А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Загадка о морском пейзаже" (страница 14)

   Через несколько недель после убийства конных дозорных военные отомстили за своих товарищей, спалив сенной сарай вместе с прячущимися в нем контрабандистами. Солдаты были так озлоблены, что даже не согласились пощадить оказавшуюся среди контрабандистов молодую женщину.
* * *
   Так что Вильмонт оказался свидетелем в общем-то вполне рядового для этих мест случая. Кукушкин рассказал ему, что контрабандисты всегда очень тщательно выбирают место для тайного перехода или высадки на морской берег: всегда проводят рекогносцировку местности, высылают разведчиков. Даже применяют специально обученных на поиск пограничных секретов собак, которые еще издали предупреждают своих хозяев о засаде.
   – Разведка у них поставлена хорошо, – отдавая должное противнику, рассказывал подполковник. – Были даже случаи, когда они договаривались с воздухоплавателями, чтобы те с высоты птичьего полета осмотрели место готовящегося прорыва. Месяц назад государь распорядился, чтобы «при повторении подобных случаев воздушные шары конфисковывались, а сами воздухоплаватели задерживались для точного разъяснения причины появления шаров в наших пределах».
   Когда на их стороне численный перевес, бандиты действуют решительно и нагло: пытаются просто смять пограничный заслон. Такие прорывы контрабандистов случаются довольно часто. Тащут же все подряд: французскую косметику, мануфактуру, нижнее белье, чулки, презервативы, детские игрушки, спирт, запрещенную литературу, оружие и взрывчатку от эмигрантских террористических центров.
   Впрочем, большая часть товара не запрещена и свободно продается по обе стороны границы. Но высокие ввозные пошлины на импорт делают невыгодным его легальную доставку. Контрабанда же приносит баснословные прибыли. Не одиночкам, конечно. Хотя и мелкому мешочнику в случае удачного пересечения границы вырученных денег с лихвой хватит на три-четыре месяца безбедной жизни. Крупные же купцы ворочают сотнями тысяч. Я их всех хорошо знаю. Например, один живет здесь в Гельсингфорсе в собственном особняке. С ним при встрече раскланиваются бургомистр и полицмейстер. Есть у него также шикарные дома в Петербурге, Стокгольме и Лондоне. Он является членом престижного английского клуба, в который принимают только аристократов. И входит в совет Петербургской биржи. Его друзья министры, царедворцы и такие же, как он, миллионеры. И все они считают его меценатом и благородным человеком. И только немногие знают, на чем он сколотил свое состояние. Чтобы и дальше разрабатывать свою золотоносную жилу, хозяева тайной торговли содержат целые флотилии судов, сотни перевозчиков-«мулов» и отряды вооруженных до зубов головорезов.
   От пограничника Вильмонт узнал, что, оказывается, крупные контрабандистские кланы действуют не менее изощренно, чем иностранные разведки: для сбора нужных сведений они используют обширную агентурную сеть на нашей территории. Особенно много старания они проявляют для подкупа должностных лиц. Кукушкин рассказал, что недавно разоблачил своего штабного писаря, имевшего доступ к секретным документам. При этом он не упомянул, что, прежде чем сдать шпиона жандармам, так заехал ему кулаком в ухо, что перебил барабанную перепонку.
   Контрабандисты каждый месяц платили писарю по сто пятьдесят рублей за нужные сведения. Примерно столько составляло жалованье армейского капитана. Если же нелегальным купцам требовались особо ценные сведения, они еще больше раскошеливались. Однако их щедрость обернулась против них же. Писарь от шальных денег совсем потерял голову – часто кутил в ресторациях, посещал богатые дома терпимости. На том и погорел.
   – А в Ревельской бригаде, – продолжал Кукушкин, – поймали на шпионстве ветеринарного врача – надворного советника. – Эх, будь моя воля, я бы не под суд отдавал разоблаченных предателей, а расстреливал их перед строем солдат, чтобы разом отбить охоту у тех, кто мечтает о больших барышах.
   Вильмонт с сомнением покачал головой:
   – Вы полагаете, ваши начальники когда-нибудь пойдут на это?
   – Мои начальники – мягкозадые канцеляристы, ничего не смыслящие в военном деле! – презрительно бросил пограничник.
   – Я обязан подчиняться таможенным чиновникам из Министерства финансов. Ну скажите мне на милость, что умного мне может приказать никогда не нюхавший пороха штатский? К тому же большинство таможенников продажны. Из-за того что в нашем деле нет порядка, граница охраняется бестолково и скудными средствами. Странно, что граница до сих пор не превратилась в проходной двор, с трактирами и дешевыми борделями по обочинам натоптанных тропок.
   Оказалась затронута очень больная для искреннего патриота своей страны тема, ибо говорил Кукушкин очень возбужденно и зло:
   – У меня на одного солдата приходится пять верст охраняемой территории. Генерал-губернатор Финляндии граф Фален неоднократно обращался к Управляющему Министерством финансов с просьбой об увеличении штатов пограничных бригад. Но положительного ответа так и не получил.
   – По какой же причине ему отказали?
   – А это вас надо спрашивать – жандармов! – со злой издевкой взглянул на Вильмонта пограничник. – Или вы ловите высокопоставленных взяточников только, когда вам прикажут еще более высокие начальники? Может, вы мне объясните, когда наступит конец этому бардаку? А то мы люди темные – большую часть времени проводим на лесных кордонах и не ведаем того, что происходит у вас в столицах.
   Анри нечего было ответить честному солдату с переднего края фронта, по лбу которого за долгую службу пролегли складки тяжелых забот, лицо прорезали морщины гнева, а скулы обтянуло горькой тоской утраты. Негодование этого человека было справедливым. Он имел на него право, ибо был обречен сложить голову за дело, которому преданно служил.
   Вильмонт и рад был бы обнадежить пограничника, но не мог. Да и никто не смог бы что-то всерьез исправить в существующем положении вещей. Любым делом в империи заправлял громоздкий бюрократический аппарат, пронизанный коррупцией. Существовало даже мнение, что в России взятки нужны и полезны, ибо являются двигателем прогресса: хочешь, чтобы твое дело сдвинулось с мертвой точки, – подмажь кого нужно. Судя по всему, от беспорядков на границе кормились многие чиновники.
   И самое трагичное, что большинству жителей империи не было никакого дела до убитых и искалеченных пограничников. Всех устраивало, что лавки и магазины полны дешевых импортных товаров, ввезенных нелегально.
* * *
   В какой-то момент Вильмонта стал тяготить этот бесполезный разговор, и потому он даже обрадовался, когда к Кукушкину подошли его офицеры, и они все склонились над картой. Анри оказался на какое-то время предоставлен сам себе. Он сел рядом с ужинающими солдатами, с благодарностью принял предложение испробовать каши из котелка и взял краюху хлеба с кусочком чухонского масла. Каша обжигала рот, но медленнее от этого есть не хотелось. Пока одни солдаты ужинали, другие проверяли оружие. Анри же, с аппетитом уплетая перловку, смотрел туда, откуда должна была прийти опасность.
   Отсюда ночное море выглядело немного взволнованной, мерно дышащей стихией без границ и четких очертаний. Если в небе над головой хоть какими-то ориентирами сверкали звезды, то на морских просторах не было заметно ни огонька. По-видимому, очень скоро из мрака появятся лодки, и начнется бой, в котором нельзя было попадать в плен к неприятелю.
   Затем Вильмонт стал размышлять об интересующем его лоцмане. За последние дни и часы Анри многое узнал о местных контрабандистах и был почти уверен, что этот Густафсон связан с террористами. Революционеры часто заключали сделки с контрабандистами. Благодаря им заграничные подпольщики организовали тайный путь через шхеры. Анри не терпелось поскорее встретиться с продажным лоцманом и задать ему интересующие его вопросы.
   Вскоре его позвали к подполковнику. Кукушкин встретил Вильмонта с озабоченным лицом.
   – В пяти верстах отсюда есть еще одно очень удобное место для высадки, – показывая на карте, объяснил пограничник. – И хотя, по моим сведениям, ждать гостей надо здесь, мне все-таки будет спокойнее, если и этот участок мы тоже прикроем.
   Кукушкин пояснил, что из своих офицеров послать ему некого, и спросил: не сможет ли капитан его выручить.
   К радости подполковника, Вильмонт согласился, и Кукушкин начал его инструктировать:
   – Придете на место, расположитесь шагах в пятидесяти от среза воды. Если вдруг появятся вражеские лодки, в бой не вступайте. Вышлите вестового и наблюдайте.
   Через несколько минут Вильмонт уже знакомился с отданным ему в подчинение юным корнетом и осматривал свое новое «войско», состоящее всего из полдюжины солдат и вахмистра. Особенно авторитетно выглядел этот бородач вахмистр. Он был родом из черноморских казаков. Вместо регламентированной уставом солдатской шашки носил кавказскую, в богато украшенных ножнах, с надписью «за храбрость».
   – С Богом! – напутствовал их подполковник.

   Глава 8

   Хотя указанное Кукушкиным на карте место находилось всего в пяти верстах, добираться до него пришлось весь остаток ночи. Местность изобиловала болотами и озерами. На пути отряду то и дело попадались небольшие речушки с довольно стремительным течением и невысокие скалистые горы, которые нельзя было обойти. Преодоление естественных преград отнимало не только массу времени, но и силы. Поэтому, когда маленький отряд, наконец, достиг своей цели, Вильмонт с трудом держался на ногах. Отданный же ему в подчинение юный корнет сразу в изнеможении опустился на землю и мгновенно заснул. Бородатый вахмистр заботливо накрыл мальчишку своей шинелью.
   – Уморился с непривычки. Вы тоже ложитесь, вашбродие, – повернулся он к Анри и деликатно пояснил: – Всем скопом нет нужды караулить. Лучше по очереди. Назначьте караулы и сосните часок.
   Так удачно получилось, что позицию для наблюдения за морем выбирать не требовалось, подходящее место в небольшой ложбинке за поваленной сосной «нашлось само». Наблюдательный пост фактически представлял собой естественный природный форт, прикрытый со стороны моря «бруствером» из толстого древесного ствола. С флангов же и с тыла защиту гарнизону обеспечивали здоровенные валуны, «растущие» прямо из земли. Небольшое углубление также позволяло укрыться от ветра.
   Один из солдат предложил Вильмонту устроиться на его шинели, ибо земля еще была холодная, чтобы спать на ней. Такая забота нижних чинов о своем офицере была совершенно нетипична для живущей сословными предрассудками русской армии. Но видимо, будучи сам из простых мужиков, Кукушкин уважал солдата и того же требовал от своих офицеров. А подчиненные не видели в командирах «сатрапов».
   Анри поблагодарил солдата и лег. Перед тем как заснуть, он велел разбудить себя через час, когда наступит его очередь дежурить.
* * *
   Проснулся Анри оттого, что кто-то осторожно тряс его за плечо. Вильмонт открыл глаза и увидел перед собой бородатого вахмистра. Тревожно к чему-то прислушиваясь, он прошептал:
   – Кажется, несет кого-то нелегкая… чтобы их морские черти по пути сожрали…
   Со стороны моря слышался скрип уключин, плеск весел. Изредка оттуда доносились приглушенные голоса. Однако разглядеть приближающуюся к берегу лодку и сидящих в ней людей было невозможно из-за тумана. Промозглая серая мгла поглотила все вокруг.
   Прибежал солдат, высланный бородачом к самой воде выяснить обстановку. Он доложил Вильмонту, что лодок, судя по всему, пять или шесть. Идут не таясь, похоже, уверены в своей силе.
   – Плохо дело, – заключил бородач. Он уже прикрутил к ружью штык и теперь обстоятельно замазывал лицо грязью. Так поступали разведчики в лесу для максимальной маскировки.
   При этих словах бородача сидящий рядом щуплый солдатик втянул голову в плечи.
   – Не дрейфь, Архип! – потрепал его по плечу опытный ветеран.
   Говорил он так тихо, что голос его сливался с шумом ветра и шорохом трав.
   Вахмистр обратился к Вильмонту:
   – Вашбродь, надо бы послать гонца к подполковнику.
   Анри огляделся, решая, кого выбрать для такого поручения. На лицах солдат он увидел все оттенки эмоций, которые всегда наполняют окопы перед атакой, – решимость, сомнения, страх. Кто-то отводил глаза, стыдясь своего малодушия. А щупленький солдатик безмолвно умолял капитана отправить именно его, и тем спасти от неминуемой гибели. Бородач увидел этот взгляд, тяжело вздохнул и предложил:
   – Отправьте Архипа, вашбродь. Он у нас ротный скороход. – И пояснил: – Свадьба у него через месяц.
   – Хорошо, пусть идет.
   Щуплый солдатик чуть не подпрыгнул от радости. Оружие и все лишнее он по совету бородатого оставил, чтобы бежать налегке. Во время коротких сборов виноватая улыбка не сходила с его рябого худого лица.
   – Не сомневайтесь, братцы, я пулей долечу и вернусь с подмогой.
   Когда счастливчик уходил, некоторые из остающихся смотрели ему вслед с плохо скрываемой завистью.
* * *
   Отправив гонца к подполковнику, Анри решил, что теперь будет выполнять приказ Кукушкина не ввязываться в бой, а просто станет наблюдать за высадкой неприятельского десанта. Но опытный бородатый пограничник объяснил ему, что контрабандисты быстро разгрузятся и затеряются в тумане.
   – Если на берегу их не задержим, то от преследования проку не будет. У бандитов свои секретные тропы имеются через болота.
   Вахмистр предложил другой план: прикрываясь туманом, подобраться вплотную к высаживающимся на берег контрабандистам и внезапно ударить в штыки – ошеломить их решительным натиском и заставить сдаться.
   – Только надо, чтобы они решили, что нас тут много.
   Каждому из четырех оставшихся солдат было поручено играть роль отделенных и взводных командиров. Надежда была на то, что, слыша звучащие со всех сторон команды, неприятель решит, что туман скрывает не менее двух рот солдат и сложит оружие, прежде чем узнает правду. Вильмонт старался не думать о том, что будет, если это затея по какой-то причине не сработает.
* * *
   Вскоре после того, как они покинули свой «форт», Анри потерял из виду своих товарищей. Какое-то время он слышал справа и слева шорох крадущихся шагов, сиплое настороженное дыхание. Но вскоре все заглушил шум прибойных волн. Вильмонт остался один в тумане. Анри взвел курок револьвера. А чтобы перебороть страх, стал считать шаги, пообещав себе, что ни за что на свете не сделает больше двадцати.
   – Раз, два, три…
   По спине между лопаток струился пот, во рту стало так сухо, что шершавый язык прилипал к небу и трудно было глотать.
   – Пять, семь, восемь…
   Под ногою предательски треснула ветка или прошлогодний желудь. Треск показался мужчине настолько оглушительным, что у него аж уши заложило. Сразу перехватило дыхание, и сердце замерло в груди.
   – Одиннадцать, двенадцать, тринадцать.
   Голоса людей впереди стали настолько громкими, что можно было разобрать отдельные слова и даже некоторые фразы. Но понять их смысл все равно было невозможно, ибо говорили на финском и еще, кажется, по-шведски. Одновременно нос уловил запах мокрой кожи, крепкого табака, металла и ружейной смазки. Для Вильмонта это был запах смерти. Запах людей, которые в любой момент готовы убивать таких, как он.
   Из тумана навстречу жандарму вдруг выплыл согнувшийся человек с бочонком на горбу. Он был похож на шведа: русоволосый, плотный, широкоплечий, с крупными крошками табака, застрявшими в короткой бороде. Попыхивая маленькой глиняной трубочкой, краснолицый мужик шагал, насвистывая какой-то мотивчик. При виде идущего навстречу человека в фуражке пограничника «морской волк» остолбенел, превратившись в статую. Он так и замер – с бочонком на горбу, уставившись круглыми, полными ужаса глазами на Вильмонта, словно увидел перед собой привидение. Трубка вывалилась из его открытого от изумления рта. Вильмонт тоже остановился в нерешительности.
   С трудом совладав с собой, «швед» неожиданно пожаловался по-русски:
   – Хозяина интересует только прибыль. Я не виноват… Меня наняли. Не стреляйте, господин офицер! Прошу! Пожалейте моих троих детей.
   Одновременно здоровяк подался всем телом назад, выпрямляясь и замахиваясь в явном намерении обрушить бочонок на голову пограничника. Это и решило его судьбу. Анри вскинул руку с револьвером и выстрелил. Вместо заготовленной команды: «Рота за мной!» из груди его вырвалось отчаянно-протяжное:
   – Р-о-о-а-т-а м-н-о-ой!
   Паля наугад из револьвера, Анри бросился вперед – навстречу неизвестности – мимо раскачивающегося из стороны в сторону «шведа», которого не свалили три револьверные пули. По пути Вильмонт споткнулся о груду выгруженных на берег ящиков, оттолкнул с дороги какого-то парня. Фуражка слетела с его головы. Охваченный сильнейшим волнением, он плохо соображал, что делает. Между тем со всех сторон захлопали винтовочные выстрелы и зазвучали такие же отрывистые, хлесткие команды:
   – Второе отделение, слушай мою команду: обходи с фланга!
   – Взвод, за Веру, Царя и Отечество – в атаку!
   – Третье отделение – за мной!
   Четверо пограничников палили так часто, что со стороны действительно могло показаться, будто по берегу на десятки метров растянулись цепи стрелков, ведущих по команде своих офицеров беглый огонь. Оставалось надеяться, что и контрабандисты в это поверили и мечутся возле своих лодок, мечтая о пощаде.
   У такой тактики имелся лишь один весомый недостаток: можно было быстро сжечь патроны, но так и не достичь поставленной цели, оставшись с одними штыками против многочисленного и хорошо вооруженного неприятеля, который по какой-то причине не сложит сразу оружие.
* * *
   Продолжая бежать вперед, Анри вскоре наткнулся на вытащенные на берег лодки. Вокруг них метались ошеломленные гребцы. У Анри все сжалось внутри: ему показалось, что врагов целая толпа.
   В общей панике никто не обратил внимания на чужака. Вильмонт спрятал револьвер и смешался с контрабандистами. Стараясь не привлекать к себе внимания, профессиональный контрразведчик осматривался.
   Из лодок еще не успели перетащить на песок большую часть товара. Они были заполнены мешками, ящиками и бочонками. Это были не обычные корабельные спасательные шлюпки или промысловые вельботы, а особые широкие баркасы, судя по их конструкции, специально предназначенные для перевозки с кораблей на берег больших грузов.
   Визгливый толстяк в круглой широкополой шляпе на голове, напоминающий карикатурного святого отца, спешно раздавал оружие. На корме каждой лодки имелся ящик для разных морских инструментов, небольшого якоря и канатов. В нем же лежали завернутые в промасленную мешковину винтовки. Вильмонт тоже подошел к толстяку.
   Вручая ему ружье, «святой отец» озадаченно вглядывался в незнакомое лицо, морщил лоб, пытаясь вспомнить: кто это такой и когда он успел нанять парня с таким запоминающимся волевым подбородком и сабельным шрамом на лице. Однако, несмотря на сомнение, он все-таки вручил Вильмонту отличный английский карабин и пачку патронов.
   – Цельтесь лучше! – громко наставлял стрелков «святой отец». – Не забывайте, что за каждого убитого пограничника хозяин платит премию: за солдата пятнадцать рублей, за офицера пятьдесят.
   Вильмонту эта сцена напомнила знаменитый эпизод, когда горстка британских солдат была окружена многотысячной армией диких зулусов. Дело было в 1879 году в Южной Африке в небольшом форте Роркс-Дрифт. Во время боя военный капеллан, раздавая сыплющим проклятия солдатам боеприпасы, тоже приговаривал: «Не богохульствуйте, дети мои, просто стреляйте в них! За каждого подстреленного язычника вам будет отпущен один грех. И да упокоятся их души с миром».
   Вильмонту показалось, что большинство угодивших в засаду контрабандистов вовсе не горят желанием вступать в схватку. Они были уверены, что пограничников во много раз больше, а значит, сопротивление бесполезно. Скорее эти люди мечтали о бегстве. Вскоре одна лодка отошла от берега. Дюжина пар жилистых, матросских рук взялась за весла. Остроносое суденышко быстро набирало скорость под дружные удары гребцов, которых не надо было специально подгонять сидящему на корме рулевому. Для пущей скорости гребцы торопливо выбрасывали за борт превратившийся в обузу груз.
   «Уйдут ведь!» – Вильмонт с негодованием провожал взглядом удаляющуюся лодку. Рядом жужжали пули своих стрелков.
   В серой дымке вдруг возник темный человеческий силуэт, последовала вспышка выстрела, и один из находящихся поблизости от Вильмонта контрабандистов вскрикнул и повалился на песок. А убивший его солдат снова скрылся в тумане.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация