А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фиалка мангровых болот. Осколок зеркала" (страница 1)

   Людмила Романова
   Потерянные в Зазеркалье

   Книга вторая
   Фиалка мангровых болот

   Глава первая

   И снова самолет преодолел пространство. И словно, по мановению волшебной палочки, из осенней Москвы, Виктор снова очутился в пышущем жаром аэропорте Сенегала. Виктор был рад, снова очутиться в этой стране, на другой стороне, даже не Европы, а Африки. Где, совсем недалеко, набегают волны океана, где в саваннах бродят слоны и по ночам охотятся гиены, и где все другое, вплоть до запахов, красок, и каких-то особых, невидимых волн, излучаемых, всеми без исключения предметами и живыми существами. Это и была аура Сенегала, присущая только ему. Это было то, что нельзя увидеть, а можно только почувствовать, другим неизученным человеком органом. И Виктор очень ясно ощущал ее сейчас. Это было возвращение! Он не приезжал в новое место, а возвращался к той точке земного пространства, где за год оставил и кусочек себя! И это возвращение приятно щекотало его чувства.
* * *
   После усталости от жары и дороги, Виктор с облегчением зашел в свой, пахнущий свежестью номер, открыл балкон и остановился там, любуясь видом из окна. Внизу пестрели наряды горожан, щебетали их голоса, трещали машины, и раздавалась музыка из ближайшего кафе. Он вдохнул воздух, и подумал, – а все же здесь распрекрасно! И за такие приятные ощущения, можно и пожариться под солнцем и помучиться от жажды и местных мух. Сейчас ему было хорошо. Он словно закачал в себя программу второй своей жизни, и, войдя в отель, уже полностью переключился на нее.
   Поставив чемоданы не тронутыми, Виктор сбросил с себя одежду и погрузился в прохладную ванну, блаженно растянувшись в ней и, закрыв от удовольствия, глаза. После ванны, горячий воздух улицы, показался ему прохладнее, и, надев шорты, он сел на кресло рядом с балконом и с удовольствием подставил свое тело солнечным лучам и летнему ветерку.
   Солнце мелькало золотыми пятнами на качающихся ветках цветущего куста. Вдали виднелись вершины гор. И воздух был какой-то не голубой, а розово-палевый. Впрочем, как и запах, в котором было столько неожиданных разноцветных ноток, которые сейчас снова укладывались в память Виктора. Они запоминались, не зависимо от его желания, чтобы даже по маленькому оттенку этого, чудом сохранившегося запаха, услышанному, где-нибудь потом, в Московском гастрономе от экзотического фрукта, ощутить неясную радость этого дня и воскресить в душе это блаженство и красоту.
   – Завтра машина, объект, пробки, заправки и все такое, – подумал он, представляя свой новый рабочий день и встречу с шефом. Но сегодня у меня еще масса времени, и я не собираюсь ее терять лежа на диване в отеле, – решил Виктор, все же расслабленный душем и креслом. Он спешил выйти на улицы города, прогуляться по ним, посидеть в каком-нибудь кафе, и снова наполниться энергией и ритмом этого города.
   – Еще год, целый год, и это не так уж мало! – уговаривал себя Виктор, выйдя на улицу, и вдруг ощутив чувство жадности и ненасытности возможностью жить здесь. А потом, неизвестно, получится ли еще остаться здесь, или поработать где-нибудь еще, скажем на островах Тихого океана. А?! – восхитился Виктор смелости своих желаний, и тут же представил себя среди голых аборигенов, танцующих под барабан, представил местных красавиц с гирляндами из ароматных цветов, подносящих ему напитки и фрукты, как падишаху из сказки, и мечтательно улыбнулся. И даже то, что в Москве остались его неосуществленные надежды на ответное чувство со стороны Валечки, его угнетало сейчас не так сильно. И открыв это, он вздохнул с облегчением, потому что новое состояние еще не набрало отрицательных моментов, а старые уже были в поле невидимости.
* * *
   Виктор вышел на улицу, и медленно пошел наугад в сторону парка. Лица, которые в первый его приезд казались ему одинаковыми и не очень красивыми, теперь были очень разными. Он ловил себя на том, что к концу первого срока, он даже перестал замечать разницу в цвете кожи, и улавливал в лицах Сенегальцев черты русских людей!
   – Вот этот похож на его соседа по старой квартире, а эта женщина имеет сходство с продавщицей из магазина, в который он часто заходил в Москве.
   Он замечал, что такие улыбки, выражение глаз и компоновка черт лица были присущи и русским людям, у них был разным цвет кожи, да и только.
   – И то, если некоторым пожариться месяца два на солнце юга, остались ли они тогда белыми? – усмехнулся он.
   Виктор даже узнавал некоторых прохожих, и они обменивались с ним приветствиями, хотя близкого знакомства между ними никогда не было. Просто он часто видел их во время своих прогулок и покупок в местном супермаркете.
   Виктор делал отметки на красавицах с неповторимым обликом. Он улыбался им, и они, гордо и милостиво посылали ему белоснежные улыбки.
   – Пожалуй, неплохо бы собрать альбом из лиц сенегальцев, а тем более женщин. Почему я об этом не подумал раньше? В ближайшее же время пойду куплю фотоаппарат, с большой памятью. Виктор представил, как осенними вечерами в Москве, он будет рассматривать эти фотографии и вспоминать Дакар.
   – Лови момент, ведь все проходит! – подумал он, посмотрев на деньги в кошельке, и, желая пойти в магазин прямо сейчас.
   – Нужно и свой номер снять, и вид из окна. Пленки дело не надежное! – сделал он заключение, вспомнив, как испортил свои снятые фильмы, положив пленки на подоконник на самое солнце. И ту, которая оказалась засвеченной, после того, как у него украли фотоаппарат. Так что все нужно было начинать с нуля.
   Виктор решил, что не нужно откладывать эту покупку в долгий ящик. Сегодня свободный день, сегодня и начнем свой новый альбом, отчет о Сенегале! – решил он и зашел в попавшийся на пути супермаркет.
   Виктор подошел к витрине, и, выбрав аппарат, приобрел себе ОЛИМПИК. Первый кадр, запечатлел лицо молоденькой продавщицы, похожее на вырезанные из дерева головки, которые он видел на местном базаре. Ее обходительность с ним как с покупателем, внесла в его душу еще больший восторг, и он любил сегодня сразу всех женщин, которые встречались ему на пути.
   Виктор уже был своим в этом маленьком сенегальском рае. И даже больше, чем он думал. Ведь это для него, информация была долго осмысливаемой, а для близлежащего окружения и его жителей он был одним из русских живших в отеле, которого уже не раз обсудили местные дамы, и отметили местные мужчины. Что уж говорить о торговцах и владельцах местных лавочек, и мастерских, они то знали своих покупателей наперечет, а уж такого необычного, тем более.
   Виктор зашел на местный базар, раздавая всем «Салам Алейкум» и Алейкум Салам» накупил фруктов, по которым уже соскучился в Москве. Он попросил прохожего сфотографировать его с торговцем, продавшим ему папайю. Попозировал с плодами баобаба среди этого обжорного ряда. Снял пахнущие медом, манго, апельсинами и другими терпкими запахами зеленые, оранжевые и желтые плоды фруктовых рядов. И напоследок, сделал фото рыбного развала с корзинами щупальцев, голубых жирных спинок, и больших, и малых заморских страшилищ, которые, он теперь знал, были превосходны на вкус, и очень отличались от продававшихся их собратьев, в Московских магазинах. Посмотрев, как получилась фотография на экранчике, он остался доволен, и сделал еще один снимок базара.
   По пути ближе к отелю, ему попалось симпатичное кафе, с названием Далида, и маленьким фонтанчиком у входа.
   – В самый раз посидеть и выпить содовой, – подумал Виктор, зайдя на территорию кафе и выбрав столик, поставил рядом корзину с фруктами, и протянул ноги, откинувшись на спинку плетеного кресла.
   Виктор потягивал газированную воду с сиропом из бананов, и это было приятным дополнением к его прогулке. Сегодня он мог пользоваться всеми благами этой заграничной жизни, завтра он будет привязан к программе босса, но сегодня у него есть еще несколько часов свободы, и их нужно было просмаковать.
   – Может быть, пообедать здесь же, подумал он, в ответ на предложение официанта, но, еще сомневаясь, стоит ли, сидел и одновременно рассматривал прохожих и посетителей сидящих рядом?
   Посетителей было не очень много, и Виктор даже обрадовался, когда за столик напротив, минут через пять, сели две женщины африканской наружности, но одетые по-европейски.
   – Девушкам лет около тридцати, – попивая воду через трубочку, и с интересом рассматривая их лица, решил Виктор. И пока те были увлечены своими разговорами, незаметно для них сделал фото. Девушки разговаривали между собой, и Виктор отметил, что одна из них была очень хорошенькой, но вторая?! Он даже не сразу подобрал сравнение к ее внешности. Вторая была по старше и, несомненно, смотрелась женщиной из африканского мифа, хотя он, почему– то, сразу присвоил ей сравнение с Медузой Горгоной. Быстро изучив лицо первой, он не мог оторвать глаз от второй.
   – Почему Медуза Горгона? – подумал он. Наверное, за счет ее многочисленных косичек, спадающих по плечам и напоминающих множество тонких змеек. Наверное, потому что у нее были совершенно неземные глаза. Они были огромные, яркие и очень красивого разреза, при этом украшенные тонкими прямыми, без изгибов бровями. Глаза горели на смуглой коже лица как черный огонь, а пухлые губы, с уголками, немного опущенными вниз, придавали ей очень хищный вид, не располагающий к фамильярности. Лицо даже в разговоре не очень меняло мимику. Оно было словно живая маска.
   Виктор, не отрываясь, смотрел и смотрел на нее. Он испытывал необходимость в этом, и как в сильную жару невозможно напиться воды, так он не мог удовлетворить своего желания смотреть на нее. Он даже упустил из вида свое обычное любопытство к другим соблазнительным чертам ее фигуры, он так и не мог оторваться от ее лица.
   Он смотрел на девушку, будучи готовым быстро отвести взгляд, если она заметит его любопытство. Потому что, заранее боялся ее взгляда, чувствуя его силу даже тогда, когда эти глаза, может быть, и видели его лишь боковым зрением.
   Услышав что-то от своей подруги, девушка вдруг улыбнулась, и Виктор удивился, как изменилось ее лицо. Оно приобрело покорное и мягкое выражение. Он отметил, что движения ее были очень грациозными и плавными. Ни капли резкости, при кажущейся суровости с первого взгляда. Виктор не мог понять, как может так быстро преображаться лицо, как будто оно имело двух разных хозяек.
   – Улыбка! – понял он. Улыбка делает ее еще более загадочной и сказочно красивой!
   Глаза Виктора наконец-то скользнули под столик, одновременно ухватив в объектив своего взгляда всю видимую фигурку.
   – Хороша! – подумал он. И похожа на ту, в белом платье. А может быть, это она и есть? – подумал он, все же сомневаясь. Ведь он видел тех двух женщин мельком и не совсем напрямую. Теперь он мог упиваться смотринами. Он смотрел и старался запомнить ее черты, боясь, что после этого, больше не увидит ее.
   Девушка явно принадлежала к африканской расе, но при этом у нее был красивый прямой носик, чуть-чуть расширенный к низу, приятный овал лица, улыбка была мягкая и нежная, и теперь ее серьезное выражение напоминало ему немного обиженного, но скрывающего свою обиду ребенка. От злой феи, в его сравнении, не осталось ничего. Поведение девушки было не лишено, какого-то внутреннего аристократизма. Она не смеялась громко, не делала резких жестов, а сидела, как королева, которой не нужно отдавать приказы своим преданным подданным, потому что они и так знают, и исполняют все ее желания. Она излучала спокойствие и заинтересованность. Это было мистическое зрелище, в совершенно обычном месте, в разгаре дня.
   Виктор, глянув, что стакан его уже пуст, и предположив, что женщины еще не уходят, решил оторваться от наслаждения смотринами, и быстро прошел к бару. Бармен куда-то отошел, и Виктор присел на высокий стул у стойки, рассматривая этикетки от бутылок и образцы картонок для пива. Машинально он посмотрел на столик с двумя красотками, и это чувство заинтересованности его не подвело. Подруга Медузы Горгоны, вторая красавица плыла к стойке.
   – Боже, какие ноги, какая фигурка. Богиня, черная Богиня, – подумал Виктор.
   Красавица села на стул рядом с Виктором. Она достала сигарету, и Виктор догадался предложить ей огонь.
   – Мосье русский? – спросила дама, закурив и улыбнувшись Виктору, мимолетно бросив взгляд на его запястье.
   – Да, а как Вы догадались? – удивился Виктор, ему то казалось, что он смотрится, по меньшей мере, французом-туристом.
   – В нашем городе слишком мало места, чтобы не знать все новости обо всех. Я знаю, Вы живете в гостинице Вирджиния, – ответила она, улыбнувшись и глядя прямо в глаза Виктору.
   – Да, да, – ответил Виктор, немного засмущавшийся очень пристального внимания с ее стороны, и такого прямого взгляда.
   – Ну и как Вам здесь нравится? – спросила женщина, – Вы были уже в нашей столице? Ездили на охоту, ловили рыбу? Этим занимаются все туристы. Очень увлекательно, поверьте!
   – В основном работа, а в промежутках, конечно, кое-что видел. Вот люблю прогуляться по городу, если удается, бегу купаться к океану. Меня зовут Виктор, – сказал он, – а Вас?
   Меня – Летисия, – сказала женщина. Она протянула ему руку, украшенную оригинальным браслетом из разноцветных камней.
   – Хотите, я познакомлю Вас с моей сестрой? – спросила Летисия, не дожидаясь ответа Виктора, сойдя со стула и направившись к столику.
   Виктор пошел вслед за ней с замиранием сердца, потому что и не предполагал такой удачи. В голове у него пронеслись, какие-то холодные молнии, обжигая его сердце. У него почти подогнулись колени от этого электрического ветра. Виктор собрал все силы и мысли, и встал около девушки.
   – Клара, – протянула руку она, улыбнувшись своей загадочной улыбкой. И снова электрический ток прошелся по руке Виктора и лизнул его мозг.
   – Виктор, – снова представился он.
   – Присаживайтесь, предложила ему Летисия, и Виктор, с облегчением сел в плетеное кресло, ощутив себя немного спокойнее.
   Он не заметил, как переглянулись между собой девушки, бросив взгляд на его татуировку.
   – Хотите мартини? – спросила его Летисия, подозвав официанта.
   Виктор хотел, было, оплатить счет, но девушки отстранили его руку.
   – Вы наш гость, и очень интересный, так что это пустяк, который не стоит лишних разговоров. Вы надолго здесь? – спросила его Клара. Я вижу, вы знаток Африки, Ваша работа связана с изучением нашей истории?
   – Почему? – спросил Виктор, не понимая, о чем идет речь. Я водитель директора фирмы. Контракт заключен до следующего года, так что у меня еще достаточно времени, чтобы побыть в вашей стране, – ответил он, чувствуя себя не в своей тарелке. Он не знал, как вести себя в присутствии этих двух дам, и очень сомневался, что сможет взять на себя все непредвиденные от этого расходы в случае чего.
   – У Вас на руке знак Вуду. Вы принадлежите к их клану? – улыбнулась она снисходительной улыбкой. Что же написано здесь?
   – А! – вздохнул с облегчением Виктор, глянув на свое запястье. Это я в армии сделал. Тогда у нас модно было делать татуировки. И у всех одинаковые, стандартные, так сказать. Вот я и решил пооригинальничать. А я то думаю, что на мою руку здесь так смотрят. Да нет, это все ерунда. Может быть, и похоже, но это не символ Вуду. Это всего лишь клеймо сзади зеркала. А что там написано, я и не знаю. Скопировал и все!
   – Зеркала! – переглянулись Клара с Летисией, немного, как показалось Виктору, вздрогнув при этом. А где вы видели такое зеркало?
   – Да, оно висит у меня дома. Оно мне еще от бабушки досталось. Старинное. Я, правда, не думал, что оно имеет африканского мастера. Бабушка рассказывала какие-то истории про это зеркало. Но я думал, что это все выдумки. Получается, это передавалось из поколения в поколение двести лет, семейная история про мою прабабушку и заморского чернокнижника, который подарил ей зеркало. Теперь можно только догадываться, как это все, было, – сказал Виктор.
   – Да, это очень интересно! – переглянулись девушки. Этот чернокнижник наверняка принадлежал к африканской религии Вуду. Знак повторяет определенные схемы, и знатокам расскажет о многом. Мы бы не советовали вам вот так афишировать его здесь. Многие не правильно поймут это. И вы можете попасть в неприятную историю.
   – Из меня сделают зомби? – спросил, улыбаясь, Виктор. Я не боюсь. Если человек не хочет, то никакое колдовство ничего не сделает.
   – Вуду это не колдовство, а религия. И просто так оно людей в зомби не превращает. Для этого должны быть веские причины. Это идет как наказание за серьезные провинности. И у членов этой религии есть свой свод законов, который они не могут преступать. Вообще, все что написано и снято про Вуду, преувеличено. Я имею в виду придание нашей религии только работы с воскрешением мертвецов и превращения их в зомби. Религия Вуду очень жизнерадостная, она провозглашает любовь, во всех ее проявлениях. И почитание старшего, и предков.
   – А вы знаете, я с детства видел в этом зеркале что-то необычное, мне казалось, что там пробегали какие-то тени, и мелькали чьи– то глаза. Фантазии конечно, но я тогда очень боялся смотреть в него, когда в доме больше никого не было, особенно вечером. Казалось, что в темноте, из него, кто-нибудь выйдет, или будет смотреть на тебя, как рыбки в аквариуме через стекло. Боялся, но все равно любил это зеркало. Оно мне о бабушке напоминает, о ее старом доме в деревне. Раньше все было совсем не так, как сейчас. Много чего я под это зеркало придумывал. Мне кажется, я даже видел девушку, похожую на вас! – вдруг вспомнил он.
   – Нет, Вы не придумывали. Зеркала и предназначены для того, чтобы соединять нас с духами умерших, или показывать будущее. С помощью зеркал можно даже путешествовать, – сказала Клара. По крайней мере, так гласят древние сказания племени Сенегал.
   – А вы, – хотел спросить Виктор о принадлежности девушек к религии Вуду, но постеснялся.
   – Мой муж учился в России, на медицинском, и прекрасно знает вашу жизнь, – сказала Летисия. Я уверена, ему будет очень приятно принять Вас в нашем доме. Поговорите о Москве, он вспомнит молодость, у нас даже есть русская музыка. Если хотите, мы можем приготовить русские блюда.
   – Ну что вы? Не нужно беспокоиться. Мне все интересно, тем более, я уже привык к местной пище. Я бы с удовольствием, – залепетал Виктор.
   – Мы, в большинстве своем, живем в Париже, а сюда приехали в гости к дедушке. У него прекрасный особняк у океана. Он уже стар, и нам приходится навещать его довольно часто. Так что, все свободное время мы здесь, благо, что авиация делает это очень быстро. Здесь ведь много своих прелестей, которых нет в Париже. И это мир нашего детства, поэтому мы делаем это с двойным удовольствием. Возможно, к старости, мы приедем сюда навсегда, – сказала Летисия.
   – Ну, так что, Вы не отказываетесь? – спросила Клара, протягивая Виктору Визитку. Здесь наши координаты. Сообщите, как только у вас появится возможность, и не откладывайте это в долгий ящик. Мы даем вам срок неделю. Если Вы долго не напомните о себе, мы вас похитим, – сказала Клара серьезно, и у Виктора прошлись мурашки по спине от ее выражения лица, которые быстро растаяли, как только она улыбнулась, сказав эту фразу.
   Дамы удалились, и Виктор посмотрел им в след, еще раз восхищаясь их фигурками, и помахал им рукой, когда машина тронулась от кафе. ОН заметил, что за рулем сидел какой-то пожилой негр, который быстро отвел от него взгляд, когда заметил, что Виктор уловил его.
   – У них еще и свой водитель! – соображал Виктор, оценивая все случившееся с ним, и стараясь унять излишнее ликование в душе от такой встречи.
   Он приглашен к таким женщинам! Виктор даже и не мог еще представить, этот особняк, этот прием, и вообще это прикосновение к совершенно незнакомой жизни и миру этих загадочных красавиц. Но Клара! До чего же хороша! – он представил себя в близи с ней, он попробовал прижать ее к себе и поцеловать, и понял, что ему страшно. Хотя, этот страх только усилил его желание.
   Виктор проникся восторгом всех чувств, которые могли быть в его душе. Две красивые женщины из какой-то волшебной легенды сидели с ним рядом, улыбались, дарили ему свое расположение и столько флюидов, что Виктор даже покраснел от всей этой массы чувств. Он пел, внутри у него играл оркестр, и все было так хорошо, что Москва с его квартирой, и теми действующими лицами, насовсем, растаяла в холодном тумане московской осени, как след от самолета в небе.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация