрудники. Все служащие секретного отдела, вплоть до переписчиков и уборщиц, были надежными людьми и умели молчать.
   Но были в этом здании две небольшие комнатки без окон, куда даже самым проверенным и надежным вход был заказан. В одной из этих комнат стоял огромный крупповский сейф, в котором хранились личные дела нескольких самых ценных агентов. Заходить сюда имели право только три жандармских офицера с безупречной репутацией.
   Андрей потратил несколько лет на то, чтобы выяснить имена этих трех хранителей интересующего его сокровища. Из них он выбрал одного и долго изучал пристрастия и слабости нужного человека. А потом устроил знакомство офицера с красавицей-полячкой, которую специально привез в Петербург. Блестящей избалованной особе с манерами светской львицы не составило большого труда вскружить голову прежде не знавшему таких шикарных женщин честному служаке. Она ввела ухажера в круг людей и познакомила его с удовольствиями, каких он не знал прежде. Когда жандарм по уши влюбился в прекрасную полячку и уже не мог представить своей жизни без нее, капризная содержанка стала тянуть из любовника дорогие подарки и деньги. Требуемые ею вещи становились все более дорогими, а суммы – внушительными. Естественно, штабс-капитанского жалованья не могло хватить на удовлетворение запросов избалованной дамочки, но чтобы не быть брошенным, офицер стал одалживать деньги. Он увязал в долгах, как в болоте. Андрей появился на сцене в самый критический для несчастного любовника момент, когда, находясь на грани отчаяния, тот готов был застрелиться. Андрей предложил бедняге свою помощь. Так жандарм оказался на крючке у организатора старой как мир ловушки, именуемой в разведке простым словосочетанием «поймать на женщину»…
* * *
   Андрей встретил Лизу и Рудольфа в жандармской форме. На улице перед зданием Департамента полиции, во дворе стояли городовые. Но троица беспрепятственно преодолела все кордоны. «Лжежандарм» показывал полицейским свой жетон, и те брали под козырек.
   Здание, в которое они вошли, больше напоминало частный особняк, чем государственное учреждение. Мебель – белая с позолотой. На выложенной мрамором лестнице стояли кадки с растениями, привезенными из экзотических стран. В их ветвях щелкали канарейки.
   В фойе их встретил швейцар. Андрей первым отдал ему фуражку. Он даже пошутил, что старику давно пора просить прибавки жалованья:
   – Пока все обедают в буфете, вы один остаетесь на страже здания государственной безопасности со всеми его бесценными картотеками, библиотекой и прочими богатствами.
   Старику было лестно услышать в свой адрес такой комплимент от господина офицера. И он почтительно поклонился ему.
   Впервые оказавшись в логове неприятеля, Лиза немного растерялась. Со стен на нее смотрели величественные портреты императоров, принадлежавшие кисти известных мастеров. Рядом возле центральной лестницы на мраморной доске золотом были высечены фамилии сотрудников, погибших при исполнении служебного долга.
   Вдруг за спиной Лизы хлопнула дверь. Она напряглась, приготовившись к тому, что сейчас их разоблачат. С улицы в здание важно вошел в сопровождении адъютанта генерал. Негромким голосом он что-то обсуждал со своим помощником. Проходя мимо Лизы, занятые серьезным разговором офицеры даже не взглянули на хорошенькую барышню. Лифт совершенно бесшумно понес их куда-то наверх. Лиза почему-то была уверена, что эти двое жандармов сейчас займутся подготовкой какой-нибудь омерзительной провокации против ее товарищей. Она прислушивалась к шуму поднимающейся кабинки, стараясь понять, на каком этаже она остановится – на втором или на третьем? Может, и им тоже следует подняться на лифте туда, чтобы заодно сорвать планы подлецов в голубых мундирах?
   Однако, в отличие от Лизы, Андрей точно знал, куда надо идти. Оказалось, что интересующая их комната располагается почти у самого входа в здание на первом этаже. Так что им не нужно было никуда подниматься. В таком расположении особо секретного хранилища чувствовался тонкий психологический расчет. Ведь попади в здание чужой человек – не знакомый с расположением здешних отделов, он наверняка рассудит, как и Лиза, что самые ценные документы должны храниться в дальних закоулках здания, чтобы до них труднее было добраться.
   Впрочем, при любом раскладе постороннему человеку не удалось бы добраться до самых секретных папок. И только благодаря измене местного сотрудника злоумышленники уверенно продвигались к своей цели.
   Сотрудники, которые могли бы им помешать в иное время, либо находились теперь в буфете, либо крепко спали, прямо на своих рабочих местах. Примерно за час до визита революционеров предатель подмешал в самовар, из которого коллеги собрались пить чай, сильную дозу снотворного. Он же снабдил Андрея комплектами ключей и комбинациями шифров. Так что бронированные двери и секретные английские замки оказались бесполезными.
* * *
   И вот они в заветной комнате! Точнее, комнат было две. В первой находились канцелярия и общий секретный архив, а во второй стоял сейф с особо секретными делами.
   Кто только не мечтал заглянуть в хранящиеся здесь папки! Но даже не всякое высокопоставленное лицо получало возможность ознакомиться с их содержимым, узнать тайны, скрываемые за семью печатями. Лиза и Рудольф даже поначалу благоговейно замерли, оказавшись в секретном хранилище.
   Андрей же оставался спокоен и деловит. Велев товарищам заняться изучением учетных карточек на секретных сотрудников, хранящихся в архивных деревянных ящиках, сам он направился в соседнюю комнату прямиком к сейфу.
   Все продумавшему до мелочей организатору акции оставалось лишь набрать секретную комбинацию и открыть тяжелую дверь. Если в соседней комнате хранились десятки тысяч учетных карточек и личных дел, то в сейфе находилось всего пять папочек. Но для охранки это были подлинные бриллианты.
   Андрей впервые за время налета улыбнулся только тогда, когда взял в руки дело, которое символизировало для него все лучшее, что есть в этом мире, – власть, почитание толпы, деньги, самых шикарных женщин! Все! Теперь он по-настоящему свободен! Осталось сжечь папку, и провокатор «Трой» исчезнет навсегда, история его предательства обратится в пепел. Никто из соратников никогда не узнает, что их неподкупный вождь стал тем, кто он сейчас есть лишь благодаря помощи охранки, платя предательством за ее покровительство.
   Но прежде надо сжечь проклятые листы. И немедленно! Папка буквально обжигала «Трою» руки. Однако в самый неподходящий момент, когда предатель готовился предать огню компрометирующие его документы, в комнату легкой, почти бесшумной походкой вошла Лиза. Андрей быстро закрыл папку. Однако соратница успела увидеть фотографию на желтом учетном листе из плотного картона над таблицей отпечатков пальцев. Лиза остолбенела. Она отказывалась верить своим глазам. С самого первого дня их знакомства Андрей стал для нее кумиром, символом искренности и честности. Казалось, небеса разверзлись над ее головой и мир перевернулся. Этому могло быть только одно объяснение.
   – Не бойтесь меня! – Она подняла руку, показывая, что лишь на секунду усомнилась в нем. – Я ваш искренний друг, и вы можете мне полностью доверять. Они ведь сфабриковали это дело, чтобы опорочить вас в глазах товарищей? Только они просчитались! Никто не поверит в эту гнусную стряпню. Дайте это дело мне и ни о чем не беспокойтесь. На партийном суде я выступлю в вашу защиту.
   Андрей-«Трой» сделал вид, что согласился, и даже проникновенно поблагодарил Лизу за доверие. Затем он позвал из соседней комнаты Рудольфа, чтобы и ему рассказать об обнаруженной в сейфе фальшивке. Но когда Рудольф вошел, Андрей жестко напомнил ему:
   – Надеюсь, ты не забыл, о чем мы с тобой договорились? Я выполню свое обещание, и ты станешь моей правой рукой в партии. Но прежде докажи свою преданность – убей ее сам.
   Затем, снова повернувшись к Лизе, Андрей-«Трой» произнес с сожалением:
   – Нелепо все вышло. Но вы сами подписали себе смертный приговор. Кто вас просил заходить!
   Казалось, этот человек действительно сожалеет о том, что приходится так поступать с преданной ему соратницей, которая на его глазах из юной, во многом еще наивной девочки превратилась в настоящую, полезную для партии революционерку.
   – Мне очень жаль, – повторил Андрей снова, словно стесняясь своего решения. – Но если кто-то увидит эту папку, мне не оправдаться. Помните Старовского, моего школьного приятеля. Он единственный заподозрил, что я агент охранки. Тогда мне пришлось обвинить его самого в многочисленных провалах. Конечно, все поверили мне, а не ему. Все в партии знают, что я всегда был беспощаден к провокаторам. Я назначил казнь своего друга детства в Варшаве, у него на дому, где Старовский проживал вместе с родителями. Все происходило на глазах его матери и отца, униатского священника. Отец и старуха мать повисли на руках убийц, которые действовали ножами, чтобы не поднимать шума…
   «Трой» поморщился и выразительно посмотрел на Лизу:
   – Вам не надо было становиться у меня на пути.
   По знаку «Троя» Рудольф стащил с рук перчатки, в которых работал, чтобы не оставлять отпечатков, и шагнул к Лизе. По выражению его глаз женщина поняла, что верный спутник ее революционных скитаний намерен задушить ее. Лиза не пыталась сопротивляться. Она только закрыла глаза и тут же вздрогнула от выстрелов.
   Открыв глаза, Лиза увидела согнувшегося в три погибели Андрея. На его покрасневшем от натуги лице застыла маска изумленного непонимания. Хитрый лис, сумевший обмануть всех, он получил три пули в живот от человека, которого сам же завербовал и в преданности которого не сомневался.
   Лиза тоже не понимала, что произошло. Не обращая больше внимания на ползающего по полу провокатора, который громко кряхтел и жалобно просил скорее доставить его в больницу, Рудольф с нежностью смотрел на молодую женщину.
   – Ты очень похожа на свою мать, какой я знал ее много лет назад. Именно я являюсь главным виновником ее гибели. Она знала меня как Жоржа и любила. В юности я был чертовски красив и безмерно глуп. Я похитил ее у мужа, а потом бросил на произвол судьбы. Мне трудно в этом признаваться тебе. Но когда несколько часов назад я узнал, что ты моя дочь, то понял, что пришло время расплаты. За каждую совершенную подлость когда-нибудь приходится расплачиваться. Зато теперь мне стало наконец понятно, почему я всегда чувствовал к тебе такую привязанность, доченька!
   В это время где-то за стеной послышались тревожные голоса и топот сапог. Прозвучавшие в здании выстрелы подняли со своих мест сотни людей, как по тревоге. Рудольф схватил Лизу за руку и потянул за собой.
   – Скорее уходим отсюда! У нас очень мало времени.
   – А как же картотека?
   Лиза с досадой оглядела полки с их бесценным содержимым и вырвала свою руку. Со спокойной решимостью фанатика она объявила отцу:
   – Нет, мы остаемся. Больше такого случая нам не представится. Надо скорее забаррикадировать дверь. Ты будешь отстреливаться, а я постараюсь успеть просмотреть как можно больше карточек. Потом из тюрьмы мы, может быть, сможем передать на волю имена провокаторов.
   – Дуреха, разве ты не понимаешь, что они не выпустят нас живыми из этих стен!
   Рудольф силой вытащил Лизу из архива и поволок к ожидающей их коляске. В это время за спинами беглецов получивший смертельное ранение «Трой» плакал и кричал ворвавшимся жандармам, что его силой принудили участвовать в налете и что он особо ценный секретный сотрудник охранного отделения. Трой даже показал жандармам свою учетную карточку, благодаря чему не был застрелен на месте, а прожил в страшных мучениях еще двенадцать часов.
* * *
   Пользуясь всеобщей сумятицей, Рудольфу и Лизе удалось выбраться из здания. По дороге Рудольф сбил ударом кулака какого-то человека в штатском, попытавшегося преградить им путь. Потом он начал стрелять. В них тоже стреляли. Больше всего Лиза и Рудольф опасались, что третий участник налета бросит их. Тогда у них не останется ни единого шанса спастись. Но оказавшись во дворе, отец и дочь возликовали: за воротами их все еще ожидала легкая пролетка, в которую был впряжен высокий вороной жеребец удивительной красоты и мощи.
   – Беги к коляске, я задержу их! – Рудольф слегка подтолкнул дочь в спину, а сам повернулся к дверям особняка, из которых один за другим выскакивали вооруженные преследователи. Лиза побежала. Каждую секунду она ждала удара от попавшей ей в тело пули. Справа от нее шагах в тридцати за деревом прятался человек в шапке городового, иногда он выглядывал и стрелял в нее из револьвера. Лиза была уверена, что с такого расстояния промахнуться невозможно, но пули свистели рядом, не задевая ее. К своему удивлению, молодая женщина невредимой добралась до пролетки и сразу оглянулась. Отец бежал следом. Ей показалось, что и он тоже каким-то чудом пока избежал ранений.
   – Подожди! – попросила Лиза готового сорваться с места в карьер ямщика. Он был героическим парнем, не бросившим товарищей, несмотря на поднявшийся в здании переполох с пальбой. Но даже его отвага была не беспредельной. Шальной пулей с головы боевика сбило картуз, еще одна свистнула у самого его уха. Возничий нервно ерзал на передке коляски, оглядываясь на бегущих к ним со всех сторон городовых и жандармов.
   – Еще секундочку! – теперь уже не просила, а молила товарища Лиза. Но нервы возничего не выдержали, и он хлестнул жеребца. Лиза видела, как обреченно остановился отец, провожая взглядом уносящуюся пролетку. Он даже улыбнулся и махнул ей рукой. А потом упал.
   Пролетку с двумя налетчиками пытались преследовать конные жандармы. На одной из прилегающих к зданию Департамента полиции улиц размещалась принадлежащая этому ведомству конюшня со своими извозчиками-филерами и верховыми лошадьми. Однако ни одна лошадь в Петербурге не могла догнать коляску, в которую был впряжен знаменитый призовой скакун «Варвар», которого террористы уже использовали для нескольких покушений и побегов.
* * *
   В последний раз Анри видел Лизу через год после описанных событий. Она сама нашла его. Едва встретившись, они направились к нотариусу. Лиза, не глядя, подписала все необходимые бумаги для передачи права опекунства над их сыном его настоящему отцу. Когда же Вильмонт предложил ей выполнить свою часть сделки и обеспечить ее паспортом на новое имя, чтобы она могла начать новую жизнь где-нибудь в Южной Америке, Лиза ответила твердым отказом:
   – Мне поздно менять жизнь! Без борьбы все для меня потеряет смысл. Но я понимаю, что силы неравны: настоящая революция удел будущих поколений борцов, а мы обречены погибнуть на каторгах и виселицах. Поэтому я и решила доверить сына тебе. Но ты должен обещать мне, что вырастишь из него прежде всего порядочного человека, не кроя его по своему подобию. Пускай, став взрослее, он сам решит, какую дорогу ему выбрать.
   – Обещаю! Ты сможешь им гордиться, – ответил Вильмонт.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация