А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 9)

   И вот тут мне стало страшно.
   Не было сомнений, что выпив их досуха, я вскоре потеряю и семью, и работу, и прошлое с будущим. Не знаю, что останется от Сашки Стальнова, но вряд ли очень много. Следующим в этот поток свалюсь я. И переварюсь за милую душу вместе с остальными.
   Я приготовился сражаться. Через силу выдавливать реку обратно, плюясь и захлебываясь, но самым трудным оказалось осознать и принять решение. Стоило только дернуться, и тело само перестало всасывать в себя чужие личности, чуть ли не с удовольствием возвращая украденное. Не все, конечно, только основное и мне не принадлежащее. Вспышка инициации осталась внутри, теплым ручейком распространяясь по венам.
   Не знаю, сколько это продолжалось, но в себя я пришел от рывков. Мои пальцы крепко обхватывали запястья девочки, и трое дюжих мужиков пытались отодрать меня от ребенка.
   – Все! Отвалите все. Сейчас отпущу.
   Разжать пальцы удалось только приложив значительные усилия. Стоило мне это сделать, как добровольцы тут же подхватили девочку и передали матери. Один из особо ретивых схватил меня за грудки и принялся было трясти, но тело среагировало мгновенно. От удара доходягу скрючило в три погибели, и он медленно завалился на траву. Удивительно ловкий удар, это притом что конечности с трудом повиновались. Во всяком случае, до скамейки я еле доковылял. И хоть бы одна скотина помощь предложила. Кстати, насчет скотины. Далеко ходить не надо, вон, напротив, возле священника вдесятером суетятся. Ряса в сторонке догорает, самого отпаивают наперебой. Что и требовалось доказать: в противостоянии с Церковью народ за магами не пойдет. Имидж – наше все! Не обращая внимания на неприязненные взгляды, я плюхнулся на траву рядом с чернорясым. Хотя какой он теперь к бесам чернорясый, в семейных-то трусах и носках обгоревших. Голодранец!
   – На себя бы посмотрел, – беззлобно огрызнулся святоша, протягивая бутылку с минералкой. – Всю паству распугал своей физиономией. Башка бритая, глаза черные – чистый демон.
   Знал бы он, насколько точно подметил. Хотя, может, и знает. Вон как поглядывает.
   – Ты как вообще? – Осторожный, ни к чему не обязывающий вопрос.
   – Все хорошо. Ты вовремя остановился.
   Священник благодарно кивнул и судорожно закашлялся, разбрызгивая минералку. Напрасно я его по спине хлопнул, только навзничь опрокинул, не рассчитав силу. Ладно, потерпит. Он даже обгорел не так сильно, как мне сперва показалось. Разве что бутылку в левой держит руке, а так ничего. Будет жить. Свидетель, блин.
   Странный он, и реакция странная. Ведет себя так, будто ничего не произошло. Хотя знает, что я их чуть не угробил. Может, я бы и пожалел, что святоша выжил, но додумать эту мысль мне не дали. Тьфу, пропасть! Внезапно вскочивший на ноги погорелец мало того, что забрызгал меня водой, так еще и напугал до усрачки.
   – Стойте! Девочку нельзя уводить!
   Расталкивая толпу, он с протестующими криками бросился к мамаше. Сердобольные горожане уже вызвали «скорую» и на руках тащили потерпевшую к выходу из парка. Идиоты! А вдруг ей двигаться нельзя? Подниматься пришлось в несколько этапов. Суставы хрустели как у старика. Сперва встал на одно колено и только потом, полностью разогнувшись, устремился в погоню за ковыляющим священником. Вот уж точно марафон инвалидов.
   – Вы не понимаете! Это сорвавшаяся инициация, она же не закончена. Нужно ждать помощи!
   Кто-то упомянул врачей, но святой отец только отмахнулся:
   – Какая… – От ругательства он удержался в последний момент. И только прокашлявшись, смог продолжить: – Какая «скорая»? О чем вы? Чтоб она в больнице вспыхнула?
   Вокруг боевого священника сомкнулась толпа, наново отсекая меня от спасенных. Пожав плечами, я достал мобильный телефон. Что делать дальше, я понятия не имею, но кризис, судя по всему, миновал, а значит, у меня есть время посоветоваться с опытными товарищами. До Косты я не дозвонился, а Василек ответила почти сразу, вклинившись в мое «здравствуй» фразой:
   – Привет-привет. Волнуешься все-таки?
   – В смысле?
   – Да у тебя по голосу все понятно. Не переживай ты так, все с твоей сестренкой нормально. Дар средненький, под лечение заточенный. Никаких проблем не предвидится. Как раз ее домой везу.
   – Это, конечно, замечательно, но я по другому поводу. Проблема у меня.
   Я отчетливо выделил последнее слово, отчего настрой Василька тут же переменился:
   – Что случилось?
   – Девчонка в парке. Маленькая. Огневка. Короче, она чуть толпу народа не сожгла. Священник твердит «сорванная инициация».
   – Я поняла. Не тараторь. Всплеск давно был? Что с ней? Адрес?
   В этом вся Василек. Не понимаю, как ей удается балансировать на грани между приятелем и командиром, но факт есть факт. Секунда, и шутки как отрезало, только короткие вопросы по делу. Уважаю! И завидую, чего уж там.
   – Минут пять назад. Я ее… типа вдохнул, инициацию эту. Не знаю, как по-другому описать.
   – Поняла. Дальше давай. Что с девочкой?
   – Без сознания. Там священник крутится, толпу заговаривает, чтобы в больничку не тащили.
   – Адрес? Поняла, жди. Буду через десять минут. Увозить ее не давай, по дороге накроет. Отбой.
   Приехала Женька даже быстрее обещанного. Оно и неудивительно, с ее-то манерой езды. После официального признания ММИ девушка бессовестно рассекала по Москве с намертво закороченной мигалкой. В ее оправдание можно сказать только одно, дел у нового координатора и вправду было по горло.
   Предыдущая машинка Василька погибла смертью храбрых во время бунта нежити, и ее новый скакун смотрелся очень вызывающе. Глядя, как невысокая девушка выскользнула из дорогой машины, даже у меня возникали нехорошие, прокоммунистические мысли из разряда «отобрать и поделить». Впрочем, по отделу уже ходили байки про пару угонщиков, позарившихся на чужое. В новой машине Женька души не чаяла и церемониться с бандитами не собиралась. Загнала авто на мойку и смыла остатки. Все.
   Сквозь толпу зевак Василек прошла как нож сквозь масло, бессовестно пользуясь локтями, каблуками и магией. Причем последней – в минимальном количестве. Прибывший наряд милиции попытался было задержать, как один из них выразился, «пигалицу», но сверкнувшие корочки открыли дорогу словно волшебный сим-сим.
   Пострадавшая девочка до сих пор не пришла в себя, и с каждой минутой ее мама проявляла все больше беспокойства. Сидя прямо на траве и положив голову ребенка себе на колени, она скрывала чувства, как могла, но волны ее паники я чувствовал даже отсюда. Святоша как мог заговаривал ей зубы, но даже его усилия уже слабо помогали. Взгляд женщины то и дело возвращался к замершим неподалеку санитарам с носилками. Еще несколько минут, и ситуация грозила выйти из-под контроля. Так что Василек появилась очень вовремя. Подорвавшись на ноги, я рванул ей навстречу.
   – Ты как?
   – Терпимо. – Я только отмахнулся. – Жень, ты глянь, я ее хоть не угробил? А то святоша колдует чего-то, а я вообще в непонятках.
   К этому времени мы как раз подошли к месту событий, и Василек, не раздумывая, опустилась на колени перед ребенком. Белыми джинсами прямо на траву. Мимоходом кивнув полуголому священнику, она обратилась к матери девочки:
   – Здравствуйте. Меня зовут Евгения Олеговна, я мастер-лекарь Министерства Магического Искусства.
   – Что с ней? Что с Леночкой? Она в себя не приходит, а все вокруг твердят про какую-то инициацию! Мне не дают отвезти ее в больницу!
   Тон женщины постепенно повышался, пока она не начала кричать.
   – В больнице ей не помогут. Не переживайте, с вашей дочкой все будет в порядке. Я обещаю. Поверьте, это далеко не первый случай в моей практике.
   – Так что же вы сидите? Делайте что-нибудь!
   – А я уже закончила, – спокойно произнесла Женя, поднимаясь.
   – Мама?!
   Надо было видеть этот взгляд. Из глаз матери ручьем потекли только-только остановившиеся слезы.
   Стараясь не мешать, мы втроем отошли в сторонку, где меня и священника подвергли самому настоящему допросу третьей степени. Разве что дыба отсутствовала. Досконально разобравшись в ситуации, начальница первым делом всыпала мне по первое число. Досталось и за риск, и за безрассудность, и за просто так, чтобы жизнь малиной не казалась. Как ни старался чернорясый меня выгородить, но Василек буквально выпотрошила из него все подробности. Не удалось скрыть и того факта, что я чуть не поглотил обоих спасаемых. За это досталось особенно.
   – А вообще ты – молодец, – подвела итог сказанному Женька. – Халтурно сработал, но для оборотня… В общем, девчонка тебе жизнью обязана.
   – И я, – весело добавил священник.
   Вот блаженный. Чуть не сгорел, потом чуть не сожрали, а сейчас – радуется счастливому завершению и в ус не дует.
   – Насчет тебя – вообще отдельный разговор. Ты зачем к ней без амулета полез, волдыреобразный?
   – Так я ж с работы, а ждать нельзя было. Чуть началось… она ж к матери сразу рванула.
   – Ну да. Сжечь собственную родительницу. Травма на всю жизнь. Ладно, проехали.
   – А что с патрулем? – Я задал давно интересующий меня вопрос. – Парк, детворы куча. Почему нет никого?
   – Есть. – Женя скорчила недовольную гримаску. – В соседнем квартале нападение на спецгруппу – избранный попался неадекватный. Всех туда стянули. Накладочка.
   Девушка окинула священника насмешливым взглядом. Одна из сердобольных старушек принесла из дому мужскую одежду, и теперь священник щеголял зеленой майкой чуть ли не до колена и не по размеру огромными спортивными штанами. Образ оборванца дополняли растоптанные мокасины сорок шестого размера. Уж не знаю, что там за родственник у бабушки, но по размерам – сущий богатырь. Мало того, что святой отец просто терялся во всей этой одежде, так на него еще и смотреть без улыбки было невозможно. Он, кстати, ничуть не смущался, хоть и поддергивать штаны приходилось ежеминутно.
   – Ладно, голодранец. – Василек белозубо усмехнулась и кивнула в сторону пострадавших. – Справишься сам? Печать я поставила, дальше по протоколу.
   – Конечно. Все будет в порядке, не переживайте. – Священник опять смыкнул штаны и широко улыбнулся. – Было приятно с вами поработать.
   – Шустро ты ее, – заметил я уже в машине.
   – Преимущество образования. – Женя пожала плечами. – И опыт. Куда без него? Для первого раза ты все сделал правильно. Нырнул глубоко и захватил куски личности, но вовремя остановился. Это самое сложное.
   От неожиданности я остановился.
   – То есть так может каждый?
   – Сожрать слабейшего? Не каждый, но многие. А ты считал себя единственным? Глупо, Саша. Система, – девушка крутанула пальцем вокруг, – она работает почти одинаково. Думаешь, почему мы так далеко продвинулись за неполных два года? Было нелегко, но аналогии повсюду. Математика – она и в магии математика. То же с физикой, химией, биологией. Объясню на примере. Вот ты сегодня чуть не сожрал двух человек. Образно выражаясь. Эти ощущения я испытывала не раз, но между нами есть одно отличие. Я-то прекрасно знаю, что на усвоение этой мощи уйдет от семидесяти до девяноста ее процентов. Один в один пищеварительная система homo sapiens. В результате на выходе получаешь пшик и уйму проблем с тринадцатым отделом. Оно тебе надо? Мне – нет. Но знал бы ты, сколько идиотов на этом погорело.
   – Так почему меня не учат?
   – Почему не учат? – делано удивилась Женя. – Думаешь, зачем тебя Макарову отдали?
   – Из этого садиста учитель, как из меня певичка, – буркнул я.
   – Значит, тебе прямая дорога в консерваторию, потому что этот дед готовит лучших бойцов. Не знаю, что там у него в прошлом: НКВД, КГБ, Смерш, да что угодно. Но любого из нас он в бублик свернет-развернет не напрягаясь. Только за счет жизненного опыта. Есть у меня подозрения… Вот выйдет ситуация из-под контроля, и на сцене тут же появится с десяток таких стариков. Причем починят все без всякой магии. По большому счету она им не нужна, обойдутся привычными средствами. – Женя говорила быстро, словно боялась передумать, делясь сокровенным. – Думаешь, легко каждый день надрываться, зная… ладно, догадываясь, что все может быть гораздо проще? А по-другому нельзя. Магию НАДО развивать сейчас и решать проблему нужно именно с ее помощью. Упустим старт, и нагонять будет дорого и накладно. Понимаю, а все равно тяжело. Ты не представляешь, чего стоит удерживать этот карточный домик в равновесии. Граф, скотина, сбежал, но я его понимаю. Как в его кресло села, так и начала понимать. Ты еще как чирей на заднице. – Она медленно выдохнула, успокаиваясь. – Я знаю Макарова, через его школу прошел каждый ключник. В твоем случае он не будет сдерживаться. По личному распоряжению Власова и с моего одобрения. Знаешь почему?
   – Да все я понимаю. – Я кивнул. – Второй вариант еще хуже.
   – Верно. Снаружи его выжечь не получится, вы срослись намертво. Единая и неделимая сущность. Будь ты послабей – осталась бы пустая оболочка и хищное заклинание.
   – Зверь помог. Принял удар на себя.
   – Возможно. Только его одного для победы не хватит, а от тебя помощь невелика. Станешь вровень со своим Ящером – все закончится хорошо. Физическая сила тут не поможет, нужен стержень личности. И Макаров его выкует… или убьет. Прости, Саша. Другого выхода мы не нашли.
   – Расслабься, Жень. Справлюсь.
   – Не подведи меня. Я слишком много сил потратила, вытягивая тебя с того света.
   В этот момент я не сомневался в собственных силах. Глядя на эту хрупкую девчонку, ради «спасибо» взвалившую на себя гору чужих проблем, хотелось соответствовать.

   С появлением магии в мире начались глобальные изменения, многие из которых весьма косвенно относились к потустороннему.
   К примеру, серебро. Стоило просочиться слуху о его целебных свойствах, и стоимость тут же выросла, оставив золото и платину далеко позади. Рынок цветных металлов залихорадило со страшной силой. Скупка шла в промышленных масштабах. Прилавки ювелирных магазинов опустели на глазах, причем покупателей не отпугивали даже заоблачные цены.
   В течение последнего года спецслужбы РФ отслеживали все подозрительные финансовые операции, так или иначе касающиеся серебряных рудников. Десяток умников попались с поличным и были немилосердно «отшлепаны» с досрочным выходом на пенсию и потерей всех регалий вне зависимости от прежних заслуг. Самыми, как говорил Власов, «хитрожопыми» генерал занимался лично, не стесняясь идти на конфронтацию с властью. Количество врагов и недоброжелателей росло в геометрической прогрессии, чем глава тринадцатого отдела сильно гордился. Непотопляемый дед пользовался всеми возможностями, чтобы взбаламутить болото чиновничьего аппарата, вызывая искреннее недоумение статусом неприкасаемого. В то время еще никто не догадывался, что именно скрывалось под вывеской заштатного отдела Министерства природных ресурсов.
   Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Стоило упасть «железному занавесу», и серебро одномоментно превратилось в драгоценный стратегический ресурс. Между приближенными к кормушке разгорелась было драка за месторождения, но оказалось, что все уже давно поделено на самом высшем уровне. К тому же золотовалютный резерв страны оказался не совсем золотовалютным.
   Темпы добычи увеличились в разы, а вовремя подсуетившимся оставалось только подсчитывать барыши. Впрочем, нескольких зажравшихся недоумков, рискнувших по устоявшейся традиции наладить незаконный экспорт, власть быстро поставила на место. Осадили резко и опять же не считаясь с чинами и заслугами. Страна нуждалась в магическом металле.
   Впрочем, очень быстро нашлись способы извратить даже его благородные свойства.

   Внешне здание ничем не отличалось от десятка других коробок, располагавшихся поблизости. Такое же обветшалое, покрытое толстым слоем пыли, оно выглядело серым и непримечательным. Обычный склад – глазу не за что зацепиться, но внутри все выглядело иначе. Небольшой ангар блистал серебряной отделкой, отчего стены пускали сотни солнечных зайчиков, отражая и приумножая любой источник света. Почти сантиметровый слой серебра надежно гасил проявления черной магии, впитывая эманации боли и страха, коих здесь гуляло предостаточно.
   Склад располагался в одном из тех районов, где порядочному человеку после захода солнца делать было нечего. Впрочем, Сергей Садин больше не относился к виду homo sapiens и в чужих рекомендациях не нуждался. Изменения в его теле зашли так далеко, что вскрытие поставило бы в тупик самого подкованного из патологоанатомов. Садина назвали Первым среди падших. Гнусность такого уровня заслуживала заглавной буквы.
   – Согласна ли ты принести себя в жертву в обмен на милость ее и защиту?
   Усиленный магией голос Садина отражался от стен и эхом разносился по всему зданию. Освещенный сотнями и сотнями парящих в воздухе свечей, склад выглядел загадочно и пугающе. Вырубленная из куска черного гранита монолитная плита служила алтарем, на котором лежала очередная искательница дара. Девушка мелко подрагивала от холода и возбуждения. Растянутая грубыми веревками, она не чувствовала боли и не замечала врезавшихся пут. Только смотрела на Сергея снизу вверх глазами, полными восхищения.
   – Согласна, – выдохнула жертва, едва не захлебываясь в экстазе.
   Глубокий капюшон дипломатично скрывал недостойную падшего гримасу, и Сергей позволил себе поморщиться. Пафос и театральщина вызывали в нем отвращение, но идти на конфликт с Эльвирой из-за такой мелочи не хотелось. Падший считал, что обретенная сила не пошла на пользу, окончательно своротив колдунье мозги. Та словно замерла в растерянности, сживаясь с ролью владычицы.
   «Пусть делает что хочет, лишь бы оставила меня в покое», – думал падший.
   Садин привычно чеканил заученные фразы, не забывая легкими касаниями раздувать огонек фанатизма. Его мысли крутились вокруг сложившейся ситуации.
   Сергей вынужденно признавал правоту Эльвиры. Эмоциональное состояние обоготворения играло роль магического импринтинга, навсегда запечатывая образ колдуньи в голове жертвы. Раньше это было оправданно. Во время ритуала паразит впитывал силу вместе с муками и агонией одаренного. Срабатывало безотказно.
   Во время памятной бойни на кладбищах двадцать пять человек отдали свои жизни по приказу Эль. Используя их силу, Кукольник сперва оживил свежие могилы, а затем направил силу внутрь кольца, превращая измененных в уродливых костяных монстров. Правильное решение, потому что тела падших все равно не выдержали обряда. Выполняя волю Хозяйки, безвольные рабы умирали с улыбкой на губах. Их добровольная жертва служила ярким примером эффективности внушения. На тот момент методика Эльвиры была необходима.
   Но сейчас, когда ведьма получила доступ к бездонным запасам сети и без устали вливала в адептов собственную, покорную только ей силу, действие попахивало откровенным фарсом. Зачем внушать преданность, если наработки Кукольника позволяли управлять стадом напрямую? Садин отказывался понимать логику колдуньи.
   – Так прими же дар истинной Владычицы!
   Последняя фраза. Сергей позволил себе расслабиться и незаметно выдохнуть. Дальше играть будут другие. Язычки свечей полыхнули, увеличиваясь в размерах и перемножаясь полированным серебром. Тело колдуньи медленно соткалось из пустоты, проступая в реальность. Нити управления заклинанием выскользнули из рук, и падший ощутил, как мощный удар сотряс жертву, швырнув в безумие религиозной эйфории.
   Ладонь Хозяйки ласково коснулась лица будущей жрицы, закрывая ей глаза. Красивый жест благословения служил только одной цели – скрыть от взора девчонки омерзительную личинку, которая начнет медленно срастаться с телом носителя, позволяя колдовать. И превращая в падшую.
   – Теперь ты часть меня! Прими благословение!
   Скользкая тварь резво рванула по пищеводу, заставляя девчонку судорожно кашлять. Садин машинально отметил, как в отвращении покачнулась фигура последнего из принятых.
   «А ты что думал? Конфетку проглотил? Нет, брат, внутри тебя та же бледная, наполненная чужим гноем мерзость. – Сергей катнул желваки. – Внутри каждого из нас».
   Наказание нерадивого последовало незамедлительно. Мысленный удар плетью встопорщил сознание бойца, но послушный чужой воле, тот даже не шелохнулся. Ухватив нити управления, Садин подобно опытному дирижеру удержал беднягу на месте.
   Отвлекшись на нервного новичка, Сергей пропустил финальный аккорд трагикомедии. Извивающееся в агонии тело девушки подхватили и унесли на второй этаж. Посвящение продолжалось. Интересно, ей хоть дадут прийти в себя? Впрочем, неважно. Злее будет. В свете последних событий Эльвира не испытывала недостатка в человеческом материале. Ведьма снабжала необходимой силой, а людская натура, с ее постоянной жаждой получить все и сразу – подходящими кадрами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация