А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долгая прогулка" (страница 20)

   Скрамм заговорил с ними.
   Все наблюдали. Казалось, эти трое совещались очень долго.
   – Черт, что они там задумали? – испуганно прошептал Пирсон, ни к кому не обращаясь.
   Наконец совещание закончилось. Майк и Джо держались чуть позади Скрамма. Хотя шли они довольно далеко от основной группы, Гаррати слышал надсадный кашель Скрамма. Солдаты очень внимательно следили за троицей. Джо положил руку на плечо брата и с силой сжал его. Они переглянулись. Гаррати не смог прочитать каких-либо чувств на их бронзовых лицах. Затем Майк чуть ускорил шаг и поравнялся со Скраммом.
   Секунду спустя Скрамм и Майк повернулись на каблуках и зашагали в сторону зрителей. Люди, чувствуя напряженность предсмертной минуты, вскрикнули и подались назад, словно боясь подхватить заразу.
   Гаррати взглянул на Пирсона и увидел, что тот сжал губы.
   Скрамм и Майк получили предупреждения. Дойдя до заграждения у обочины, они повернулись лицом к приближающемуся фургону. Два средних пальца одновременно указали вверх.
   – Я трахал твою мамочку. Мне понравилось! – прокричал Скрамм.
   Майк что-то произнес на своем языке.
   Идущие испустили одобрительный крик, и Гаррати почувствовал, как у него наворачиваются слезы. Толпа молчала. Поблизости от Майка и Скрамма никого не было. Они получили по второму предупреждению, после чего сели рядом на землю и стали тихо беседовать. До чего странно, подумал Гаррати, проходя мимо, ведь похоже, что Скрамм и Майк говорят на разных языках.
   Он не оглянулся. И никто не оглянулся, даже тогда, когда все было кончено.
   – Пусть тот, кто выиграет, сдержит слово, – неожиданно сказал Макврайс. – Так будет лучше.
   Никто не ответил.

   Глава 13

   Джонни Гринблам, сойди вниз!
Джонни Олсен
«Правильна новая цена»
   Два часа дня.
   – Мошенничаешь, гад! – закричал Абрахам.
   – Я не мошенничаю, – спокойно сказал Бейкер. – Ты мне должен доллар сорок, петушок.
   – Я с шулерами не играю.
   Абрахам зажал в кулаке десятицентовую монету.
   – А я обычно не играю в орлянку с теми, кто меня называет шулером, – мрачно заявил Бейкер и тут же улыбнулся. – Но для тебя, Аб, я сделаю исключение. Ты знаешь столько способов выигрывать, что я просто не могу удержаться.
   – Заткнись и бросай, – сказал Абрахам.
   – О, умоляю тебя, не говори со мной таким тоном, – униженно запричитал Бейкер. – Я могу упасть замертво!
   Гаррати рассмеялся. Абрахам подбросил монету, поймал ее на ладонь и прижал к левому запястью.
   – Ты мне подходишь.
   – О’кей.
   Бейкер подбросил монету выше, более ловко поймал ее и как будто перевернул на ладони. Гаррати был в этом уверен.
   – Ты показываешь первым, – объявил Бейкер.
   – Не-а. Я в прошлый раз показывал первым.
   – Ну, Аб, я показывал первым три раза подряд до того. Может быть, мошенничаешь как раз ты.
   Абрахам что-то пробурчал, подумал и открыл свою монету. Реверс: река Потомак в обрамлении лавровых листьев.
   Бейкер приподнял ладонь, посмотрел на монету и улыбнулся. Его монета тоже легла реверсом вверх.
   – Ты мне должен доллар пятьдесят.
   – Бог ты мой, ты, выходит, решил, что я туп! – взвыл Абрахам. – Ты решил, что я идиот, так? Признавайся! Решил обвести деревенского увальня вокруг пальца?
   Бейкер как будто задумался.
   – Говори, говори! – рычал Абрахам. – Я тебя слушаю!
   – Ну, раз уж ты спрашиваешь, – начал Бейкер, – вопрос о том, деревенский ли ты увалень, мне в голову не приходил. То, что ты дебил, давно установлено. Что до того, чтобы обвести тебя вокруг пальца… – он положил руку на плечо Абрахама, – так это, друг мой, как пить дать.
   – Играем на все, – хитро прищурясь, предложил Абрахам. – Ва-банк. И первым показываешь ты.
   Бейкер обдумал предложение и посмотрел на Гаррати:
   – Рей, что думаешь?
   – О чем думаю? – Гаррати потерял нить разговора. В его левой ноге определенно возникло новое ощущение.
   – Ты бы сыграл ва-банк с этим типом?
   – Почему бы и нет? По крайней мере у него не хватит ума обдурить тебя.
   – Я думал, ты мне друг, Гаррати, – холодно произнес Абрахам.
   – Согласен, доллар пятьдесят, ва-банк, – сказал Бейкер, и тут левую ногу Гаррати пронзила такая боль, что по сравнению с ней вся боль последних тридцати часов показалась детским лепетом.
   – Нога, моя нога, моя нога! – закричал он, не в силах удержаться.
   – О Боже, Гаррати, – сказал Бейкер с легким удивлением, не более того, и они прошли мимо. Гаррати казалось, что все проходят мимо него, а он застыл на месте, потому что левую ногу сдавили смертоносные мраморные тиски, а товарищи проходили мимо, оставляя его позади.
   – Предупреждение! Предупреждение сорок седьмому!
   Не паниковать. Паника означает неминуемый конец.
   Он сел на асфальт, вытянув перед собой негнущуюся, как бревно, ногу, и принялся массировать крупные мышцы. Он пытался разогреть их. Все равно что пытаться массировать слоновую кость.
   – Гаррати? – Это Макврайс. В его голосе испуг… Конечно же, это только так кажется? – Что такое? Судороги?
   – Да, наверное. Иди. Все будет нормально.
   Время. Для него время ускорило ход, а все остальные как будто едва ползут. Медленно шагает Макврайс, поднимает ногу, показывая подошву, опускает ее, поднимает другую; сверкают стершиеся шляпки гвоздей, видна потрескавшаяся, тонкая как шелк кожа. Медленно прошел мимо чуть ухмыляющийся Баркович. В напряженном молчании зрители отодвигались подальше от того места, где сидел Гаррати. Толпа двигалась большими волнами. Второе предупреждение, подумал Гаррати, сейчас будет второе, давай же, нога, давай, сволочь. Я не хочу получать билет, не хочу, иди же, дай мне еще пожить.
   – Предупреждение! Второе предупреждение сорок седьмому!
   Да-да, знаю, думаете, я считать не умею, думаете, я тут позагорать решил?
   Признание смерти, неизбежной и неоспоримой, как фотоснимок, пыталось проникнуть в него и поглотить его. Парализовать его. С отчаянной решимостью он оттолкнул страх. Боль в бедре была непереносимой, но Гаррати ее почти не чувствовал, настолько он был поглощен своими усилиями. Осталась минута, нет, пятьдесят секунд, то есть сорок пять, мое время уходит, утекает…
   На лице Гаррати сохранялось отстраненно-заинтересованное, почти профессорское выражение. Он отчаянно массировал пальцами застывшие узловатые мышцы. Пытался согнуть ногу. Мысленно разговаривал с ней: «Давай же, давай, чертовка». У него уже болели пальцы, но он и этого не замечал. Стеббинс, проходя мимо, что-то пробормотал. Слов Гаррати не расслышал. Наверное, к лучшему. Теперь он сидел совсем один на белой разделительной линии, между правой и левой полосами движения.
   Группа только что покинула городок, утащив за собой все его население, и никого не осталось позади, только маленький мальчик Гаррати, он сидит посреди пустоты, а вокруг него шуршащие на ветру конфетные обертки, смятые окурки и прочий хлам.
   Нет никого, только один солдат, молодой, светловолосый, по-своему красивый. В одной руке у него серебряный хронометр, в другой – винтовка. И нет жалости в его лице.
   – Предупреждение! Предупреждение сорок седьмому! Третье предупреждение сорок седьмому!
   Судорога не отпускала. Он умрет. В конце концов ему выпустят кишки, и это факт.
   Он оставил ногу в покое и безмятежно посмотрел на солдата. Интересно бы знать, подумал он, кто же победит. Интересно, переживет ли Макврайс Барковича. Интересно, больно ли получить пулю в голову, что наступит потом: сразу полная тьма, или он еще успеет почувствовать, как мысли уносятся прочь.
   Убегают последние секунды.
   Судорога ослабла. Кровь потекла по сосудам, мышца ощутила тепло и покалывание. Светловолосый солдат с красивым вообще-то лицом убрал в карман хронометр. Губы его беззвучно двигались – он отсчитывал последние секунды.
   «Но я не могу встать, – думал Гаррати. – Сидеть так хорошо. Я посижу, и пусть звонит телефон, черт с ним, почему не взять трубку?»
   Голова Гаррати опустилась на грудь. Солдат смотрел на него сверху вниз как в шахту или в глубокий колодец. Медленным движением он перехватил карабин обеими руками, его указательный палец мягко коснулся спускового крючка, и дуло начало подниматься. Левая рука солдата твердо поддерживала ложе карабина. Обручальное кольцо блеснуло на солнце. Все происходило так медленно. Страшно медленно. Только… не вешайте трубку.
   Вот оно, подумал Гаррати.
   Вот, значит, как это. Умереть.
   Большой палец правой руки солдата невероятно медленно отводил предохранитель. За его спиной стояли три сухопарые женщины, вещие сестры[26], не вешайте трубку. Подождите еще минутку у телефона, мне придется здесь умереть. Солнце, тени, голубое небо. Высоко-высоко – облака. Еще видна вдалеке спина Стеббинса, синяя рубаха, промокшая от пота между лопатками, прощай, Стеббинс.
   Все звуки громом отдавались у него в ушах. Он не знал, чем это объяснить: работой ли воображения, или обостренным восприятием, или же приближением смерти. Щелкнул рычаг предохранителя – как будто ветка хрустнула. Он втянул в себя воздух; получился звук, похожий на свист ветра в тоннеле. Сердце стучало как барабан. Вдруг высокий голос запел – он слышал пение не ушами, а центром мозга; он брал все более и более высокие ноты, и к Гаррати пришла безумная уверенность, что он слышит испускаемые мозгом волны…
   Громко стеная, он неуклюже поднялся на ноги и бросился бежать вперед, неуклонно увеличивая скорость. Ноги были ватными. Палец солдата, лежащий на спусковом крючке, побелел. Он взглянул на прикрепленный к его поясу полупроводниковый компьютер, содержащий небольшое, но мощное звуковое устройство. Гаррати в свое время читал о таких приборах в «Популярной механике». Они способны вычислять скорость каждого из Идущих с любой заданной точностью, вплоть до четвертого десятичного знака.
   Палец солдата отпустил спусковой крючок.
   Гаррати перешел с бега на очень быструю ходьбу; во рту пересохло, сердце колотилось со скоростью механического молота. Белые вспышки пульсировали перед глазами, и был тяжкий миг, когда ему показалось, что он теряет сознание. Но это состояние прошло. Ступни, рассерженные тем, что он лишил их права на заслуженный отдых, яростно протестовали. Сжимая зубы, он боролся с болью. Мышца левой ноги все еще подергивалась, что внушало тревогу, но он не хромал. Пока.
   Он взглянул на часы. Два часа семнадцать минут пополудни. В течение ближайшего часа от смерти его будут отделять секунды две.
   – Вернулся в страну живых, – заметил Стеббинс, когда Гаррати поравнялся с ним.
   – Точно, – шепнули оцепеневшие губы Гаррати.
   Он чувствовал прилив злобы. Они продолжали бы идти, даже если бы ему достался билет. Они не стали бы его оплакивать. От него остался бы только номер и фамилия в официальных списках: ГАРРАТИ РЕЙМОНД, № 47, СОШЕЛ НА 218-й МИЛЕ. А в газетах штата через пару дней появились бы вызывающие ажиотаж статьи: ГАРРАТИ МЕРТВ. ПАРЕНЬ ИЗ МЭНА СОШЕЛ 61-м!
   – Надеюсь, я выиграю, – пробормотал он.
   – Ты так думаешь?
   Гаррати вспомнил лицо светловолосого солдата. Эмоций на нем не больше, чем на картофелине.
   – Сомневаюсь, – ответил он. – У меня уже три гири на шее. А ведь это значит, что я теперь вне игры, ведь так?
   – Считай последнее нечестным приемом, – посоветовал Стеббинс. Он уже опять глядел себе под ноги.
   Гаррати прибавил шагу, хотя мысль о двух секундах камнем засела у него в голове. Теперь предупреждений не будет. И никто даже не успеет сказать ему: вставай, Гаррати, не трать время.
   Он подошел к Макврайсу. Тот оглянулся.
   – Я думал, ты уже вышел, друг, – сказал Макврайс.
   – Так оно и есть.
   Макврайс тихо присвистнул.
   – Да, не хотелось бы мне сейчас оказаться на твоем месте. Как нога?
   – Лучше. Слушай, я не могу разговаривать. Я пройду на некоторое время вперед.
   – Харкнессу это не помогло.
   Гаррати покачал головой:
   – Хочу убедиться, что способен развивать скорость.
   – Хорошо. Тебе составить компанию?
   – Если есть силы.
   Макврайс рассмеялся:
   – Ваши деньги – наше время, солнышко.
   – Тогда пошли, пока у меня запал не прошел.
   Гаррати увеличивал скорость до тех пор, пока не почувствовал, что ноги готовы взбунтоваться. Они с Макврайсом быстро пробирались сквозь группу. Вторым шел Гарольд Куинс, долговязый парень со злым лицом, а впереди него на некотором расстоянии – оставшийся в живых индеец в коже, Джо. Взглянув на него поближе, Гаррати изумился бронзовому оттенку его загара. Джо не отрываясь смотрел на горизонт; лицо его оставалось бесстрастным. Многочисленные замки-«молнии» на его куртке тихонько звякали, и создавалось впечатление, что где-то вдалеке играет музыка.
   – Привет, Джо, – сказал Макврайс, и Гаррати подавил в себе истерический порыв добавить: ты прекрасно выглядишь.
   – Салют, – коротко отозвался Джо.
   Они обогнали его, и теперь вся дорога принадлежала им – две широких бетонных полосы, испачканные темными пятнами масла, разделенные посредине зеленой травяной полосой. По обе стороны дороги стояли непрерывные цепи людей.
   – Вперед и только вперед, – продекламировал Макврайс. – Солдаты-христиане идут на войну. Слышал это, Рей?
   – Сколько времени?
   Макврайс посмотрел на часы:
   – Два двадцать. Послушай, Рей, если ты собрался…
   – Бог мой, всего-то? Я думал… – К горлу подступил плотный, жирный ком. Его охватывала паника. Он не справится. Слишком мал запас времени.
   – Послушай, если ты зациклишься на времени, то быстро свихнешься, побежишь в толпу, и они тебя как собаку пристрелят. Ты упадешь с высунутым языком, а по подбородку будет течь слюна. Постарайся забыть про время.
   – Не могу. – Внутри у него все переворачивалось, ему было неуютно, жарко, его тошнило. – Олсон… Скрамм… Они умерли. Дейвидсон умер. Я тоже могу умереть, Пит. Теперь я в это поверил. Смерть дышит мне в спину!
   – Подумай о своей девушке. О Джен. О ее лице. Или о маме. Или о кошке. Или вообще ни о чем не думай. Просто иди вперед. Сосредоточься на этом.
   Гаррати старался сохранить самообладание. Отчасти это ему даже удалось. Но все-таки не совсем. Ноги отказывались повиноваться приказам мозга, они казались старыми и ненадежными, как отработавшие свой срок электрические лампочки.
   – Ему недолго осталось, – отчетливо произнесла какая-то женщина в переднем ряду.
   – Твоим сиськам недолго осталось, – огрызнулся Гаррати, и толпа весело приветствовала его.
   – Они козлы, – пробормотал Гаррати. – Настоящие козлы. Извращенцы. Сколько времени, Макврайс?
   – Что ты сделал прежде всего, когда получил подтверждение? – мягко спросил Макврайс. – Что ты сделал, когда узнал, что точно будешь участвовать?
   Гаррати нахмурился, быстро провел рукой по лбу и ушел из залитого потом, внушающего ужас настоящего в тот полный неожиданностей и переживаний день.
   – Я был один. Моя мама работает. Это было в пятницу после обеда. В ящике лежало письмо, и по штемпелю Уиллингтона, штат Делавэр, я понял, что это оно. Только я был уверен, что отвергнут из-за физических или моральных недостатков или из-за тех и других вместе. Я его дважды прочитал. Не то чтобы я скакал от восторга, но мне было приятно. Действительно приятно. И я был уверен в себе. Тогда у меня не болели ступни и мне не казалось, что кто-то всадил мне в спину кинжал. Я чувствовал себя одним из миллиона. Мне не хватило ума понять, во что я на самом деле влип. – Он помолчал в задумчивости, вдыхая весенний воздух. – Я не мог отступить. Слишком много глаз смотрело на меня. Думаю, другими двигало то же самое. Это и есть один из крючков, на которые мы попадаемся. Я пропустил 15 апреля, последний срок для отказа, и еще через день в мою честь устроили торжественный обед в здании городского управления. Пришли все мои друзья, а после десерта все закричали: «Речь! Речь!» Я поднялся и промычал что-то. Я, мол, сделаю все возможное, если попаду туда, и все аплодировали как бешеные. Они вели себя так, как будто я прочитал им Геттисбергскую речь[27]. Понимаешь, о чем я?
   – Понимаю, – сказал Макврайс и засмеялся; но глаза его не смеялись.
   Неожиданно сзади грохнули карабины. Гаррати конвульсивно дернулся, и его ноги почти приросли к асфальту. Каким-то образом ему удалось не остановиться. Слепой инстинкт, подумал он. Что будет в следующий раз?
   – Сукины дети, – тихо проговорил Макврайс. – Это Джо.
   – Сколько времени? – спросил Гаррати, но, прежде чем Макврайс успел ответить, он вспомнил, что у него самого на руке часы. 2:38. Мысль о двух секундах гирей висела за спиной.
   – Тебя никто не пытался отговорить? – спросил Макврайс. Они далеко оторвались от остальных. Гарольд Куинс шагал больше чем в ста ярдах позади. Для контроля за ними Взвод отрядил солдата. Гаррати порадовался, что за ними следит не тот блондин. – Никто не пытался уговорить тебя воспользоваться правом на отказ тридцать первого апреля?
   – Сначала – никто. И мама, и Джен, и доктор Паттерсон – это лучший друг мамы, они уже лет пять вместе – все сначала были довольны, они гордились мной, ведь по всей стране тесты сдают очень многие мальчишки старше двенадцати лет, а успешно проходит их один из пятидесяти. Все равно остается несколько тысяч кандидатов, и тогда составляется два списка: сто Идущих и сто запасных. И повлиять на выбор невозможно, сам знаешь.
   – Они вытягивают фамилии из барабана наугад. По телевизору смотрится потрясающе. – Голос Макврайса слегка дрогнул.
   – Да. Главный вытаскивает из барабана две сотни фамилий, но они объявляют только фамилии. И ты не знаешь, попал ты в основную группу или в запасную.
   – И они тебя не извещают до дня последнего отказа, – подхватил Макврайс. Говорил он так, как будто от дня последнего отказа их отделяло не четверо суток, а по крайней мере несколько лет. – Да, они любят поддерживать напряжение.
   Кто-то из зрителей выпустил в воздух целую флотилию красных, синих, зеленых, желтых воздушных шаров, и они уплыли в небо широкой дугой. Легкий южный ветер подхватил их и медленно понес прочь.
   – Да, видимо, так, – сказал Гаррати. – Мы смотрели телевизор в тот день, когда Главный вытягивал фамилии. Я был семьдесят третьим. Я буквально упал со стула. Не мог поверить.
   – Верно, – согласился Макврайс. – Такое не может произойти с тобой. Такие вещи всегда случаются с кем-то другим.
   – Ну да, чувство именно такое. Вот тогда все стали на меня наседать. Не то что после пятнадцатого числа, там был банкет, речи и бла-бла-бла. Джен…
   Он замолчал. А почему бы и нет? Все остальное он рассказал. Не важно. К концу Прогулки один из них обязательно будет мертв. А возможно, и оба.
   – Джен сказала, что пойдет со мной на край света, когда угодно, куда угодно, если только я воспользуюсь правом тридцать первого апреля. Я сказал, что в этом случае покажусь себе предателем и трусом, она разъярилась и заявила, что лучше так, чем умирать, потом она долго плакала. Умоляла. – Гаррати посмотрел в глаза Макврайсу. – Не знаю. Если бы она попросила меня о чем угодно, кроме этого, я бы попытался исполнить ее желание. Но это… Я не мог. У меня как будто камень в горле застрял. Через какое-то время она осознала, что я не в состоянии сказать: «Да, хорошо, я набираю 800». Мне кажется, она начала понимать. Может быть, понимать так же, как я сам, хотя – Бог свидетель – я понимал не так уж и хорошо.
   Потом подключился доктор Паттерсон. Он диагност, и у него до отвращения логический ум. Он сказал: «Послушай, Рей. Если мы возьмем и основной, и запасной составы, то твои шансы выжить – пятьдесят к одному. Пожалей мать, Рей». Я был вежлив сколько мог, но в конце концов сказал ему, чтобы он отвязался. Сказал, что его шансы жениться на моей матери не выше, но я никогда не замечал, чтобы это заставляло его отступиться.
   Гаррати пальцами расчесал густые соломенные волосы. Он позабыл о двух секундах.
   – Знаешь, он не рассердился. Он впал в неистовство и принялся проповедовать. Он говорил, что если я желаю разбить материнское сердце, что ж, могу идти. Он говорил, что я бесчувственный древесный жук, да, по-моему, так он и сказал, бесчувственный, как древесный жук. Может, в его семье была такая присказка, не знаю. Он спросил, нравится ли мне играть чувствами матери и прелестной Джейнис. Тогда я представил ему свои неоспоримые аргументы.
   – О, как интересно, – улыбаясь сказал Макврайс. – Какие же?
   – Сказал, что, если он немедленно не отвяжется, я ему врежу.
   – А что твоя мама?
   – Она вообще говорила мало. Думаю, не могла в это поверить. И она думала о том, что я получу, если выиграю. Мне кажется, мысль про Приз – все, что пожелаешь, до конца жизни – ослепила ее. У меня был брат, Джефф. Он умер от воспаления легких, когда ему было шесть лет, и – как ни жестоко это звучит – не знаю, как бы мы выкручивались, если бы он выжил. И еще она считала, что я смогу отказаться, если окажусь в основном составе. Главный – хороший человек, так она говорила. Я уверена, говорила она, что он позволит тебе не участвовать, если поймет наши обстоятельства. Но за попытку избежать участия в Долгой Прогулке наказание такое же, как и за дурные отзывы о ней, – Взводы. А потом мне позвонили и сообщили, что я – один из Идущих. Я попал в основной состав.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация