А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 7)

   – Зря набычился, неук. Святоша все правильно делает. Маг должен по сторонам смотреть чаще, а рот разевать – реже. Тогда и проживет дольше и поумнеет.
   Игорь как-то задумчиво хмыкнул и представил незнакомца:
   – Знакомься, Саша. Твой будущий тренер – Петр Игнатьевич Макаров. В узких кругах известный как Макарыч или ПээМ. Человек…
   Судя по всему, он собирался чем-то подколоть старика, но тот довольно резко оборвал священника:
   – И пароход! Закругляйтесь с байками. У меня там десяток неслухов зал разносят, пока я с вами цацкаюсь.
   Развернувшись, он скрылся за дверью, и нам ничего не оставалось кроме как последовать за ним. В тот момент пресловутая «сигналка» совершенно вылетела из моей головы.

   Внутри нам перегородила дорогу типичная «совковская» вертушка, из тех, что устанавливались на проходных всех тогдашних заводов. Я мог бы поклясться собственной чешуей, что Макаров ее даже не коснулся. Замершая в неподвижности, она оглушительно заскрипела в ответ на прикосновение к ее полированным поручням. «Мелодичный» звук привлек внимание демонстративно сонного дежурного. Склонившись к окошку дежурки, он потребовал наши удостоверения.
   У Игоря, кстати, такового не обнаружилось. Вместо красной книжечки он едва не из-за пазухи вытащил сложенный вчетверо лист с гербовой печатью. Подобравшийся как перед броском охранник полыхнул так, что мое растревоженное зрение автоматом уловило его ядовито-зеленую ауру. Привычка использовать магические чувства укоренялась все сильней.
   Тем временем магически одаренный секьюрити уже всматривался в документ, негромко бормоча:
   – Доступ… режимным объектам… отдела… – Цыкнув зубом, он с сожалением протянул бумагу назад. – Все в порядке, можете проходить.
   Уже двигаясь к лифтовой шахте, я заметил, как охранник склонился над журналом с ручкой в одной руке и телефоном – в другой. Игорь пояснил:
   – Не обращай внимания – это стандартная процедура. Бессмысленная в данном случае трижды тройная перепроверка. Мне даже интересно, кто в здравом уме и трезвой памяти сунется к Макарову и его мальчикам.
   Пожав плечами, я шагнул в приехавшую кабинку лифта. По устоявшейся традиции большая часть здания располагалась под землей. На фоне муравейника центрального офиса два подземных этажа смотрелись бледно. Ровно до тех пор, пока взгляду не открывалась громада полигона. Даже среди «чертей» о пещере ходили только слухи.
   Лифт остановился на минус первом этаже, и нам открылась картина хаоса и разрушения. Короткий, не длинней пяти шагов, коридорчик отделял кабинку от скупо освещенного зала. В нагромождении баррикад мелькали едва различимые тени, по большей части человеческие.
   – Малый полигон, – сказал Игорь, почти не разжимая губ.
   Честно говоря, я и сам испытывал некоторый душевный трепет. Словно ученик младших классов перед кабинетом директора, решающий: то ли деру дать, то ли принять гибель мужественно, как и подобает мужчине.
   Я прекрасно понимал, что у меня не было ни малейшего шанса отсидеться возле лифта, и все же потребовалось несколько секунд, чтобы перебороть себя и шагнуть следом. В этот момент по полигону разнесся зычный, усиленный динамиками голос Макарова:
   – Стоп! Время!
   В зале вспыхнул свет.
   Я уже примерно представлял, куда попал и с чем придется столкнуться. Помнится, Коста устроил такую же проверку, заставив меня сражаться с кучкой одаренных. Заброшенные тоннели под городом мне надолго запомнились. Правда, здесь все выглядело гораздо серьезней. На появляющихся из ниоткуда магах не было защитных браслетов, а отметины на стенах и опустившейся двери явно показывали – воспитанники Макарова сдерживаться не любили.
   – Сергей где?
   От голоса старика у меня слегка дернулись уши. Что за привычка подкрадываться с тыла? Шагнув в сторону, я развернулся, чтобы держать в поле зрения всех присутствующих. Чертов дед будоражил зверя, заставляя меня нервничать.
   – Ну? – Он нетерпеливо обвел взглядом шеренгу.
   – В отключке он, – ответила худенького вида девица, отводя глаза. – Третий или четвертый квадрат. Под ящиками.
   Ее характерная бледность говорила, что передо мной стояла одна из представительниц вида кровососущих.
   Вампирша скрывала неловкость, старательно делая вид, что одергивает куртку. Из всех присутствующих она единственная не выглядела потрепанной. По крайней мере, на фоне окровавленного мужика звероподобного вида и молодого парнишки, чья рука выглядела так, словно ее старательно жевали. Я подозрительно окинул шеренгу взглядом. Слишком характерные укусы, примерно так же выглядит человек после нападения оборотня. В голове промелькнул образ Волкова, но я, не отвлекаясь, смахнул воспоминание в глубины памяти. Не время сейчас.
   – Лиля, я же просил не калечить новенького.
   – Петригнатич, он сам в герои рвался. Подловил меня на Джордже. – Она махнула в сторону звероподобного. – Когда тут цацкаться?
   – С Жорой разговор еще предстоит! Отдельный! – Макаров выделил последнее слово интонацией, отчего заросший по самые глаза мужик слегка поежился.
   – Я тебя предупреждал, чтобы ты не увлекался? Кой леший увяз в ближнем бою? Ты ему руку отгрызть решил или обслюнявить? Удар и отскок, удар и отскок. Бей в крепеж. Все! Не пробить тебе «двушку» с ходу. Только партизанщина и удары в тыл. – Тренер помедлил и уже без эмоций добавил: – Хватит на сегодня. Разочаровал меня.
   Развернувшись, Петр Игнатьевич чувствительно ткнул меня в бок, привлекая внимание. Игорь, видать уже наученный горьким опытом, успел отодвинуться.
   – Вы двое – за мной.
   И пошел к лифту, не дожидаясь нашей реакции.
   – Интересный старикан, – шепнул я напарнику, потирая ребра. – Грубый, но интересный.
   – Ты даже не представляешь насколько. Единственный, кто умудрился послать Графа с его ритуалом, хотя подходил по всем параметрам. При его возрасте, потенциально – сильнейший боевик Москвы, и принципиально ограничился натаскиванием молодняка. Готовит лучших, но излишне жестко. Многие не выдерживают. Не отставай.
   Обдумывая информацию, я прибавил шагу.
   – А почему ограничился?
   – Не знаю. Его биография за семью печатями. Говорит, в молодости нагулялся. Волчара. – Последнее слово Игорь произнес с легкой завистью.
   – Интересный старикан, – задумчиво повторил я.
   Спустя пару минут мы уже сидели в небольшом кабинете. Я предполагал, что обстановка будет спартанская, но оказался приятно удивлен. Никаких табуреток и досок с гвоздями. Удобная и дорогая мебель лишь подчеркивала уют. Чай-кофе, правда, не предложили, но я не особо и рассчитывал.
   Старик сидел напротив и буравил меня взглядом, будто пытаясь просверлить дырку. Очень скоро мне надоела эта игра, и я уперся в ответ. При впечатлении полной расслабленности дед давил как танк. Не знаю, сколько мы так бодались, но в итоге я сдался и, тряхнув головой, попытался незаметно вытереть выступившие слезы. Комната плавала как в тумане, а фигура собеседника расплывалась в неясное пятно.
   – Нормально, – резюмировал Макаров. – Где-то даже хорошо. Напрасно так упираешься, будь гибче. Ты же Ящер. Змей своего рода. Вот и пользуйся. А так – нормально.
   В его голосе я не услышал издевки. Сухая констатация факта и скупая, а оттого вдвойне приятная похвала. Тогда я еще не знал, чего можно ждать от этого человека, и слишком расслабился. Наказание не заставило себя долго ждать.
   – Спасибо.
   – Да на здоровье, – отмахнулся он. – Регенерация осталась?
   – В смысле? А! Не… не знаю.
   – Всучили же, прости господи. Ладно, проверяй.
   Плавное движение, и на столе передо мной появился медицинский скальпель.
   – Вы хотите, чтобы я себя порезал.
   Это не было вопросом. Я хорохорился, пытаясь играть по чужим правилам. В ответ он лишь покачал головой.
   – Я ничего не хочу. В первую очередь это нужно тебе. Я вообще удивлен, что ты до сих пор не проверил пределы своих способностей. Ты какой-то неправильный сверх. Без грамма амбиций и инициативы. Булатный клинок, годный только для колки дров. На самом деле не самое плохое приобретение для нашей шарашки, но с таким подходом тебе долго не протянуть. Сожрут тебя, Сашок.
   Надоел! Я начал потихоньку заводиться:
   – Да ну?! Кто?
   Макаров ехидно хмыкнул:
   – Кто угодно. Например, я. Мир-то остался прежним, люди в нем не изменились. Только балаганный шут из ящика может утверждать, что нас ждет новый золотой век. Очередной виток, не более. Переделят границы, и счастливчики взлетят наверх. Точнее, вскарабкаются по спинам неудачников. Все как обычно. Наша задача сделать так, чтобы они не утянули за собой большую часть планеты. Но это в скучном глобальном плане. Насущные проблемы, – он выразительно глянул на лежащий скальпель, – гораздо интересней.
   – Дурная философия, – сказал я, беря лезвие в руку и резким движением вспарывая ладонь. Быстро, пока не передумал. Как ни странно, боли почти не было. Короткая, яркая вспышка – и все.
   – Обычная. Любая сложная проблема сводится к простому выбору – ты или тебя. Моя задача простая – чтобы ты выжил и убивал. Быстро. Эффективно. Без колебаний. – Старик ласково улыбнулся, но в его глазах царила стужа. – Между прочим, способность убивать быстро и без сомнений очень пригодится человечеству в ближайшем будущем. Ты догадываешься, насколько обострилась проблема перенаселения с приходом магии? По расчетам, продолжительность жизни человека уже выросла втрое. Про сильных магов и оборотней вообще разговор отдельный. На этом фоне вампиры уже воспринимаются не как вселенское зло, а как необходимый фактор сдерживания демографической катастрофы. Косить придется направо и налево.
   Макаров поддерживал светскую беседу, не сводя с меня странно заинтересованного взгляда. Я в свою очередь с усиливающимся подозрением рассматривал ладонь. По сравнению с прошлыми ранениями неглубокий порез выглядел несолидно, но на глазах вспухающие края заставляли меня нервничать. К тому же по руке поднималось усиливающееся жжение. Видя, что я слушаю недостаточно внимательно, Макаров с наигранным участием в голосе поинтересовался:
   – Жжет руку-то?
   Я заторможенно кивнул. Тело слушалось с трудом и почти не реагировало на попытки пошевелиться.
   – Немудрено. Там яда на десятерых. – Старик пожал плечами и провел ладонью над столом, убирая скальпель.
   Скованность нарастала с каждой секундой, и говорить уже не получалось. Буквально выворачивая мышцы наизнанку, мне удалось повернуть голову в сторону Игоря. Священник только выставил перед собой ладони, отгораживаясь:
   – На меня не смотри, я вообще хотел в машине подождать. Это уже ваши игры.
   Голос звучал виновато. Хуже, что доносился он будто издалека. Отрава начала действовать на слух и зрение. Картинка снова поплыла. Слова старика я разобрал с трудом, прокручивая услышанное несколько раз.
   – Игорь, ты, кстати, можешь идти. Мы тут сами потолкуем.
   – Останусь, – отрезал священник. – Напарники все-таки.
   Стальные нотки я разобрал даже сквозь пелену отравы и был чертовски благодарен священнику за поддержку. Лежа на диване и ощущая, как судорожно выгибает все тело, я мысленно костерил себя на все лады. Вынужден признать, что с момента инициации методы «чертей» не изменились ни на йоту. Да и зачем менять прекрасно работающую схему, если я так ничему и не научился? Продолжаю прыгать на тех же граблях как на батуте. Память услужливо подсунула воспоминания о стальной клетке с пулеметами. Оказалось, та боль никуда не делась, притаившись в закромах черепушки.
   Граф, Золушка и Волков – виновные мертвы, а простить их не могу до сих пор. И дело не в боли. Черт с ней, натерпелся. Плюнуть и растереть. Дело в поганом ощущении собственной беспомощности, которое медленно растекалось по венам, наполняя тело ватной слабостью. Я честно старался. Изо всех сил дергался, пытаясь разбудить в себе заветную, не раз выручавшую ярость. И ни хрена не получалось.
   Неуч! Слабак! Снова меня макнули носом в дерьмо, и я ничего не мог с этим поделать. Как же, победитель вихря и гроза московских вампиров. Еще утром я был уверен, что справлюсь с чем угодно. Даже без формы Ящера – голыми руками способен порвать любого врага. И что? Хотелось выть, но в душе царила апатия. Чужая и приторная, от нее явственно несло химией. Мои учителя прекрасно знали, как остановить оборотня. Главное – убить нашу ярость. Голый и беззащитный всего-лишь-человек не может сопротивляться.
   – Без формы ты пустышка, Саша! – Слова Макарова звучали в унисон моим мыслям.
   – Хр… – Горло отказывалось повиноваться, но я умудрился выдавить: – Хрен вам!
   Дрожащие пальцы цеплялись за пушистый персидский ковер, собирая его уродливыми складками. Подтянув правое колено, я умудрился толкнуть тело вверх, поднявшись на четвереньки. Победа была мизерной и, похоже, последней. Я чувствовал себя чертовым плюшевым мишкой, битком набитым ватой. Даже не смог поднять голову в ответ на издевку:
   – Ты гляди, на колени поднялся. – За пределами зрения раздались сухие хлопки аплодисментов. – Геро-ой!
   Я отчетливо понимал, что Макаров выполнял свою работу. Очередной тест на выживание, проверка способностей. Обиды не было. Осталась только железная решимость подняться и вырвать кусок мяса из его горла. Цель простая и холодная, как зимняя стужа. Медленно подняв голову, я зацепился взглядом за равнодушные глаза старика. Где-то на самом дне их затаилось напряжение. Именно оно помогло мне осознать важность происходящего и утвердиться в решении. С резким выдохом я рухнул вбок на собственные растопыренные пальцы, ломая их к чертовой матери.
   Этого их навороченная химия не выдержала. Боль стрельнула вверх по руке, взламывая оковы равнодушия. Катаясь по полу, я баюкал ладонь, зажав ее между коленями и тихонько подвывая. Маховик регенерации медленно раскручивался, оставив поломанные конечности на десерт. В первую очередь тело избавлялось от ненавистной отравы. Волна жара распространялась, неторопливо вымывая остатки паралича.
   Не обращая внимания на мое утробное рычание, Макаров демонстративно бросил взгляд на наручные часы:
   – Девяносто две секунды. Поздравляю с серебряной медалью. Отстал от Графа всего на пару секунд. – Старик повернулся к Игорю и нейтрально заметил: – Почти год вожусь с оборотнями и до сих пор не привыкну к их максимализму. Там, где маги обходятся простейшими заклинаниями, эти рвут из себя жилы. Жорик вообще кусок мяса выгрыз.
   Я не слушал.
   С меня словно сдернуло пыльную тряпку, и чувства навалились с удвоенной силой. Пальцы с хрустом вставали на место, медленно выпуская наружу антрацитовые лезвия когтей. Недлинные, всего три-четыре сантиметра, они были опасным оружием. Процесс частичного перевоплощения шел с невиданной скоростью. Организм оборотня пластично подстроился под обстоятельства. Тело оставалось человеческим, но стремилось защититься всеми возможными способами. Чешуйки пробивались и занимали положенное место, окончательно отсекая боль. Вернувшаяся на место броня дарила почти забытое ощущение уверенности и защищенности.
   Полуформа опасна, и все присутствующие об этом знали. Им следовало опасаться, но оба продолжали сидеть как ни в чем не бывало. Их странная реакция удержала меня от поспешных действий. Если старик лишь ободряюще улыбался и чуть ли не делал приглашающие жесты, то пальцы священника вцепились в кресло так, словно он пытался удержать себя на месте. Игорь закрыл глаза. Вся его фигура застыла в немом предупреждении. Я перевел взгляд на старика.
   – Ну что же ты? – Он все же поманил меня ладонью.
   Не знаю почему, но мой взгляд зацепился за легкие, едва заметные движения его пальцев. Они словно перебирали невидимые струны. Струны, черт побери! Вот зачем Игорь распинался насчет ловушек. Священник сыграл на моей стороне, пытаясь хоть каким-то образом предупредить. Как я мог забыть про паутинку?! Я же прошел прямо сквозь нее. Можно даже не сомневаться, что меня опутало с головы до ног. Тело сводило от напряжения. Я не мог расслабиться и проверить, но знал, что не ошибаюсь. Медленно выдохнув, я опустился на диван и дрожащими пальцами ухватил бутылку с минеральной водой.
   – В следующий раз, ладно? – Уверен, мой взгляд обещал старику радости всех кругов ада.
   – Как скажешь, малыш.
   По голосу Макарова было непонятно – доволен он или разочарован. Мне же было плевать на результаты его импровизированной проверки. Меня больше волновала дурацкая бутылка и не желающие убираться когти. Неудивительно, что я сорвался.
   Ладонь дернулась раньше, чем успел осознать. Не заметив преграды, когти снесли половину бутылки, и окружающих залило брызгами минеральной воды. Последний акт агрессии окончательно меня вымотал, и я меланхолично присосался к импровизированному стакану, в три глотка осушив его до дна.
   – Испытание ты прошел, – отряхиваясь от капель, поведал Макаров. – А теперь слушай меня внимательно. Ты живешь в долг. Прости за неточную формулировку, но лучшей я не нашел. Тебя хотели усыпить, не выводя из комы, но спасло заступничество Василька. Так что я бы на твоем месте пошел в церковь и поставил свечку. Считай, заново родился. Я досконально изучил твое досье и поговорил со всеми, кто с тобой пересекался. Вывод ты уже слышал. Ты – труп, Саша. Мертвец. И живешь в долг.
   Даже это по всем статьям беспрецедентное заявление не смогло пробить броню моего равнодушия. Мельком отметив, что у старика полностью изменилась манера речи, я сделал очередной глоток. Впрочем, его высказывание вызвало у меня некоторое недоумение, и во взгляде оно отразилось.
   – Хочешь знать почему? Сейчас ты самый опасный разумный в Москве. Зря таращишься. Ты не человек, не маг и уж точно не оборотень. Могучая, неведомая херня с черным заклинанием внутри. С демоном, грубо говоря. Веришь, будь моя воля, я бы накачал тебя наркотой, вывез на Колыму и распилил на части. – Он слегка приподнялся в кресле и шепнул: – Причем зарывал бы очень глубоко, чтобы ты, не дай бог, не выкопался.
   Признаюсь, мне стало страшно. Не просто страшно, а жутко до усрачки. Потому что Макаров в очередной раз выключил эмоции, констатируя факт пустым, безжизненным голосом. Он не врал – разрезал бы в ту же минуту, как получил разрешение. На мое счастье, такой власти у него не было.
   Откинувшись в кресле, старик продолжил:
   – На твое счастье Граф погиб очень вовремя, а я в вашем бардаке почти ничего не решаю. После смерти координатора Власов поставил на Женю, а она хоть и не глупа, но живет по бабским принципам. – Он ткнул в меня пальцем: – Которым, я повторяю, ты обязан жизнью. Ее слово и вмешательство Косты спасли тебе жизнь. Сами они не признаются, но ты – цени.
   Макаров бросил в сторону священника неодобрительный взгляд.
   – Был у меня запасной план, но ты быстро соображаешь. Вспомнил мои лесочки? Жаль, искренне жаль. Мог одним махом решить множество проблем, что называется, при попытке к бегству. Игорек постарался, защитил тебя как мог. Вот за что я не люблю святош – во все дырки лезут. Чем-то ты ему глянулся, если он ради тебя черепушку свою напряг. – Пожевав губу, Макаров скомандовал: – Сядь, не нервируй. И слушай. Впечатления у меня пока положительные, поэтому некоторое время подлянок можешь не опасаться. – Он поднял руку, привлекая внимание. – Верить или не верить – дело твое. Я бы ни за что не поверил и тебе советую. Второе. Пока в тебе сидит эта зараза, про безопасность забудь. Это на тот случай, если иллюзии сохранились. Ты – зверь в ошейнике, и с завтрашнего дня я начну тебя натаскивать. Переваришь своего демона – честь тебе и хвала, он тебя – надгробие и ромашки по пятницам. Вопросы есть?
   Я покачал головой.
   – Вот и умница. Сразу говорю, многие твои знакомые и друзья прошли мою школу. Это своего рода знак качества, о котором не распространяются. Школа Макарова – это повод для гордости. По крайней мере, они так думают. – Он насмешливо усмехнулся. – Туфта полная. Большая часть никуда не годится. Натаскивать современную молодежь бесполезно. Эх, было время. Сердца – моторы… Ладно, раз вопросов нет – проваливайте отсюда.
   Шагая к лифту, я старался не поворачиваться к старику спиной. Не знаю, правду он говорил насчет подлянки или врал, но лучше перестраховаться. Одно я знал – нападать на него не стоило. Номер дохлый в прямом смысле. Охранник на входе проводил нас понимающим, где-то даже сочувствующим взглядом, но от комментариев разумно удержался. Видимо, уже нарывался в подобной ситуации.
   Остановившись на крыльце, Игорь нерешительно произнес:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация