А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 24)

   – Какие твари?
   Ответа не последовало. К тому времени как Салех рискнул поднять голову, облако уже медленно рассеивалось в пространстве. Напоследок колдунья болезненно сдавила шею раба, напоминая, что время пошло, и покинула резиденцию высшего вампира.

   Глава 10

   После бойни в парке события для меня развивались самым будничным образом – офис, кипы бумаг и отчетов, вопросы аналитиков. Последние – самые страшные. Умники яйцеголовые. Единожды попав к ним в руки, было практически невозможно вырваться живым. Причем эта каста сверхов привыкла работать с магами, а потому относились ко мне с изрядным пренебрежением. Что не могло не раздражать.
   Общение оборотня с магией происходит на низком уровне, о чем наши умники не уставали напоминать. Я не мог визуализировать параметры аур летающих тварей, не мог передать оттенки запахов и выявить уязвимости к стихиям. С точки зрения магической науки оборотни считались бесполезным материалом, но работа оставалась работой, и аналитический отдел честно пытался выжать из меня крупицы информации.
   Потому что второй объект был еще хуже.
   По словам аналитиков, священники – это вообще тупиковая ветвь магоэволюции. Отец Илларион в ответ лишь кротко улыбался, что неимоверно раздражало наших умников. Промаявшись до вечера, мы так ни к чему и не пришли.
   Домой я добрался совершенно измотанным и сразу завалился спать. Несмотря на общую усталость, обидней всего было за пропущенную тренировку. Время поджимало, и хотелось использовать каждую минуту с максимальной эффективностью. После случившегося в парке Игорь не смог отказать мне в помощи, но взял с меня обещание, что перед этим я посоветуюсь с Макаровым.
   – Зря ты его недооцениваешь! Грамотный мужик. Лютый!
   Спорить я не собирался, хотя мое мнение о бывшем диверсанте несколько отличалось. Упертостью тренера можно было забивать гвозди. Решения принимались раз и навсегда, что в нашем зыбком и постоянно меняющемся мире казалось совершенно неправильным. Макаров оставался человеком старой закалки.
   В любом случае разговор с ним пришлось отложить до утра. После наших мозгоправов голова совершенно не соображала.

   Дверь в кабинет тренера оказалась не заперта – постучал и вошел.
   – Петр Игнатьич, мне нужно с вами поговорить.
   – Ну говори, раз пришел, – с извечным дружелюбием буркнул Макаров, не отрывая взгляда от документов.
   Откровенно говоря, я не знал с чего начать. Слишком все зыбко, на одних ощущениях. Никаких доказательств у меня не было, но я нутром чуял, что наше с Ящером время подходило к концу. Еще немного, и никакие тренировки зверю уже не помогут.
   – Ну! Чего застыл? Начинай.
   – Ящер погибает, – тихо произнес я, опускаясь в кресло.
   – В смысле? – Тренер отложил бумаги и несколько удивленно глянул в мою сторону.
   Занятия в группе пошли мне на пользу. Раньше я бы не почувствовал мастерское заклинание, а сейчас только поморщился от холодной щекотки. Стерпел. Пусть смотрит.
   – Все с тобой в порядке, – констатировал тренер. – Жив-здоров.
   – Я не про себя говорю. Моя звериная часть осталась в каменной пустыне наедине с демоном. Хреново ей, не мне.
   – Сны не прекращаются?
   – Кошмары, – поправил я. – Повторяются каждую ночь. Зверь слабеет и не сможет долго сопротивляться. В одиночку ему не справиться. У меня такое чувство, что демон давно мог бы убить оборотня, но смерть не входит в его планы. Он… питается, что ли. Растет. Эволюционирует. Ваши тренировки помогают. Я вижу, что становлюсь сильнее, и все равно с каждым днем слышу Ящера все хуже. Он умирает. Мне нужно туда. – Я постучал указательным пальцем по виску. – Сюда.
   – Ты хочешь, чтобы Василек провела еще один сеанс медитации?
   – Да. В прошлый раз это сработало. Думаю, я смогу пробиться через завесу и помочь ему.
   Макаров молчал.
   Я видел, что он всерьез воспринял мои слова и теперь обдумывал ситуацию.
   – Знаешь, Саша, – задумчиво начал он, – твоя звериная сущность выигрывает время, и наша задача – использовать его по максимуму. Нужно подготовить тебя к схватке за собственное тело. Пока ты не готов.
   – Пока вы сочтете меня готовым, Ящер умрет. Оборотень во мне умрет.
   – Значит, он пожертвовал собой ради нас. А ты сделай так, чтобы жертва не оказалась напрасной. Тренируйся!
   – Но…
   – Саша! – Макаров смягчил голос, но слова все равно звучали приговором. – Для меня важно, чтобы смерч не вырвался на волю. Ты же предлагаешь авантюру. Я не вижу в тебе ни силы, ни уверенности. Контора за тебя отвечает, и даже Василек не станет участвовать в таких глупостях. Тяжелое решение, но я его принял. Все. Разговор окончен.
   Я поднялся и молча вышел из кабинета.
   Мелкая, недостойная грубость, но я ничего не мог с собой поделать. Во мне кипела злость, и хотелось что-нибудь сломать. Пусть я понимал решение Макарова, но не принимал его. А еще я предвидел и подготовился.
   – Да? – В трубке раздался усталый голос священника.
   – Здравствуй, Игорь. Наш уговор еще в силе?
   И пусть будет что будет. Нельзя бросать своих.

   Следовало торопиться, пока Макаров не пронюхал о нашей затее. Чутье старого разведчика не стоило недооценивать. Удивляюсь, как он вообще выпустил меня из виду.
   Через полчаса я был на месте.
   Игорь уже приехал и теперь махал рукой, привлекая внимание. Чуть поодаль, не сводя с машины пристальных взглядов, стояла колоритная троица в рясах. Даже на таком расстоянии их богатырское телосложение бросалось в глаза. В Церковь попадали разными путями, и не всегда после мирной жизни. Кажется, Игорь здесь не единственный, кто знает, с какой стороны брать в руки автомат.
   – Ну что, одержимый, готов к сеансу экзорцизма?
   – Да черт его знает.
   – Не поминай лукавого, беду накличешь, – поморщился Игорь. – Едем.
   – Куда? Разве не здесь?
   – Успокойся, Саша. Доверься мне. Монастырь за городом, и для твоей просьбы он подходит лучше любого другого места. Подальше от мирных жителей. Стены святого места помогут, если что-то пойдет не так.
   – Пуля надежней, – буркнул я и уточнил: – Серебряная.
   Игорь промолчал, но я не сомневался, что в его арсенале найдутся вещи и посерьезней. После боя со скатами прочитанное в досье уже не казалось выдумкой.
   Мой напарник стоял у истоков создания отдела, регулировавшего взаимоотношения магии и Церкви. Кроме того, архиерей Илларион, которого я знал под мирским именем Игорь, оказался не последней шишкой Священного синода. И чем глубже магия проникала в повседневную церковную жизнь, тем быстрей росло его влияние. Специальную папку, посвященную внутрицерковным интригам, я пропустил. Знаю только, что моего напарника не раз пытались сместить, но всегда безуспешно. Как и в случае с Власовым, время было упущено. Священник стал незаменимым. По крайней мере, его уход грозил Церкви серьезными осложнениями. Возможно, чуть позже, когда все устаканится, с ним произойдет какая-нибудь неприятная случайность с летальным исходом. Недаром Игорь заранее готовил себе место декана богословия в Высшей московской школе магии. Припрятанный козырь в лице Власова сильно осложнит любые интриги, и думается мне, что это было взаимовыгодное сотрудничество. Свалить тандем генерал – архиерей будет очень непросто.
   Оставалось загадкой, почему такой человек терял время на поиски виновных в жертвоприношениях. По масштабам возможностей получалась стрельба из пушки по воробьям.
   Личный мотив или предчувствие глобальных последствий? Скорей второе. У меня было достаточно времени, чтобы понять – чутье священника не уступало звериному. А, может, и превосходило! Интересно, что могло встревожить настолько хладнокровного человека?
   Вчера Игорь без колебаний принял бой со скатами, хотя не мог не видеть угрозы для себя лично. Нападения летающего монстра он бы не пережил.
   Я машинально потер центр груди. Именно сюда пришелся основной удар. И Игорь и Женя в голос твердили, что обошлось без последствий, но периодические короткие спазмы настораживали. Они становились все реже и незаметней, но вместе с тем не спешили пропадать. Как и здоровенный ожог размером с две мои ладони. Если бы чешуя не ослабила удар, то мне пришлось бы туго.
   – Эх! Будь со мной Ящер… – тихо пробурчал я, усаживаясь в машину. – Ехать-то далеко?
   – Часа за три доберемся, если без пробок. Хочешь – подремли. Разбужу, как подъезжать будем.
   – Чуть позже. Просто спросить у тебя хотел. – Я замялся. – Объясни, пожалуйста, вот то, что мы делаем, как это с точки зрения веры? Магия – это инструмент. Оружие. Или вот я, например – фрик по любым меркам. Да еще и убийца. Ведь не убий – это же главная заповедь?
   – Нет заповедей неглавных. Они все равно важны, но я понял твой вопрос. Библия запрещает человеку лишать жизни другого, руководствуясь личными мотивами. Большей частью они субъективны. Никто, кроме Бога, не может дать жизнь и никто, кроме Него, не вправе отбирать ее.
   – Но…
   – Дослушай. Защита близких, защита Родины и даже защита незнакомых тебе людей – это не личный мотив. Это подвиг. По велению души рисковать жизнью ради спасения другого – благо. Нет больше любви, чем положить душу за други своя.
   – А как же подставь другую щеку?
   Игорь усмехнулся:
   – Буквализм без понимания очень опасен. Особенно по отношению к заповедям. Иисус Христос был непримирим по отношению к злу. Понимай так, что нельзя платить злом в ответ на зло, нельзя ему уподобляться. А насчет «подставь» – я понимаю, что ты хотел сказать. Православие никогда не было рабской религией, Саша. Кто бы что ни говорил.
   Обычно спокойный на дороге священник вдруг поддал газу и лихо обошел потертую, но весьма шуструю иномарку.
   – Знаешь, кто такой Александр Невский? – Дождавшись моего кивка, Игорь продолжил: – Князь, воин и полководец. Считай, руки по локоть в крови, а причислен к лику святых. И таких примеров множество. Не мир пришел я принести, но меч, – по памяти процитировал Игорь. – Я сделаю все ради мира, но не ради мира добра со злом, а чтобы отсечь и отделить одно от другого, чтобы не было смешения.
   Проповедь отца Иллариона окончательно заклинила мне мозги. Одно я понял – Церковь стояла против убийц, но всех воинов поголовно к ним не причисляла. Мотнув головой, я попытался закруглиться и свести все к шутке.
   – Глядя, как ты шушуришь от бедра с «калаша», я так и понял… насчет «отсечь».
   – Когда это я стрелял от бедра? Классическая стойка – руки держат, бедра водят. Как по учебнику.
   Игорь поддержал шутку, и на душе стало легче. В преддверье схватки со смерчем начали сдавать нервы.
   – И еще. – Игорь цыкнул зубом. – Насчет твоей человечности. Даже не думай сомневаться в себе. Ты хороший человек, Саша. Молодой, импульсивный, но хороший. Ты поступаешь, как велит тебе сердце, и это главное. Неважно, что о тебе говорят – брань на воротах не виснет, важно по совести жить.
   – Или умереть.
   – На все воля Господа, но мы тебя подстрахуем. Без дураков и подлостей подстрахуем, слово даю. И все же постарайся справиться. Не хочу брать грех на душу. Мне еще епитимья за «стрельбу от бедра» полагается. Вторая будет лишней.
   На этом наш разговор о Боге закончился. Оставшуюся часть пути мы общались на отвлеченные темы, а мою самоубийственную авантюру по молчаливому уговору не обсуждали. Священник проявил себя на удивление чутким собеседником и не стал подливать масла в костер моих сомнений.
   По большому счету Макаров сказал правильно – я абсолютно не чувствовал уверенности в победе. Решил ввязаться в бой, а там – куда кривая вывезет. Решение далось нелегко. В глубине души еще таился панический ужас. Воспоминания о тюрьме без времени и без чувств оставались со мной, все чаще всплывая ночными кошмарами. После них я рывком просыпался и долго лежал на мокрой от пота простыне. Бездумно таращился в потолок, пытаясь успокоить скачущее в груди сердце и не разбудить Юльку. Как сегодня, например.
   Ехать не хотелось совсем.
   Но чутье подсказывало, что времени остается все меньше. Демон слабел, но вместе с ним слабел и Ящер, а принести его в жертву я не мог. Нельзя жертвовать куском себя, даже не попытавшись сопротивляться. Совру, если скажу, что у меня не было искушения поступить, как советовал тренер. Потянуть время, набраться сил и ударить чуть погодя. В обмен на жизнь Ящера.
   Подлость! Истинное значение которой не понять даже самому сильному магу и на которую не согласится последний перевертыш. Будь рядом Волков, он бы молча покрутил пальцем у виска и заставил действовать. Образ майора так живо восстал в памяти, что я на секунду почувствовал его присутствие. И одобрительное похлопывание по плечу – «Все верно, брат!».
   – Все верно! – эхом повторил я и, расслабившись, откинулся на сиденье.
   Неважно, что ждет меня по ту сторону барьера. Там Ящер, ему нужна моя помощь, и это – главное.
   Надежно запечатанный конверт хранится у Игоря. Если случится худшее, то семья узнает об этом от меня, пусть и слегка запоздало. Надеюсь, все пройдет как надо, и я самолично сожгу его по возвращении. Ну а с Макаровым и остальными объяснюсь после. Победителей не судят, а проиграю – будет уже все равно.
   – Чего замолчал?
   – Думаю, – односложно ответил я и добавил с улыбкой: – Хочешь анекдот?
   – Про монашку?
   – Типа того, – ответил я, слегка удивившись такой проницательности. – Откуда узнал?
   – Да у тебя аура ехидством так и полыхает. Не впервой. Рассказывай давай.
   – Значит, так. У православного священника спрашивают: «Святой отец, почему у католиков хор поет в сопровождении органа, а у нас – никакого инструмента». Поп, значится, пузо почесал и говорит: «Вишь какое дело, сын мой, талант – его ж не пропьешь, а вот орган там или дудку какую – это как не хрен делать».
   Не самый смешной анекдот, да и Игорь его, похоже, слышал, но из вежливости улыбнулся. Уже хорошо.
   – В Европе сейчас похлеще нашего проблемы, – подумав, сказал напарник. – Как вся эта катавасия на свет божий всплыла, народ в церковь повалил втрое против прежнего. Да и фанатиков опять же прибавилось. У них же там интрига на интриге, в их загнивающем Западе. Вот кто-то из шишек и решил ситуацией воспользоваться.
   – Братва рвется к власти?
   – Хуже. – Игорь не поддержал шутки. – Церковь на грани раскола. Одни радеют за возрождение инквизиции, и, надо сказать, после сезона охоты на вампиров эта идея вызывает у мирян нездоровый ажиотаж. Сжигать кровососов на костре – это ж так весело. Никто не думает, что следующими туда отправятся неугодные сверхи. Вторая группа товарищей разумней, но с осторожностью и дипломатией слегка перебарщивают. Такими темпами их самих могут зажарить.
   – Толерантность. – Я пожал плечами. – Бич нашего времени.
   – Да нет. Там по обе стороны баррикад такие акулы плавают. В сто раз хлеще наших. Расслабились. Момент упустили. Боюсь, без крови теперь не обойдется. Господи, спаси и сохрани!
   – А наши что? – Я с интересом уставился на священника. Вести с христовых полей меня заинтересовали. Не каждый день выдается порыться в грязном белье матушки-Церкви.
   – Договариваемся пока.
   А вот это – сильная оговорочка. Прокол, как есть прокол! Хотя досье я уже просмотрел и иллюзий своих лишился. Рядом со мной сидела акула из той же стаи. С той лишь разницей, что этот пока не отстранился от полевой работы. Хотя почему пока? Последние недели Игорь почти не появлялся у сердюковцев, свалив на меня все дела по жертвоприношениям. Работа декана богословия завалила его до черных мешков под глазами. Неудивительно, что он с тоски за автомат схватился. Да и помочь мне больно легко согласился. Впрочем, это уже моя паранойя заговорила. Было заметно, что Игорь переживал от чистого сердца.
   – Долго ехать? – спросил я, поглядывая на часы.
   Обещанные священником три часа подходили к концу, а мы только-только съехали на проселочную дорогу. Вместо ответа Игорь несколько раз крутанул допотопное «весло» отечественного автопрома, защищаясь от вездесущей пыли, и кивнул на показавшийся из-за поворота указатель. Движущийся в авангарде автомобиль сопровождения поднимал плотные серые облака, и, чтобы не задохнуться, мне пришлось последовать примеру моего спутника. Духота в наглухо запечатанной машине мгновенно достигла пределов, за которыми уже не спасала никакая магия, и если указатель, гласивший «Монастырь Святителя Николая архиепископа Мирликийского, Чудотворца. 80 км», не обманывал, наслаждаться поездкой нам предстояло еще минимум час.
   Я тоскливо вздохнул.
   Минуты хватило, чтобы рубаха намокла и прилипла в самых разных местах, а спустя полчаса я был готов схватиться с сотней демонов, лишь бы вырваться из четырехколесной газовой камеры. Хуже того, я совершенно точно знал, что едущая впереди иномарка с братьями даже в базовой комплектации оборудовалась кондиционером. И я откровенно не понимал, почему бы им не пристроиться сзади. Вялые шутки Игоря насчет епитимьи меня не устраивали. Класть поклоны алтарю можно и в одиночку, а страдать за компанию я не подписывался. Сеанс коллективного самоистязания меня откровенно вымотал, и к концу пути я поглядывал на попутчика с легкой неприязнью. Изверг. Чистый изверг!
   – Приехали!
   Автомобиль плавно притормозил у ворот. Выбравшись наружу, я высвободил рубаху и стянул ее через голову одним слитным движением. Расстегивать пуговицы было свыше моих сил, хотелось скорей подставить бока свежему ветру. Благо воспалением легких оборотни не болеют.
   – Садюга! – протянул я в сторону Игоря, постанывая от удовольствия.
   Все это время священник стоял, облокотившись о распахнутую дверцу машины, и с улыбкой глядел в сторону монастыря. Мои упреки его мало беспокоили.
   – Хорошее место. Давно здесь не был. Соскучился. – В голосе Игоря слышалась легкая грусть и сожаление.
   – Церковный иерарх устал от столичной суеты? – поинтересовался я с соответствующей случаю ехидцей.
   – Есть немного. – И, опережая мою следующую фразу, добавил: – Рано мне на покой. Время перемен упускать не должно, потом локти кусать придется. Только-только выпал шанс болото расшевелить.
   В голосе священнослужителя прорезалась тоска, но только на секунду. Мгновением спустя он уже говорил с наигранной бодростью:
   – Ну что ж, отрок, добро пожаловать в божью обитель.
   Монастырь и впрямь оказался хорошим местом. Свежий воздух, прохлада, деревья кругом. И чистота, не только и не столько внешняя, хотя проложенная от ворот дорожка и блестела как полированное лезвие меча, сколько внутренняя, простому взгляду недоступная. В Москве стояло немало церквей, и только сейчас я понял, почему с приходом Волны люди потянулись под их святые купола. Спокойно под ними, защищенность чувствуешь. В городе магия хлещет, эмоции чужие гуляют и проклятия, случайные и не очень. А здесь умиротворение. Раскрыться можно, отдохнуть. Церковь магию на отдалении держит, и броня без надобности.
   Откуда броня, спрашивается? Ее каждый инстинктивно воздвиг, чтобы от чужого подальше держаться. Неизвестно, чего прихватишь от улыбчивой старушки в вагоне метро. Чужая душа – потемки.
   Попытка взглянуть на монастырь истинным взглядом кончилась плачевно. Здесь не любили чужой магии, и сияние надвратного храма с высокой звонницей ударило в глаза, надолго отбив охоту подглядывать за чужими секретами.
   – Игорь, кажется, мы напрасно приехали, – неуверенно сказал я, утирая выступившие слезы. – Не думаю, что у меня получится пробиться отсюда.
   – Не переживай. Придет время, храм поможет. Идем.
   Несмотря на железную уверенность напарника, меня одолевали сомнения. С другой стороны, иного выхода все равно не было. Машина осталась в городе, о чем я не единожды успел пожалеть.
   Оставив оба автомобиля за воротами, мы двинулись к основному храму в сопровождении дюжей троицы монахов. С момента нашего знакомства они так и не произнесли ни слова, и сейчас бодро шагали впереди, показывая дорогу. До Игоря молодцы не дотягивали, но судя по энергетике – ребята они непростые. Церковный спецназ, что работал в спайке с сердюковцами, не иначе. Потому же и молчат – не любят церковники «чертей». Сторонятся, а то и за предателей держат. До Волны существовали две проблемы: удержать магию в секрете и удавить отступников, пока серьезной силы не набрали. В то время тринадцатый отдел с вампирами нейтралитет поддерживал и занимался в основном одиночками. Кремль задачу ясно поставил – чтобы ни одна живая душа о магии до срока не пронюхала. Глобальная задача, и на кровососов наших сил просто не хватало. Никифор уже тогда собрал свою братию в единый кулак – с наскоку не взять. Звон бы на весь мир пошел, как в итоге и получилось. Столица вдоволь умылась кровью, и «занавес» сорвало к такой-то матери. Правда, «черти» к тому времени стали сильнее и удержали все в рамках. Если бы не Эльвира, вообще хорошо бы было.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация