А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 14)

   А потому шансов у огневика не было.
   Чешуя на кулаках защищала с грехом пополам, но против скомканного заклинания ее хватило. Встречный удар веером расплескал огненный шар в обратную сторону. Брызги варева разлетелись, превращая дорогущий внедорожник в исковерканный дуршлаг. Чудом они не задели бензобак.
   Мальчишку смяло.
   Хуже всего магическая защита справляется с заклинаниями собственной школы, и тому же кинетику очень тяжело сражаться с себе подобным. Если раньше боевики Косты укрепляли друг друга заплатками-вставками, то в последнее время такие меры уже не спасали. Магическая наука стремительно развивалась, и все чаще появлялись новые спайки: земля-кинетика, огонь-воздух – это уже не редкость. Порой встречались совершенно убойные смеси. Особым шиком считалось владение стихиями-антагонистами. Сложно, опасно, но очень эффективно. Такие спецы попадали в элиту не с помощью свалившегося невесть откуда дара, а пробивая дорогу собственным усердием и работой на износ. Что поделать, арсенал расширялся не только у «чертей», и чтобы выжить, приходилось соответствовать. Огневик, к сожалению, не соответствовал.
   Пусть моей заслуги в том не было, но чешуя Ящера впитала и камень, и огонь, и дьявольское творение Эльвиры. Даже в ослабленном состоянии этого хватило, чтобы устоять на ногах. В отличие от паренька, которого рикошетом впечатало в обломки автомобиля, хорошенько приложив затылком. Если бы не торчащий из живота зазубренный обломок, можно было подумать, что он просто потерял сознание.
   – Тва-а-а-аю ж мать! – глядя на это безобразие, протянул Игорь. – Ты не мог аккуратней бить?!
   В запале я не придумал ничего лучше, кроме как рявкнуть:
   – Иди ты… – Я скрипнул зубами, сдерживаясь. – Сам-то чем занимался?
   – Думаю, не ошибусь, если скажу, что святой отец присматривал за мной.
   Раздавшийся из-за спины ироничный голос не содержал старческого дребезжания. Тем разительней был контраст с демонстративно шаркающей походкой, которой наша подозреваемая изволила передвигаться. Ее манера семенить, опираясь при этом на деревянную клюку, будила странные ассоциации. Но что именно она напоминала, я понял, только когда старушка произнесла с весьма характерными интонациями:
   – Темную сторону Силы чувствую я! – И многозначительно мне подмигнула, не обращая внимания на разом поперхнувшегося священника.
   Признаюсь, шутка вгоняла в ступор хотя бы по причине того, что шуткой не являлась. Рубль против пятака, что бабка меня прочитала. Это раз. И показала, что ни капли нас не боится. Это два.
   Пока мы пытались прийти в себя, Розалия Ивановна дошоркала до бледнеющего телохранителя делового и несколько раз чувствительно ткнула его палочкой. Именно этому держиморде сулили порванный от удара «ливер». Не знаю, что творила колдунья, но волна тепла докатилась даже до нас, а раненый начал быстро приходить в себя. Похоже, сам он прекрасно понимал, какой участи избежал, потому что признательно прохрипел в спину бабушке слова благодарности.
   – Ступай с Богом, мил-человек, – отвечала бабушка уже на полпути к пришпиленному магу.
   С неженской силой сдернув огневика с «булавки», она быстрым движением воткнула палец прямо в зияющую рану. Понимаю, что экстренная ситуация требовала таких же решений, но видеть изгибающегося в судорогах визжащего парня было неприятно. Процедура заняла от силы двадцать секунд, после чего рубашку огневика можно было выжимать от пота.
   – Все, все, все. Уже прошло.
   Бабушка попыталась успокоить парня, но он не оценил заботы.
   – Сука старая! – отталкивая руку, прохрипел маг. – Сожгу! Сожгу тебя!
   Вот хамить не стоило. В ответ Розалия Ивановна кротко улыбнулась и чуть сильнее прижала сухонькую ладошку к животу огневика. Спустя секунду переливчатое бурчание известило окружающих, что наглый маг заработал острый приступ диареи. Схватившись обеими руками за задницу, будто пытаясь удержать содержимое внутри, юнец затравленно оглянулся и рванул в сторону припаркованного автомобиля. Откуда только силы взялись? Впрочем, бежать ему стоило в сторону ближайших кустов. Если я хоть что-то понимал в симптомах, завести машину он не успевал.
   – Засранец, даже не поблагодарил! – Кроткая улыбка старушки могла ввести в заблуждение кого угодно, но я видел, как в ее зеленых глазах плясали бесенята.
   Повернувшись в нашу сторону, она произнесла, вытирая руки от крови:
   – Ну что ж, теперь с вами порешаем.
   – Тоже понос организуешь? – осторожно уточнил священник.
   – Свят, свят, свят! Бог с вами, только неприятностей с властями мне не хватало. Идемте, я вас чаем напою. Заодно расскажете, кому потребовалась старая и больная женщина. Вы же ко мне приехали, верно?
   В этот раз мы кивнули и синхронно фыркнули. Колдунья такого уровня могла быть старой, но вот больной – это вряд ли.

   Я зачарованно наблюдал, как в старой фарфоровой чашке зарождалась магия. Моих знаний не хватало, чтобы понять суть процесса, но ауру распускающегося над столом сияния мы не могли не заметить. Бабкин чай на глазах превращался в заклинание с разветвленной структурой. Хотя для одуряюще пахнущего мятой варева больше подходило название «травяной настой». Обычной заварки там отродясь не бывало.
   Проводив нас на кухню своей однокомнатной квартирки, Розалия Ивановна прошла вдоль развешанной гирлянды гербария, на ходу отщипывая листики и смешивая в ей одной ведомой последовательности. Крохотного заварника едва хватило, чтобы вместить засушенную флору, но результат оказался просто ошеломительным. Аромат шибанул в ноздри не хуже тарана, махом прочищая голову, а после первого глотка я будто заново родился. Впервые за последние дни утихло раздражение, испарилась уже привычная тяжесть в груди. И пусть весь эффект – лишь временное послабление, я был за него искренне благодарен.
   – Роза Ивановна, а можно еще чашечку?
   – Нельзя. Лекарство это, – проворчала старушка, отодвигая заварник подальше. Впрочем, заметив мое огорчение, она смилостивилась: – Дам тебе травок, сам будешь заваривать. Только смотри, выпьешь больше нужного – прихватит почище давешнего фулюгана.
   Вспомнив хамоватого огневика, я передернул плечами. Уезжая со двора, машина делового благоухала не хуже деревенского сортира, оставляя за собой хвост соответствующего амбре. Думаю, при желании я и сейчас смог бы пройти по их следу. Сверхи вообще-то отличаются богатырским здоровьем, и если даже мага так капитально пробрало, то мне лучше поостеречься.
   – Интересное у вас хобби, – допивая чай, произнес Игорь.
   Вот уж кому не стоило опасаться подмешанной отравы. Издержки профессии – луженый желудок священника в зародыше давил любую гадость, разбирая заклинание на запчасти прежде, чем оно начинало действовать. Не уверен насчет ядов, но до сих пор мой напарник не производил впечатления легкомысленного человека. Думаю, все будет в порядке.
   В отличие от меня, Игорю пришлось довольствоваться одноразовой бурдой в пакетике. Ворча, что не собирается тратить драгоценный сбор впустую, ведьма плюхнула на стол здоровенное блюдо с печеньем собственной выпечки и заставила Игоря слопать не меньше половины. Не сказать, чтобы он сильно сопротивлялся – выпечка таяла во рту, но глядя на мою довольную физиономию, напарник периодически поглядывал в сторону заварника.
   Вот уже полчаса мы сидели за столом и под неспешный разговор пытались выведать подробности жизни Розалии Ивановны. В ответ на мое удостоверение женщина только усмехнулась и пояснила, что давно ждет визита нашей братии.
   – Я ведь и не скрываюсь. Врачую потихоньку, зла никому не делаю. – Бабуся снова прикинулась простушкой. – Травки, корешки завариваю. Ничего необычного, еще моя прабабка этим промышляла, когда об ужастях всяческих и слыхом не слыхивали.
   Бабка говорила правду, но при этом безбожно ее искажала. В сравнении с Женькой, ее лекарское искусство больше напоминало знахарство – сплошь пестики-тычинки да травки-корешки. При этом чутье колдуньи оставляло далеко позади современные вычислительные комплексы, посвященные выявлению новых взаимосвязей в природе. Сложные и подчас ошибочные расчеты железных умников даже рядом не стояли с мимолетными откровениями улыбчивой старушки. Хватало и других отличий.
   Там где Женя выкладывалась по полной, стремясь сковать и усмирить мой разбушевавшийся организм, пряный напиток Розалии Ивановны действовал тоньше и эффективней. И дело тут не в принципиально ином подходе к медицине. По сути, на наших глазах зарождалась новая отрасль промышленности. Магическая химия? Алхимия? Еще с порога я обратил внимание на расставленные по полкам хрустальные друзы и аккуратно подписанные образцы минералов. Внушительный книжный шкаф не смог вместить всю библиотеку запасливой знахарки, и хаотично разбросанные книги занимали большую часть комнатушки. Рабочий беспорядок бросался в глаза. Судя по обилию материалов, интересы местной ворожеи не ограничивались одними растениями. Я впервые сталкивался со столь основательным подходом и немного завидовал. На исследовательскую работу такого уровня моего терпения точно не хватало.
   Бабуля оказалась уникумом в своей области. На протяжении всей беседы Игорь профессионально обходил скользкую тему, но я достаточно обтерся в организации, чтобы домыслить сказанное между строк. Таких людей искали по всему миру, но встречались они крайне редко. Изменившийся мир охотней плодил воинов и убийц, нежели исследователей. Возможно, он мог просто давать людям то, чего они подсознательно желали, но факт оставался фактом. Если в европейских государствах статистика прогнозировала рост боевых, жадных до действия профессий, то Азия традиционно выдавала на гора мыслителей и кудесников от магии. Египет и Южная Африка плодили мастеров проклятий и черных заклинателей, отчего тамошние страны медленно погружались в анархию. Россия традиционно вмещала все и вся.
   Игорь не скрывал причин нашего появления, и Роза Ивановна откровенно рассказывала про свою работу, стремясь отвести подозрения в жертвоприношениях. Как по мне, при таких способностях ей было необязательно заниматься кровавой ерундой, но окончательное решение будут принимать вышестоящие инстанции. В квартире хватало чернушной литературы, но обоснование звучало вполне логично. Знахарка искала способы противодействия насланным болезням. Люди еще только учились сдерживать себя и свои силы, а потому количество случайных проклятий значительно возросло. Эмоционально ругнувшись на дороге, можно было непроизвольно одарить лихача продолжительной икотой, а при соответствующих способностях – и чем-нибудь посерьезней. Что там говорить, бабкины амулеты расходились как горячие пирожки, и со своими проблемами местные теперь шли прямиком к бабе Розе.
   Разговор затянулся на несколько часов, и я начал в нетерпении поглядывать на часы – опаздывать на первую тренировку не хотелось.
   – Игорь, я пойду потихоньку, а вы тут заканчивайте. Лады?
   – Давай, а то Макаров взбеленится, – делано равнодушно ответил святоша, окончательно подтверждая мои подозрения.
   Не стоило забывать, что Церковь для нас – основной конкурент в плане кадров. Среди прихожан магов хватало, а вот сами попы быстро теряли возможность творить заклинания. Наука травницы будет для них большим искушением. Боюсь, делиться с «чертями» они не захотят.
   Кстати, парни, с которыми у нас возник небольшой конфликт, приезжали именно по этой причине. Вот уже неделю один из высокопоставленных чиновников не давал старушке прохода. Ушлый делюга оценил все плюсы ценного приобретения и, не задумываясь, натравил свою команду. Играючи справляясь с болезнями и проклятиями, Розалия Ивановна спасовала перед законником. Что ни говори, а долгая жизнь в Советском Союзе выработала у пожилых людей определенные стереотипы, вследствие чего им было сложней перестроиться на новую волну.
   Одни умники кругом. Тот же Игорь недаром так аккуратно вел разговор, искусно обходя любые перспективы сотрудничества. И настенные часы сверлил взглядом не реже моего. Жук! Ждал, пока я уйду, чтобы начать агитацию. Ладно-ладно!
   Не стоило сбрасывать со счетов обходительность священника, но Роза Ивановна не производила впечатления религиозного человека и позволяла себе весьма ироничные замечания в сторону моего напарника. Вряд ли ее прельстит душная, заставленная методичками келья. Бабка – практик, это видно хотя бы по тому, с какой охотой она лечила соседей. И пусть право первого хода контора упустила, я полагал, что от нашего предложения травница не сможет отказаться. Место преподавателя в Высшей школе магии – такого козыря за церковниками не наблюдалось. Оставалось только грамотно преподнести все это в красивой завернутой упаковке. И я знал, кто мог это сделать лучше других.
   Спускаясь по ступенькам, я на ходу достал мобильный телефон и набрал номер. Женька отозвалась почти мгновенно:
   – Привет, чешуя. Как ты?
   – Нормально. Я по делу. Сильно занята?
   – Смертельно! Первый выходной за два месяца. С девчонками за город собралась. На пикник! И если какой-нибудь смертник только попытается…
   Судя по тому, что голос мастера-координатора поддержали восторженным ревом еще минимум пятеро, скучать она точно не собиралась. Планы пришлось менять на ходу.
   – Жень, вы еще одного пассажира не прихватите?
   – Тебя, что ли? – удивилась Василек. – Ты ж на тренировке должен быть.
   – Не меня. Слушай…
   Я в двух словах обрисовал ситуацию. Все-таки приятно работать с умным человеком, Женька сумела ухватить всю соль из моего рассказа и мгновенно перестроилась на рабочие рельсы. Двигаясь к выходу со двора и краем глаза наблюдая, как эвакуатор примеряется к развороченному внедорожнику, я обрисовывал свои идеи по поводу вербовки нового преподавателя в Вышку.
   – Бабка веселая и неглупая. С удовольствием косит под дурочку, так что вам будет о чем поговорить.
   Я не удержался от крошечной шпильки. Мысль, что наши отправляются развлекаться за город без меня, не давала покоя.
   – Хамло ты, Стальнов! – В Женькином голосе чувствовалась улыбка, и в долгу она не осталась. – Выздоровеешь – возьму тебя с собой. Покататься.
   Вот ехидна! Еще и мысли читает.
   – Ладно, отбой. Повеселитесь там как следует.
   Боюсь, мне не удалось скрыть легкой зависти пополам с грустью. Выздоровеешь. Это еще когда случится! Да и вообще…
   Спрятав мобильный телефон, я поддернул воротник легкой куртки и зашагал в сторону метро. Ветер гудел над Москвой, покачивая деревья в такт моим мыслям. Большую часть туч разогнало, а из оставшихся заморосил дождик. Сомневаюсь, что такая мелочь могла испортить «чертям» отдых, но на душе стало легче.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация