А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Опрометчивый шаг" (страница 23)

   Ну что ж, когда вы увидите ее рисунки, тогда поймете, почему мне запала в голову такая необычная мысль, – ответил Итан.
   Она еще не привыкла мне доверять, – скрепя сердцем, согласился Нэш.
   «Что ж тут удивительного?» – подумал Итан. Хотя средний брат воспитывался в благополучной приемной семье, на людей и на жизнь он смотрел мрачнее, чем Дэр.
   Тесс была отличной лакмусовой бумажкой характера каждого из трех братьев.
   Полагаю, ты уже видел интервью с Мартином Харрингтоном? – спросил Нэш, качаясь на стуле. Судя по всему, ему было приятно задать Итану такой вопрос.
   Послушай, мы же договорились не говорить на эту тему, – нахмурился Дэр, в его голосе явственно слышались нотки недовольства.
   Нэш дернул плечом.
   Что я могу тебе ответить? Едва я только увидел его, как меня опять забрала злость.
   Эй, полегче, – оборвал его Дэр. – В соседней комнате Тесс, она…
   Спасибо, Дэр, – прервал его Итан, – но меня не надо защищать, сам справлюсь. Я ведь знаю, какие чувства он, – тут Итан кивнул на Нэша, – испытывает ко мне и к Фейт. Как только Тесс будет готова, мы немедленно уедем, предоставив вам возможность дальше наслаждаться семейным завтраком.
   В его словах слышалась обида. Хотя Дэр, похоже, испытывал неловкость из-за бестактности Нэша и, как показалось Итану, в его отношениях с младшим братом, по-видимому, отмечался перелом к лучшему.
   А вот и я! – весело закричала вошедшая Тесс, как всегда, полная энергии и, по-видимому, не заметившая следов стычки между Итаном и Нэшем. – Сейчас заедем домой, я переоденусь, а потом отправимся на пляж. Тебе тоже не помешает переодеться, – сказала она Итану, глядя на его темные джинсы и черную рубашку.
   Тесс, прежде чем ехать на пляж, нам надо попасть в Берчвуд на собеседование. Мне позвонили оттуда и сказали, что встреча назначена на одиннадцать. Заедем домой и переоденемся. Фейт купила тебе что-нибудь подходящее для такого случая?
   Итан с благодарностью оценил заботу Фейт о Тесс и решил, что надо будет рассчитаться с ней за новый гардероб для Тесс.
   Да, у меня есть одно платье, – грустно призналась Тесс. – А потом мы съездим на пляж?
   Итан кивнул.
   Конечно, если только дождь не пойдет. Сегодня пасмурно.
   Нахмурившись, Тесс кивнула в ответ, молча признав правоту Итана. Ему стало немного легче, по крайней мере в плохой погоде он нисколько не виноват.
   Тесс в новом платье выглядела очаровательно, но Итан боялся сказать ей об этом, чтобы не смутить.
   Ты хорошо выглядишь, – все же заметил он, глядя на ее летнее платье бледно-лилового и белого цветов и на серебристые сандалии.
   Тесс от смущения опустила голову.
   В нем я чувствую себя очень глупо.
   Перестань, с чего ты взяла?
   Ни с чего. Просто знаю. Ты тоже в этом костюме выглядишь глупо.
   Итан встряхнул головой и рассмеялся, но Тесс не присоединилась к нему.
   Что с тобой?
   Она медлила.
   Ну, выкладывай.
   Тесс тяжко вздохнула.
   Ладно. Мы договорились с Фейт, что она поможет мне привести в порядок мою прическу, и вот… – Она указала на пурпурные волосы.
   Ее смущение прорвалось наружу.
   Я думал, тебе нравится этот цвет, – ответил он, прикидываясь дурачком, хотя Итан понимал, что Тесс не хотела показываться в частной школе в таком бунтарском виде.
   Ты знаешь, что я хочу сказать.
   Она принялась грызть ногти, Итан похлопал ее по руке.
   Конечно, знаю. Но послушай. Ты классно выглядишь. – Он поспешно поднял руку, предупреждая ее ответ. – Да-да, я помню, помню, никто теперь не говорит классно или клево. Но что в этом плохого, если ты смело выражаешь свою индивидуальность?
   Итан не имел ничего против цвета волос Тесс, но был очень рад ее намерению изменить кричащий цвет.
   Кроме того, это был удобный повод связаться с Фейт, ведь она до сих пор не перезвонила ему.
   Значит, ты готова? – спросил он.
   Да, я готова надрать задницу кому угодно, – привычно выразилась Тесс.
   Итан усмехнулся.
   Вот и хорошо. Только следи за речью, когда мы приедем туда. И все будет тип-топ.
   Через полчаса одна из служащих администрации в Берчвуде взялась показать Тесс школу, тогда как директор расположился с Итаном для разговора в своем кабинете.
   Как только они уселись напротив друг друга, доктор Спеллман, лысеющий шестидесятилетний мужчина, сразу приступил к делу.
   Итак, вы намерены записать вашу сестру в нашу школу на отделение изобразительных искусств?
   Итан кивнул.
   Она приезжая, так что все равно, где она начнет обучение.
   Сейчас у нас в Берчвуде происходят перемены. В прежние времена на вашу просьбу последовал бы вежливый отказ, вашу сестру только внесли бы в список желающих поступить, но сегодня положение изменилось. Недавние экономические потрясения, неудачные инвестиции – все вместе вынуждает нас искать источники денежных средств. – Директор Берчвуда был более чем откровенен.
   Итан откинулся на спинку стула. Все немного упростилось, теперь он рассматривал сидевшего напротив него человека не как ученого или жреца высокого искусства, а как бизнесмена.
   Другими словами, вас интересует, какую сумму я могу вложить в вашу школу?
   Вот именно. Более того, мы будем рады видеть вас в правлении школы. Вы успешный бизнесмен, и ваши способности могут помочь развитию нашей школы.
   Итан понимал, что комплимент относится больше к его успешному бизнесу, чем к нему самому. Но таков мир, в котором он живет. Если дело касается Тесс – ну что ж, ради нее он готов попотеть на должности члена правления школы.
   Да, сегодня везде трудные экономические времена, – согласился с директором Итан.
   Но для одних чуть тяжелее, для других чуть полегче. Знаете, наша школа инвестировала деньги в фонд Мартина Харрингтона, точно так же поступило большинство наших благотворителей.
   Понятно, – сказал Итан, расстроившись от того оборота, который приняла беседа.
   Директор взял в руки костяной нож для распечатывания писем и принялся вертеть его в руках.
   Мы потеряли не только деньги, мы потеряли многих наших студентов, их родители больше не смогли оплачивать обучение своих детей. В результате нам пришлось уволить нескольких преподавателей и сократить ряд программ, которые принесли нашей школе известность. Единственная причина, благодаря которой мы можем предложить вести курс приглашенному профессору живописи, – это ваше желание записать вашу сестру; кроме вас, есть еще один щедрый покровитель, чья дочь любит искусство. Но это не поможет спасти другие программы, поддержать преподавателей, а также студентов, которые вынуждены страдать из-за мошенничества Мартина Харрингтона.
   Я понимаю, со сколькими трудностями столкнулась ваша школа, – соблюдая осторожность, проговорил Итан.
   Адам Спеллман сокрушенно покачал головой.
   А теперь еще вот это. – Он вынул из ящика стола журнал «Ньюс джорнал». – Зачем сыпать соль на раны? Только этого не хватало перед началом нового учебного года.
   Я вас понимаю, – отозвался Итан. Перспектива стать членом правления, которое относилось к Харрингтону с вполне понятной неприязнью, совсем его не прельщала.
   Тем более теперь, когда Фейт Харрингтон, похоже, прочно вошла и в его жизнь, и в жизнь Тесс, ведь Фейт, как ни крути, будет появляться здесь, в Берчвуде, или вместе с ним, или вместе с Тесс. Впрочем, его никто не тянул за язык, поэтому он решил все держать в тайне и лишь в случае необходимости сообщить доктору Адаму Спеллману то, что сочтет нужным. Но пока он не выписал чек, никому здесь не было никакого дела до его отношений с Фейт Харрингтон. В конце концов, за деньги можно купить все, что угодно и кого угодно, в том числе и уважение администрации школы к Фейт Харрингтон.
   Но удобно ли будет с его стороны просить Фейт иметь дело с людьми, которые ненавидят ее отца? А как тяжело будет Тесс и Фейт общаться с детьми и родителями, которые лишились ряда учебных программ и, может быть, любимых преподавателей? Сколько неприятностей доставляет ей один Нэш! Скверно, все очень скверно.
   Мистер Бэррон?
   Итан вернулся в настоящее.
   Простите. Да, могу вас заверить, что постараюсь помочь вашей школе встать на ноги. В свою очередь, буду вам признателен, если в школе благожелательно отнесутся к моим близким.
   Адам Спеллман встал из-за стола, довольно улыбаясь.
   В этом можете не сомневаться. Обещаю вам. Только еще одна маленькая просьба.
   Да?
   Немного неудобно об этом говорить, но наша школа отличается консерватизмом. Нельзя ли, чтобы ваша сестра… немного изменила свою внешность? Пурпурный цвет волос? Пирсинг?
   Итан нахмурился. Как бы он ни относился к причудам Тесс, ему совсем не нравилось, когда кто-то позволял себе критиковать ее внешность.
   Так моя сестра выражает свою индивидуальность, она имеет на это полное право. Обещаю, что поговорю с ней.
   Итану уже было известно о намерении Тесс изменить цвет волос. Может быть, вслед за этим она откажется и от пирсинга, а, может быть, и нет. Впрочем, не все ли равно, главное – сама Тесс и те благотворные перемены, которые происходили в ней.
   Спеллман и Итан обменялись крепким рукопожатием.
   Чек я перешлю по почте в конце дня.
   Итан не знал – плакать ему или смеяться. Десять лет назад Фейт Харрингтон была слишком хороша для него. Черт, она и сейчас была такой. Но в глазах жителей города теперь они с ней поменялись местами. Да, за деньги можно купить все, в том числе общее признание и уважение.
   Только вот позволит ли Фейт, чтобы признание не заслуживалось, а покупалось, пусть даже из благих намерений.

   Поздно вечером, проведя весь день на работе и избегая любых намеков о Мартине Харрингтоне, Фейт упорно уклонялась от разговора с Итаном, который неизбежно коснулся бы интервью с ее отцом. Свои проблемы она привыкла решать сама. Однако в душе она томилась по Итану Бэррону. Он настолько прочно вошел в ее жизнь, что у нее вдруг возникло непреодолимое желание очутиться в его объятиях, спрятать голову на сильной груди, согреться его теплотой и выгнать из мыслей злого демона в лице отца.
   Через несколько минут Фейт уже мчалась в машине в сторону своего бывшего дома. Смешно, она уже привыкла к мысли, что это дом Итана, более того, считала такое положение справедливым.
   Очевидно, он ждал ее, так как встретил на крыльце. Он обнял ее и нежно поцеловал в губы. Он целовал ее, все страхи, тревоги уходили прочь.
   Спасибо тебе, – откинув голову и смотря ему в глаза, сказала она.
   За что?
   За то, что есть. За то, что ты знаешь, что мне нужно. Прости меня, что я не перезвонила тебе сегодня. Я догадывалась, что ты прочитал это злополучное интервью, но мне хотелось самой все осмыслить.
   Понятно.
   Он взял ее за руку и повел на кухню.
   И как, уже осмыслила? – спросил он после того, как они уселись.
   Настолько насколько смогла. Я чувствую себя обманутой, преданной…
   Фейт совсем по-детски уперлась подбородком в составленные вместе ладони. В ее грусти была непонятная, уютная и трогательная прелесть.
   Все стало плохо, когда раскрылось его мошенничество. Но, несмотря ни на что, я продолжала верить, что он любит меня. Я же его дочь, это должно было что-то значить для него. – От волнения она дышала резко и коротко, слова слетали с ее губ помимо воли. – Таким образом, я мало чем отличалась от моей матери, которая все отрицала и ничему не верила. Я просто делала хорошую мину при плохой игре. После интервью все мои иллюзии, как бы глубоко я их ни прятала, разбились вдребезги. Отец открыто заявил, что мой брак был ступенькой в созданной им пирамиде обмана. Словно этого ему было мало, он признался, что моему мужу было известно о его грязных делах. Он разрушил до основания мою репутацию вместе с чувством самоуважения.
   Итан встал и ласково обнял ее за плечи.
   Брось, ты не отвечаешь за дела своего отца.
   А что, если я догадывалась о том, что Картер с головой замешан в отцовской афере? Я ведь угрожала ему, что расскажу о его темных делишках, если он не выплатит мне справедливого денежного содержания. Как теперь на меня станут смотреть?
   Как на умную и решительную женщину. Между ним и тобой большая разница.
   Как отец мог так использовать меня? – Слезы потекли по ее щекам, несмотря на все усилия удержать их.
   Он использовал всех.
   Итан нежно обнимал ее, согревал своим теплом, пытаясь передать ей хотя бы часть своих сил и уверенности. Потихоньку она начала успокаиваться.
   Ладно, хватит обо мне. – Фейт взяла со стола салфетку и вытерла мокрые от слез глаза. – В голосовом сообщении ты сказал, что беседовал с директором Берчвуда. Как прошла встреча? Тесс приняли? Все прошло гладко?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация