А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 35)

   – Поверьте, юноша, вам не следует разубеждать старого и слегка наивного вампира. Иначе наша милая дружеская беседа закончится самым неприятным образом. – Очередной спазм настойчивого заклинания заставил вампира болезненно поморщиться. – Боюсь, что мне действительно пора. Чертова петля давит все сильнее. Дела, знаете ли. – Уходя, вампир бросил через плечо: – Надеюсь, вы сможете удивить меня, Александр. Поверьте, это в ваших же интересах.
   Высший ловко крутанул трость меж пальцев и шагнул в сторону, растворяясь в тени. Настороженно наблюдая, как исчезает фигура вампира, Ренат отчетливо и злобно зашипел:
   – Ушел мразь! Ни хрена не понял, что за пургу он молол, но в одном этот мудак не ошибся – мне за ним не угнаться. Против высшего я даже пытаться не буду. Матерый волчара!
   – Знаю. Этот тип взломал защиту Василька. – Александр не отрывал задумчивого взгляда от тени дерева, в которой скрылся загадочный незнакомец. – Я примерно понял, к чему он клонил. Не знаю только, откуда ему известно, что меня принимают ваши дороги? Я сам узнал неделю назад – в больничке, когда тренировался с Ящером.
   – О чем ты?
   – Неважно. Долго объяснять. Я жду, пока высший отойдет подальше. Если я правильно понял, он не должен отчетливо чувствовать преследование. В этом случае печать заставит его оторваться или убить загонщика. Подозрения не в счет, иначе б он тут не распинался. Как здесь управитесь, найди Женьку и расскажи все. Искать меня не надо. Не дай бог звякну на ваше поисковое. Постараюсь закрыться, но мало ли что. – Саша помолчал, собираясь с духом. – Ох, надеюсь, я не совершаю очередную глупость. Все. Пошел.
   Два шага, и тьма ласково приняла нового адепта в свои объятия. Ошалевший Ренат до рези в глазах вглядывался в темноту и недоумевал. Его умения хватило, чтобы заметить – тропа приняла оборотня так, как не принимала даже высшего. Александру не пришлось проламываться сквозь границу, он ее просто не заметил. Впрочем, чего еще ждать от Странника с печатью первостихии в сердце?

   Садин возвращался в город. Автомобиль с падшими двигался в Москву с выключенными фарами, периодически сворачивая в сторону, чтобы пропустить очередную колонну с мигалками. Тринадцатый отдел добивал оставшуюся в академии группу прикрытия. Когда Сергей покидал территорию Вышки, там оставалось порядка двадцати измененных.
   «Долго они не продержатся, – прикинул падший. – Вовремя ушли».
   Он в очередной раз взглянул в зеркало заднего вида и довольно ухмыльнулся. Там, зажатая между двумя плечистыми измененными, ехала Ливиан. Слова Хозяйки оказались пророческими – девушка не горела желанием встречаться с сестрой, предпочитая «уют» камеры общению с Эль. Впрочем, ослабевшую от вынужденной диеты вампиршу скрутили без труда, и теперь она путешествовала в бессознательном состоянии.
   Садин с трудом удерживал на лице спокойное выражение. Цель была близка как никогда раньше и занимала все его мысли. Сомнения не ушли даже когда все уже закончилось. Измененный до конца не верил в успех операции.
   – Господин, вы велели сообщить, когда мы пересечем черту города, – чуть повернувшись, сообщил водитель. – Я снова чувствую остальных.
   – Что в академии? Держатся?
   Водитель прикрыл глаза, сосредотачиваясь. Пробиться к удаленным сознаниям было нелегко. Что интересно, машина продолжала ехать вперед, уверенно маневрируя и объезжая ямы.
   – Я их не чувствую, господин. Скорей всего мертвы.
   – Передай Эль, что мы скоро будем.
   – Госпожа уже в курсе и благодарит вас за отлично выполненную работу.
   В словах водителя мелькнула едва уловимая насмешка, но Сергей не придал ей значения. Он уже привык к уважительному обращению, а иронию упустил, банально замечтавшись. Мысли о новом, непорченом теле полностью его захватили.
   Симбионт Садина вживляли еще до печатей. Делая своего хозяина столь же уродливым, он имел одно неоспоримое преимущество – исключал своего владельца из паутины рабов. Именно по этой причине Садин до сих пор оставался личностью со свободной волей и не поддавался очарованию Хозяйки.
   «Если все пройдет гладко, завтра я проснусь человеком», – мечтал падший.
   Прочитай водитель его мысли, он бы расхохотался в голос. Доступ к коллективному разуму измененных тоже имел свои плюсы. К примеру, все они были прекрасно осведомлены об истинных планах Хозяйки. Усмехнувшись своим мыслям, падший утопил педаль в пол, и автомобиль рванул вперед с крейсерской скоростью.
   Загородные события никак не сказались на ночной жизни столицы. На общем фоне даже уменьшившееся число патрулей не слишком бросалось в глаза. Въехав в город, Садин вздохнул свободней. Под прикрытием Эльвиры он чувствовал себя уверенней. К тому же их серенькая иномарка растворилась в потоке, став полностью незаметной. Кружащие в ночном небе скаты оставались серьезной угрозой, и патрульные почти не обращали внимания на машины. Едут себе люди и пусть едут.
   Лишь когда бессознательное тело Ливиан заносили в здание склада, Садин вновь почувствовал легкий укол тревоги. Краем глаза он уловил смазанное движение в тени створок, но сколько ни вглядывался, так ничего и не разглядел. Сказывались усталость и нервное перенапряжение. Махнув рукой – мол, показалось, сверх потянул на себя тяжелую дверь, окованную толстым слоем серебра.

   Глава 15

   Любой оборотень способен пробежать двести – триста километров со скоростью хорошего автомобиля. Скучно, но вполне реально. Почти час я гнался за вампиром, и, поверьте, скучно мне не было. В тени он передвигался мастерски и петлял как чертов заяц. Обещал ведь не отрываться, а я только за городом терял его трижды. В Москве стало еще хуже – магический «запах» то и дело перебивало ароматами столицы. Хватало и другой нежити, так что меня постоянно сбивало со следа.
   К счастью, высшему приходилось не легче – мешали печати Графа и патрули. Из-за летающих убийц вторых было больше обычного. Улицы снова нашпиговали ведьмаками при поддержке священников. От этих не спасали даже потайные тропы вампиров, и высшему то и дело приходилось останавливаться и пережидать. Это помогало. Его самого я давно потерял, но продолжал двигаться от одной такой лежки к другой.
   Один раз я надолго потерял след и принялся кружить как охотничий пес. Высший, тварь, как сквозь землю провалился. От отчаяния я собирался выпустить Ящера, но в последний момент струсил. Центр города – не лучшее место, чтобы проверять на прочность его характер. Толпа, яркие эмоции – сорвется зверь от обилия двуногой дичи, и мне останется только собственноручно его прикончить.
   В итоге я все же нащупал вампира, и охота продолжилась. Правда, чем дальше мы углублялись в переплетение улочек, тем сильней меня преследовало ощущение неправильности. Постепенно оно переросло в железную уверенность – высший профессионально меня вел. Притормаживая в нужных местах, он действовал на грани фола, но каждый раз позволял вновь уцепиться за ниточку. Похоже, ему ОЧЕНЬ хотелось довести меня до места.
   Окончательно я потерял его возле склада. Серебром фонило так, что магическое чутье отказывалось улавливать хоть что-нибудь. Нюанс, знакомый всем, кто так или иначе работал с этим благородным металлом и который не позволял запеленговать его магией уже с двадцати шагов, не работал на таком расстоянии. Впрочем, нетрудно было догадаться, что я попал куда следует. И в нужное время.
   Сразу после моего появления за углом раздался визг тормозов, и у склада лихо затормозила потертая иномарка. Три здоровенных мужика выгрузили из салона бесчувственное тело Ливиан и унесли в здание. Четвертый замешкался у машины, и я успел проскользнуть следом, искренне благодаря судьбу за новообретенную способность. Искусство скольжения в тени нравилось мне все больше. Оно позволяло двигаться в любых плоскостях, одним прыжком взбираясь на балконы многоэтажек. Главное, чтобы тень позволяла. При таких возможностях я сильно зауважал церковных ловчих. Поймать даже одинокого вампира – уже нетривиальная задача, а охотиться нежить предпочитала стаями. В любом случае их навыки мне очень пригодились. Метнувшись в тень створок, я одним прыжком взвился под потолочную балку и затаился, осматриваясь.
   Помещение выглядело темным и пустынным, по нему то и дело прокатывалось пугающее эхо шагов. Большая часть склада пустовала, хотя некоторые достопримечательности просто бросались в глаза.
   Лестничный пролет в дальнем конце ангара уводил в полуподвальное помещение. Оттуда с такой силой тянуло сырой магией, что становилось понятно – без серебряной обшивки на здешнюю вечеринку неминуемо пожалует банда клоунов с хлопушками и шарами… в основном огненными. Энергетика места внушала серьезные опасения, и я не испытывал желания спускаться туда в одиночку.
   «Торопиться не стоит. Верно, Ящер?! – мысленно шепнул я куда-то в глубь себя. И сам же ответил: – Вот и я так думаю».
   Окна второго яруса выходили прямо на меня. По счастью, металлическая коробка пустовала, и я смог беспрепятственно заглянуть внутрь. Тамошняя обстановка больше всего напоминала фойе американской общаги. По крайней мере, именно так их изображали в голливудских комедиях: куча диванов, здоровенная плазменная панель и горы пустых бутылок из-под пива. Еще оттуда несло травой и кислым запахом застарелого секса. Кажется, я наткнулся на лежку измененных, и надо признать – чистоплотностью они не отличались.
   Больше всего меня заинтересовал первый этаж, в самом центре которого располагался массивный камень, живо напомнивший мне алтарь птицеголового. В заброшенном храме стоял кровожадный монстр, но судя по витающей ауре страха, этот тоже использовали не с благими намерениями. От него тянуло немалой жутью. Сразу за камнем располагалась серебряная клеть, и в эту самую минуту троица падших энергично запихивала туда Ливиан.
   От наблюдения за процессом меня оторвало показавшееся из подвала грозовое облако. От такого зрелища я перестал дышать, стараясь зарыться еще глубже в тень. Пробегающие сквозь тучу магические разряды спиралями заворачивали энергетику внутри склада. Падшие млели, а у меня мурашки бежали по шкуре. Я впервые видел столь концентрированную магию без материального носителя. Ближайший аналог – тело Ящера, но даже оно имело физическое воплощение.
   Я до последнего отказывался верить, но Эльвира действительно умудрилась выжить и теперь существовала в виде чистой энергии. От прежней ведьмы осталось немного, но я бы узнал ее в любом обличье. Сложно забыть человека, которого задушил собственными руками. Жаль только, мне не удалось довести начатое до конца. После встречи с падшими все угрызения совести смыло без остатка.
   Создав свою нелюдь, колдунья нарушила все мыслимые нормы морали. Ее бездушные творения оказались куда хуже вампиров. У тех, по крайней мере, оставалась свобода воли и хоть какой-то инстинкт самосохранения. Немертвые чаще убивали ради выживания, страха и выгоды, чем ради развлечения. Мы научили их осторожности.
   Механическое повиновение измененных будило во мне звериную ярость… и неуверенность. Я понимал, что среди этой погани могли оказаться мои родные, друзья и знакомые. Что говорить, если Черный едва избежал позорной участи. Для рабов Эль не оставалось иных авторитетов, и мой друг с удовольствием выпотрошил бы меня ради мимолетной улыбки своей госпожи.
   У меня не было сомнений в логичности своих выводов, но судьба не поленилась подкинуть очередное доказательство. Сформировавшаяся из черной кляксы фигура не торопясь подошла к клетке. Падшие почтительно замерли в стороне, ожидая распоряжений, в то время как Эльвира внимательно рассматривала свою сестренку. Я затруднялся предположить, какие мысли посещали ее безумную голову в тот момент.
   – Я довольна, – наконец произнесла Эль. – Осталось дождаться вампира. Знаете, мальчики, мне уже не терпится навестить Графа.
   От колдуньи тянуло опасным безумием, но окружающие, казалось, не замечали ее сумасшествия. Падшие с обожанием смотрели на Хозяйку, и только в глазах одного из них изредка мелькало что-то человеческое.
   – Ты обещала выполнить мою просьбу. – Именно он выступил вперед. – Ливиан здесь, я выполнил твою просьбу!
   – Торопишься избавиться от паразита, Садин?
   – Ты обещала! Обещала мне! – Помощник ведьмы твердил как заклинание.
   – Хорошо. – Эльвира кивнула, соглашаясь, и повернулась к трем оставшимся. – На алтарь его. Живьем!
   – Я…
   Садин явно ожидал иного. Он не был готов к такому повороту событий, но сориентировался быстро. Бывшие соратники накинулись на него как свора собак, заламывая руки и повисая на плечах. Заклятий не было. Измененные чаще полагались на физическую силу, десятикратно умноженную мощью симбионта. Их низшая, телесная магия убого смотрелась рядом с отточенным искусством Графа и изысканной небрежностью Василька, но сейчас они играли на своем поле. Садина спасало только странное желание колдуньи получить игрушку целой и невредимой.
   Первым из клубка сражающихся вылетел самый здоровый. Из пробитого брюха за ним тянулась полоса ливера, но раненый, казалось, этого не замечал. Приказ Хозяйки оказался сильней инстинкта выживания. Он был уже мертв, когда дополз обратно и вцепился в колени Садина. Зажал в замок и затих.
   Второй такой же водил слепые хороводы вокруг дерущихся. Бывший помощник Эльвиры сражался люто и не стеснялся использовать весь арсенал грязных трюков. Обхватил голову и выдавил глаза пальцами. Потерявшего всякий ориентир противника он просто оттолкнул в сторону.
   Если бы не присутствие Хозяйки, Садин смог бы вырваться из ловушки. Он был первым, и его магия на порядок превосходила силу противников. Небрежно стряхнув единственного оставшегося на ногах, Сергей пробил прямой в голову блуждающему слепцу. В сторону каменного алтаря брызнула зловонная каша из мозгов и крови. Вонять падшие не переставали даже в присутствии своей повелительницы. С рычанием дикого зверя преданный измененный бросился в сторону колдуньи. В удар он вкладывал всего себя. Шел ва-банк. Тот случай, когда понимаешь, что игра проиграна, и пытаешься если не утянуть врага за собой, то хотя бы сохранить лицо.
   Должен признать, я сильно недооценил «низшую» магию падших. Изощренностью этого заклинания мог бы гордиться любой ученик Макарова. Взрывной волной меня едва не сдернуло с перекладины. Когти предательски заскрипели, прорезая металл насквозь. Удержаться удалось чудом. Представляю реакцию присутствующих, брякнись им на головы незваный гость в чешуйчатой броне.
   Но даже опасность падения не могла оторвать моего внимания от смертоубийственного зрелища. Построенное на абсолютно других принципах, заклинание Садина убивало его самого, но вокруг облака Эль сжималось кольцо поистине черной магии. На лице падшего читалось: «Я сдохну, но и ты пойдешь следом». К моему удивлению, разобраться в происходящем не составило труда. Истинное зрение услужливо вычленяло основные контуры разрушительного заклятия, словно профессор на странной лекции. Даже во время бойни в академии я не испытывал ничего подобного. Магия Садина отличалась особой гнусностью, но благодаря источнику я воспринимал ее как нечто разумеющееся. Было от чего впасть в панику?!
   Тем временем в тело Эльвиры вонзались тысячи и тысячи иголок. Такой удар превратит любого падавана в алое крошево. Без шансов. Просто потому, что увернуться от него было невозможно – сфера давила со всех сторон, и ловкость не играла никакой роли. Только сила и выносливость. Стенка на стенку – и дави! Дави изо всех сил!
   И Садин выжигал себя без остатка… а колдунья смеялась.
   Весело и заразительно, чуть не запрокидывая голову к потолку. Падшего сломало именно это. Заклятие опало сморщенным воздушным шариком и исчезло с негромким хлопком. Сергей стоял, понурив голову. Его пальцы мелко подрагивали, а грудная клетка дергалась часто и заполошно. Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что бедолага находился в полуобморочном состоянии. На короткий миг мне даже стало его жалко. Безумие Эльвиры не мешало ей оставаться чудовищно сильной ведьмой. Притом что ей даже не пришлось колдовать – вброшенной силы оказалось достаточно, чтобы затвердевший кокон без последствий отразил заклинание.
   Должен признать, что Садин помог мне по достоинству оценить силу Эль. Я отчетливо понял, что в одиночку мне не справиться. Пока все внимание колдуньи сконцентрировалось вокруг падшего, я еще мог рассчитывать на некоторую свободу. Потом станет хуже. Говоря по правде, если бы серебро не искажало восприятие, меня бы давно нащупали и сдернули вниз как нашкодившего котенка. В отсутствие физической формы Эльвира была вынуждена полагаться на магию и просто не видела меня на фоне серебряных пластин. Слава всем богам, что падшие оказались исключительно безмозглыми созданиями, а единственный нормальный из их числа занимался исключительно спасением собственной шкуры.
   – Ты окреп, Сережа. Мне это нравится.
   Облако качнулось вперед, и колени Садина с хрустом сложились в обратном направлении. От такого зрелища меня мороз продрал. Измененный катался по полу и безудержно вопил от боли. Не мог остановиться, хотя каждое движение только приумножало страдания. Извивались даже прорвавшие одежду щупальца – боль носителя передалась и им.
   – Я сказала – на стол его, – ледяным тоном скомандовала Эль.
   Оставшийся в живых ухватил Садина за щиколотки и, ухмыляясь, потащил к алтарю. Процессом он явно наслаждался.
   Сергея распластало на камне как индюшку на колоде мясника. Магия удерживала его в неподвижном состоянии, пока облако двигалось вокруг, искусно нагнетая обстановку.
   – Ты же обещала… – прохрипел падший белыми от напряжения губами. – Слово…
   – Сережа, не будь идиотом. Ты всерьез полагал, что я собиралась занять ее тело? Зачем мне это?
   – Не понимаю.
   – Она – моя сестра! Нельзя оставлять ее гнить в тюрьме. К тому же мне понадобится преданная и верная жрица. Кому в наше время можно доверять, кроме родной крови?
   Садину удалось отсечь боль, и он взял себя в руки. Сплюнув кровью, он прохрипел:
   – Доверять?! Ты издеваешься? Ты же никому не доверяешь!
   – С твоей помощью, Сережа.
   Я видел, как после этих слов в глазах распятого зажглась безумная надежда. Падший уже распрощался с жизнью, и вдруг оказалось, что он еще может быть полезен. Может выжить! Если бы он только догадывался, что именно уготовила ему колдунья – самолично выпустил бы себе кишки, лишь бы не попасть на алтарь.
   Невидимые «пальчики» ведьмы медленно проникли в грудную клетку бедняги и с хрустом развели ее в стороны. В свете истинного зрения вся операция просматривалась как на ладони. Вопли Садина продолжались недолго – устав от шума, Эль заткнула ему рот силовым кляпом. Крики мешали ее рассуждениям.
   – Не обижайся, дорогой, – ласково продолжила она. – Как говорится – ничего личного. Поверь, я знаю, сколько труда ты вложил в своего симбионта. И ценю! Последняя атака произвела на меня впечатление. Ни одному из моих творений не удалось достигнуть сопоставимого уровня слияния. Нет у меня твоей страсти. – Эльвира надавила сильнее, и глаза Садина едва не вылезли из орбит. Ведьма продолжила: – Пойми, мне ведь нужна послушная и сильная помощница. Представь, что будет, если подсадить твою маленькую прелесть в сердце первородного вампира. Знаешь, мне уже не терпится попробовать. Стоит вплести в нее дополнительный управляющий контур, и в ее прелестную головку больше не закрадутся мысли о предательстве.
   Чокнутая тварь радостно хихикнула. На ее месте я бы себе горло вырвал раньше, чем додумался сотворить подобное с родным человеком. Представил Юльку на месте Ливиан и едва сдержал рычание.
   Между тем колдунья продолжала экзекуцию. Под ее заклинаниями симбионт медленно отделялся от носителя. Эльвиру не смущал тот факт, что тварь успела намертво срастись с сердцем Садина. Ее пациент уже ничего не соображал. Даже когда наши взгляды случайно пересеклись, я не заметил разума в его глазах. Даже сверх превращается в безумное, бьющееся животное, когда из его тела живьем вынимают сердце.
   Действо подходило к концу. Эльвира отсекала последние, видимо, ненужные отростки, а ее немногословный помощник почтительно замер неподалеку. В руках он крепко сжимал укрепленную магией стеклянную колбу с прозрачной и очень вонючей жидкостью. Если я правильно понял, сосуд предназначался для извлеченного монстрика.
   Пожалуй, напасть во время операции было бы самым разумным. Лучше могло быть только одно – сообщить куда следует и атаковать вместе с остальными. К сожалению, оба варианта оставались недоступными. Даже будь я достаточно искушенным в ментальной магии, серебро все равно останавливало любые заклятия. Внутри пойдет гулять оглушительное эхо, а наружу не вырвется ни мага энергии. Возможно, сигнал мобильного телефона смог бы пробиться сквозь завесу, но для звонка нужно как минимум выйти из тени. Что-то мне подсказывало – в этом случае я очень быстро займу место Садина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация