А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Московская магия. Тёмное сердце" (страница 12)

   – Ты чего такой? – удивленно бросил затормозивший возле вертушки Игорь. – Прям светишься.
   – Да так, – отмахнулся я. – Корочки нужны?
   В ответ священник только покачал головой и, дождавшись разрешающего сигнала, шагнул сквозь вертушку.
   Поспевать за разогнавшимся спутником и одновременно крутить головой по сторонам было сложно, но я справлялся. Похоже, что построенное еще в прошлом веке здание изначально проектировалось для одной из многочисленных спецслужб того времени. Непривычно узкие коридоры странным образом изломаны, а толщина стен выдержит взрыв не одной гранаты. Обороняться в таких условиях одно удовольствие. Готов спорить на что угодно – окна в здании не только пуленепробиваемые, но и заварены наглухо. Сердюковцы явно относились к защите своего жилища гораздо ответственней «чертей». Внутреннее чувство подсказывало мне, что начиненный взрывчаткой фургон сюда бы просто не доехал. Изрешетят на подходе. Оглядываясь по сторонам, я все больше проникался уважением к бойцам Сердюкова. Отсутствие сверхспособностей они с лихвой компенсировали профессионализмом и этим выгодно отличались от пусть и довольно молодых, но шапкозакидательски настроенных магов.
   – М-да… – протянул я. – Основательно устроились.
   Отец Игорь притормозил на лестничной площадке четвертого этажа и резко выдохнул, прогоняя одышку.
   – Ты даже не представляешь насколько. Судя по сметам, в течение прошлой недели здание основательно укрепили серебряной арматурой. И фонят стены очень слабо, так что варианта два: делали либо слабо, либо качественно. Ты на что поставишь?
   – Следите? – Я насмешливо приподнял бровь, пропуская риторический вопрос мимо ушей.
   – Интересуемся.
   Оставалось только удивляться, как у священника каждый раз получалось попадать в тон моих издевательских замечаний. Право слово, умение – великолепное, отбивает всякое желание ерничать.
   Тем временем Игорь остановился возле очередного кабинета и, повертев головой, с сомнением заглянул внутрь. Двери без каких-либо опознавательных знаков были похожи друг на друга как однояйцовые близнецы, так что с непривычки в этом лабиринте можно было легко заблудиться.
   Очередные происки давно погибших архитекторов? Не удивлюсь, если их и замуровали где-нибудь в основании фундамента. Секретности ради.
   Впрочем, судя по радостному хмыканью, в этот раз святоша угадал. Махнув рукой, мол, заходи, он шагнул внутрь. К сожалению, радость его оказалась не только не взаимной, но и преждевременной. Рассчитанный на десятерых кабинет был пуст, и только в дальнем конце сидел потрепанный мужчина невнятного возраста в сером костюме. Ненаигранно утомленный вид и измученное лицо нежно-зеленоватого оттенка придавали бедняге эдакий налет обреченности, который только усилился в момент, когда он оторвал голову от стола. Судя по всему, местный «следак» собирался вздремнуть самым наглым образом. И прилипшая к лицу скрепка, которую он не глядя смахнул вниз, только подтверждала мою теорию. Давно я не видел таких уставших людей. Уработанный вусмерть, лицом он почти сливался со своей одеждой. И судя по кислому выражению – ни капли не обрадовался нашему приходу.
   – Доброе утро, святой отец. Какими судьбами?
   – Как обычно, Павел. Результаты есть?
   Мужик индифферентно пожал плечами и выложил на стол две тонюсенькие папки.
   – Негусто.
   – А то вы не знаете, что в городе творилось, – вяло огрызнулся сердюковец.
   – Знаю, не горячись. По тебе вижу, что не водку пили.
   Игорь бегло пролистал первую папку и буквально застыл на второй. Обычно беспристрастное лицо священника выражало крайнее удивление.
   – Оп-па, – проговорил он.
   – Мало, зато качественно, – удовлетворенно пояснил «серый» Паша. – Бабуля вписывается в разработку, а?
   – Что там?
   Я попытался заглянуть через плечо, но Игорь просто сунул мне документы и о чем-то задумался. Ни на вопрос Павла, ни на мой он так и не ответил.
   Папка меня не впечатлила: от силы десяток листов формата А4, и никаких надписей про секретность или ответственность за разглашение. Да и содержимое невзрачное – досье на милейшего вида старушку. Во времена моего детства такие десятками сидели на лавочках и угощали детвору печеньем и конфетами. Это сейчас они вдруг превратились в вымирающий вид, эволюционировав в язвительных и сплетничающих бабок. Может – это время такое, а может – я повзрослел.
   – Розалия Ивановна, – вслух прочитал я.
   Игоря отвлекать не хотелось, поэтому вопрос я задал прикорнувшему было сердюковцу:
   – Павел, и чем эта бабка знаменита?
   Сложно зевать и при этом подозрительно осматривать собеседника с головы до ног, но у товарища получилось. Мыслительный процесс шел с видимым скрипом, и я успел пожалеть, что спросил, когда он наконец «проснулся»:
   – Ты вообще насколько в теме?
   – Ищем участников жертвоприношения. Подозреваем кражу способностей у одаренных, – по возможности кратко ответил я.
   – Верно. Это первая теория. Вторая – убивают ради омоложения, и старуха – идеальный кандидат. Цепляется… за жизнь.
   Чем-то мне его тон не понравился. Пауза такая, словно ругательство проглотил, но заострять я не стал. Мало ли чем ему старики не угодили. Не выспался опять же человек, устал. Тем более что спустя мгновение «очнулся» отец Игорь и проговорил скороговоркой:
   – Паша, главный появится – пусть маякнет. Разговор есть. – И уже мне: – Сашка, ходу!
   Обратный путь занял у нас вдвое меньше времени. Священник так разошелся, что прямо на бегу размахивал выхваченными и скрученными в трубку документами, словно уже сейчас вступил в бой с невероятно опасной старушкой. Со стороны это казалось почти смешным. Но именно почти, потому что его азарт настораживал. Игорь напоминал вставшего на след охотничьего пса. Отведавшего крови, а оттого – вдвойне опасного. Своей фанатичностью он походил на покойного Графа, и это сравнение наводило на тревожащие мысли.
   Мы успели сесть в машину, прежде чем я сформулировал ее окончательно:
   – Игорь, я тут кое-что подумал. Поправь меня, если я ошибаюсь.
   – Легко. – Он ответил, не отрывая глаз от дороги.
   – На первый взгляд ты кажешься хорошим человеком… Нет, хорошим – не то слово. Нормальным кажешься. Но иногда – вот как сейчас – из-за этой маски проглядывает кто-то другой. Похожий на Графа.
   Я сделал паузу, но Игорь молчал. Лишь одобрительно хмыкнул, мол, продолжай. Почему-то мне казалось, что пока я не договорю, ответа не будет. Ему явно было важно услышать все до конца. Ладно, разговор этот назревал давно, и оттягивать его смысла не имело. Слишком много непоняток вокруг нашей двойки.
   – Хорошо. Идем дальше. Граф был не только московским координатором, но и первоклассным ликвидатором. Одним из лучших. На первый взгляд ничего общего, если бы не одна мелочь – какого черта ко мне приставили святошу? Этот вопрос не давал мне покоя с первого дня. После предательства Эль тебя и на пушечный выстрел не должны были подпускать ко мне.
   Игорь вновь насмешливо хмыкнул, и мне пришлось пояснить:
   – Согласен, но смерч – это другое. Если он вырвется на волю, то всем будет плохо. Отсюда вопрос. Неужели после смерти Графа у «чертей» не осталось своих палачей?
   – Остались, конечно. Тот же Макаров.
   – То есть я прав?
   – Во многом. Но есть нюанс. Ты в курсе особенности наших способностей?
   – Только слухи. Вы не способны колдовать, хотя я неоднократно видел обратное. Различия чувствуются, но уловить их… – Я покачал головой.
   – Это не разница, это особенность веры, запрещающей наносить вред. В наших силах только разрушать чужую магию. Причем только негативного рода. Единицы способны напрямую подлатать раненого.
   – То есть тогда в кинотеатре вы не атаковали смерч, вы…
   На мгновение я замолчал, пытаясь сформулировать мысль, и священник закончил за меня:
   – …разбирали его на запчасти. Рассеивали структуру. – Он искренне хохотнул. – Так что никто тебя убивать не собирается. Страховка я твоя, понял? Параноик ты, Стальнов!
   Насчет излишней паранойи я даже спорить не стал, оставшись при своем мнении. В последнее время я начал привыкать жить с оглядкой и отказываться от столь полезного навыка не собирался. Слова – это только ветер. Заинтересовало меня другое.
   – Подожди-подожди! Ты говоришь – вы рушите структуру заклятия. А нежить? Мертвяки на кладбищах, вампиры – с ними как?
   – Да то же самое. Только расслаивать приходится внутренние запасники. Вырви из кровососа батарейку накопленной магии, и все – он почти бессилен. Колдовать нечем, а скорость и сила падают до сопоставимого уровня. По крайней мере, спецназ с ними справляется. Не без потерь, но справляется.
   – А позиция Церкви?
   – К вампирам? Официально таковой не существует. Мы с самого начала работали в связке с людьми Сердюкова. Немертвые восприняли наше присутствие как вызов и начали целенаправленно убивать. Показывали доблесть и удаль количеством нательных крестиков. Соревнование такое – трофеи коллекционировать. Так что чувства у нас… взаимные. Просто об этом мало кто знает.
   – Церковь не признается в охоте на кровососов?
   Игорь пожал плечами.
   – Хорошо, а неофициально? Для гражданских?
   – Отлучение. По всей стране запрещено проводить обряды и хоронить прах на освященной земле. И негласное распоряжение оказывать «осторожную» помощь спецслужбам. В верхах склонялись к решению временно ослабить хватку, но единогласия так и не достигли. Хотя после «кровавого бунта» и с появлением слухов о массовых инициациях все может перемениться.
   – Что за слухи?
   – Да уж. – Игорь невесело скривил губы. – Ты со своей комой многое проспал. Если тебе интересно мое мнение, то ваши потасовки окончательно и бесповоротно сдвинули чашу весов в сторону магии.
   – Наши потасовки. Наши! Церковная клика запачкалась не меньше «чертей».
   – Пусть так. – Игорь не стал отнекиваться. – Не в этом суть. Баланс прогресса сильно качнуло. Новая игрушка – от технологии к магии. Может, оно и к лучшему, а то за всеми этими караоке и унитазами мы почти забыли о духовном развитии. Машину покруче да часы подороже – вот и все тревоги. Веришь, эта отрава даже к нам пробралась?
   Кажется, своим вопросом я наступил на любимую мозоль Игоря. Рассуждая о духовной бедности, он все дальше уходил от вампиров. Пришлось вмешаться, пока его окончательно не унесло в философию. По собственному опыту знаю, что толку от таких разговоров немного, настолько все субъективно.
   – Игорь, ты отвлекся. Что за массовые инициации?
   – Не отвлекся, а подвожу к мысли. Что ты знаешь про гулей?
   – Сталкивался на похоронах Золушки. Слуги вампиров с подавленной волей.
   – Примитивное, но недалекое от истины объяснение. Они не слуги, а рабы. Умирают по слову хозяев со счастливой улыбкой на лице.
   – И что, вот так любого могут?
   Игорь покачал головой:
   – Нет, конечно. Гули – существа бесхребетные и подленькие, с низкими моральными качествами. Такие не отличаются умом ни до, ни после становления. Магов или там бойцов-спортсменов… ну, зарекаться не буду, но мы с такими не сталкивались. Только это до Волны было, а сейчас ситуация резко изменилась – магический дар внезапно проклюнулся в каждом втором. И если раньше эта мертвая шваль с трудом создавала гулей, то теперь людей обращают в вампиров.
   – В чем проблема? Никудышный маг станет слабеньким вампиром. День работы для ваших волкодавов.
   – Учись, Саша, думать. Видные политические фигуры, женщины и дети – первый удар был нацелен на них. Представь, что у тебя появился обращенный родственник. В таких условиях уже не выйдет косить всех под одну гребенку. Это невинные жертвы, а значит, придется вводить обязательную регистрацию. Постановка на учет, проверки. Нам придется свернуть массовую охоту и отлавливать их поодиночке. С доказательствами, судом и следствием. Геморрой, от которого никуда не деться. По всем прогнозам без сдерживающего фактора их популяция будет медленно, но неуклонно расти. Одно радует – высших успели проредить.
   Дальше ехали молча. Разговор закончился невеселой нотой, изрядно добавив пессимизма. Нюхнув пороху, я понял, что воевать больше не хочу. Одно дело – когда охота идет на обезумевшего одиночку, и совсем другое – когда с ума сходит половина города. Пусть даже и полумертвая половина.
   Как-то вдруг в глаза начала бросаться «наскальная» живопись, тут и там украшающая и без того испачканные стены многоэтажек. Надписи и рисунки требовали отомстить кровопийцам, часто в весьма извращенной манере. Осиновый кол в задницу – это еще один из самых ласковых посулов. Снова замелькали пропавшие с улиц армейские патрули. Закрытое для полетов воздушное пространство внезапно оказалось не таким уж и закрытым, а бронетехника уже привычно оккупировала перекрестки, порядочно сократив пропускную способность инфраструктуры.
   Самое интересное, что жители столицы мгновенно приспособились. Воплей о нарушении гражданских прав вдруг стало на порядок меньше. Оно и к лучшему, потому что изрядно потрепанные вояки гуманизмом не отличались. За последний месяц пролилось столько крови, что выжившие на уровне инстинктов усвоили: сначала стреляй, потом разбирайся. Я по глазам видел, что сердюковцы еще не перестроились на мирную волну. И не скоро смогут. Мой дядька, трижды успевший побывать в Чечне, рассказывал, что через это проходит каждый солдат.
   Недаром аналитики утверждали, что магия сильно повлияла на психику человека, сделав ее более пластичной. Даже слабоодаренные оказались подвержены резким перепадам сознания. Раньше считалось невозможным так быстро переключиться на боевую волну, а затем, сразу после снижения накала, вернуться к нормальной жизни. По словам психологов, страну должна была захлестнуть волна жестокости.
   В реальности все выглядело не столь плачевно. Облава на вампиров позволила спустить пар, и теперь люди возвращались к нормальной жизни. Накал страстей никуда не делся, и мы все еще сидели на пороховой бочке, но правительству с грехом пополам удавалось направить усилия народа в конструктивное русло. Много внимания уделялось обучению и контролю над способностями. Так что после работы целые семьи сидели возле телевизора и повторяли одни и те же упражнения. Получаса игр с энергией хватало, чтобы выдоить человека досуха, сделав его относительно безопасным. Удачное решение быстро принесло свои плоды, и количество случайных травм резко пошло на убыль. Инциденты, конечно, случались, но гораздо реже, чем в первые дни.
   Людям, чьи запасы сильно превышали среднестатистические, настоятельно рекомендовалось нанести визит в ближайшее отделение ММИ, где их брали в оборот шустрые парни из министерства. Обычно после этого соискатель быстро менял работу и стремительно шел в гору. Юлькин пример ярко показывал, сколь остро наша страна нуждалась в специалистах от магии.
   – О чем задумался? – Голос Игоря оторвал меня от размышлений.
   – А? Да так, обо всем и ни о чем. Сестра вчера понарассказывала, ну и… – Я выразительно покрутил пальцами.
   – Понятно. Сосредоточься на деле, будь так добр. Досье на старушку ты смотрел. Выводы?
   Я пожал плечами:
   – Бабка как бабка. Внешний вид тревоги не вызывает, физические данные невысокие. Снимок сделан днем, так что вампиром быть не может. Если верить дате, то дар проснулся от шести до семи месяцев. По статистике, это слабенький второй уровень.
   – Почему так думаешь?
   – Ориентировочно. Пару месяцев накинул на акклиматизацию, но могу ошибаться.
   – Можешь, – задумчиво кивнул священник. – На будущее запомни, в наших случаях статистика часто обманывает. Плюс полгода практики в тепличных условиях – это уже опытный одаренный. Давай дальше, про тактику на случай сопротивления.
   – Какая там тактика?! Зашибу еще ненароком. Первый удар ослабишь, а остатки погасит чешуя. Потом фиксируем. Серебряные кандалы у тебя наверняка припрятаны.
   – Оборотень. – Игорь сокрушенно покачал головой. – Никакого изящества. Ладно, замечание на случай сюрпризов – больше трех середнячков я удержать не смогу.
   Игорь недоговорил, но соль намека я уловил правильно. У любого милосердия должны быть свои границы.
   – Я постараюсь.
   Взбудораженное предстоящей схваткой тело попыталось сменить форму, но страж-татуировка отреагировала мгновенно. Мышцы скрутило жгутом, загоняя зверя обратно. Боли не было, но от адреналина меня начало легонько потряхивать. Чтобы хоть как-то отвлечься, я решил слегка прояснить ситуацию:
   – Игорь, а почему такое серьезное дело доверили вчерашнему студенту на пару с попом? По-моему, сердюковцы с «калашами» тут больше подходят.
   Крутанув баранку, священник свернул во дворы. На повороте нас подрезал наглухо тонированный внедорожник, отчего я едва не тюкнулся носом в приборную панель. Против ожиданий, Игорь никак не отреагировал. В отличие от Женьки-Василька, водил он спокойно, хоть и не сказать чтобы медленней. Вместо того чтобы ругаться вслед лихачу, священник поднял брови и с иронией произнес:
   – Не понимаю, что тебя не устраивает? Боевой поп в паре с калекой-ключником – это ж сила. А если серьезно, то спецура, конечно, молодцом, но работать против отверженных я предпочитаю с вашим братом. Автоматы уже не панацея, а переучиваться им сложно.
   – Так Волна же прошла, куда ни плюнь – одни маги.
   – Разница есть. У первых сверхов инстинкт под это дело заточен, шестое чувство. Наши говорят – это дар Господа. Там, где сердюковцы прямиком в ловушку ломанутся, тебя чуйка остановит. К Макарову походишь – поймешь о чем… – Игорь осекся и почти без паузы продолжил: – Кажется, мы вовремя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация