А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 32)

   И правильно сделал.
   Трое. Стоило им появиться, и все встало на свои места. Я понял, что именно насторожило Косту. Чтобы уловить столь незначительную деталь, требовалось обладать опытом корейца… или увидеть всех сотрудников «Феерии» разом. Три деловых костюма, три нарочито скучающих лица и три абсолютно идентичные ауры. Блеклые и застывшие обманки. При взгляде на них возникало чувство, что работал скучающий мастер. Поодиночке и при беглом осмотре они выглядели совершенно нормально, но вместе – их несуразная схожесть лезла в глаза как гламурная блондинка на кладбище.
   – Добрый день. Я вас внимательно слушаю, – доброжелательный голос старшего меня не обманул. Мужчина старательно отводил глаза, но хищный взгляд ему спрятать не удалось.
   – Замереть. Всем троим. И не шевелиться.
   Кореец вскинул руки одновременно с отданным приказом, и вокруг его фигуры воздух изогнуло дугой, будто мираж в пустыне.
   – Но позвольте…
   Троица и не думала останавливаться, расступаясь и охватывая нас с боков. Стандартные «клещи». Их главный невнятно бубнил возмущенным тоном, приближаясь и словно не замечая угрозы. Второй раз Коста предупреждать не стал. Между нами оставалось всего полкомнаты, когда кореец ударил. В отличие от меня – без колебаний и сомнений.
   В воздухе мелькнула знакомая ядовито-зеленая полоса, с виду напоминавшая крестьянский серп. Главный шарахнулся вперед и в сторону, уходя из-под удара. И напрасно. Мой напарник выбрал себе другую цель. Заклинание достигло ее и впилось в грудь девушки. Среагировать она не успела.
   Я уже видел подобную штуку в действии и едва сдержался, чтобы не зажмуриться. На тренировках один из Плахиных использовал точно такой удар и, не напрягаясь, дробил им камни и резал бетонные блоки вместе с арматурой. Серп Косты выглядел на порядок мощнее, и по всем прогнозам на месте офисной леди должно было остаться солидных размеров кровавое пятно.
   Черта с два! Ее даже не сбило с ног! Протащило по комнате и с размаху шваркнуло о стену. Неловко качнувшись, девица устояла на ногах. Единственным положительным результатом можно было считать сгоревшую обманку. Ложную ауру сорвало к такой-то матери, и нашим взглядам открылся истинный облик нашего врага. Только сейчас я наконец понял, что имела в виду Евгения, говоря, что истинное зрение не имеет никакого отношения к моим глазам. По ее словам, каждый из сверхов воспринимал картинку согласно своим особенностям. Это могла быть смесь запахов, тактильное ощущение или даже вспышка-прозрение. Маги усваивали информацию десятками способов, через все органы чувств одновременно. Термин «истинное зрение» использовался лишь для удобства.
   В моем случае чаще всего использовалось именно зрение, но сейчас аура девушки явственно ассоциировалась с выгребной ямой. Стоило ослабнуть маскировочному заклинанию, и весь кабинет заволокло отвратительным смрадом. Запах гнили и разложения – я впервые столкнулся с таким едким амбре. Если бы не ложный слой, наши противники не смогли бы и шагу ступить в переполненном патрулями городе. Думаю, на запах среагировал бы даже неодаренный. К сожалению, вонь не мешала им оставаться отменными бойцами и серьезными, хоть и специфичными магами. Впрочем, противостояли им тоже не дети.
   Промах не смутил Косту. Рванувшего вперед Главного кореец завернул в сеть прямо в воздухе. Того закрутило, как в центрифуге, срывая маскировку, и бросило на крошечный стеклянный столик. Взрыв осколков, маты и секундная передышка, пока бедолага рвался из сминающегося под руками металлического каркаса столешницы.
   Коста бился с девкой почти на равных. Троица координировала свои действия с точностью до микрона, будто являясь частями одного целого. Стоило корейцу пробить защиту, как они проворачивались, и дырку немедленно затыкал сосед. Как ни странно, именно бизнес-вумен оказалась главной ударной силой группы. Она била заклинаниями с удивительным мастерством, в случае необходимости скрываясь за спиной Главного. К тому времени уже стало понятно, что он-то как раз слабейший. Всех его сил хватало только на то, чтобы ворваться в драку и спустя удар-другой в очередной раз улететь в стену. К сожалению, секундной передышки хватало, чтобы главная цель Косты раз за разом затягивала прорехи. Один на один кореец порвал бы девку в клочья. С двумя одновременно возникла заминка. Оборону приходилось вскрывать, постепенно изматывая противника.
   Помочь я не мог. В этот самый момент третий уродец целенаправленно выбивал из меня дух. Явно бывший спортсмен, он дрался в непривычном, но очень эффективном стиле тайского боксера. Усиленный магией удар локтем едва не стоил мне выбитой челюсти. Я полагал, что боец завяжет меня в ближнем бою, не давая прийти в себя, но он поступил иначе. Стоило мне разорвать дистанцию, и враг тут же сменил тактику. Резкий толчок двумя руками, и мне в грудную клетку влетел мощный воздушный поток. По ощущениям – как удар кузнечного молота. Гипсокартон за моей спиной не выдержал, и вместе с кусками стены я вывалился в коридор. Миг, и пульсирующая воздушная прослойка закупорила пролом, а заодно и стену по бокам. Сквозь искажение было видно, как боксер набросился на Косту со спины.
   Час пик рабочего дня в дорогом офисном здании не подразумевал потасовок. Вылетевший из стены оборотень многих застал врасплох. Пыль, бабский визг, суета. Кое-как выбравшись из обломков стены, я встал на ноги и помотал головой. Броня успела нарасти, так что полет не сильно повредил моему здоровью. Выпустив когти на всю длину, я рыкнул, перекрывая окружающий гвалт, и рванул обратно. Рваться сквозь усиленную заклинанием стену дураков не было. От нее за версту тянуло какой-то хитрой мерзостью, а я в последнее время старательно избегаю сюрпризов. Пробив еще две стены, я ввалился в приемную через соседний кабинет и, облапив тайского боксера, буквально сдернул его со спины корейца. Хорошенько рванув, я вышвырнул спортсмена в визжащий женским голосом проем. Кажется, тамошнюю секретаршу впечатлил мой внешний вид.
   Деловой костюм оказался плохой защитой от когтей. Размашистое движение выдрало здоровенный кусок мяса из тела Главного. Гнилью шибануло уже не в переносном, а в самом прямом смысле. Даже канализация проигрывала в сравнении с запахом их внутренностей. Складывалось ощущение, будто эти твари успели сгнить заживо.
   Почему твари? Глядя на шагнувшего в проем боксера, яростно срывающего остатки костюма, я отказывался причислять их к роду человеческому. По всему телу спортсмена извивались бледные щупальца, чем-то напоминающие склизких могильных червей. В открытой ране Главного шевелилась та же пакость, при этом затягивая края разреза.
   Тайцу оставалось сделать два шага, когда из моей ладони скользнула вампирская плеть. Взмах. Описав широкую дугу по комнате, она едва не напополам разорвала Главного. Резкий выпад, и тьма устремилась вперед подобно копью. Обычный кнут не в силах менять траекторию с такой скоростью, но здесь все решали воля и магия. Хотя он, тварь, все равно увернулся!
   – Ну! Ко мне, выродок! – измененное горло издало странный клекот.
   Мгновением спустя за спиной раздался характерно сухой хруст. Мне не нужно было оборачиваться – расколотое пополам зеркало отразило корейца, таки пробившего защиту девки. Коста свернул ей шею голыми руками. Сильная противница, если он даже не попытался взять ее живой.
   Для оставшегося на ногах врага ситуация поменялась кардинально. На их стороне было численное превосходство и какой-никакой, а эффект неожиданности, и вдруг он остался один против двух, не слишком потрепанных оперативников тринадцатого отдела. Таец соображал быстро – резко обернувшись, он нырнул обратно в проем развороченного кабинета и скрылся из виду. Я было дернулся следом, но окрик Косты буквально пригвоздил меня к месту.
   – Стоять! – И кореец добавил уже спокойней: – Пусть уходит. На нем моя метка.
   Донесшийся из угла каркающий смех заставил меня вздрогнуть. Мы же всех убили!
   – Глупцы! – Хрипящий Главный пытался приподняться на локте, не обращая внимания на мертвым грузом повисшие ноги. – Мы не дадим ему уйти. Мы слы…
   Он захрипел и замолк, поперхнувшись кровавой пеной. Следом безвольно повисли копошащиеся в ране белесые отростки.
   Коста отчетливо скрипнул зубами и рванул в коридор. Чтобы не пихаться в дверях, мне пришлось использовать уже проторенную дорогу через соседний офис. К этому времени их длинноногая секретарша мирно лежала вдоль батареи в глубочайшем обмороке. Полумертвый от страха клиент замер в углу и старался дышать через раз, чтобы случайно не привлечь чьего-нибудь внимания.
   Мы опоздали.
   Наш полуголый противник успел пробежать половину этажа. Мы нашли его тело на лестнице в двух шагах от мертвого охранника. Почти оторванная рука и вывернутая под неестественным углом шея позволяли с высокой точностью восстановить картину происшествия. У бедняги чоповца не было шансов против измененного. Его убили мимоходом, не сбавляя скорости. А еще секунду спустя возмездие настигло убийцу. На его лице застыла маска безмерного удивления. За что? Я же почти сбежал! Кто-то или что-то вырвало из него жизнь, едва почуяв опасность разоблачения. Сколько ни присматривался, я так и не нашел в его ауре следов магического маячка корейца, но если Коста сказал, значит, он там был. И неведомый кукловод предпочел избавиться от опасной игрушки.
   Присев на корточки возле тела измененного, я осторожно прикоснулся когтями к безвольному щупальцу. Ноль реакции. Чем бы это ни было, оно либо являлось частью человека, либо умерло вместе с ним. Пока я возился с трупом, Коста подошел к окну и резким движением сорвал штору вместе с карнизом и креплениями. Резкое движение выдавало всю степень недовольства корейца, и я полностью разделял его точку зрения – сегодня мы конкретно облажались. Тяжелая ткань импровизированного покрывала скрыла тела от любопытных взглядов. Кореец действовал так, будто не раз попадал в подобную ситуацию. Ввинтившись в толпу, он походя отобрал телефоны у самых бесцеремонных фотографов. И так же походя их раздавил.
   – Эй! Ты чего…
   Горлопану хватило одного взгляда напарника, чтобы возмущенный вопль увял, а сам хозяин телефона поспешно затерялся в толпе. Честно признаюсь, я сам едва сдерживался, чтобы не сорваться на ком-нибудь из зевак.
   – Скоро здесь будет бригада криминалистов. – Коста кивнул на укрытые тела. – Проследи, чтобы трупы не растащили на сувениры. И давай сюда своего друга, пусть начинает вспоминать подробности. Чувствую, работы будет много.
   Спустя полчаса в здании было не протолкнуться от агентов тринадцатого отдела. Даже Женя-Василек была вынуждена свернуть все свои совещания и заглянуть на огонек. Появление координатора добавило присутствующим бодрости и энтузиазма. Все носились как наскипидаренные. Мы подняли всю документацию с момента создания «Феерии», скопировали видеозаписи с камер слежения, опросили соседей. Если требовалось – память безжалостно подстегивалась заклятиями, отчего половина присутствующих маялась непроходящей головной болью. На каждого посетителя составлялся фоторобот. Малейшее совпадение в картотеке, и на задержание тотчас выдвигался спецотряд тринадцатого отдела. Результатов не было. Спустя еще два часа аналитики выявили контору-клон «Феерии». К тому времени пустую и подчищенную. Спустя час – еще две. Пусто.
   Лишь единожды группа захвата наткнулась на измененного, но скоротечная сшибка закончилась впустую. Его «выключили», едва стало понятно, что плена не избежать. Не помогло даже заклинание статиса. Кукловод с завидным постоянством и беспощадностью выжигал своим игрушкам мозги. Измененные прятались в норы как крысы, а мы опаздывали везде, где только можно.
   Допрос Черного не дал ничего. Даже Василек не смогла выжать из него большего. Радовало только одно – волей случая мой друг избежал кошмарной участи и таки вывел нас на гнездо паразитов.
   – Это Эльвира. Ее наследство.
   Женя вышла из кабинета «Феерии», небрежно стряхивая воду с ладоней. Последние несколько часов мастер-лекарь не покидала свою импровизированную операционную. Вывозить тела было некогда, тем более что с появлением магии у патологоанатомов отпала всякая необходимость в инструментах. Василек провела вскрытие лично.
   – Эль?! Как?! Это невозможно! – Народ возбужденно загомонил.
   Большинство «чертят» прекрасно знало подробности недавней истории, несмотря на высший гриф секретности. Многие участвовали в схватке лично. Не знаю, как у остальных, а у меня все заныло от тревоги. Колдунья не желала успокаиваться даже после смерти.
   – Не сама. Скорей всего работал кто-то из ее бывших сподвижников. Но почерк однозначно ее. Симбионты скопированы с тварей, которые вырезали жилые кварталы во время бунтов кровососов. Улучшенная и доработанная версия. Я не во всем разобралась, нужен живой образец, но в них явно присутствует некая общность сознания. Как… – Она задумчиво пощелкала пальцами, подбирая аналогию. – Как улей. Есть матка и есть рабочие и солдаты.
   Коста кивнул, подтверждая. Он уже отметил в отчете, что во время боя противники двигались как единое целое. Словно чувствовали друг друга на расстоянии.
   – Вы, двое! – Женя повернулась к нам с корейцем. – Поедете со мной! Остальные – приберитесь здесь и продолжайте работать по «Феерии».
   – Куда? – Вопрос мы задали одновременно.
   – В академию. К Ливиан. Нужно выбить правду о наследниках ее психованной сестрички.

   Со смертью первого измененного несколько десятков на первый взгляд незнакомых вдруг полностью поменяли свои планы на день. Они на полуслове обрывали телефонные разговоры, уходили с работы, не обращая внимания на угрозы начальства и недоумение сослуживцев. Приказ Хозяйки был важнее любых дел. Падшие, не задумываясь, сносили любые препятствия на своем пути.
   Сережа Садин тщательно отбирал подходящие кандидатуры для будущего войска своей повелительницы, поэтому падшие долгое время сохраняли в тайне изменения во внешности и психике. В основном это были одиночки, но в процессе отбора случались осечки. Слишком внимательные родственники и друзья пропадали без вести. Для измененных не существовало понятий семья и дружба, их заменила новообретенная общность сознания. Волей Эль они получили доступ в московскую сеть и теперь воспринимали друг друга как часть собственной личности, а их взгляды светились безумием и преданностью. Злой гений колдуньи в очередной раз извратил задумку Графа. В эту самую минуту войско измененных стекалось к территории академии.
   Вынужденное заточение приводило Эльвиру в бешенство. Пульсирующее магией грозовое облако кругами плавало по замаскированному серебром складу, внешне напоминая загнанного в клетку хищника. По сути, это сравнение как нельзя лучше характеризовало колдунью. Ее эмоции выплескивали через край, и если бы не защитные свойства благородного металла, к убежищу давно бы сбежалась половина города. С факелами и дрекольем.
   Казалось, причина гнева Эль вполне очевидна – тринадцатый отдел вышел на падших и теперь активно прочесывал город. Именно так рассуждал Садин, наблюдая за мечущимся по ангару комком тьмы. На деле все обстояло несколько иначе. Ведьма прекрасно понимала, что рано или поздно «черти» наткнутся на ее поделки и сведут концы с концами. Это было прогнозируемо. Тайна продержалась достаточно, чтобы ее армия стала реальной силой.
   Как всегда проблема вылезла с совершенно неожиданной стороны. Этим вечером Эльвира впервые увидела Стальнова глазами своих кукол и замерла от шока – в мальчишке не осталось следов смерча! Главное оружие в предстоящей битве с Графом исчезло без следа. Женщина до рези в глазах всматривалась в ауру Александра и не находила искомого. Провал! Такой удар в шаге от победы. Он едва не стоил жизни всем падшим. В гневе Эльвира едва сдержалась, чтобы не передавить своих подчиненных как кутят.
   И все это на фоне внезапного появления скатов. Будучи насквозь нематериальной сущностью, колдунья оказалась особенно уязвимой к атакам потусторонних тварей. Несмотря на всю свою мощь и силу, воздушные твари воспринимали Эль как огромный парной кусок мяса. Она не могла и шагу ступить за пределы серебряной клетки, тогда как намертво забаррикадировавшийся в печатях Граф чувствовал себя в полной безопасности. Ситуация доводила колдунью до сумасшествия.
   Эльвира заметила скатов сразу после переселения в сеть, но не сделала соответствующих выводов. Не предусмотрела возможной угрозы. Впрочем, немудрено. Тогда они не скапливались в таких количествах и были вполне безопасны. Теперь пришла пора расплачиваться за свои ошибки. К чести Графа, он нашел, возможно, единственно верное решение и не побоялся натравить на город гостей из междумирья. В этой ситуации радовало только одно – бывшему координатору оказалось не по силам заблокировать ментальную сеть падших, а значит, вместо пары всевидящих глаз ведьма получила сотню обычных.
   – Ублюдку еще далеко до победы! – И без того низкий голос ведьмы вибрировал от ярости.
   Темное облако хищно вздохнуло и надвинулось на Садина.
   – Вампир пойдет с вами. Разыщи его, и немедленно отправляйтесь. Нельзя терять ни минуты! Очень скоро они поймут, с кем имеют дело, и начнут вставлять палки в колеса. Если еще хочешь сменить тело, ты должен привести мне сестру! Любой ценой! Ты понял?! Пожертвуй всеми, но к утру Ливиан должна быть здесь.
   – Я все сделаю. Только…
   – Ну?
   – Зачем нам Салех? Я ему не доверяю.
   – Я не доверяю вообще никому, – эхом откликнулось облако. – Но мне необходим ключ Графа. Без кинжала мне до него не добраться. Хитрый ублюдок заперся в главной печати и не высовывается наружу. Вампир силен. Он проскользнет там, где вы намертво увязнете. Не волнуйся, он умрет сразу, как сделает свою работу.
   – А смерч?
   – Придется обходиться своими силами. – Эль хищно мигнула и раздулась как жаба. – Я сама навещу старого друга. Все, хватит болтовни. Делай что велено!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация