А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 19)

   Глава 9

   Выспаться мне так и не удалось. Большую часть ночи пролежал в кровати, считая барашков, а под самое утро провалился в короткий, наполненный кошмарами сон. В результате будильник поднял с кровати голодного и очень ворчливого недооборотня.
   Списав все на проделки мстительного, не простившего вчерашних издевательств тела, я начал день с энергичной зарядки. Хитрый подарок тренера не упустил своего, взбаламутив магическую часть организма. Пульсация токов волнами пошла по квартире, разбудив сестренку и заставив меня спасаться бегством. Упражнения пришлось заканчивать в ванной, где я едва не своротил раковину под аккомпанемент разгневанных угроз из-за двери. В любом случае подушку я возвращать не собирался. Нечего было бросаться!
   После утреннего моциона в зеркале отразилась хмуро глядящая физиономия с коротким ежиком едва отросших волос. Если не всматриваться, то мерцающая серебром татуировка становилась практически незаметной и совсем не раздражала. Повторив себе эту сентенцию несколько раз, я понял, что сеанс самогипноза с треском провалился. Кран с холодной водой подозрительно хрустнул в ладони, и я спешно покинул ванную.
   Оценив мое состояние, Юля благоразумно воздержалась от комментариев. Кстати, ее чувствительность к магии сильно возросла. Сестренка не только проснулась от магических колебаний, но и к моей голове в последнее время присматривалась уж больно внимательно. Боюсь, не за горами тот день, когда Женя-Василек натаскает ее до нужного уровня, и хранить секреты в ее присутствии станет невозможно. Надо будет предупредить мастера-лекаря, что она своими руками кует главную угрозу информационной безопасности страны. Нашу егозу только подпусти к секретам. А уж местечковым или государственным – это ей, поверьте, без разницы.
   «Это она еще кольца не рассмотрела, – хмуро проворчал внутренний голос. И добавил: – Впрочем, я бы не ставил на это денег».
   – Са-а-а-аш! – донеслось из коридора сонное сестрино. – Женька сказала, ты меня до академии подбросишь.
   Запнувшись о брошенную коробку с Алькиными вещами, лохматое и замотанное в покрывало нечто кубарем улетело в ванную. Донесшийся звон разлетающихся во все стороны баночек ознаменовал окончание маршрута. Две женщины в квартире – это же ужас ужасный. Мой флакон с пеной для бритья чувствовал себя одиноко и беззащитно, словно разведчик во вражеском лагере.
   – Ты там живая хоть? – с сомнением уточнил я.
   – Не уверена. – Голос сестренки звучал озадаченно, но, кажется, с ней все было в порядке. – Частично. Это твое барахло в коридоре?
   – Не. Алька попросила дареное вернуть.
   – Дареное? – В ту же секунду из двери вынырнула растрепанная копна с горящими от любопытства глазами. – Они что, расстаются?
   Яркий пример женской интуиции. Кто, когда, с кем – ей уже неважно, она уже в курсе. Понятное дело, Юлька по-черному сохла по Черному, уж простите за каламбур.
   – Не знаю. Не мое дело, и уж точно не твое. Брысь! – И чтобы хоть как-то смягчить обиженно насупившиеся брови, добавил: – Вечером съезжу проведать, а то даже стыдно немного. Я с этой магией совсем про друзей забыл, а у Сереги, похоже, неприятности.
   Мне вспомнился холодный Алькин голос. Излишне разительный контраст с нашей последней встречи, когда у них все было сладко, и даже эпизод с нападением некроманта не повлиял на отношения влюбленных. Заклятие забвения вешал лично Граф, но прошедшая Волна вполне могла сорвать покров с сознания. Да и пробудившийся дар со временем восстанавливал утраченную память. Если судить по прощальному «спасибо», Алька вспомнила почти все.
   – Решено. Как освобожусь – рвану к Черному, узнаю, что там между ними произошло!
   – Я с тобой хочу!
   Лохматое белобрысое чудовище встало в проходе, уперев руки в боки, и приготовилось до последней капли крови сражаться за свою любовь. Кровь, естественно, подразумевалась моя.
   – Не в этот раз. – Я качнул головой и пояснил: – Если у него проблемы, то поставим его в неловкое положение. Оно тебе надо? Давай позже. Ладно?
   – Вредный ты, Сашка! Но я тебя все равно люблю.
   Пернатое рвануло ко мне и чмокнуло в щеку, соглашаясь с доводами. Походя утащив с тарелки последний кусок бекона, Юля унеслась наряжаться дальше. Я остался на кухне, философски вращая вилку между пальцами и рассматривая подарки Макарова. В глубине колец продолжали мелькать багровые и очень голодные искорки. Эти монстрики вряд ли удовлетворятся яичницей с беконом.

   Сбросив скорость, машина припарковалась возле здания академии. Именно так с щенячьим восторгом в голосе объявила сестренка. Юлька с детства зачитывалась «фэнтезятиной» и теперь просто млела от восторга. Учиться здесь она мечтала с первых упоминаний ВМШМ в средствах массовой информации, хотя и презрительно фыркала при каждом упоминании сухой аббревиатуры. Магию должны преподавать в академии! Ее слова, не мои.
   Если бы она знала, кто именно будет нести в массы разумное, доброе, вечное – ее бы удар хватил. Большинство преподавателей числились сотрудниками нашего министерства да и видом своим меньше всего напоминали умудренных опытом профессоров а-ля Дамблдор. Возраст учителей колебался в пределах двадцати с хвостиком, с редкими вкраплениями седоусых дяденек и тетенек. Причины неизвестны, но молодежь охотней принимала дар магии, а способности большей частью зависели именно от него. По крайней мере, на начальном этапе, когда приходилось полагаться не на учебники, а на собственный практический опыт и интуицию. Молодежь – она же бесшабашная и привыкла рисковать жизнью с восторгом и налетом безумия в глазах. Осторожность и уважение к «старикам» приходили позднее и нередко с болезненными последствиями.
   – Красота! – ахнула Юлька, оглядываясь.
   С подобным заявлением было сложно не согласиться. Многокилометровые площади школы вынесли за пределы города по двум причинам. Во-первых, убирали из-под влияния печатей Графа, чтобы позволить студентам заниматься серьезной магией, а во-вторых, опасались заиметь выжженную дотла пустошь в самом центре столицы.
   Академия вообще подкинула государству проблем.
   На верху решили не придумывать колесо и скопировали структуру с уже работающих вузов. Первые два года преподавался общий курс магии, в меру разбавленный математикой, физикой и другими «старыми» науками. Распределением по специальностям планировали заняться позже. Сделано это было в надежде скрыть отсутствие учебной базы, которую еще только предстояло наработать в процессе обучения. Самым срочным образом.
   Дело в том, что магию одновременно и нужно и нельзя преподавать как точную науку. У сверхов оказался слишком индивидуальный подход к построению заклинаний, в большинстве своем основанный на личных качествах и предпочтениях. В итоге получалась ядреная смесь искусства и науки, способная поставить в тупик самого Эйнштейна. Нам банально не хватало информации. Волна прошла слишком рано, перемешав все карты. Приходилось импровизировать.
   Конечно, на первых порах было необходимо задать правильный вектор обучения. Некоторый объем знаний накопили «черти», Русская православная церковь и ведьмаки Сердюкова. Этого должно было хватить. Понятно, что базы данных спецслужбы тринадцатого отдела ломились от разнообразной информации, но секретность – это раз, и специфика – это два. Большую часть наших умений занимали алгоритмы построения боевых арканов, методики охоты на отступников всех мастей и десятки десятков способов быстро выпустить противнику кишки. Страна нуждалась в ином.
   На первое время основная задача академии – предоставить студентам безопасную площадку для игр и опытов, задать нужное поле для деятельности и пробудить соревновательный характер. Василек недаром считалась мастером-лекарем, и ее решение не подразумевало иных трактовок – оружию должно разрабатываться в других местах. Не знаю, как она собиралась этого добиваться, но ведь про нее не скажешь, что наивная дурочка.
   В последнее время я редко появлялся в конторе, но хватало и косвенной информации. Слова Василька, рассказы сестры, крупицы правды из многочисленных «аналитических» программ и обмолвки «чертей» сложились во вполне реальную картинку происходящего. На ней сотни специально подготовленных «студентов» небрежными штрихами рисовали новую, весьма привлекательную систему обучения, при этом оставляя у всех иллюзию абсолютной свободы. Гениальная идея, сулящая сногсшибательные результаты при минимуме усилий. Кнут спрятан за спину, и на виду осталась только морковка в виде солидных денежных грантов. Вокруг столько нового, интересного! Учись – не хочу!
   Нюансов, как и проблем, хватало. Но разбираться с ними предстояло в рабочем порядке, потому что времени не осталось совершенно. Сентябрь на носу, а отложить начало учебного года на месяц – значит признать свою несостоятельность. На это наше правительство пойти не могло.
   – А еще при академии открывают гимназию!..
   Возбужденный голос сестренки вырвал меня из дебрей собственных мыслей. Вот уж, ей-богу, кладезь информации. Правда, по большей части бесполезной.
   – Что еще за гимназия?
   – Нам будут преподавать математику, физику и всякое такое, а в остальное время мы будем учиться магии под контролем кураторов. Правда, жить придется здесь, но это же здорово! Женька сказала, что меня точно примут. У меня знаешь какие способности?!
   Я только хмыкнул, не разделяя Юлькиных восторгов. Слияние магии и техники вполне обоснованно, и руководство Вышки уже составило список приглашенных специалистов со всей России. Им поставили задачу обеспечить плавное слияние нового и старого. Боюсь только, контрразведка устанет вылавливать промышленных шпионов. К тому же глупо рассчитывать, что меня минует весь этот праздник.
   – А меня, похоже, назначат в кураторы. – Я задумчиво поделился своим горем и вполголоса добавил: – Если демона одолеем.
   – Что говоришь? – не расслышала сестренка.
   – Идем, говорю. Время уже, скоро презентация.
   Часы показывали без пятнадцати десять, и с минуты на минуту должен был начаться день открытых дверей Высшей московской школы магии. Парадная стоянка и так ломилась от автомобилей, а по дороге из города мы обогнали колонну автобусов под охраной полиции. Везли интуристов, журналистов и прочую массовку. Слава богу, я смог прорваться сквозь кордоны, используя спецномера и удостоверение тринадцатого отдела. Проблем на въезде не возникло. Основная часть здешней охранки прекрасно разбиралась в тонкостях магического закулисья.
   Большую часть территорий Вышки занимали парки и аллеи. Студенческий городок недаром вынесли за город. Даже не будь там блокирующих графских печатей, столица все равно не смогла бы выделить столько места. Красиво, тут Юлька была права.
   С моего прошлого визита здесь многое изменилось. Исчезла армия строителей, то и дело переругивавшихся на незнакомом «курлыкающем» языке, пропали из виду спецгруппы тринадцатого отдела, спешно лепившие магические заплатки. Уехали церковные набольшие, степенно сверяющие количество серебра в стенах с указанным в ТЗ.
   Между прочим, их усилия оказались не напрасными. Позарившегося на дорогой металл подрядчика вывели на чистую воду и с божьим благословением пустили по этапу в самые сжатые сроки. Цацкаться с ним было некому, да и Власов воспринял предложенную взятку как личное оскорбление, поэтому прошел по цепочке до самого верха. Наглецов не спасла даже жирная и очень волосатая лапа в столичной мэрии.
   Вообще Власову не позавидуешь. Дед пер буром и своими действиями сильно подставлялся. Если бы не его несомненная эффективность и царящий вокруг перманентный аврал, генерала давно бы приговорили к какой-нибудь награде. Посмертно. Проблема в том, что сейчас заменить его было просто некем, и старик этим бессовестно пользовался.
   А пока держалось начальство, и мы могли позволить себе некоторые вольности. Как ни странно, на контору сильно сыграли вампиры. Их кровавый бунт до чертиков напугал Кремль. Чинуши внезапно осознали, что защиту от магического подполья им обеспечивают эти самые «чертики» из табакерки генерала. Нападение нескольких сотен вампиров на Красную площадь было с блеском предотвращено, и надо признать, что в тандеме с церковными оперативниками наши ребята действовали сверхэффективно. Видеозаписи того боя не удалось переплюнуть даже голливудским боевикам.
   Было с чем сравнивать и помимо фильмов. В то самое время простые солдаты удерживали зверушек Эльвиры от прорыва в Москву. Аналитики пришли к однозначному выводу, что гарантированная зачистка паразитов удалась только благодаря присутствию спецгрупп тринадцатого отдела. И это несмотря на использование тяжелой техники, несмотря на поддержку ведьмаков Сердюкова, со всеми их амулетами, подготовкой и поистине бесконечными запасами серебра. Сверхи блокировали главное оружие тварей – заглушили ауру страха и создали подобия островков спокойствия. Именно там солдаты смогли продержаться первые минуты, перегруппироваться и контратаковать. Дальше мерзость не прорвалась.
   При этом никто не собирался умалять их заслуги перед городом, и сегодняшний день был в том числе приурочен к событиям кровавой ночи. Ровно в полдень в главном зале будет проведено торжественное награждение, а позднее – открыт памятный барельеф с именами погибших при исполнении служебного долга. Власов настоял, чтобы туда внесли фамилии сотрудников нашего отдела. Всех, кто сложил голову за время его существования. Список получился весьма значительным, а на мероприятие съезжалась большая часть официальных лиц города, исключая разве что президента.
   Одним словом, прогуляться по парку и насладиться экскурсией нам не дали – на каждом углу дежурили вооруженные патрули с собаками, священники и наши боевики. Все злые, а документы спрашивали так часто, что я перестал их убирать. Спина то и дело чесалась под взглядами снайперов. После того как здоровенный сердюковец попытался обыскать Юльку и едва не остался без своих хваталок, я понял, что с прогулкой пора заканчивать – ухватил непоседливую катастрофу за руку и направился в сторону главного здания.
   Уже в фойе мы уткнулись в очередной кордон. Пронзительные взгляды суровых мужиков в штатском мне сразу не понравились. ФСО РФ отвечала за контроль и надзор в сферах государственной охраны и напрямую нашему министерству не подчинялась. Видимо, поэтому мое удостоверение не произвело на охранника никакого впечатления. Внутрь нас не пустили.
   Отодвинув в сторонку, подальше от любопытных взглядов и снующего люда, их главный по-хозяйски сунул мои документы в карман пиджака и молча развернулся в сторону комнаты охраны. Судя по скучающим лицам представителей прессы, «мариновать» нас собирались до вечера. Непонятно, по каким параметрам создавались «черные» списки, но мы однозначно умудрились в них попасть.
   Я подозревал, что виной всему оказалась моя аура, неискушенному взгляду представлявшаяся несколько странноватой. Искушенный, впрочем, нашел бы в ней еще больше несоответствий и причин для задержания.
   – Са-а-аш! Долго еще?!
   Минут через десять у сестренки кончилось терпение. Народ в нашем закутке все прибывал, и здесь уже становилось тесновато. Уходить без документов было бы просто глупо. Прогулка, что называется, до первого патруля.
   – Может, Женьке позвоним? – В Юлькином голосе мелькнули ехидные нотки «на слабо». Мелочь, едва не стоившая здоровья мне и десяткам окружающих.
   – Сам разберусь.
   Отодвинув в сторону плечистого охранника, я успел перехватить эфэсошника с нашими документами. Впрочем, судя по тому, что он только что сунул в карман очередную пачку удостоверений, моих «корочек» у него уже не было.
   – Послушайте… – Я обратился к нему максимально спокойным голосом, осторожно придерживая за плечо. – Как там насчет пропусков? Мы опаздываем!
   – Ждите! – коротко бросил тот и попытался стряхнуть мою ладонь небрежно-барским движением. – У меня здесь полсотни таких придурков!
   Я только скрипнул зубами и покрепче ухватил его за плечо.
   – Слышь, родной! Я тебе русским языком говорю – мы спешим. И за языком следи, будь так добр!
   Ауру эфэсошника я успел глянуть еще на входе, и подлянок от него лично обоснованно не опасался. Для непрофильной госконторы он выглядел вполне себе терминатором, но в наш отдел бойцов ниже хорошего второго уровня даже на порог не пускали. Если чутье меня не обманывало, передо мной стоял водный стихийник с уклоном в холод. Злой и наглый.
   Подозреваю, именно по этой причине мои попытки утихомирить правительственную безопасность не привели ни к чему хорошему. Поняв, что добром сбросить мою ладонь не удастся, он взглядом указал на меня бойцам поддержки и, перехватив запястье, попытался заломить мне руку. Двигался он вполне профессионально, а атака оказалась настолько неожиданной, что если бы не проскочившее в связке заклинание холода, боюсь, оказался бы я в положении «морда в пол». Последние недели спецслужбы России активно перенимали навыки сердюковцев. От нашей конторы передавать опыт ездил Коста, и по его словам боевые заклинания там вбивались накрепко, доводя до уровня автоматизма. Эфэсошник действовал как по книжке, вдобавок к приему приласкав меня шоковым заклинанием.
   В этот раз нехитрая наука ведьмаков сыграла с ним злую шутку. Тело оборотня – штука сложная, и его реакция на вредоносную магию почти мгновенна. Спрятанная под кожей чешуя надежно защитила сустав от вывиха, походя размолотив слабенькое заклинание в труху. Как я и думал, бойцу просто не хватило силы. Проверни такой же трюк кто-нибудь из парней Косты или учеников Макарова – лежать бы мне на полу с заломленной рукой.
   – Тихо ты, дурила! – Ухватив противника за загривок, я легонько боднул его в лоб и прошипел прямо в лицо: – Ты что творишь, идиот?! Здесь же люди кругом и снайперов полно! Бойню хочешь устроить? Уймись. Я свой!
   Но эфэсошник будто не слышал, продолжая рваться из хватки. А отпускать было нельзя, потому что по спине действительно бегала щекотка чужих взглядов. Скрытая под рубашкой, наружу полезла чешуйчатая броня. Очень надеюсь, что в связке с регенерацией ее хватит, чтобы пережить попадание серебряной пули. Сердце дважды ударило не в такт, перестраиваясь на боевой режим. Мир вокруг начал замедляться.
   Я чувствовал, что еще немного, и вокруг нас начнется кровавое шоу-представление. До «пиджака» серьезность ситуации не доходила. Понятия не имею, с чего взбеленился этот придурок, но стрелять-то будут в меня – в покрытого чешуей монстра с безумными глазами! Требовалось экстренно погасить конфликт, пока ситуация не обострилась до критической отметки и у кого-нибудь не сдали нервы.
   Еще разок боднув эфэсошника в переносицу, я слегка охладил его пыл. С начала конфликта прошло от силы несколько секунд, и троица бойцов еще только протискивалась сквозь толпу. Устраивать потасовку в мои планы не входило, поэтому я встряхнул обмякшее тело на вытянутой руке и рявкнул в сторону приближающихся служак:
   – А ну успокоились все! Где начальство этого недоумка?!
   Охрана замерла в нерешительности, переглядываясь. Что, нетипичная реакция для террориста-смертника?! Пришлось добавить начальственных ноток, молясь, чтобы голос, подлец, не выдал моего страха и неуверенности. Их, поверьте, хватило бы на десятерых.
   – Ну! Я к кому обращаюсь?!
   – А вы, собственно, кто такой?
   Судя по голосу, звериный рык подействовал. Иначе с чего бы им обращаться на «вы» к молокососу вдвое себя моложе.
   – Капитан Стальнов. Тринадцатый спецотдел. Магическая Безопасность. – В запале я смешал в кучу все аббревиатуры. – Еще раз спрашиваю, мать вашу, начальство где?
   За спиной раздался спокойный голос:
   – Отпусти лейтенанта, Стальнов.
   Повернувшись, я столкнулся взглядом с очередным штатским. Постарше и для разнообразия адекватный. Мельком глянув на обмякшего эфэсошника, он уточнил:
   – Вон на скамейку усади, пока не оклемается. – И добавил в сторону ближайшего охранника: – Как в себя придет, в машину его и в контору. Проследи.
   – Слушаюсь, господин полковник.
   Хмыкнув – надо же, цельный полковник – я решил больше не обострять ситуацию. Осторожно перехватив горячего лейтенанта, пристроил его возле колонны и даже придержал, чтобы тот случайно не сполз на пол.
   – Дурацкий день. – «Полкан» расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и ослабил галстук. – Ксива твоя в охранке?
   Я кивнул:
   – Уже полчаса как. Запроверялись.
   – Не бунтуй, капитан. Я и так на нервах. Людей не хватает, гражданских полстолицы съехалось, территория открытая. Шишек много, а отработают кого – погоны сперва с нас сдует. Леха, конечно, лишку хватил, но у него по «чертям» личный пунктик. Ваше начальство уже третью просьбу о переводе отклоняет. А тут – молокосос, прости господи…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация