А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Загадка о морском пейзаже" (страница 34)

   Анри вылез из люка и спустился с вершины мостика на палубу. Идущий следом долговязый матрос – боцман обвязал его вокруг талии канатом и привязал к специальному крюку на рубке. Это была единственная страховка на тот случай, если Вильмонта смоет за борт. Над ними, словно наклоненное ураганом дерево, нависала труба шноркеля. В любой момент она могла рухнуть. Тем не менее, коротко посовещавшись, ремонтники решили прежде всего отправиться на нос и осмотреть внешние крышки торпедных аппаратов. А затем, уже на обратном пути, заняться шноркелем и подгонкой протекающего входного люка.
   Пока шли, балансируя на качающейся палубе, их дважды накрыло волной. И лишь чудом смельчакам удалось удержаться. Каждый помогал товарищу. На время Анри забыл, кто он, зачем на этом корабле, и всецело доверился напарнику. «Боцман» тоже мог в нем не сомневаться. Так они и двигались, словно двое слепых, поддерживая друг друга. Находясь лицом к ветру, Анри испытывал мучительную пытку: капли дождя с большой скоростью били ему в лицо, словно картечь. Каждая попавшая в глаз водяная пуля на какое-то время ослепляла. Анри попытался идти спиной вперед, но это оказалось очень неудобно. В конце концов, пришлось снова подставить лицо под стегающие брызги и терпеть.
   За то время, что ушло на ремонт торпедных крышек, на Анри и его напарника еще обрушилось несколько волн. Но они были ничто по сравнению с чудовищем, подкравшимся со стороны рубки. Вначале Анри услышал характерный низкий гул приближающейся волны. Однако его напарник продолжал возиться с люком, ни о чем не подозревая. Потом за спиной боцмана возникла водяная гора.
   – Берегись! – заорал ему Вильмонт и одной рукой схватил товарища за ремень. Второй же «мертвой хваткой» вцепился в небольшой поручень на палубе. В следующее мгновение на него как будто с оглушительным воем налетел поезд. Анри не мог дышать, так как фактически находился под водой. Его ноги оторвались от палубы и свободно болтались, он слышал только ужасающий рев и громкое шипение. Но при этом четко осознавал, что стоит разжать сжимающие поручень пальцы и ему конец. При этом под тяжестью висящего на нем тела «боцмана» его левое плечо готово было вылететь из суставной сумки, как на дыбе. Когда волна схлынула, спасенный Вильмонтом моряк с совершенно безумными глазами попытался промычать ему слова признательности.
   Однако, несмотря на выпавшее на их долю ужасное испытание, напарники не сразу вернулись к рубке, а только после того, как закончили ремонт. Вернувшись, наконец, к надстройке, мужчины отвязались. Под защитой рубки они сразу почувствовали себя намного уверенней, чем на открытой палубе. Оставалось снять трубу шноркеля, затем подняться на башню и осмотреть крышку входного люка. По необходимости отрегулировать на ней запоры, подправить петли или, возможно даже, заменить резиновый водонепроницаемый уплотнитель. И все – можно возвращаться в пусть сырой и плохо пахнущий, зато безопасный отсек, где их ждал горячий чай с галетами.
   Анри взялся рукой за поручень. И вдруг у него за спиной раздался какой-то треск. Он обернулся и увидел заваливающуюся на них тяжелую трубу шноркеля. Вскрикнув, Анри инстинктивно отпустил руку от ограждения, чтобы закрыть голову. Внезапно откуда-то сбоку на палубу с ревом ворвалась очередная волна и сбила его с ног. Он оказался во власти бушующего моря…

   Глава 26

   Говорят, что за секунду до смерти человек успевает вспомнить всю свою предыдущую жизнь. Теперь Анри знал на собственном опыте, что это истинная правда. За какие-то мгновения перед его мысленным взором промелькнули детство в родительском имении, учеба в кавалерийском училище, служба в гусарском полку, встреча с Лизой и сыном.
   – Хватай, конец! – вдруг услышал Анри. – Обвязывайся вокруг пояса.
   Он увидел боцмана. Видимо, тому удалось в последний момент увернуться от падающего шноркеля. Теперь «боцман» снова сильно рисковал, но все равно старался подобраться к самому краю палубы, чтобы точно бросить барахтающемуся в воде товарищу спасательный канат. Однако подхватившие Вильмонта волны быстро отнесли его на десятки метров от корабля. Вскоре за огромными серыми волнами Анри потерял из виду черный островок рубки подводной лодки. Он остался один посреди бушующего моря.
   Неизвестно, сколько часов продолжалась его отчаянная борьба за жизнь, но в какой-то момент, когда Анри оказался на вершине огромной волны, ему показалось, что он видит вдали полоску берега. Вряд ли у него хватило бы сил доплыть до него, но волны сами несли его к земле. Вначале Анри охватило возбуждение от счастливого спасения. Но потом Вильмонт понял, что рано торжествовать. Его несло на скалы. Острые камни торчали из моря, словно гигантские клыки. Они вспарывали накатывающие на берег волны, поднимая огромные буруны. Что толку радоваться тому, что ты не утонул, если тебя вот-вот размажет о прибрежный гранит!
   От первого же удара у Анри затрещали ребра. Его закружило между рифами, бросая на них. Все попытки зацепиться за мокрые камни оказывались тщетными. Очередная уходящая волна тащила человека за собой, чтобы затем снова швырнуть на острые камни. Эта борьба вконец измотала Вильмонта. Он ярко мысленно увидел, как его окровавленное тело вынесет на песчаный пляж уже бездыханным. Но тут произошло чудо. Со стороны моря нахлынула просто гигантская волна. Она подхватила ослабевшего пловца и перебросила его за рифы. У чудом спасшегося счастливчика едва хватило сил выбраться из прибоя, прежде чем он потерял сознание.
* * *
   Очнулся Вильмонт в больничной палате. Сильная боль пронзала голову в такт сердцебиениям. Анри провел рукой там, где особенно болело, и почувствовал под пальцами на бритом черепе что-то напоминающее швы. Над ним склонилось заботливое лицо золотоволосой девушки. Она улыбнулась пришедшему в чувство больному и что-то сказала, похоже, по-немецки. Сиделка вышла за дверь, а вместо нее зашел господин с совершенно славянской физиономией. Его строгий темно-синий костюм был пошит по моде десятилетней давности, но не казался смешным, а только придавал его владельцу консервативную солидность. Как и медсестру, его тоже очень обрадовало, что человек, ради которого он так долго трясся в экипаже, наконец открыл глаза.
   – Вы десять дней находились в горячке, – участливо пояснил он.
   – Как десять дней! – ужаснулся Вильмонт, сразу вспомнив о подводной лодке. Она должна была теперь находиться где-то в Балтийском море, возможно, на подходе к Гельсингфорсу.
   – Мне надо срочно послать сообщение в Петербург.
   – Я для этого и приехал.
   Анри внимательно оглядел посетителя.
   – А вы кто?
   Незнакомец ответил Вильмонту очень обстоятельно:
   – Вас нашли жители прибрежной деревни. Местный констебль решил, что вы спаслись с какого-то погибшего судна. Однако никаких документов при вас не оказалось. Вас поместили в ближайшую больницу. К счастью, кто-то из персонала догадался, что вы бредите по-русски. Тогда полиция поставила в известность нас.
   – Так вы из посольства? – с облегчением догадался разведчик.
   – Да. Моя фамилия Солоницын. Я третий секретарь русского посольства в Копенгагене.
   Анри предпочел бы сейчас говорить с военным атташе, но дело было срочным. Поэтому он выпалил:
   – Вы должны срочно сообщить руководству Департамента полиции, морского и военного министерств, что в самое ближайшее время в Гельсингфорсе будет осуществлена попытка прорыва подводного корабля в охраняемую гавань. Цель террористов – царская яхта.
   Лицо дипломата стало озабоченным.
   – Вам это доподлинно известно?
   – Я капитан отдельного корпуса жандармов Анри Вильмонт. И я выполнял секретное задание на этой лодке. Вы должны передать сообщение самым скорым способом. От вас теперь зависит жизнь государя, его семьи и еще сотен людей.
   – Право, не стоит так волноваться. Если эти злодеи и в самом деле задумали такую мерзость, так они просчитались. Это точно.
   Дипломат вытащил из портфеля газету, развернул ее и прочел раненому вслух: «Ожидается, что «Полярная звезда» с Александром III, императрицей Марией Федоровной и цесаревичем Николаем Александровичем прибудет в Копенгаген через три дня».
   – Не волнуйтесь. Даже если нигилисты поймут, что ошиблись, им потребуется время, чтобы вернуться. К тому же царскую яхту охраняет внушительная эскадра. Датский король Кристиан IX выделил для встречи российского императора два лучших броненосца своего флота, не считая дюжины кораблей меньших классов.
   Дипломат с удовольствием рассказывал жандарму-герою, как не без его участия готовился этот визит:
   – Военно-морской атташе нашего посольства договорился с дворцовой службой нашего государя и датским адмиралтейством, что при приближении «Полярной звезды» к Копенгагену броненосцы российской эскадры немного отстанут, а вырвавшуюся вперед яхту под орудийный салют возьмут под охрану датские броненосцы. Для датчан это особенно радостная встреча, ибо на борту яхты находится выбравшаяся навестить родню представительница их королевского дома (императрицу Марию Федоровну в девичестве звали датской принцессой Догмар). Представляете: развод гвардейского караула в открытом море! Это будет выглядеть очень эффектно. Датские газеты уже вторую неделю на все лады смакуют это небывалое зрелище.
   Однако Вильмонт не разделял благодушного настроя дипломата.
   – Где это должно произойти? – мрачно спросил он.
   – Примерно в тридцати морских милях от порта – ничего не понимая, немного растерянно ответил дипломат.
   – Ваш морской атташе абсолютный болван! – в сердцах воскликнул Вильмонт. – Среди припасов, которые террористы принимали в открытом море с судна снабжения, я видел кипу свежих газет. Так что они наверняка в курсе ваших приготовлений. У них тоже заготовлен для «Полярной звезды» салют, начиненный десятью пудами новейшей взрывчатки.

   Глава 27

   После многих часов крейсирования в районе ожидания один из наблюдателей на мостике «Народовольца», наконец, заметил показавшиеся на горизонте верхушки мачт. По такому случаю мучающийся язвой механик покинул свое ложе и с помощью боцмана поднялся на мостик. Вскоре подводники хищно разглядывали очертания долгожданной добычи, передавая друг другу бинокль. Приближающийся парусник точно соответствовал тем приметам, которые террористы знали. Правда, самой яхты никто раньше не видел. Но зато у подводников имелась газетная вырезка с ее фотографией и несколько зарисовок, специально сделанных для них художником Бурлаком-Заволжским. Нет, сомнений быть не могло, прямо к ним в руки шла под всеми парусами «Полярная звезда»!
   В охватившем их охотничьем азарте механик и штурман не обратили внимания на некоторые сомнения, высказанные единственным профессиональным моряком в их компании. Боцман все же разглядел некоторые отличия в конструкции идущего к месту засады корабля от оригинала:
   – Корпус царской яхты должен быть темно-синего цвета. А эта как уголь черная, и к тому же она не имеет по борту массивного золотого каната. Послушайте меня: здесь явно что-то не так.
   Однако его не стали слушать. Механик и штурман торжествовали, ведь им представлялся редчайший шанс атаковать одно из самых охраняемых судов в мире именно в тот момент, когда оно осталось без охраны. Над горизонтом только показались черные дымы кораблей сопровождающей эскадры, а до цели уже было рукой подать. Датчан же еще даже не было видно.
   Командир с ходу принял решение не погружаться, а идти на сближение с «Полярной звездой» в надводном положении. Это было намного быстрее. Да и чего им прятаться, если перед ними всего лишь прогулочная яхта! Правда, у нее на палубе имелась пара пушек. Но, как писали газеты, их обычно использовали для салюта. По сведениям террористов, на борту царской яхты даже не держали боевых снарядов, ибо «Полярная звезда» всегда находилась под защитой военных кораблей и не была предназначена для морского боя.
* * *
   Итак, командир решил на всех порах подойти к яхте на дистанцию гарантированного торпедирования. Он рассчитал, что после потопления «Полярной звезды» у него останется достаточно времени, чтобы спокойно погрузиться и уйти от преследования миноносцев. Главное наверняка уничтожить яхту, а из надводного положения это сделать вернее.
   Небольшая волна не сильно сказывалась на скорости. Ветер, наполняющий паруса яхты, тоже был на стороне террористов, ибо беспечные царские моряки вместо того, чтобы выжать все из ветра и своей машины для бегства от субмарины, на всех парусах и на всех парах летели навстречу своей гибели. Подводники весело издевались над ротозеями:
   – Наверное, царь презентовал на мостик ящик шампанского по случаю скорого прихода в порт, и они там все упились, – похахатывая, предположил штурман.
   Капитану шутка понравилась, и он расхохотался. Он пребывал просто в прекрасном расположении духа и даже временно забыл про свою язву. Тем более что вечно сомневающегося зануды-боцмана уже не было на мостике. Капитан отправил его к торпедным аппаратам – ожидать приказа на залп. Правда, перед тем как скрыться в люке, боцман все же напомнил командиру, что он раньше служил в торговом флоте:
   – Поверь моему опыту, здесь что-то не так. Они подали какой-то сигнал на эскадру. Я бы на твоем месте все-таки не рисковал и выпустил по ним торпеды из безопасного подводного положения.
   – Ты хочешь, чтобы я отказал себе в удовольствии во всех подробностях полюбоваться на атаку века, которая изменит ход истории?! – как на ненормального посмотрел на него механик. – Я не такой идиот. Нам нечего бояться. Мы расстреляем эту подлую власть не из подворотни, а глядя ей прямо в глаза! Мы не пираты и не убийцы, мы исполнители святой Народной воли!
   Почти беспомощная яхта действительно выглядела идеальной мишенью. И даже когда на ее борту завыли аварийные сирены и забегали матросы, подводники не почувствовали беспокойства:
   – Пускай суетятся! – небрежно прокомментировал происходящее на яхте командир.
   – Поздно проснулись, братишки! Теперь им уже не увернуться от свидания с нашими «девочками».
   В этот момент жертву и охотника разделяло столь небольшое расстояние, что командиру «Народовольца» уже не было нужды подносить к глазам бинокль, чтобы различать лица приговоренных его партией к смерти людей. В этот момент субмарина находилась под небольшим углом к яхте, и механик жадно вглядывался в пространство под натянутым тентом на ее корме. Там должен был располагаться открытый салон, где, по сведениям террористов, венценосные пассажиры и их гости обычно проводили время в хорошую погоду. Но сейчас под тентом никого не было видно, и это немного разочаровало механика:
   – Черт побери! Едва завидев нас, они попрятались в трюм! Ну что ж, пусть умирают так…
   Но раньше, чем командир субмарины успел скомандовать «Пли!», матросы на палубе парусника стали снимать брезент с установленных вдоль бортов дополнительных пушек и торпедных аппаратов. Под шкурой жертвенного ягненка скрывался волк! У командира судна-ловушки оказались достаточно крепкие нервы. Перед ним стояла сложная задача – точно определить момент, когда требовалось отбросить маскировку. Чем ближе враг, тем выше была опасность получить в борт торпеду, но одновременно возрастали шансы причинить неприятелю как можно больший ущерб первым же залпом. Два дня команда парусника-двойника прямо в море напряженно готовилась к этой встрече: устанавливала дополнительную артиллерию, принимала с кораблей эскадры запас снарядов. Матросы крепили на палубе стены фальшивых надстроек. Эти «декорации» устанавливались на специальных шарнирах, позволяющих быстро сложить их перед началом боя. Даже спасательные шлюпки разрезали пополам так, чтобы половинки могли быть быстро убраны, – под ними тоже были спрятаны орудийные стволы и тубы торпедных аппаратов. На однотрубном корабле появилась вторая ложная дымовая труба, зато теперь своими очертаниями он очень походил на «Полярную звезду».
   Экипаж, состоящий из военных моряков, должен был иметь нарочито неряшливый вид. Поэтому капитан судна-ловушки строжайше запретил появляться на палубе тем матросам и офицерам, на которых не хватило комплектов гражданской одежды, до того, как прозвучат первые залпы.
   Вот только перекрасить корпус судна из черного в темно-синий военные моряки не успели из-за отсутствия на судне снабжения достаточного количества краски. Из-за этого капитан до последнего момента опасался, что революционные корсары заметят обман и уйдут, не приняв боя. Однако все сработало. На «Народовольца» обрушился град снарядов. Правда, от двух выпущенных в сторону подводной лодки торпед ее экипажу удалось увернуться, но не меньшую опасность для крохотного экипажа представляли рвущиеся поблизости снаряды, начиненные крупной шрапнелью. Почти двадцать минут крошечная лодка находилась под обстрелом. В это время члены ее экипажа глушили котлы, задраивали паровую трубу. И все это под яростным артиллерийским обстрелом. В конце концов, резко накренившись на корму и подняв над морской поверхностью нос, лодка «провалилась» под воду. На судне-ловушке точно не знали: утонула ли лодка от полученных боевых повреждений, или же это было экстренное погружение и корабль террористов все еще не побежден. Поэтому с борта парусника в воду полетели первые глубинные бомбы.
   Затем на место боя подоспел целый дивизион эсминцев под Андреевскими флагами. Они стали носиться над местом погружения субмарины и вокруг него, сбрасывая уже десятки глубинных бомб. Примерно через тридцать–сорок минут после исчезновения лодки с поверхности экипажи эсминцев услышали эхо особенно сильного подводного взрыва, который отличался от срабатывания глубинной бомбы. Вскоре после этого на поверхности появились большие пузыри воздуха и масляные пятна. Потом стали всплывать обломки уничтоженного корабля, личные вещи погибших подводников, разный судовой инвентарь. С ближайшего миноносца была спущена шлюпка, которая выловила из воды и доставила на морской охотник некоторые предметы. Командир миноносца и столпившиеся вокруг него подчиненные с любопытством разглядывали останки уничтоженного ими вражеского судна, среди которых оказались: обложка книги какого-то Маркса, пачка нюхательного табаку, ботинок кого-то из членов экипажа…
   В течение нескольких последующих дней датчане производили в этом месте глубоководное траление. Им удалось обнаружить на глубине 45 метров несколько крупных предметов. На поднятых кошках трала остались следы шаровой краски и сурика, это указывало на то, что предметы скорей всего являются обломками корабля…
* * *
   Через две недели пребывания в больнице лечащий Вильмонта доктор объявил ему, что денька через два пациент может быть выписан. Так как у Вильмонта не было ни приличной одежды, ни денег, он попросил помощи у продолжающего навещать его посольского чиновника Солоницына. Тот охотно согласился и даже привез однажды с собой старичка-портного, который снял с клиента мерку. С загадочным видом Солоницын пообещал Вильмонту привезти костюм, как раз к его выписке. Каково же было удивление Анри, когда в назначенный день чиновник привез не обычный дорожный костюм, а прекрасно пошитый парадный жандармский мундир.
   – Это еще зачем? – удивленно нахмурился Анри. – Мне не с руки путешествовать на пассажирском пароходе таким гоголем. К тому же вы ошиблись: я имею чин капитана, а это подполковничьи погоны.
   – Никакой ошибки, – невозмутимо ответил дипломат. Но уже в следующую секунду маска абсолютного спокойствия слетела с его лица. – Одевайтесь же скорей! Вас хочет видеть государь!
* * *
   Солоницын привез Вильмонта к красивому белому особняку на берегу моря, вход в который совместно охраняли русские матросы гвардейского флотского экипажа и датские королевские гвардейцы в высоких медвежьих шапках.
   Государь принял посетителей на открытой веранде и после чаепития пригласил Вильмонта вдвоем прогуляться по берегу. Они шли вдвоем без охраны. Монарх великой державы не скупился на слова благодарности в адрес офицера, которому он и его семья были обязаны жизнью, и обещал по возвращении в Петербург подумать о достойной его награде. Заметив вдруг промелькнувшее по лицу собеседника выражение боли, Александр III участливо спросил:
   – Раны болят? Что же вы не долечились, голубчик. Я прикажу своему лейб-медику немедленно осмотреть вас.
   – Нет нужды государь, я здоров. – Вильмонт смущенно запнулся. Затем смущенно признался, что ему страшно жмут ноги новые сапоги. Вначале император нахмурился, а потом от души рассмеялся. Поставив свою ногу рядом с ногой собеседника, он заявил, что у них, судя по всему, одинаковый размер ноги.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация