А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Принцип нечетности тапка" (страница 2)

   Глава 2
   Вознесение тапка

   Кот, таракан и мышь вошли в Комнату Смеха.
   – Перевернуть тапок – задача не из сложных, поэтому я буду искренне рад вам помочь, – сказал Шелег. – Какой из двух переворачивать будем, тот, что рядом с диваном, или альтернативный?
   – Альтернативный, – с уверенностью ответил Мыш.
   – Удивительно неопрятен, – покосился Кот в сторону храпящего Заждана. – Уверен, что если бы он мог отстегнуть лапы, как брошенный Мишка, то разбросал бы их по всему дому, одну уронил в кухне, две другие подсунул под диван, а четвёртую… впрочем, у него, к счастью, их только две… и Шелега понесло рифмой:

О, если бы могли Зажданы
С носками лапы отрывать,
Они не клали б их в кровать,
Не стали б у порога ставить —
Их по непарно разбросать,
Две под диван, одну на кухне…
Как хорошо, что лап не пять,
Но как с двумя с утра не рухнуть!

   Кот ощетинился, по его телу дрожью прошли волны, шерсть заискрила, как будто ею потёрли об эбонит.
   – Разделение зарядов в подшёрстке, процесс, сопровождающийся искривлением локальных магнитных полей, в такие минуты проза отступает:

Вселенную на плоскости делить
Созвездием разлученных галактик…
Проекция на одномерность – нить,
По шерсти эбонитом – лучшая из тактик,
Пределом беспределие казнить —
Предметы двигать – быть или не быть, —

   мурчал Шелег, пытаясь силой паранормального сознания изменить трёхмерные координаты тапка.
   – Обыватель, незнакомый с законами перемещения, наивно полагает, что паранормал меняет положение самого предмета по отношению к системе координат, – вещал Шелег, отторгая снопы искр. – На самом же деле всё происходит с точностью до наоборот. Чем я, по-твоему, сейчас занимаюсь? – обратился он к наблюдающему за перемещением Мышу.
   – Ты переворачиваешь тапок пирогом вверх, – ответил за Мыша Творог.
   – Ответ неверный, – парировал Шелег, – я пытаюсь переместить всю трёхмерную систему координат, при этом оставив тапок в прежней, понятно?
   – Значит, мы все передвинемся вместе с системой этой с осями «икс», «игрек» и «зет»? – догадался Мыш.
   – Вот именно, молодец, – одобрительно кивнул Шелег. – Суть в том, чтобы оставить в прежней системе только тапок. Пошло, поехало, сдвинулось с точки, сейчас всё переместится до единого атома. Главное – тапок не сдвинуть.
   И вправду, тапок поднялся и завис под люстрой.
   – А зачем ты Творога вместе с тапком в другую систему перетащил? – поразился Мыш.
   Шелег поднял голову вверх и увидел барахтающегося под потолком таракана.
   – Я думал – ты более смышлёный ученик. Творог как раз остался в прежней системе координат вместе с тапком. Это мы передислоцировались – и ты, и я, и спящий, и левый тапок. Только правый, с налипшим на подошву пирогом, и Творог остались в прежней.
   – Зачем ты всё-таки Творога в прежней оставил? – не унимался Мыш.
   – Я лично доволен результатом перемещения, и меня распирает от чувства выполненного долга. Ведь самое важное для Белого Кота – это доставить удовольствие друзьям, – довольно промурлыкал Шелег и ушёл в комнату к Малышу. Там он забрался под люльку и разбросал в стороны пушистые лапы. Рядом с ним примостился Мыш.
   – Шелег, а почему ты не перевернул тапок лапой, а переместил всю координатную систему? – спросил он.
   – Правой лапой чесать правое ухо и Заждан может, а ты попробуй подойти к проблеме нетривиально, запутай задачу так, чтобы обычное решение показалось абсурдным.
   – А как ты думаешь, Заждан не удивится, когда увидит, что тапок под потолком?
   – Нет, он сонно пошарит левой рукой под диваном и, не найдя там тапка, откинется на подушку. Ты же знаешь, что он может часами спать с открытыми глазами.
   – Но когда-нибудь он должен обратить внимание на летающий тапок и на Творога? – засомневался Мыш.
   – Не думаю. Мы привыкаем изо дня в день видеть одни и те же предметы, и не концентрируем внимание на новом.
   – А я думаю, что обратит – и не потому, что пытлив, а потому что у него замёрзнет нога. Он будет попеременно надевать тапок то на правую, то на левую ногу, но часа через два, методом «в лоб и ужимок» поймёт, что, не снимая тапка с левой ноги, невозможно надеть его на правую, – предположил Мыш.
   – Не «в лоб и ужимок», а «проб и ошибок». Учись не коверкать выражения, значение которых не понимаешь. Закон сохранения четности тапка является универсальным, и его нарушение приводит к тотальной дестабилизации на квантово-механическом уровне. Система компенсирует, возникшую из-за нарушения чётности, ассиметрию и умножает тапок «эн» раз. Умноженные тапки не обладают массой покоя, хотя с виду ничем не отличаются от тапка-матрицы.
   – Так выходит Заждан, в своём невежестве, ближе к истине, чем мы, напичканные знаниями. Это несправедливо, – грустно сказал Мыш. – А если квантово-механическое умножение тапка не произойдёт, что тогда?
   – Тогда он поднимет глаза к люстре, увидит парящего Творога и заорёт: «Только летающих тараканов здесь не хватало! Мало нам котов говорящих, усыпить немедленно, к ветеринару!» Потом он побежит на кухню, достанет с полки баллон с жидкостью для растворения хитина, и станет её распылять. Творог, спасая хитин, заползёт в тапок. Вот тогда-то и начнётся.
   – А что начнётся? На нас же эта жидкость не действует, у нас ведь в организме хитина почти не осталось, правда?
   – У нас хитина совсем не осталось, мы с тобой очень далеко ушли от него в эволюционном развитии, – и Шелег кивнул головой в сторону парящего таракана.
   – А всё-таки, что начнётся? – с опаской переспросил Мыш.
   – Он вскочит с дивана в одном тапке и заорёт: «Где, этот фантасмагор, кошачий выкормыш, гильотину, электрический коврик, тиопентал, промедление смерти подобно!».
   – Образно. Особенно мне понравилось «промедление смерти подобно», очень изысканное выражение для сапиенса в одном тапке с баллоном.
   – Хоть жидкость в баллоне для нас и не смертельна, но сам баллон, брошенный опытной рукой варвара, может причинить вред мохнатой мишени. Так что лучше будет, если мы на время санобработки уйдём из дома.
   Кот, довольно урча, поднял хвост, демонстрируя необеспокоенность будущим, но Мыш не проникся кошачьей уверенностью и продолжал волноваться.
   – А если всё будет по-другому, если Заждан так и не заметит тапка? Давай просчитаем и эту ситуацию. Ведь только в борьбе противоположных альтернатив рождается правдивая истина.
   – Нет, просчитывать не будем, лучше сами поучаствуем. Как говорит Хана, лучше один раз потрогать, чем месяцами строить надежды. Кстати, множественных альтернатив не бывает, альтернатива всегда одна.
   – А я люблю, когда их много, когда есть право на выбор, – пробормотал Мыш и пошёл вслед за Шелегом в комнату.
   Заждан лежал на диване с закрытыми глазами. Творог пытался подлезть под тапок, он сильно проголодался и вожделел пирог. Тапок не отрывался от мнимой плоскости.
   – Странное зрелище, жуткое даже, – Мыш вздрогнул хвостом. – Вроде бы и не стоит ни на чём, а подлезть трудно.
   – Если плоскость проходит через прямую, параллельную другой плоскости, и пересекает эту плоскость, то прямая пересечения плоскостей параллельна данной плоскости, – глубокомысленно изрёк Кот.
   – Ты это к чему? – удивился Мыш. – Я же о тапке спросил.
   – Непрямые ответы, подчас, не менее информативны, чем прямые, смысл их, однако становится понятен спрашивающему только через длительное время.
   – А-а-а-а, понятно теперь, буду ждать, сколько потребуется, – покорно согласился Мыш.
   Заждан конвульсивно задёргал замерзшими ногами.
   – Колибри, хищные птицы, дверь клювами, как пулями, пираньи атакуют с воздуха, – шептал он, досматривая сон.
   – Когда мёрзнут ноги, снятся батальные сцены, – со знанием дела объяснил Шелег. – Скоро проснётся от укуса пираньи.
   И действительно, Заждан потянулся к ноге, пытаясь сорвать с неё впившуюся рыбу.
   – Люстра на месте, значит я дома, – бормотал он. – Но тапок… его же утром всегда прибивает к земле…
   В комнату вошла Хана. Она держала на руках Малыша. По-женски внимательная к мелочам, она сразу заметила тапок и Творога, и закричала Заждану в ухо:
   – Ты что во сне творишь? Почему над тобой тапки летают?
   – Не тапки, а один тапок. Он уже с неделю там висит, – солгал Заждан.
   – И сбежали от Заждули и носки, и башмаки, – прокомментировал, ухмыльнувшись, кот.
   – Это кот, это все он, и ещё издевается, животное, – закричал Заждан в бешенстве и соскочил голыми ногами на холодный пол.
   – Я тебе говорил, что мирно это не кончится, – сказал Шелег Мышу. – Непротивление злу насилием представляется мне в современном мире утопией, и я не подумаю подставлять свои мохнатые скулы под пощечины этого терминального представителя эволюции.
   – Ты слишком научно про него сказал – “терминатор эволюции”, – не согласился Мыш. – По-моему, это не более чем ленивый примат, потерявший палку.
   Тем временем “терминатор эволюции” метался в поисках швабры для умышленного нанесения Шелегу тяжких телесных увечий. Ноги нестерпимо мерзли.
   – Вот она, шваброчка, длинноручечка. Из липы, из прочного деревца, – обрадовался Заждан. Он воинственно ткнул ручкой швабры в мнимую плоскость, и… тапок сдвинулся.
   – Ему удалось шваброй проникнуть в альтернативное пространство. Это противоречит закону некасания запараллеленных систем, – прокомментировал мудрый Шелег. – Забавная у нас квартирка. Здесь не соблюдается ни один из принципов устройства пространства и времени. Выходит, правы были классики, полагая, что апокалиптическую реальность можно построить в ограниченном пространстве, и не важно, страна это или квартира.
   – Я часто не понимаю смысл сказанного тобой, – Мыш заискивающе шевельнул хвостом. – Слова по отдельности понятны, но в мысль не складываются.
   – Хана, я не понимаю, что здесь происходит? Почему тапок не спускается, почему наверху тараканы? Это страшно: может, это предвестники войны или революции? – в испуге лепетал Заждан.
   – Не бойся, параноик, всё по сценарию, низы ещё могут, хоть верхи, похоже, уже не хотят, – сказал Шелег, посмотрев на Творога.
   Творог беспокойно елозил лапами по мнимой плоскости, пытаясь забраться на уходящую швабру. Таракан хитином чуял, что это – его последний шанс. Превозмогая силу гравитации, он вскочил на ручку и пополз к Заждану. Истошно закричала Хана. Она панически боялась насекомых.
   – Тараканы атакуют с воздуха! – орал Заждан. – Сговорилась живность! Сейчас всех повывожу! А ты не надейся на гуманную инъекцию, ты её не заслужил, – повернулся он к Шелегу. – Зачем тратиться на ветеринара? Мыло, верёвка, две минуты истерического мяуканья, потешные конвульсии и набьём тебя опилками. Будешь, вместе со мной без воплей смотреть в телевизор. Я тебя мордой к экрану поставлю! Понял, болельщик?

Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация