А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 21)

   – Что планируешь?
   Желудок Черного издал протестующий вопль, требуя сатисфакции за унижение, но мой друг был беспощаден – последний глоток отравы отправился вслед за пельменями. Прислушавшись к ощущениям, Сергей удовлетворенно ответил:
   – Уборку планирую. Потом поеду извиняться. – Поморщившись от очередного нутряного вопля, уточнил: – Завтра. Как отойду чуток.
   – Это понятно. Я про спорт и вообще…
   Друг посмурнел:
   – В большом спорте я никому не нужен. Параолимпийские игры не для меня, а любой сверх порвет меня как Тузик грелку – вместе с поясами и медалями. Помнишь того урода возле фитнес-центра?
   Вопрос был явно риторическим. Невозможно забыть день, с которого началась моя карьера в тринадцатом отделе. Как и некроманта, что едва не препарировал моих друзей ради развлечения. Я вздрогнул, когда от удара кулака на столе задребезжала посуда – Сергей тоже помнил.
   И это было прекрасно.
   Иначе я бы неминуемо пропустил самое главное. Вспышка ярости Черного легко толкнула меня в нутро. Я не буду спорить о вреде алкоголя – факты налицо. Но один плюс у спиртного все-таки обнаружился. Наркотики, секс, алкоголь – все это так или иначе раскрепощало сознание. Слетали барьеры цивилизации. Не сдерживаемая сознанием, магия начинала течь свободней. Вместе с его ударом до меня донеслась слабая пульсация. Скорей дуновение. Настолько неуловимое, что я определенно мог обознаться.
   – Ты уверен насчет диагноза?
   Серега тоскливо пожал плечами и налил себе еще один стакан кипяченой воды. С сомнением повертев вторую пачку активированного угля, он с отвращением швырнул ее в мусорное ведро. Наблюдая за его действиями, я задумчиво тарабанил пальцами по столу.
   Я пересекался с проверяющими, и хотя гражданские спецы ММИ не имели отношения к нашему отделу, вращались мы в одной области. Приходилось им несладко. Волна накрыла слишком многих. Ребята натурально зашивались, и качество работы падало. Им просто некогда было разбираться в спорных случаях.
   Дело в том, что существовал один маленький, но существенный нюанс. Количество людей, полностью лишенных магических способностей, стремилось к нулю, но все, кто не проходил по минимальной планке, получали отметку нулевого рейтинга. Пустышка.
   Это означало следующее: значимые силы отсутствуют, опасности субъект не представляет. Свободен!
   И если тщательная проверка могла обнаружить минимальные способности, то их развитие до приемлемого уровня не стоило требуемых усилий. На данном этапе этим просто никто не будет заниматься. С точки зрения государства сейчас это бесполезная трата ресурса. ММИ стремилось собрать сливки, успеть найти и привязать лучших – пока не попали в переделку, не убежали за границу, не сгорели от неумения. Тысячи всяких «не» поджидали начинающих сверхов, и успеть нужно было действительно многое. Неудивительно, что на нулевок просто махнули рукой.
   Я это понимал и принимал, но в отличие от государства, у меня было время. Не было мозгов. Просто не подумал, что отвезти Черного к Васильку, вылечить от похмелья и провести глубокое сканирование окажется проще, чем разбираться самому. Засучив рукава, я принялся за дело.
   Больной был препровожден в комнату и уложен на диван.
   – Фух, хорошо-то как! – с закрытыми глазами выдохнул Черный. – Вроде полегчало. Думал, сдохну.
   – Молча лежи и постарайся расслабиться.
   В диагностике одаренных я понимал чуть больше, чем в квантовой физике, но одна идея у меня родилась. Истинное зрение позволяло рассмотреть энергетическую составляющую человека, и к тому времени я уже представлял, как выглядит источник. В моей груди их билось целых три штуки. Оставалось найти один из магических «капилляров» и, следуя за ним, выйти к «сердцу». Хотя само наличие подобного «капилляра» уже делало Сергея одаренным.
   Спустя час безуспешных поисков у меня опустились руки. Источника не было. Разветвленная магическая система отсутствовала, и даже ее примитивные зачатки нащупать не удавалось. Похоже, в этот раз специалисты министерства не ошиблись.
   Я пошевелился, стряхивая длительное оцепенение, и Черный тут же спросил:
   – Ну? Как? Совсем глухо?
   В его голосе звучала такая надежда, что я просто не смог сказать правду.
   – Потерпи. Я работаю. Оборотни в такой хрени не очень разбираются.
   – О’кей, не вопрос. Ты это… Спасибо, короче.
   – Молча лежи.
   Дешевая попытка спрятать неловкость за грубостью. Мне было стыдно за напрасно подаренную надежду. Не стоило повторять чужие слова, не разобравшись как следует. Я самонадеянно выставил проверяющих неумехами, и теперь пришло время расплачиваться. Разочаровывать Сергея не хотелось, но и соврать я не мог. Судя по ярким переливам ауры, он считал, что студенческий билет академии уже у него в кармане.
   Прикрыв глаза, я решил передохнуть. От напряженной работы перед глазами плавали разноцветные мушки.
   – Сейчас передохну минутку и продолжим.
   Усевшись у изголовья, я постарался максимально расслабиться. К тому же мне в голову пришла интересная идея. Во время поисков я допустил ошибку, и ошибку принципиальную. Я искал в теле Черного магический аналог кровеносной системы, в то время как она являлась следствием, а не причиной одаренности. Чем дольше сверх практиковался, тем больше развивались его способности. Чем мощней становился проходящий сквозь тело поток магии, тем быстрей крепли и ширились его энергоканалы, создавая вокруг тела одаренного защитный барьер. Отсюда простой вывод – чем сильней маг, тем сильней его природный иммунитет к вредоносным заклинаниям. И некто Сашка Стальнов – яркий тому пример. Защитных заклятий в моем арсенале не было, но густо пронизанная магией чешуя с успехом их заменяла. Одним словом, тактику поиска требовалось срочно менять.
   В этот раз я принялся осторожно водить ладонями над телом Черного, медленно поливая его силой. Надеялся, что источник отреагирует на постороннюю энергетику и попытается защититься. Не вышло. Поток соскальзывал в стороны, не проникая внутрь. Организм пациента отторгал заемную силу без всякой магии. Пришлось усилить нажим, продавливая сопротивление. Попытка едва не стоила жизни Черному.
   Пусть я немного преувеличил, но скрутило его до такой степени, что спортсмен не выдержал и, перевернувшись на бок, исторг из желудка малоаппетитную смесь из пельменей, активированного угла и желчи. В нос шибануло перегаром и кислятиной. Радовало только, что я успел отскочить в сторону. Когда спазмы прекратились, Черный обессиленно повалился обратно.
   – Надеюсь, оно того стоило. У меня чуть голова не взорвалась.
   – Пить надо меньше, тогда и блевать не будешь. – Я натурально окрысился, хотя ругаться как раз не стоило. Алкоголь был здесь совершенно ни при чем, вина целиком лежала на мне. – Извини. Перестарался чуток.
   – Переживу. Результаты есть?
   – Не уверен. Судя по реакции, источник есть, но он очень слабый, и я его не нашел. Надо повторить. Рискнешь?
   – Да. – На лице Сергея застыла каменная решимость. – Только очухаюсь немного. Воды принеси, а?
   Пока мой друг отдыхал, я успел не только принести воды, но и убрать следы нашей первой попытки. Не слишком приятное занятие – елозить тряпкой в луже рвоты, но сидеть возле нее и делать вид, что так и надо, оказалось выше моих сил. Опять же моя вина – мне и убирать. Протесты Сергея, довольно вялые, кстати, я пресек на корню.
   – На вот. – Я подтолкнул к дивану прихваченный из ванны тазик. – Целься получше, а то убирать тут – удовольствие ниже среднего. Поехали?
   В ответ Серега буркнул маловразумительную фразу, которую я предпочел истолковать как согласие. Рвало его дважды, пока я не научился проникать сквозь барьер без последствий, но в итоге мы добились желаемого. Измученному бедняге хватило сил, чтобы пошутить, мол, организм отказался подыхать от рук вивисектора и постарался в рекордные сроки нарастить недостающее.
   – Что мы там искали?
   – Твой источник.
   Магическое «сердце» Черного пряталось в задней части головного мозга, и простое сканирование его не улавливало. Слабая пульсация источника терялась на фоне панических сигналов центральной нервной системы. Алкоголь и магические пощечины встряхнули Сергея не хуже электрошока. Друг выдержал, но по виду было понятно – к концу процедуры его силы были на исходе. И не у него одного. Работа заняла не меньше двух часов, и хотя мне было интересно поковыряться в чужой черепушке, устал я порядочно.
   – Все? Закончили?
   – Да. Все нормально. Есть у тебя слабенький источник.
   С чувством выполненного долга я рухнул на диван, отчего подопытный со свистом втянул воздух. Пришлось извиняться. В ближайшие несколько часов тряска моему другу противопоказана. Кажется, он всерьез подумывал в очередной раз прицелиться в многострадальный тазик. Сдержался! Силен чертяка!
   – И что теперь?
   Вопрос Черного поставил меня в тупик. Поработав с ним, я отчетливо понимал, что найти учителя он просто не сможет. Никто не будет возиться с таким «учеником», ежечасно рискуя прикончить его во время тренировки. Минимальное давление вгоняло моего друга в состояние продолжительного нокаута, а сплести простейшее заклинание он не сможет еще очень долго. Следовательно, первое время его придется раскачивать кому-нибудь другому. Я на эту роль однозначно не подходил. Здесь требовалась не кувалда, а скорей инструменты часовых дел мастера.
   – Я помочь не смогу, а сам ты просто не потянешь, – подвел я итог своих размышлений.
   Мысль отправить его к Макарову мелькнула и исчезла на задворках сознания с испуганным писком. Издевательств бывшего диверсанта Черный точно не переживет. Хотя… Мой взгляд удачно зацепился за хищно-темный металл украшений. Эти кольца здесь не помогут, но сама идея мне очень понравилась. Отличная, можно сказать, идея!
   – Знаешь, Серж, есть у меня одна задумка. Но предупреждаю сразу, без всяких гарантий.
   – А поподробней?
   – Подробности будут, если удастся договориться. Там личность настолько колоритная, что… Короче, с характером мужик. Как фишка ляжет – может послать, может помочь, может яйца оторвать. В общем, я постараюсь, но если не выгорит – без обид. Моих способностей тут и близко не хватит. Специфика другая.
   – Да уж я понял. – Серега необидно хмыкнул и тут же скривился от боли.
   – Ладно. Ты выздоравливай, давай, а я поехал. Будут новости – отзвонюсь. Ты только телефон включи. И бухать завязывай.
   – Ладно-ладно. Ехай уже, мамаша.

   Прошло две недели… Женя не ошибалась, когда говорила, что меня ждет веселая жизнь. Наша мастер-координатор вообще редко ошибалась. До сентября осталось всего ничего, и Макаров словно с цепи сорвался, гоняя нас до изнеможения. Очень скоро его падаваны уйдут на вольные хлеба, и учитель стремился вбить в них как можно больше полезных навыков. «Вбить» в данном случае выражение отнюдь не фигуральное. Вместе с группой выносил тяготы обучения и чешуйчатый недооборотень.
   Нагрузки увеличивались с каждым днем, но беспокоили меня не они. В свое время в среде одаренных ходили самые невероятные слухи о чутье покойного Графа. Бывший мастер-координатор тринадцатого отдела за километр чувствовал неприятности и не единожды вытаскивал «чертей» из крутых переделок. Сейчас мне хватало и своего вздыбившегося загривка, чтобы потерять покой и сон.
   Мне все чаще снился израненный Ящер. Сон был обрывистым и непонятным: каменное плато, хлопья пепла повсюду и огромная ящерица на вершине каменной насыпи. Иногда он спал, беспокойно вздрагивая и просыпаясь от каждого шороха, но чаще – брел, понурив лобастую морду и неторопливо перебирая лапами.
   Сон повторялся, и с каждым разом зверь выглядел все хуже. К тому же в мире пепла был кто-то еще. Видения становились ярче и реальней, так что очень скоро я почувствовал тлетворный запах разложения – знакомую вонь пакостной поделки Эльвиры. Смерч. Моя звериная половина оставалась запертой в тюрьме, и ее сокамерник мне совсем не нравился. Я попросил помощи у Василька, но ее сканирование не принесло результатов.
   – Боюсь, вселение потусторонних сущностей в нестандартных оборотней – это не мой конек. – Женя поджала губы и еще раз протестировала мой организм. – Извини, Саша. Мне кажется, у тебя легкое психическое расстройство на почве переутомления. Физически ты в полном порядке. Я даже больше скажу, результаты тренировок самые обнадеживающие. Еще немного, и твое тело преодолеет мои татуировки. По всем прогнозам демон Эльвиры должен слабеть с каждым днем. Главное – не бросай заниматься. Хотя за этим и без тебя проследят. – Будущий ректор академии кровожадно улыбнулась.
   – Ладно. Спасибо, что посмотрела. Извини, что отвлек. Я знаю, как ты занята.
   – Брось.
   Наверное, Женька по моим глазам поняла, что успокоить меня не удалось, но сделать больше было не в ее силах. Очень уж специфический случай, где все основано на догадках и ощущениях. Вот если бы требовалось пришить руку или голову – тут ей не было равных.
   Разговоры с Макаровым тоже не увенчались успехом. Выслушав, он в свойственной ему «деликатной» манере удвоил тренировочные нагрузки, немногословно прокомментировав:
   – Дурью маешься. Значит, силы еще есть. Плохо работаю.
   Пожав плечами, я вышел из кабинета. Угроза тренера ничуть меня не испугала. Тренироваться в команде с ребятами мне понравилось. Наши посиделки в «Искре» не прошли даром, и меня вроде как приняли. При всей своей немногословной угрюмости я отчего-то пришелся ко двору в их разномастной команде.
   Макаров, кстати, изменил свое решение, и примерно через неделю мои забеги прекратились как не приносящие результатов. Организм приноровился к нагрузкам, и кольца уже не доставляли тех хлопот, что раньше. Поэтому меня начали использовать в качестве боксерской груши. Не стоило забывать, что группа изначально набиралась из середнячков, но задачи перед ней ставили сложнейшие. Идею потренироваться на ключнике-увальне ребятишки восприняли на «ура».
   Сначала все проходило под плотным контролем тренера. Макаров хотел лично удостовериться, что его питомцам ничего не угрожало. Весовые категории несколько отличались, но без формы Ящера мне не удавалось добраться до подвижной мелюзги, а вот их удары проникали очень глубоко. Петр Игнатьевич не тратил время понапрасну, приучив воспитанников бить в сочленения магического «доспеха». Будь ты хоть трижды ключником – приятного в таких пощечинах мало. Я держался, хотя мои телохранители очень скоро переметнулись в стан охотников, и меня принялись гонять уже полным составом. С азартными криками и улюлюканьем.
   Впрочем, охота пошла моему организму на пользу, приучив обходиться малым. Мне не только удалось нарастить полный, пусть и слегка облегченный вариант чешуйчатой брони, но и заставить ее функционировать в качестве камуфляжа. Пришлось научиться маскировать и крепить самые уязвимые точки. Игра сразу засияла яркими красками, а участники вдруг поняли, что добыча умеет больно кусаться. Теперь у меня появился шанс не только ударить, но и продолжить охоту, оторвавшись от погони, или пересидеть в укромном месте.
   Нежданчик, как эмоционально выразился Ягай, прилетел чуть позже. В тот день меня загнали в угол и принялись методично вскрывать защиту. Опыта группа поднабралась, и все мои попытки вырваться из западни успешно пресекала. Я, конечно, сам виноват. Пряха недаром получил свою кличку, и его ловушки отличались исключительно подленькой изощренностью. Арсенал-то у меня небогатый, и будущие «студенты» быстро научились глушить физическую силу оборотня мастерством и опытом.
   В тот раз я по глазам видел, что группа уже не сомневалась в победе. Добыча запуталась в силовых линиях, не способна маскировать уязвимости. Выдохлась. Неуклюжего мамонта оставалось только повалить и затоптать. Тем неожиданней оказалась кровавая плеть, махом вспоровшая контрольные точки западни. Мгновение назад связанный по рукам и ногам пленник вдруг вскочил и, рубанув ею наотмашь, скрылся в темноте лабиринта. Такая плеточка – типичное орудие кровососов. Любимый инструмент, весьма редко встречающийся у обычных магов. Пока группа разобралась, что ни Лилька, ни Ренат не имеют к этому отношения, я был уже далеко. Реакция на произошедшее меня насторожила. Если спецгруппа лишь радостно оскалилась – им, видишь ли, только в кайф погонять непредсказуемое нечто, то Макаров просто промолчал. Никаких объяснений, лишь привычное «работай!».
   Будто ничего не случилось. Меня же не отпускала мысль, что плеть – это очередной гостинец смерча, поглотившего в свое время достаточно кровососов, чтобы поделиться умением рубить людей на куски. В ту же ночь я впервые проснулся от ночного кошмара. Каменная пустыня. Ящер. И чувство полной безысходности. Подходила к концу вторая неделя обучения в группе Макарова, когда смерч перешел к активным действиям. И снова никакой реакции тренера. События принимали катастрофический оборот, когда в дело вмешался уже позабытый участник.
   Мне позвонил Игорь и предложил встретиться. В последнее время священник частенько мелькал по телевизору. Страна с нетерпением ждала сентября, бурно обсуждая все новости, мало-мальски связанные с Высшей школой магии. Логично, что Церковь не собиралась упускать такой шанс укрепить свои позиции, и отцу Иллариону пришлось все свободное время выступать по телевизору с проповедями.
   – Самый тяжелый груз несет не самый сильный, а самый глупый верблюд. – Мои слова прозвучали грубовато, но Игорь только рассмеялся в трубку.
   – У Церкви другая точка зрения. Господь посылает испытания нам во благо, а этот, как ты говоришь, груз – это даже не испытания. Всего лишь работа. Но я понимаю, почему ты сердишься.
   Скорей всего так оно и было: понять мою злость – дело нехитрое. Игорь взвалил на меня дело о жертвоприношениях, а сам пропал почти сразу после инцидента со знахаркой. Сперва я думал, что ему не понравилось, как «черти» увели Розалию Ивановну прямо из-под носа чернорясых. Потом увидел его интервью в очередных «Диалогах о…» в вечернем эфире популярного телеканала, и все встало на свои места. Церковник нашел себе другое занятие.
   – Извини, Саш. – Кажется, он искренне раскаивался, но я-то уже завелся.
   – Нет уж, отец Илларион. – Официальное обращение добавило порцию язвительности. – Я думал, что вам действительно важно найти убийц, а оно вон как получается. По телевизору мелькать легче, чем по подворотням лазить. Я, между прочим, на днях едва заряд картечи в грудину не получил, пока вы задницу в лучах софитов отогревали.
   Эпизод действительно произошел буквально вчера, и Василек лично запретила мне продолжать дела церковников в отсутствие напарника. По словам Женьки, Игорь свою работу выполнил – прикрыл меня на первых порах, пока не окрепла сдерживающая татуировка. И откровенно говоря, рисковать в одиночку я больше не хотел. Меня чудом не покалечило. Повезло, что нарвался на идиота. Если бы не тренировки с ребятами Макарова, я бы уже проверял, что происходит с оборотнями после двух выстрелов в упор. Дядька, не будь дураком, самолично и под завязку начинил патроны рубленым столовым серебром. Бахнуло так, что в двери напротив нарисовался лишний «глазок» в два моих кулака размером.
   – Неуютное зрелище, – уточнил сержант прибывшего на вызов наряда полиции.
   Глядя на свои подрагивающие пальцы, я был вынужден с ним согласиться. Что хреново, мужик хоть и оказался слабеньким магом, но к нашим жертвоприношениям не имел никакого отношения. Да и вообще преступником не был. Увидел оборотня да и стрельнул с перепугу. Семью, говорит, защищал. Глядя на жмущуюся к проштрафившемуся папке зареванную семилетнюю дочурку, у меня рука не поднялась написать заявление. Ружье только согнул. На полицейских даже не пришлось давить ксивой. Мужики клятвенно пообещали подержать идиота суток пятнадцать да и отпустить с богом.
   Вспоминая эту историю, я прорычал в трубку:
   – Так вот, Игорек. Мне без тебя чуть башку не отстрелили!
   – Сообщили уже, потому и звоню. Извинений тут недостаточно, но… – Он замолчал.
   – Совесть замучила?
   – Извини, Саша. Я не думал, что так получится. Вообще не стоило втягивать тебя в это дело.
   Я задумчиво обдумывал неожиданно возникшую идею.
   – Знаешь, я согласен на сделку. Мне нужно посоветоваться по одному вопросу, и, кажется, ты сможешь помочь. Идет?
   Если подумать, звонок Игоря пришелся как нельзя кстати. Мне действительно требовалось поговорить с кем-нибудь из причастных к моим секретам. Василек и Коста просто не могли мне помочь, а за кривой ухмылкой Макарова явно читалось – «справляйся сам!». Мне требовался кто-то более гибкий, и, кажется, я нашел подходящего человека.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация