А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 8)

   Глава 3
   Конкуренты из секты

   Захар сидел за столом с карандашом и линейкой, заканчивая карту-схему района вокруг Башни. Всю неделю он не вылезал из патрулей, изучая местность. Охотничьи отряды успели очистить соседние улицы от хищников, но в одиночку там никто, кроме Меченых, ходить не рисковал. Мало ли что. Теперь же он приводил черновые записи в божеский вид.
   Дела шли не так уж и плохо. Скорей даже совсем неплохо. Скромный план просто защитить Башню от врагов давно сменился проектом гораздо более амбициозным. Они захотели построить аналог средневековой крепости – со складами, казармами, оружейными мастерскими – способной выдержать осаду и стать плацдармом для новых завоеваний в городе. Непростая задача.
   Квартиры очищались от последних пережитков старой жизни. Электроника, лишняя мебель, просто вещи, оставшиеся от прежних хозяев, безжалостно выбрасывались на свалку. Бригада из бывших строителей этаж за этажом крушила перегородки, закладывала кирпичом окна и где надо демонтировала балконы. Работа адски тяжелая, но никто не жаловался. Люди впервые после Переноса увидели цель, к которой стоило стремиться. Нечто большее, чем просто выживание. «Тарасовцам» и Меченым стало не до взаимных претензий. Они работали.
   В Башне кипела жизнь. Крепость дарила спокойствие и стабильность, гарантировала будущее. Не светлое или доброе, не рай на земле, а просто будущее. Теперь и дня не было, чтобы не приходили новые люди…
   Этажом выше Кардинал беседовал с Вадимом. Командир нагрянул неожиданно, как опытный ревизор. В сопровождении шести человек он заявился в Башню сразу после обеда. Потребовал отдельную комнату, чай и пригласил к себе Савинова. Для доклада. Теперь в самый раз пригодились бы наброски Захара, но черновики вряд ли устроят Хмурого. Потому оборотень и корпел над бумагами, спешно дорисовывая карту.
   Остальные-то хорошо устроились – Тагир в Руинах пропадает, Ласковин уехал к семье на базу, вместе с ним отправился и Георгий. Это им с Вадимом сразу за всех отдуваться приходится. Неожиданная мысль заставила улыбнуться. Захар вдруг понял, что бессмысленное и нелепое существование бродяги сменилось чем-то похожим на прежнюю жизнь. Появилась стабильная работа с обязательными авралами, планерками и вызовами на ковер к начальству. Разве что зарплат и премий не хватает, но, глядишь, и до этого дорастут.
   – Захар, ты чего здесь прохлаждаешься?! – воскликнул Вадим, появившись на пороге комнаты. – Внизу настоящий цирк творится…
   – Нечего кричать! – огрызнулся Ненахов. – Сам сказал карту района подготовить, а у меня в бумагах сам черт ногу сломит…
   – Забудь, не до того… Патруль какого-то психа притащил. Хотели наверх поднять, так у него припадок начался. Упал, руками-ногами по земле молотит и тебя зовет.
   – Меня?!
   – Тебя, тебя… Шевелись быстрей. Парни сначала пытались его в чувство привести, да куда там… к нам побежали. Ты-то забился в угол, как мышь, попробуй найти.
   – Идиотизм какой-то!
   – Может, и идиотизм, а Кардинал заинтересовался. Приказал тебя привести…
   – Так Хмурый уже внизу?
   – А я о чем говорю? Давай быстрей. Тебя все ждут.
   …У самого подъезда собралась куча народа. Привлеченные зрелищем, побросали работу строители, с верхних этажей спустились отдыхавшие охотники. В окнах маячили лица любопытных охранников.
   В стороне от всего этого безобразия стояла закутанная в плащ фигура с низко надвинутым капюшоном – Кардинал. Вряд ли ему нравилась шумиха вокруг.
   – Вот ведь сволочи! – разъярился Вадим. – Шоу нашли!
   Услышав его голос, люди расступились. Захар увидел изможденного мужчину, распластавшегося на земле. Глаза закатились так, что одни белки видны. Изредка подергиваются конечности. Зубы крепко сжаты, вокруг губ белая пена. И при всем при том вполне прилично одет. Черные футболка и джинсы, добротные ботинки. Правда, от него сильно разило немытым телом, но таким и до Переноса никого не удивишь. Свиньи найдутся всегда. В общем, незнакомец не выглядел совершенным бродягой, что при его болезни казалось странным.
   – Как он?
   – Вроде затихает… Уже не рычит, на нас не кидается, – пробасил кто-то из «тарасовцев».
   – Я бы не рекомендовал расслабляться, – сказал Кардинал. Он подошел к припадочному, наклонился и громким шепотом произнес: – Ты ведь меня слышишь, да? Конечно, слышишь… Так вот, он пришел. Захар, которого ты так хотел увидеть, пришел. Можешь с ним поговорить. Хочешь?
   В его голосе проскальзывали интонации, от которых Ненахову хотелось зарычать и перекинуться в клыкастого монстра. На всякий случай. Остальные тоже, ощутив нечто похожее, начали медленно пятиться…
   Псих дернулся, как от удара током. Тихо подвывая, он выгнулся дугой, почти сделав «мостик», замер на миг и рухнул обратно. Тело обмякло, как будто из него выдернули стержень.
   – Зах-хар! – Челюсть тряслась, губы едва шевелились. Он не говорил, проталкивал слова. – Г-где Зах-хар?!
   – Здесь я, здесь! – Захар вышел вперед. – Что хотел передать?
   Незнакомец вел себя все более странно. Лицо окаменело, глаза ничего не выражали. Из левой ноздри по щеке побежала темная капля. Что-то не то творится с пленником, совсем не то.
   – Не гневи Великого Сквориш-ша, Захар! – Речь психа зазвучала неожиданно внятно. – Перестань сопротивляться. Склони голову и прими его волю…
   – О чем ты говоришь?!
   – Покорись… Приди в Храм и раскрой душу, чтобы приобщиться к его могуществу!
   – Иди к дьяволу, придурок! – не сдержался Ненахов. От названного имени в висках начинали стучать молоточки, заломило затылок, а в памяти всплывали видения черных пауков. Нет уж, он ничего общего с этой гнусью иметь не желает.
   – Уже, Зах-хар… уже! – Псих попытался улыбнуться. – Откажешься, и за твоей душой придут избранные слуги. От них невозможно скрыться, они достанут тебя всюду. Даже во сне! И тогда ты пожалеешь, что не достался пожирателям…
   – Кардинал, я обязан выслушать этот бред?!
   Выкрик Захара разорвал оцепенение. Товарищи, завороженные силой, звучащей в словах незнакомца, начали приходить в себя.
   – Потерпишь, – отмахнулся Хмурый. – Мы подходим к самому интересному…
   К незнакомцу словно вернулись силы. Он завозился и встал на колени. С двух сторон его немедленно схватили за плечи.
   – Кардинал? – уточнил псих с тихим смешком. – Глупый колдунишка… Ничего, и твой черед придет. Думаешь, силу набрал, можешь порядки свои наводить? Дур-рак! Ты тлен, прах под ногами великих…
   – Это все?
   – Не спеши… – Сумасшедший качнулся вперед и затряс пальцем перед лицом Хмурого. Изо рта у него тянулась тонкая ниточка розовой слюны. Кожа вокруг носа почернела. – Знай, Меченый, мир умер, близится час возрождения. Спустились с небес ангелы и открыли избранным путь в райские кущи. Присоединись к братьям, встань на сторону небесного воинства…
   Удар прикладом сбил его с ног и заставил замолчать.
   – «Дети Мертвого мира»… И почему я не удивлен? – разочарованно хмыкнул Кардинал. – Уже второй раз посланец заявляется. Правда, в этот раз они решили соригинальничать – отправили одержимого. Забавно…
   – Командир, может, тебе и забавно, но я ни черта не понимаю, что происходит! – зло сказал Вадим.
   – Тише… Я объясню. У одержимого душа замещена некоей иномировой сущностью, которая может вытворять с телом что угодно, но… с хозяином все же не сравнится.
   – Оттого и припадки? – догадался Захар.
   – Да. Кстати, с легкой одержимостью ты уже встречался. У Волкова. Надо сказать, тому несчастному повезло, и Артем разобрался со злым духом…
   – А этому?
   – Этому нет. Перед нами всего лишь пустая оболочка. Временное пристанище для потусторонней твари, порабощенной кем-то из сектантов. Хозяин мертв.
   Один из «тарасовцев» зябко поежился:
   – Жуть какая-то!
   – Такова наша жизнь, мой мальчик, – скривился Кардинал. – Такова жизнь.
   Задумчивость Хмурого настораживала. Захар нутром чуял неприятности. Да еще этот повелитель, будь он неладен. Наверняка как-то связан с пауками, а раз так, то ничего хорошего не жди. Он машинально опустил руку в сумочку на поясе и нащупал баночку с солью. Последнее время, Захар предпочитал всегда иметь под рукой столь эффективное средство.
   К нему повернулся Кардинал.
   – Позже мы с тобой еще поговорим о повелителях и прочих радостях жизни. Пока меня больше волнуют ангелы… Не имеют ли они чего общего с теми чужаками, на которых Тагир охотится. Как думаешь?
   – Не знаю…
   – Вот и я тоже, – Хмурый пнул одержимого в голову. – Слушай меня, тварь! Если ответишь, что это за ангелы такие – просто изгоню, а нет – пеняй на себя.
   – Это твой ответ, с-смертный? – прошипел псих, перекатываясь на спину.
   – Догадайся сам.
   – Тогда вот тебе пос-следнее предложение. Не хочешь принимать сторону братьев, не п-принимай. Но и под ногами не мешайся. Перестань натравливать с-своих псов, не лезь на чужую землю… Мы ведь тоже умеем с-ставить палки в колеса.
   – О, да вы мне угрожаете?!
   – Считай это п-предостережением, – засмеялся одержимый. – Ты ведь любишь тайны, да? Особенно те, что оставили после себя Древние? Лю-юбишь… Смело можешь забыть про одну из них. Ну, ту самую, с Вратами. Говорят… кхе-кхе… с ними что-то случилось.
   – Ничего, на мой век секретов хватит, – презрительно бросил Кардинал. – Как мне кажется, ты скоро покинешь это тело, потому… посмотри-ка сюда.
   Хмурый сунул под нос одержимому круглое зеркальце, повернув так, чтобы видеть его отражение. Знакомый фокус! Захар скривился от неприятных воспоминаний. Сектанту, или кто он там еще, не позавидуешь.
   – Не смотрите, болваны! – гаркнул Ненахов, заметив как сразу двое «тарасовцев» заглядывают через плечо психа. Те испуганно отшатнулись. Один, видимо, успел что-то разглядеть, потому как начал тереть глаза и вполголоса материться. – Куда лезете?! Забыли, с кем дело имеете? – добавил Захар уже тише.
   – А-аа!!! – заорал одержимый, вырываясь. Тело пыталось бежать, а глаза не отрывались от предмета в руках Хмурого. Под немыслимым углом изогнулась шея. Захар почти слышал, как хрустят позвонки.
   – Стреляйте ему в затылок… Быстро! – приказал Кардинал, держа психа взглядом. Зеркало почернело и вздулось парусом, норовя вырваться из пластиковой рамы.
   Вадим с Захаром переглянулись. Убить безоружного человека не просто.
   – Быстрее!!! Он сейчас вырвется!
   – Проклятье! – скривился Вадим, вытаскивая пистолет. Бухнул выстрел. К своему стыду Захар ощутил укол радости, что не ему пришлось делать этот выбор.
   Как только тело упало, зеркало лопнуло, осыпавшись водопадом осколков. Кардинал уронил рамку и принялся брезгливо отряхивать руки.
   – Мерзость! Сектантскую падаль оттащите подальше и закопайте, а это место посыпьте солью… Лишним не будет, – Хмурый поглядел на мрачного Вадима. – Если кто-нибудь еще раз замешкается с выполнением приказа, будет подвергнут дисциплинарному наказанию. Ясно?!
   – Так точно!
   …Случившееся обсуждали втроем на десятом этаже. Можно было бы не лезть так высоко, но верхние этажи ремонт еще не затронул, а сидеть среди побелки и известки, вдыхать запах пыли охотников мало.
   – Рассказывай, что тебя с сектантами связывает… – потребовал Кардинал, усаживаясь в кресло. Захар вдруг обратил внимание, что командир полысел. Под капюшоном прятался голый морщинистый череп. Если добавить худое лицо и пронзительный взгляд, то в облике Хмурого стало проглядывать нечто демоническое.
   – Захар! – Кардинал начал проявлять нетерпение.
   – Да ничего! – огрызнулся Ненахов. – Не встречался, переговоров не вел, даже драться не приходилось.
   – Тогда как ты объяснишь слова нашего гостя?
   Захар пожал плечами.
   – Черт его знает. Только есть у меня смутные подозрения, что этот одержимый и черные амебы, нападающие на Волкова, – звенья одной цепи. Культисты здесь замешаны. Снюхались с кем-то из местной нечисти и пакостят.
   – В этом нет никаких сомнений. Но, тем не менее, их интерес к тебе это не объясняет.
   – Вопрос не ко мне, командир…
   – Слушай, Захар, а ты ничего не утаиваешь, а? – прищурился Кардинал. – С культистами не встречался… верю. А почему молчишь про то, где сам сталкивался с черными? Георгий сказал, ты говорил Волкову нечто подобное…
   Исполнись желание Ненахова, и Георгия бы сейчас разорвало на части. Заложил-таки, скотина!
   Пришлось все рассказать. И про шар, и про визит Олега, и даже про героическое сражение с пауком. Внимательно прислушивающийся к разговору Вадим лишь неопределенно хмыкал, а вот Кардинал молчал. Аккуратно постукивал пальцами по подлокотнику и молчал, страшно нервируя Захара.
   – Больше мне сказать нечего, – закончил Ненахов и уставился на командира.
   – Ясно… Значит, Олег. Он и вправду многое мог им сообщить. – Хмурый потер переносицу. – Что ж, разберемся. Заодно и остальных проверим. Есть у меня подозрения, что завелись у нас крысы не от одних лишь культистов. Как Тагир вернется, так сразу и займемся.
   – Угу, осталось понять, к чему был весь этот обмен угрозами. Чтобы «сдать» нам Олега? – сказал Вадим задумчиво. – Сектанты настолько глупы? Я почему-то думал, что в Хрущобах просто завелся кто-то достаточно ловкий и хитрый, чтобы объединить остальных вокруг дурацкой сказочки. И вдруг такой идиотизм!
   – А если им надо было дать Захару правильную трактовку грядущих событий? Подтвердить сказанное силой, – предположил Кардинал. – Вдруг Олег не способен повторить даже фокус с пауком для, так сказать, подтверждения полномочий?
   – Нет, если Захар настолько для них важен, то мелкой фигурой можно и пожертвовать. Но зачем им какой-то оборотень?!
   Под взглядами командира и его бывшего телохранителя Ненахов заерзал.
   – Что вы на меня так смотрите?!
   – Успокойся, – сказал Кардинал. – Просто будь готов к неприятным встречам. И если не хочешь влипнуть во что-то особенно мерзкое, не вздумай следовать советам одержимого. А на будущее… обо всех подозрительных происшествиях сразу рассказывай мне.
   Возражать Захар и не подумал. Рассуждения о таинственных слугах не менее таинственного повелителя не способствовали стремлению к самостоятельности. Особенно после упоминания о снах и связанных с ними неприятностях. Заделаться кем-то вроде одержимого радости мало, а раз так, то пусть Кардинал этим делом и занимается. Если не решит устроить эксперимент, желая посмотреть, чем все закончится без его участия. С него станется.
   – Единственная проблема – это угроза насчет Врат, – продолжил Кардинал. – Меня очень интересует мир, в котором побывали Тагир с Артемом. И потеря этого прохода на ту сторону пусть не фатальна, но весьма серьезна.
   – Что нам до того мира? С этим бы разобраться, – высказался Захар, но Хмурый его как и не слышал.
   – Времени совсем нет. Посещение Врат пришлось совместить с визитом в Башню. Думал сегодня разобраться с делами здесь, а завтра с утра идти к котельной… Не рассчитал немного, не рассчитал…
   – Командир, вот еще одно подтверждение версии о лазутчике. Слишком все складно получается, не находишь?
   – И опять ты прав, Вадим… Что ж, я хотел налегке идти, лишь с парой бойцов, но, видимо, придется брать целый отряд.
   – Это же наверняка ловушка!
   – Само собой. Вот и убьем двух зайцев. Узнаем в каком состоянии Врата, а заодно разберемся с негодяями.
   – Но…
   – Предпочитаю не оставлять за спиной нерешенные проблемы, – отрезал Кардинал. – Здесь не о чем спорить. Лучше займитесь людьми и экипировкой. Выходим на рассвете и… Захар, пойдешь с группой. Вдруг повелителя встретишь.
   Ирония в последней фразе неприятно кольнула Ненахова. Он хотел даже резко ответить, но вовремя одумался. Это пусть Артем бунтует. Не стоит зря злить Кардинала. Сказано – надо идти к Вратам, значит, пойдет. Но ухо будет держать востро.
   …Небо с утра заволокло тучами. Бродить по Сосновску под ливнем чревато самыми разными опасностями, и Захар понадеялся, что Хмурый отменит приказ. Зря. Группа из десяти человек покинула Башню строго по расписанию.
   К угрозам Кардинал отнесся всерьез, и отряд наполовину состоял из оборотней. Среди них были вернувшиеся в крепость трое новичков из тех «тарасовцев», в ком командир распознал Меченых. Один боец так же, как и сам Хмурый, кутался в плащ. В полку Сноходцев появилось пополнение.
   До места добирались часа четыре. Перенос сильно перемешал улицы, и пришлось пробираться аж в противоположный конец Слободы. По улице Сосновской их сопровождал патруль Башни, но дальше начиналась неконтролируемая территория. Вернее, хозяева у нее наверняка были, но политика Кардинала не признавала компромиссов с мелкими бандами. Значит, неконтролируемая территория и точка.
   Хорошо хоть Волна прошла три дня назад, и встречи с Прозрачниками можно было не бояться. Захару вспомнилось, как нервничал Георгий, карауля Зверей Изнанки у входа в подвал Башни. За его спиной стояли оборотни с автоматами и ножами. Меченым предстояло доказать «тарасовцам», что лишь люди Кардинала в силах дать укорот потусторонним тварям. Раз они наломали дров, то им и наводить порядок.
   Ничего, справились. Правда все участие Захара в драке с прущими наверх тварями свелось к заботам о впавшем в транс Георгии. Сноходец тихо просидел в уголке, пока оборотень отмахивался ножом от норовящей подобраться ближе Росомахи. Рукопашная длилась минут пять, а потом Прозрачники вдруг растеряли весь пыл и отступили. Обитателей Башни больше не беспокоили, занимаясь своими малопонятными делами. Чего уж такого особенного он сотворил, Георгий не сказал, а Захар и не настаивал: в дела чертовых колдунов лучше не лезть…
   – Это еще что за ерунда? – сбил его с мысли шагавший рядом боец.
   Из раскрытого канализационного люка вырвалось облако пара, густое как кисель. В нем происходили непонятные процессы, оно бугрилось и кипело. Изнутри шло, медленно разгораясь, багровое свечение.
   И вдруг внезапная вспышка. Бурлящее марево закрутилось на месте и рвануло вверх, вытянувшись веретеном. Сравнявшись с уличными фонарями, столб перестал расти и замер, покачиваясь.
   – Командир, что нам делать-то?! – крикнул кто-то.
   – Ждать!
   Группа успела укрыться в развалинах небольшого магазинчика. Захар с усмешкой покосился на товарищей. Не все успели привыкнуть к городским фортелям. Необычные явления многих пугали до дрожи. А чего, спрашивается, бояться?! У них два пути: или принять бой, если явление опасно и ему возможно нанести вред, или бежать. Когда знаешь, что делать, становится спокойнее на душе.
   – Смотрите, смотрите!!!
   Столб начал меняться. Поверхность пошла пятнами, как в сломанном телевизоре побежали цветные полосы. Воздух низко загудел.
   – Приготовиться… – не скрываясь рявкнул Кардинал, но, к чему именно готовиться, сказать не успел.
   Загадочное образование взорвалось. Водопад маслянистых брызг захлестнул развалины. Утробный вой иглами проник под кожу, бередя нервы и отзываясь гулом в костях. От густой удушливой вони сперло дыхание, желудок немедленно скрутил спазм, и Ненахова вывернуло наизнанку…
   Захар пришел в себя, стоя на коленях и избавляясь от остатков завтрака. Кругом раздавались стоны и характерные звуки. Кто-то тоненько всхлипывал.
   – Герои сраные! – самокритично высказался Захар, вытирая рот.
   Грохнувший выстрел заставил его вздрогнуть. На обломке стены стоял Кардинал и с двух рук стрелял в сторону колодца.
   – Черт! – Захар подхватил автомат и поднялся с колен. Хватило одного взгляда в пролом, чтобы с чувством повторить: – Черт!
   Наружу выбирались покрытые слизью многоножки размером с человека, серые, в фиолетовую полоску. Вдоль длинных тел тянулась шевелящаяся бахрома. Какая же мерзость! У Захара к горлу опять подступил комок.
   На его глазах одна из пуль пробила панцирь твари, и она начала биться на потрескавшемся асфальте. Ее товарки начали обходить раненую, целеустремленно двигаясь к развалинам.
   – А ну вставайте, сучьи дети!!! – заорал Захар, пнув под ребра ближайшего бойца. Автомат запрыгал в руках, огрызаясь короткими очередями. Пули рвали многоножек на части, отбрасывали обратно в колодец. Его поддержали стрельбой еще несколько человек…
   – Твари, господи, какие же твари… – закричал кто-то, задыхаясь. Вонь перебил запах бензина, зачиркало колесико зажигалки. В Башне имелся небольшой запас коктейлей Молотова, и кто-то захватил с собой бутылку. Через мгновение огненный заряд скрылся в люке, вверх взметнулось пламя. Поток многоножек прервался. Успевших выбраться наружу гадин добили прицельными выстрелами, а потом спихнули в огонь…
   – Командир, что это было? – спросил Захар.
   – Черт его знает. Представители местной фауны. Как и всякое здешнее зверье, обладают некоторыми способностями. Возможно, в колодце было их гнездо, или на нас напали молодые особи. А вся эта цветомузыка с паром предназначалась для того, чтобы разогнать хищников или ошеломить добычу… Кто знает…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация