А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 3)

   До города мы добрались за час и еще столько же колесили, пробиваясь через пробки. До меня дошло, что я не назвал своего адреса, только когда мы во двор въезжали. Удивиться, что ли, для разнообразия?
   – Зайдете? – больше из вежливости спросил я.
   – С удовольствием.
   К моему удивлению, отец Игорь тут же принял предложение. Ладно, будем считать, что это ему благодарность, что ездит на отечественной машине. Уважаю. Смотрел как-то передачу про их руководство – впечатления незабываемые. На общем фоне мой знакомый аскетично выделялся в лучшую сторону. Хотя это я со зла, наверное. С кряхтеньем я принялся выбираться из машины.
   Двор. Давненько я здесь не появлялся. Свежо, ветерок прохладный, но так хорошо. Вечер уже, народ с работы возвращается. Знакомые лица кругом. Стоило мне вылезти из машины, как ко мне устремился один из моих бывших клиентов.
   – Дарова, Сашок. Как ты?
   – Потихоньку. – Вполне нейтральный ответ для моего состояния.
   – Слушай, у меня что-то движок барахлит. Не посмотришь?
   – Извини, дядь Паш. В ближайшее время – без вариантов. Дел по горло.
   – Черт. – Тут он увидел священника, вылезающего из машины, и смущенно кхекнул. Игорь в ответ лишь кивнул, мол, нормально все. Говорю же, хороший мужик.
   – Совсем никак? – не унимался сосед. – Если по деньгам…
   – Не в деньгах дело, аврал у меня.
   – Ну да, понимаю.
   Павел оглядел меня с головы до ног, заострив внимание на лысой голове и порванной больничной пижаме, затем перевел взгляд на священника. Не знаю уж, какие выводы он сделал, но ретировался довольно быстро. А что я могу поделать? Не было у меня другой одежды. Глупо было бы ожидать, что Василек станет по магазинам бегать. А семью я сам тормошить запретил. Ничего страшного. В свете последних событий священник – не самая странная компания, в которой меня могли застукать. Та же Ливиан в боевой форме легко дала бы бабкам тему для сплетен на ближайший год. Переживу как-нибудь.
   Стоило мне переступить порог квартиры, как я немедленно был заключен в объятия. Ни капли не стесняясь моего спутника, мама тискала меня как ребенка. Хотя почему как? Заблудший сын вернулся домой. Вырывался я, кстати, напрасно. Отшагнул назад, и меня чуть не сбил визжащий ультразвуком комок энергии. Понятия не имею, как сестренка сдерживалась столько времени. Для нее это настоящий подвиг.
   Потом началась менее приятная процедура, думаю, знакомая каждому. Где ты пропадал? Почему не звонил? Что с одеждой и зачем наголо побрился? Вопросами меня засыпали. Это еще повезло, что родные в упор не видели серебряной вязи татуировок. Иначе, боюсь, пришибли бы на входе.
   С другой стороны, радовало, что Женька выполнила обещание – мама была не в курсе случившегося. Еще на заре карьеры я потребовал, чтобы семью понапрасну не волновали. Нечестно, но мне спокойней.
   – Мам, мне надо в душ и переодеться. Знакомься, это – отец Игорь. Мой куратор и священник по совместительству.
   Схватив комплект одежды, я быстренько ретировался в ванную, отдав бедолагу на съедение моей семье. Не завидую ему. Изголодавшись по новостям, мои женщины вывернут его наизнанку. Между прочим, я не слишком образно выражался. В любом случае я не мог прийти ему на помощь – были дела важней. Надо экстренно смывать больничный запах, не дай бог, мама унюхает. Прятаться от сестры я зарекся, все равно раскопает. Лучше сразу рассказать, взяв слово, чтобы никому и никогда. В этом плане Юлька – кремень. Любопытный, блин, такой кремень с длинным носом.
   Стоило встать под тугую струю душа, и все проблемы мгновенно выветрились из головы. Горячий, почти обжигающий ливень заставил ежиться от удовольствия. Как же я соскучился по нормальной жизни. Будь у меня выбор, про безумных магов, погони и мертвецов я бы узнавал только из новостей. Не спорю, в последнее время моя жизнь стала разнообразней, но градус опасности порой зашкаливал. Боюсь, если ситуация не изменится, долгая карьера мне не светит. Прибьют-с. Или наоборот? На прощанье Василек намекнула на моральную компенсацию и какие-то звания, но мне было уже не до этого. Я рвался домой.
   Вывернув ручку душа на контраст, я несколько секунд наслаждался прикосновениями ледяной воды. Приятно, черт побери! Затем горячая, и на выход. Растираясь пушистым полотенцем, я почувствовал себя почти человеком. Странновато для оборотня? Ничуть!
   – Благода-а-ать! – простонал я, выходя из ванной.
   Оставалось только надеяться, что вид полуобнаженного меня не шокирует святого отца. Как оказалось, Игорь уехал по делам, не дожидаясь моего появления. У меня вообще сложилось впечатление, что он заходил специально, чтобы успокоить моих домашних. Мама была в курсе, что ее сын работает в тринадцатом отделе Министерства Магического Искусства, но о специфике, естественно, не догадывалась. Надеюсь, и не узнает. Я не хотел признаваться даже самому себе, что мне понравилось работать в конторе. Не хотелось разрываться между семьей и работой.
   А насчет того, что священник провел воспитательную беседу – это к гадалке не ходи. Слишком старательно мои женщины делали вид, что ничего не произошло. Даже не донимали вопросами, окружив теплом и заботой. Неспешный разговор под горячее, потом чай и вечерние новости. Диктор – приятная на вид девушка в строгом деловом костюме, что-то рассказывала насчет магии. Какие-то встречи на высшем уровне, клубы по интересам и магические библиотеки по всей стране. Народная самодеятельность в виде гильдий и кланов. Кажется, было что-то про мошенников, но от усталости начала подводить память. Отрубился я прямо на диване, завернувшись с головой в теплый шерстяной плед. Мой дом – моя крепость. Ощущения покоя и умиротворения были просто чудесными.
   И как любое чудо, они разбились о суровую правду жизни. Среди ночи я проснулся, не понимая толком, что именно меня разбудило. Размеренное, утробное урчание, донесшееся со стороны балкона, вздыбило несуществующую чешую на моем загривке. Все тело потряхивало от ощущения опасности. Завывания раздавались на грани слышимости и в то же время разрывали голову на части. Такое чувство, словно неведомая тварь монотонно «пела» за стеклом, пытаясь загнать меня обратно в сон.

   Глава 2

   До сегодняшнего дня я был уверен, что существуют два способа проснуться. Из сна можно либо спокойно выплывать, либо панически выныривать. Пример первого – это субботнее утро, когда ярко светит солнышко и его лучики нежно щекочут за ушком. Желательно где-нибудь за городом и подальше от сестренки. Вариант номер два встречался в моей жизни гораздо чаще. Это когда блондинистое чудо с косичками затевало очередную каверзу, от последствий которой я с воплями выскакивал из кровати.
   Но, оказывается, существовал и третий способ. В этот раз меня буквально вытряхнуло из сна, а раскручивающаяся в груди пружина в мгновение ока вымела остатки сонливости. Страха не было, только понимание, что на меня открыли охоту. Такое непривычное для жителя современного мегаполиса. Темный переулок и показушный нож в руках преступника – чтоб слегка пугнуть, не больше, – это, наверное, максимум, который способна выдержать неподготовленная психика. Отдать кошелек и украшения, отбиться кулаками или, в крайнем случае, просто убежать. Жуть, конечно, но быстро забывается. Другое дело, если на тебя смотрят как на мясо, выбирая самый сочный кусок. Это надо пережить! После такого в голове что-то переворачивается и встает на место. Понимаешь, что главный закон все еще тот самый, где выживает сильнейший.
   Я знаю, что говорю. Побывав в вампирском притоне, я получил право на подобные заявления. Когда без малого пара сотен кровососов рассматривает тебя как термос с кровью, уже не так страшно просыпаться от ощущения, что тебя готовятся сожрать. Но в любом случае приятного мало. Даже для оборотня. Особенно для оборотня! Стоило мне понять, что происходит, как хищник в моей крови одуряюще взревел. Сама мысль о том, что нас воспринимают как пищу, казалась оскорблением.
   В эту секунду я был благодарен своей человеческой половине. Именно она удержала меня от поспешных поступков. Ящер рвался в бой, стремился впиться клыками в горло врага и разорвать на части. Человек думал, стараясь рассмотреть хоть что-нибудь за пыльным стеклом балкона.
   Шестой этаж. Тишина. Пусто. Никого!
   И все же я был готов биться об заклад, что мне не чудилось. Время утекало, как песок между пальцами, а я пытался придумать решение для головоломки.

   Слова Евгении о том, что полная трансформация мне более недоступна, еще звучали в моих ушах. Мастер-лекарь утверждала, что это временная мера, и продлится до тех пор, пока мы не избавимся от засевшего смерча. По дороге домой я пытался укрыться чешуей, и сотни вонзившихся в тело иголок явно показали – мою защиту Эльвира сильно ослабила. Броня пробивалась медленно и неохотно, а когти и вовсе нарастали сквозь зубовный скрежет. В случае боя я просто не успею ими воспользоваться. Скорость, ловкость и сила оборотня – вот все, что у меня осталось. Не густо, но и не пусто.
   «Повоюем», – мелькнула мысль.
   Зверь внутри поддержал ее одобрительным рычанием. Шипящие нотки в собственном голосе заставили слегка улыбнуться. Кажется, последние события не прошли без последствий, граница личностей становилась все тоньше. Расслабившись, я выпустил рвущегося наружу Ящера и, протянув руку, подхватил с пола свое импровизированное оружие. Единственное, до которого я смог дотянуться в такой ситуации.
   В крови бурлило злое предвкушение. Брызги оконного стекла я встречал в удивительной гармонии и даже без зеркала чувствовал, как губы кривятся в животном оскале. Ошибся тот, кто посчитал меня добычей. И ошибся смертельно.
   Целиком отлитая из металла – еще прабабкина ваза – встретила тварь на полпути. И удар был хорош – прямиком в голову. Семейное наследие удачно расположилось возле дивана. Не силен я в металлургии, но что-то мне подсказывало – ковка бронзовая. Уж больно тяжелой оказалась хреновина. После такого удара противнику не позавидуешь, взвизг явно отдавал поскуливанием. Хм, собака, что ли? Потом разберусь, главное попал хорошо, комнату затопил сладковатый запах крови.
   Усиленно моргая, я пытался настроить зрение, не выпуская из рук импровизированной дубины. Даже оборотню в такой ситуации требуется несколько секунд, а их не было. В первый раз мне повезло, но долго такое везение продолжаться не могло. Широко распахнутые глаза успели заметить лишь тень движения под обломками телевизора. Удар! Кажется, успел. На руки брызнуло чем-то липким. Судя по звону битого стекла, тварь улетела через всю комнату и раскрошила сервант с посудой. Гордость семьи – мамин чайный сервиз на двенадцать персон отправился на тот свет. Звериное рычание было ему похоронной музыкой. Злится, падаль! Ну я бы тоже разозлился после такого.
   Поводя перед собой изрядно помятой вазой, я все же рассмотрел, с кем сражался. Темная бестия действительно походила на собаку. Четыре лапы, вытянутая голова с зубастой пастью и шипованный, бьющийся в азарте хвост. Картину дополнял полный набор загнутых когтей и черная, с алыми проблесками шерсть. Быстрая! Мотая лобастой башкой, тварь выбиралась из-под обломков мебели и низко рычала. Раздраженный взмах хвоста легко вскрыл старые польские обои, оставив на бетонной стене глубокую полосу. Существо едва дотягивало до пояса, но для своего размера обладало удивительной силой.
   – Иди сюда, родимая!
   Уверен, в пижамных штанах и с тяжеленной вазой наперевес я смотрелся комически. Да я бы и сам посмеялся с удовольствием, но раздавшееся за спиной рычание мигом вытряхнуло из меня все веселье. Прижавшись к стене, я с тоской наблюдал, как через разбитое окно в комнату скользнули еще два монстрика. Тварь заявилась не одна.
   Хуже того, сражение хоть и длилось от силы десяток секунд, но звуки в соседней комнате ясно показывали – времени осталось немного. Моя семья совершенно беззащитная! В отличие от меня, сестра с матерью погибнут мгновенно. Острая, как удар ножа, вспышка паники чуть не захлестнула меня с головой.
   – Не суйтесь! Сидите в комнате!
   Рев получился отменный. В прыжке, на выдохе, с занесенной над головой вазой, я вложил в удар все оставшиеся силы, прекрасно понимая, что второго шанса уже не представится. Стоит этой твари шмыгнуть в глубь квартиры, и догнать ее я просто не успею. Она оказалась слишком близко к двери.
   И все же удар получился как надо. У псины не успела восстановиться координация, и она не смогла увернуться. Взмах дубины пришелся точно в хребтину, ломая ее ко всем чертям. Рычание оборвалось, словно повернули рубильник. Пес улетел в стену, чтобы спустя секунду разлететься фонтаном брызг. Запах крови стал настолько ярким, что меня качнуло в сторону. Зверь во мне оглушительно взревел и окончательно потерял голову, запуская волну трансформации.
   Тело пришло в движение, меняя форму словно пластилин. Вспыхнувшая было надежда жила недолго, мгновение спустя яростно полыхнули набитые знаки, и меня швырнуло обратно. Кости гнулись и трещали от противоборствующих сил. С одной – звериная жажда свободы, подкрепляемая темным заклинанием, с другой – мастерство Василька и моя неуверенная помощь. Мы были почти равны! Схватка и металлический привкус крови на зубах настолько взбудоражили Ящера, что у меня плыло перед глазами. Татуировки медленно наливались холодным серебряным свечением, не выдерживая напора. Зверь и демон ломали клетку с двух сторон. Осознание пришло внезапно – стоило в борьбу включиться мне-человеку, и контроль над телом незамедлительно вернется. Дурацкие псы – не помеха для закованного в броню Ящера. Преград не будет.
   Едва слышный свистящий шепот проникал сквозь незримый барьер. В нем не было слов, только неясное обещание силы и неуязвимости. Сладкое до невозможности и манящее, как бесплатный сыр в мышеловке. Почти даром, почти на халяву. Все, что от меня требовалось – незначительное усилие. Не надо давить на решетку, оно справится само, достаточно прекратить сопротивляться. И у меня будет все. Обещание силы и вседозволенности захлестывали.
   Искушение продолжалось лишь несколько секунд, но момент был самый неподходящий – заминка легко могла стоить мне жизни. Не думаю, что демон нуждался в моей душе. Все, что ему требовалось – это оболочка. Сильное, практически неуязвимое тело Ящера. И в этом его желания совпадали с моей второй половиной. Зверь тоже жаждал свободы и рвался к ней из последних сил. Рисунок на теле горел так, что вязь символов освещала всю комнату. Тревожная пульсация нарастала. Мощь заклинаний Василька заставляла тварей медленно пятиться в угол. Они даже не пытались атаковать – только скулили и прятались друг за друга.
   – Назад!
   Откровенно говоря, я не знал, кому предназначалась команда. Ящеру, наверное. Глупо рассчитывать, что заточенный в собственном теле враг послушается пусть и громкого, но всего лишь крика. Впервые с момента обращения я приказывал звериной части себя. Даже когда мы с Ящером едва не сожрали тройку бандитов, мне удалось лишь оборвать трансформацию тела. Зверя загнала внутрь вовремя появившаяся сестренка. В этот раз все было иначе. Картинка была так отчетлива, что я видел все как наяву. Недовольный, с оскаленными зубами и встопорщенной чешуей, Ящер замер и прекратил рваться наружу. Еще не передумал, но игнорировать не посмел.
   Меня никто не учил колдовать. Я не Коста и уж точно не Граф. Точные выверенные движения оборотням недоступны. Двух недель на грани человеческих возможностей хватило, чтобы понять – их магия работает иначе. Перевертыши не колдуют – это закон. Но у каждого закона есть свои исключения, и мне не повезло. У меня все построено на чувствах и на эмоциях. На ярости, боли и мимолетных ощущениях. Вот и сейчас я собрал в комок всего себя и толкнул в сторону ощетинившегося зверя. Надеюсь, он поймет, что сейчас свобода гибельна.
   Все замерло в шатком равновесии, а затем Ящер послушался. Темница начала медленно восстанавливаться, отсекая посулы и искушения дармовой силой. Медленно угасали серебряные татуировки.
   В реальность меня вернула пронзительная боль. Одна из собачек воспользовалась моментом и прыгнула вперед. Ее зубы вонзились мне в ногу раньше, чем я успел отреагировать. Странно, но вместо того, чтобы воспользоваться замешательством и навалиться посильней, они сразу отступили. Все произошло так быстро, что когда я поднял взгляд, комната уже опустела. Глядя, как по ноге стекает алая кровь, мне оставалось только угрожающе взмахивать изувеченной вазой. Похожие на адских псов твари скрылись во тьме сквозь дыру в балконе.
   Оглядываясь по сторонам, я старался унять трепыхание сердца. Меньше чем за минуту комната превратилась в руины, а замершие на пороге силуэты домочадцев добавляли картине недостающего драматизма. Плюхнувшись на останки серванта, я тоскливо обнял окровавленную дубину. В тот момент я совершенно не представлял, как объяснить семье ночное вторжение.
   Кстати, насчет драматизма я поторопился. Едва Юля щелкнула выключателем, как входная дверь с грохотом влетела в квартиру, и коридор начал заполняться людьми. Я даже не успел подняться, как они взяли под контроль все комнаты.
   Вспышка чудом уцелевшей люстры ослепила не хуже прожектора, и взмах моей странной дубины пришелся по воздуху. Отшагнув в сторону, ближайший из нападавших легким толчком усадил меня обратно в сервант. Я уже готовился повторить попытку и на этот раз вцепиться ему в горло, когда знакомый голос заставил меня замереть:
   – А ну хватит! – И добавил: – Сиди, герой. Отвоевался.
   Жаль, напор адреналина уже прошел, и наступил, что называется, отходняк. Стукнуть бы его по башке вазой и списать на стрессовую ситуацию. Мечта! К сожалению, единственное, на что меня хватило – это фраза полушепотом:
   – Сволочь ты, Коста. На черта дверь испортил?
   В ответ мне достались широкая улыбка и задорное подмигивание корейца.

   Через пятнадцать минут мы остались вчетвером: мама с сестрой и мы с Костой. Как в карточной игре пара на пару, с той лишь разницей, что на этот раз был только один дурачок – я. Впрочем, вновь прибывший занимал скорей нейтральную позицию, хотя по выражению лица было видно – в целом он солидарен с разбушевавшейся родительницей. Неторопливо отхлебывая из кружки, маг одобрительно кивал в такт ее словам. Входную дверь пристроили абы как, и гуляющий по квартире сквозняк то и дело вздымал маме волосы, делая ее похожей на фурию. Впрочем, внешностью сходство не заканчивалось, разошлась она не на шутку:
   – Как ты мог скрывать такое?! Семья, доверие – для тебя это пустой звук?
   – Я хотел как лучше. Думаешь, легко признаться в таком?
   – Не кричи на маму! – Очередной подзатыльник не заставил себя ждать.
   – Да я и не кричу. – Попытка отодвинуться подальше с треском провалилась. – Просто старался отгородить вас от всего этого.
   – Зачем ты вообще туда полез? Денег не хватало?
   Судя по разгневанному виду, мама собралась начать разговор заново. Полуразрушенная, залитая чужой кровью квартира и пачка фотографий Ящера привели ее в состояние, близкое к шоковому. Не каждый день узнаешь, что твой сын – оборотень. Это я еще старательно избегал подробностей вроде психованной вампирши, которую мать собственноручно отпаивала чаем. В отличие от сестренки, она эту новость не оценит. Юлька, кстати, восприняла все совершенно спокойно. Думаю, она о многом догадывалась. Без подробностей, конечно, но подозревала точно.
   – Я же уже объяснил. Не было у меня другого выбора, я не в цирке работаю. Приказ есть приказ.
   – Дай мне телефон. Хочу поговорить с твоим начальством! – не сдавалась мама. – Хочу посмотреть в глаза тому, кто посмел отправить моего ребенка на чертову войну.
   Сам того не замечая, я начал заводиться. Несправедливые, с моей точки зрения, обвинения сжимали внутри меня опасную пружину.
   – Во-первых, я уже не ребенок, а во-вторых, ни с кем ты не поговоришь! Потому что мое начальство через одного погибло на этой, как ты говоришь, чертовой войне!
   – Не кричи на маму!
   Подзатыльник прилетел от сестренки. Точнее почти прилетел. Перехватив занесенную ладонь, я слегка ее сжал. И на этот раз я не смог подавить в себе вспышку злости, исподволь зреющее раздражение выплеснулось наружу и включило защитный механизм серебряных рисунков. Агрессия внутри нарастала медленно и незаметно, пока меня в очередной раз скрутило болью. Пробежавшая по телу волна изменений была видна невооруженным глазом, мигом прекратив перебранку на кухне. Не знаю, как это выглядело со стороны, но заткнулись все. И без того неширокие глаза корейца сузились до едва заметных щелочек.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация