А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 28)

   Но Лазовский, похоже, был уверен в своих силах. В ответ на издевательский смех Карася, он вежливо улыбнулся и спросил:
   – Наверное, ты хочешь посмотреть мне в глаза?
   Забывшийся метаморф машинально поймал взгляд колдуна и… замер соляным столбом. Ловко! Пожалуй, за приятеля не стоит волноваться слишком сильно. А раз так, то можно и своим противником заняться.
   Но Захар слишком отвлекся, в бою такое не прощается. Человек-скат вопреки всем законам физики взмыл в воздух метров на десять вверх, и камнем рухнул на Ненахова. Защититься тот не успел. Ребра хрустнули, в плечо впились когти, перед глазами заплясали сполохи черного пламени между пальцами Леонида.
   Проклятье!
   Но и на этот раз смерть обошла его стороной. В бок могущественного Перевертыша врезался крупный двуногий ящер. Зубастая пасть в один миг перекусила руку, и Леонид заревел от боли. Два зверя покатились по земле, вцепившись друг в друга.
   В стороне раздался чудовищный рев. Повернув голову Захар увидел… тираннозавра. Едва ли не самого сильного хищного динозавра, по мнению некоторых палеонтологов. Жуткий ящер пастью схватил Карася и яростно его тряс. Ого!
   Только Леонид не собирался просто так сдаваться. Освободив руку, он как игрушку отшвырнул своего противника и с двух рук ударил тьмой по тираннозавру. Гроза дочеловеческих времен оказалась бессильна перед магией, гигантский ящер упал, выпустив оборотня из пасти.
   – Дело сделано, уходим! – крикнул Леонид. Рыкнув напоследок в сторону Захара, он прыгнул к израненному Карасю, взвалил себе на спину и побежал прочь…
   Захар оглядел поле боя. У одного бойца неестественно вывернута нога, у второго вся рука в крови, и он лежит без сознания. Кто с ними расправился, Ненахов не видел. У Сноходцев тоже ничего хорошего. Окровавленный Гулидов лежит на спине, Артем, похоже, пытается исцелить его раны. Сам Лазовский тоже выглядит не лучшим образом: одежда порвана, через всю спину тянется едва затянувшийся порез. Почувствовав взгляд, приятель повернулся к Ненахову.
   – Они забрали псифей и амулет!
   – Как?! – Захар вскочил. Черт, и вправду нет ни сейфа, ни карлика.
   – Пока эти трое бились с нами, незаметно подкрались еще двое – Сноходец и оборотень. Пырнули Серегу ножом, меня когтем достали. Пришлось отвлечься, но освободилась горилла… В общем, они нас спасли, – Артем кивнул на ящеров.
   Те успели очухаться. Меньший динозавр уже начал обратную трансформацию, обернувшись парнем лет двадцати шести в джинсах и расстегнутой на груди рубахе. На коже виднелся черный татуированный дракон. Тираннозавр оказался не таким расторопным. Он некоторое время дрожал, дергался, пока… не распался на две части, обернувшиеся двумя парнями года на четыре моложе первого. И как две капли воды похожими друг на друга. Близнецы?!
   – С кем это вы, мужики, бились? – спросил старший. Он как-то странно поглядывал на Артема.
   – Да есть тут один… шутник. Живет, как ему вздумается. Грабит, режет, убивает, людьми с каннибалами торгует. Тот еще жук! Все бы ничего, да силен больно, – ответил Захар мрачно. – Теперь вот ему пленник наш понадобился…
   – Забудь, сами живы и ладно. Потому как насчет силы этого ската ты поскромничал. Как он братьев моих приложил, а? Те и пикнуть не успели. А ведь они возгордились, решили, сильней их нет никого на свете. – Близнецы пристыженно отвернулись. – Ладно, давайте знакомиться. Я Денис, эти оболтусы – Марат и Федор.
   Захар представил себя и Артема, который уже перешел от Гулидова к остальным раненым. Внезапно приятель спросил:
   – Как отец ваш поживает? Помню, раньше вы в дела чужаков не вмешивались, предпочитая гнать всех подальше.
   – Узнал-таки, – засмеялся Денис. – Жизнь меняется. Раньше были враги, теперь друзья.
   Захар вопросительно посмотрел на Артема.
   – Они из тех двух высоток у холма.
   Беседу прервали появившиеся из-за дома люди. Впереди бежал Тагир, сразу за ним – похожий на броненосца оборотень, совершенно незнакомый Захару.
   – Пока мы здесь дрались, на Конклаве что-то произошло? Остальные решили нас поддержать? – спросил Ненахов у Дениса.
   Тот снова засмеялся.
   – Произошло, но здесь, а не там. Ваш Кардинал показал немало интересного, есть о чем подумать. Хотя, если бы отец не послал нас сюда сразу после взрыва, мы бы думали еще долго. Но теперь… теперь лично я увидел, что, пока мы занимались собой, в городе появилось слишком много конкурентов. И их сила выше моего понимания. Думаю, отец со мной согласится и по крайней мере в нашем лице вы получите союзников. Что до остальных, не знаю…
   Зато знал Захар. Вокруг них была изрытая когтями земля, размолотые в щебень камни, изуродованные темной магией деревья, в воздухе повисло странное напряжение. Нет, после такого зрелища равнодушным не останется никто. Дураки уйдут, но самые умные и дальновидные останутся. Просто потому, что страшно оказаться один на один с любой из сил, которых в Сосновске действительно стало необычайно много. Сыновья Господина, коварные аборигены и уже овладевшие магией земляне… Борьба за выживание – жестокая игра. Одна ошибка, и ты на обочине истории, будь хоть тысячу раз Меченый. Таков естественный отбор. А раз так, то, упустив могущественный артефакт и вражеского мага, они выиграли много больше – показали разобщенным Бессмертным их слабость. Это сразу понял Денис, поняли близнецы и все те, кто вместе с Тагиром бежали сейчас к ним на помощь.
   – Вряд ли, отправляя нас в Поселок, Кардинал планировал нечто подобное, – сказал Артем едва слышно. – А раз так, то придется признать, что наш командир крайне везучий сукин сын.
   – Это точно.
   И в эту минуту Захар ни капли не сомневался: в скором времени всю историю человечества будут делить на время до Первого Конклава и после. Наступала новая эпоха. Хорошая ли, плохая – неизвестно, но совершенно точно, что новая.

   Эпилог

   Олли бежал сломя голову, не разбирая дороги. Он давно сбил босые ноги о камни, несколько раз ушиб пальцы, но продолжал мчаться вперед. Хватит, прочь из проклятого города. Подальше от жутких Теней и свирепых оборотней, интриг, хитрости и коварства местных поргов. Главное, не останавливаться и, быть может, ему удастся достичь джунглей, до того как стемнеет. В одиночку ночевать на улицах Запретного города он не рискнет. Ни за что! Хвала Темному пламени, он уцелел там, где погибли остальные, бежал из плена и завладел величайшей драгоценностью Кхоринша. Второго такого шанса не будет…
   Если вспомнить, как все было, то винить в свалившихся на отряд Цурета ан Касима неприятностях, кроме него самого, было некого. Только он отвечал за все неудачи, он и больше никто. Олли свою задачу выполнил блестяще: привел соратников в город, нашел Камень. От кнешаль требовалось одно – разбудить артефакт и вернуться домой. Ан нет, господину Цурету захотелось в войну поиграть. Идти на поводу у жадных поргов, влезать в местную политику… Весь жизненный опыт Олли кричал: сделал дело и уходи, желательно тихо и незаметно, без шума, лишней суеты. Но как же, у благородного владетеля свой взгляд на вещи. Он почему-то возомнил, что сможет вернуться к Вратам Таугрим с армией и завладеть всеми секретами Древних. И верующие в Сквориша глупцы станут его союзниками в грядущей войне. Небось, воображал, как входит в Наскар во главе армии победителей, как демонстрирует трофеи Совету Князей.
   Вот и дофантазировался!
   По большому счету, среди высшей аристократии кнешаль мало религиозных фанатиков. В Повелителях Мрака они видят лишь инструмент для достижения собственных целей. И потому гибель одного из Сыновей Господина не должна была сильно взволновать ан Касима. Не его это дело, пусть Пастырь местных поргов разбирается.
   Однако чем-то смерть могущественного порождения Владыки Скверны задела властителя кнешаль. И когда к нему, взывая о мести, заявился жрец Сквориша, господин не стал долго думать и почти сразу согласился помочь. А все возражения Олли отмел взмахом руки и посоветовал заткнуться.
   Вот и веди после такого дела с кнешаль! Но иного выхода не было, пришлось смириться, и Блигдейн оказался втянут в чужую драку…
   То, что бой будет непростым, все понимали с самого начала. Первая стычка с Тенями неподалеку от Площади Богов заставила относиться к ним максимально серьезно. Воины Паталы ни капли не боялись магии, хорошо знали, с какого конца браться за клинок. Даже заклинание невидимости тогда не помогло. За считаные мгновения был тяжело ранен васуки, а самому Олли пришлось изо всех сил противостоять необычной ментальной магии Тени. Он, наверное, никогда не забудет ледяной взгляд своего противника и безжалостность, с которой тот прорывался сквозь его щиты. Не будь у господина Цурета Сферы Хлока, они бы все остались среди тех развалин.
   Но теперь у кнешаль был Камень Душ, дарующий своему владельцу могущество обитателя глубин Нижнего мира, и, как они считали, расклад сил окончательно поменялся в их пользу.
   Увы, обладание артефактом такого уровня накладывало определенные ограничения. Для его пробуждения после тысячелетней спячки пришлось провести множество сложных ритуалов, принести в жертву трех поргов. Новость о гибели Сына Господина пришла, как раз когда Цурет ан Касим отдыхал после завершения последнего обряда.
   И уже на следующий день назначили штурм крепости святотатцев. Времени вполне хватало, чтобы отдохнуть и подготовить парочку сюрпризов для обороняющихся. Пусть в Камне было заперто мало душ, он не мог дать много силы, но господин Цурет рассчитывал восполнить этот недостаток на поле битвы…
   Если знать о громыхающем оружии поргов, первый ход ан Касима виделся весьма предсказуемым. Кнешаль вызвал Полог Тумана, защитив себя и союзников от пуль. Олли на его месте поступил бы точно так же. Но вот дальше… дальше господин Цурет повел себя как тупой солдафон, которому можно доверить лишь охрану нужника, да и то с великой осторожностью. Спрашивается, зачем он тратил силу на бомбардировку крепости Стрелами Тьмы? Неужели не понимал, что ее стены способны выдержать и не такое. А эти тупые бестелесные демоны зачем понадобились?! Да чтобы дать им только видимость плоти, ушла прорва силы!
   Разумеется, все пошло прахом.
   Олли много думал, изменилось ли бы что-нибудь, если бы он был более настойчив. И каждый раз приходил к мнению, что нет. Ан Касим опьянел от власти, потерял связь с реальностью. Зачем ему слушать какого-то жалкого бродягу-охотника, он же дворянин, аристократ. Куча поколений предков-воинов. Сам все знает!
   А надо было всего лишь отправить под покровом невидимости несколько штурмовых групп, незаметно проникнуть на нижние этажи, закрепиться там и вот тогда-то показать всем восход Черного солнца. Подходящих арканов полно в арсенале любого мага.
   Провал обескуражил господина Цурета. Он почти исчерпал силы Камня и ровным счетом ничего не добился. Обороняющиеся даже не успели испугаться толком, как вызванные им змеи отправились обратно в Нижние миры. Тени свое дело знали туго.
   Все еще находясь под впечатлением от своей неудачи, кнешаль соизволил-таки выслушать остальных. И тут на высоте оказался командир союзников, предложив план штурма по всем правилам местной военной науки. Как он сказал с «подавлением выявленных огневых позиций, отвлекающим маневром и ударом в тыл силами отдельного отряда». Очень грамотный и толковый план… Если забыть о Тенях и оборотнях, засевших в проклятой Башне.
   Но господин Цурет идею одобрил, и… это стало последней его ошибкой.
   Ведомые лично ан Касимом, они прорвались-таки внутрь, где каждому нашлась работа. Блигдейну досталась борьба с пожаром, шаруш и бойцы-порги ввязались в драку, а сам господин занялся подготовкой какого-то темного ритуала. При удаче он должен был выпить души защитников крепости, а их силу передать Камню. Правильная задумка, только хозяева Башни не собирались смирно ждать смерти. В ходе яростной атаки их бойцы просто вырезали всех поргов, а когда рассвирепевший ан Касим с помощью Камня попробовал выпить их души, отступили, оставив в арьергарде Тень.
   Олли узнал парня. Тот самый молодой порг, который едва не сжег ему мозги. Сейчас он не был столь самоуверен. Слабый, никчемный человечек. Блигдейн посчитал себя отмщенным за пережитый страх. И смеялся в голос, когда господин послал его с шаруш в погоню за остальными. Псифей не надо было объяснять, какая судьба ждала его обидчика.
   Дальше все смешалось. Откуда-то сверху на них свалился оборотень с костяными мечами вместо рук, и шаруш умер, впустую хлестнув молнией по каким-то трубам. Олли метнул огненную стрелу, промазал, но взрыв отбросил врага вглубь коридора и туда полетела вторая стрела. Раздались какие-то крики, рев, кто-то пнул его в бок. Блигдейн колобком отлетел к стене, немедленно бросил в ответ заклинание Копья, но почему-то промазал. Потом кто-то ударил его в лицо, навалился сверху и… он встретился взглядом с еще одной Тенью.
   …Олли оказался единственным, кто выжил. Заносчивый кнешаль, туповатые лесовики шаруш, молчаливый васуки – всех забрал Запретный город. Умных, крепких, сильных, а он, маленький жалкий псифей, выжил. Попал в плен, но выжил.
   О том времени, пока его держали в карцере на вершине Башни, Олли почти ничего не помнил. Большую часть времени он спал, но это было стократ хуже любых мучений. Не зря все авторы древних хроник называли Теней хозяевами кошмаров. В памяти псифей почти ничего не сохранилось, кроме боли, ужаса и трех пар безжалостных глаз, заглядывающих ему в душу.
   Он находился на грани безумия, когда его оставили в покое. Скованный по рукам и ногам, с кляпом во рту, измученный и уставший Олли ни для кого не представлял угрозы. Его перестали допрашивать, вламываться в сны. Целых три дня он просто приходил в себя, вздрагивая при мысли, что все начнется по второму кругу, и… исступленно мечтал о мести.
   Когда его вывели наружу, он приготовился к смерти, но, как оказалось, зря. Олли не тронули, даже когда он забрал у охранника чуточку жизненных сил. Только ненавистная Тень, ухитрившаяся пережить бой с Цуретом ан Касимом, в очередной раз ворвалась к нему в разум и пообещала натравить невиданное доселе чудовище.
   Черного солнца в небо этой Тени!
   Ну да ничего, у Олли хорошая память, и когда-нибудь, пусть даже в другой жизни, он собирался предъявить этому наглому поргу счет. И уж тогда тому не поможет никакая Патала.
   …Зачем Блигдейна привели к месту гибели Сына Господина, он так и не понял. Земля еще помнила предсмертный крик порождения Сквориша, хранила следы его ауры, в воздухе ощущался запах Скверны. Долгие годы адепты Темных искусств буду проводить здесь свои ритуалы, приносить жертвы. Но зачем здесь он и эти порги?! Другого места не нашли, где собраться?!
   А затем все и вовсе понеслось кувырком.
   Ненавистная Тень неожиданно предложила сразиться, пообещав в случае победы свободу. Поначалу Олли принял это за злую шутку, но с него и вправду сняли оковы, а затем презрительно швырнули на землю. При этом порг на ломаном старотемном очень доходчиво объяснил, кем он считает Блигдейна и весь его род.
   И Олли не выдержал. Память о пережитых мучениях и горечь поражения смешались вместе, в голове помутилось, он отдался на волю инстинктам. Сила стихии огня хлынула в кровь. Псифей стал в разы быстрее, сильнее, опаснее. Заклинания сами ложились на язык, руки делали нужные пассы. Еще никогда он не дрался с таким упоением, выкладываясь в каждом ударе и мечтая о лютой смерти для своего противника.
   И снова проиграл.
   Он ощутил себя ребенком, которому показали сладость, а потом положили ее в сундук и с лязгом захлопнули крышку. Олли жалел даже не о свободе, он жалел о несвершившейся мести. Во второй раз победивший его порг стал для него олицетворением всех неудач, всего плохого, что произошло с ним в последнее время.
   Олли не заметил, как на него снова надели кандалы, как увели с площади. Потрясение никак не желало отпускать. Кровь далеких предков – настоящих демонов, переселившихся из иных пластов бытия в эту реальность, никак не давала успокоиться.
   …В себя он пришел, лишь когда на его конвоиров напала гигантская обезьяна, рядом с которой шаруш показались бы слабыми подростками. А следом с крыши ближайшего дома слетел неизвестный монстр, как ураган ворвавшись в битву.
   Потом был взрыв, и пока он смотрел по сторонам, соображая, как ему быть, все решили за него. Сзади подбежал какой-то оборотень, взвалил на плечо, как бревно, и рванул прочь. Последними, кого Олли успел разглядеть, стали два крупных ящера, подбежавшие к сражающимся. Затем его похититель нырнул в заросли, и густая листва перекрыла обзор.
   Сумасшедший бег сквозь городские джунгли продолжался долго. От постоянной тряски Олли даже замутило, а они все мчались и мчались неизвестно куда. Наконец, оборотень перемахнул через полную воды канаву и ногами вперед влетел в окно полуразрушенного одноэтажного дома. Там Блигдейна аккуратно сняли с плеча и посадили на разваливающийся диван. Похититель оседлал стул напротив, не делая даже попытки развязать пленника или вытащить изо рта кляп. Сволочь!
   Так продолжалось какое-то время, пока снаружи не зашуршало, и в окне не появились сразу двое. Оглядев комнату, они что-то сказали и зашвырнули в комнату сундук, который тащили с собой охранники Блигдейна.
   Не успели новоприбывшие сесть, как внутрь по очереди запрыгнули та самая здоровенная обезьяна и невиданный ранее монстр. Похожий на шаруш оборотень тут же вернул себе облик порга и плюхнулся в кресло у стены. Зато второй подошел к Олли, для удобства встал на колени и бесцеремонно сжал огромными руками его плечи. В тело Блигдейна хлынула сила, убирая усталость и возвращая ясность мыслей. Не давая ему опомниться, монстр сделал несколько отточенных движений когтями, и на пол упали останки кандалов. Кляп Олли вытащил уже сам.
   – Спасибо, господин хороший, – сказал псифей. – Вы говорите на темных наречиях? Э?
   Как и ожидалось, ему не ответили, но попытаться стоило.
   Один из оборотней приволок поближе железный сундук. Монстр кивнул, примерился поудобней, сосредоточился и… вырвал дверцу. Кто-то из его товарищей восхищенно присвистнул. Не удивился один Олли, за миг до удара он почувствовал как сконцентрировалась в когтистой лапе сила Тьмы. Ничего особенного, так любой кнешаль может.
   Очередь Блигдейна удивляться пришла, когда та же рука за цепочку вытянула из сундука Камень Душ.
   – Вы не могли бы передать эту вещь мне? По праву наследования и все такое… А?! – выдавил из себя Олли, облизав пересохший рот. И плевать, что здесь никто не знает языка. Его не понимают, но о чем говорит, наверняка догадываются.
   Словно дразня его, спаситель покачал медальоном как маятников и… одним движением надел его Блигдейну на шею. Черное солнце!!! Неужели мечта сбылась?!
   …На этом отдых Олли закончился, его просто вывели из дома и показали пальцем направление. В переводе эта пантомима не нуждалась.
   И он ушел, но ушел не навсегда. Через год или два, а может, и все десять, он сюда обязательно вернется. Пусть говорят, что месть – это такое блюдо, которое нельзя есть слишком горячим, пусть… Но правда в том, что еще опаснее оставлять его не съеденным. Теперь у него к местным имеется должок, и он покажет, как демоны платят по счетам. Так что прощай, Запретный город. И жди!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация