А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 21)

   – И чем это вам запад не нравится, позвольте поинтересоваться?
   Выстрел произвел бы меньший эффект, чем этот неожиданный вопрос. Артем укрылся за валуном, а Захар ласточкой нырнул в кусты малины. Как же это они проворонили чужаков-то?!
   – К чему все эти лишние телодвижения, молодые люди? – развеселился неизвестный. – Вам никто не угрожает.
   Лазовский осторожно выглянул из-за камня и с трудом разглядел невысокого крепыша шагах в десяти от себя. Летний камуфляж чужака сливался с зеленью, а лицо было измазано какой-то гадостью. Кроме короткой палки в руке и тесака на поясе, другого оружия у незнакомца не было.
   – Ну выходите, выходите. Не прячьтесь… Не хотелось бы применять силу.
   Одновременно с этими словами Артем почувствовал как спину царапнул чужой взгляд. Но стоило попытаться обернуться, как над головой свистнула пуля. И раздался глухой, как после глушителя, звук выстрела. Лазовский не успел сообразить что к чему, как от кустов, где скрылся Захар, раздался крик боли.
   – Говорил же, не стоит все усложнять… Выходите с поднятыми руками. Ну же!
   Артем с тоской понял, что они влипли. Добром такие встречи не заканчиваются. Даже если ему каким-то образом удастся сжечь мозги одному врагу, то остальные мигом с ним расправятся. Как с Захаром, который успел с кем-то схватиться.
   – Выхожу. Не стреляйте, – сказал Лазовский.
   От чувства беспомощности и злости на себя сводило скулы. Внутри он был готов крушить и убивать, но не видел для себя ни малейшего шансов. А глупо погибать вдвойне позорно. Раньше его и не занимали такие мысли, а теперь хотелось уйти за грань пусть не красиво, но хотя бы не испытывая стыда за свои ошибки.
   – Стой там и смотри себе под ноги. Поднимешь голову, снайпер тебе мозги вышибет. Уяснил? – потребовал крепыш в камуфляже, когда Артем приблизился к нему метров на пять.
   – Уяснил.
   Зашуршало, и двое бойцов в костюмах Гимли[1] выволокли из кустов окровавленного Захара. Оборотень зло щерился на своих пленителей, но попыток вырваться не делал. Простреленные ноги и раненое плечо научили его осторожности.
   – Вы кто такие, сволочи? – прохрипел оборотень.
   – Мы смиренные воины истинной церкви, Церкви Последнего дня! – улыбнулся крепыш. – И нам очень хотелось бы знать, почему это вам не по душе заходить в обитель Света?
   – Ты догадайся.
   Значит «чистые»… Артем мысленно чертыхнулся. Как чуял, что с этими чокнутыми ублюдками могут столкнуться. И как теперь быть?! Знать бы, что в кустах больше никого нет…
   – Впрочем, тут и гадать нечего, – сам ответил на свой первый вопрос командир «чистых». В его глазах загорелись безумные огоньки. Кажется, дразнить его было плохой идеей. – Вы – меченые дьяволом отродья, оскверняющие землю самим своим существованием. Насмешка над промыслом Божиим!
   – Тогда шлепните нас здесь и дело с концом, – перебил его Артем. – За чем дело стало?
   – О, нет. Даже таких, как вы, нельзя отпускать в ад без искупления. – Бойцы церковников дружно зафыркали, разом выйдя из образа безумных фанатиков. У Артема возникло ощущение, что они больше играют, чем действительно верят во всякую мистическую чушь. – Учитель поможет вам сделать правильный выбор, и служба делу Света снимет с ваших плеч груз грехов.
   «Чистый» достал из кармана кусок свернутой струны и прикрепил один ее конец к короткой палке, которую вертел в руках.
   – Учитель одарил избранных своих воинов особой силой. И сейчас вам придется познакомиться с ней поближе, – холодно улыбнулся командир церковников. – Начнем с тебя, колдун. Ваше поганое семя попадается нам редко, но каждый приносит с собой кучу неприятностей. Видимо, есть что-то мерзкое в вашей силе, уродующее души.
   Крепыш прикрыл глаза, взмахнул палкой, и струна превратилась в полыхающую холодным огнем нить.
   – Сейчас аккуратно завяжем это на твоей шее, и будешь как шелковый. Нить Покорности быстро отбивает тягу к бунтарству, а как до дома дойдем, Учитель над тобой полный обряд проведет. Радуйся, тварь!
   – Чему? – спросил Артем, не отрывая взгляда от светящейся струны.
   – Что останешься жив и послужишь доброму делу, разумеется.
   Через несколько мгновений Артему предстоял выбор: позволить накинуть на себя чародейскую удавку или драться, рискуя получить пулю в сердце. Умирать совсем не хотелось, но и в рабство он попадать не собирался. Ни за что!
   «Чистому» оставалось сделать несколько шагов, когда в дело вступила третья сила. В кустах раздался сдавленный вопль и наружу мешком вывалился окровавленный боец во все том же костюме Гимли. Таким шансом грех было не воспользоваться. До командира головорезов было далековато, зато схватившие Захара солдаты вот они, рукой подать. Долго не раздумывая, Артем шагнул к ближайшему и с размаху чиркнул его пальцами по горлу. Чужая плоть, подвластная силе Сноходца, разошлась в стороны, и Лазовский почувствовал как рвется сонная артерия.
   – Бей! – крик Захара несколько запоздал, жертва Артема уже валилась на траву. Впрочем оборотень не отставал. Он ухитрился врезать второму бойцу кулаком в висок, и почти мгновенно выросший на костяшках шип, пробил тонкую кость.
   Двое готовы!
   Предчувствие заставило Артема завалиться набок, пропуская пули мимо. Кто стрелял, он не видел, но еще один автоматчик ничего хорошего им сулить не мог. Плюс командир «чистых» что-то чудил, сорвав с жезла струну и водя им перед собой. Шептал он при этом совсем не ругательства.
   Артем попытался поймать взгляд врага, но обнаружил странный феномен. Неприятель отделился от них чем-то вроде стены, и стена эта стремительно уплотнялась. Чуя недоброе, Лазовский вскочил и попытался с наскока прорваться ближе, но ничего не вышло. Он словно завяз в воздухе.
   Наконец в бой вступил Захар. Он успел залечить раны на ногах и теперь кипел желанием отыграться за испытанную боль. От резкого движения его странный медальон вывалился из-за пазухи. При каждом шаге Ненахова сосулька вспыхивала огнем, и он почему-то не испытывал никаких проблем с передвижением.
   Судя по ошарашенному лицу крепыша, для «чистого» это стало полной неожиданностью. Он даже отступил на шаг, но тут в дело вновь вступил невидимый стрелок. Пули ударили в грудь Захара и отбросили его назад. Но почти сразу огонь прекратился, раздался гортанный вскрик, и что-то упало. А потом чуть в стороне от приятелей закрутилось небольшое облачко тумана, из которого выступил… Кардинал. С его рук все еще капала кровь убитых «чистых».
   – Ты еще кто такой? – заорал церковник, медленно отступая. Замысловатым движением рук он заставил загустеть воздух перед Хмурым.
   – Осторожно! – попытался крикнуть Артем, но изумленно поперхнулся. Кардинал обернулся облаком дыма, а через мгновение возник на два шага ближе. Если бы «чистый» сразу ринулся бежать, то у него были бы шансы уцелеть, теперь они равнялись нулю. Хмурый не терпел полумер, приговор покушавшимся на жизнь его людей был один. Ему хватило пары мгновений, чтобы поймать взгляд деморализованного противника и превратить его мозги в кисель. На землю упал еще один труп.
   Чистая победа! Разница в силе между Кардиналом и Лазовским на пару с Ненаховым была слишком большой…
   – Командир, какого черта ты здесь делаешь? – спросил Захар, кашляя. Артем уже взялся за его лечение, но получалось плохо. Опыта маловато. Оборотень болезненно морщился, но терпел.
   – Следил он за нами, что тут неясного, – пробормотал Лазовский. – От самой Башни следил.
   – В правильном направлении мыслишь, Артем, – засмеялся Хмурый. С пугающим равнодушием он ходил между телами церковников и добивал раненых. – Двое моих лучших бойцов отправляются на поиски Храма Всех Древних. Разве я могу остаться в стороне?!
   – Х-храма? – в один голос спросили Артем с Захаром. Последний даже привстал, забыв о ранах. – Но мы думали…
   – Думали они… У меня сильные сомнения, что вы вообще способны на такое. Пошли неизвестно куда и неизвестно зачем. Ну не болваны ли?! Стрелка каменная им, видите ли, направление показывает… Тьфу! Да еще в неприятности на каждом шагу влипаете. Если бы не догнал вас за гаражами, быть вам на пути в рабство…
   Лазовский ощутил себя нашкодившим щенком, который возомнил себя взрослым псом и вырвался из-под опеки хозяина, но вскоре был пойман и отшлепан. Даже если забыть о былых унижениях и предательствах, выглядело это гадко.
   Кардинал склонился над оборотнем и провел рукой. Захару пришлось потерпеть несколько мучительных секунд, пока тело само вытолкнуло пули, и раны закрылись. Артем завистливо вздохнул. Черт, легкость, с которой Хмурый справляется с трудностями, выглядела форменным издевательством.
   – Соберите оружие и пойдем. До темноты мы должны быть в Храме. В нем и заночуем…
   – Командир, может, стоит объяснить нам, что к чему? – спросил Захар. – Раз уж ты все знаешь и понимаешь. Что за штуковину я нашел, куда она нас ведет…
   – Как найдем вход в Храм, так большинство вопросов сами собой отпадут.
   Артем представил, как Кардинал скалится под капюшоном. Кажется, издеваясь над ними, он получает удовольствие.
   – Похоже, кое-кому уже приходилось здесь бывать, – пробормотал Лазовский, но Хмурый его услышал.
   – Верно, приходилось. Давно.
   Сволочь, снова смотрит как ни в чем не бывало! Будто и не подставил он Артема в той истории с Таугрим, будто так и надо было. Наглость просто запредельная.
   Кардинал снова повернулся к Захару.
   – Доставай свой амулет, помогу его настроить. С этим Храмом одна беда. Каким-то макаром он ухитряется перемещаться в пространстве, да еще вблизи от него начинают чудить поисковые артефакты.
   Сноходец за цепочку вытянул из-под рубахи собственный медальон и зажал его между ладонями.
   – Не тяни! – строго прикрикнул он на замешкавшегося Захара. Тот судорожно сдернул с шеи шнурок с амулетом и положил каменную сосульку на ладонь. Качнувшись из стороны в сторону, та пару мгновений показывала на Кардинала, затем повернулась почти на девяносто градусов.
   – Значит, там! – махнул Хмурый. Он первым зашагал, куда показало острие. Артем и Захар переглянулись и двинулись следом. По пути подхватили автоматы «чистых», собрали рожки с патронами.
   Идти пришлось совсем недолго. Обогнув небольшую рощицу, они вышли к развалинам здешнего аналога Стоунхенджа. Кардинал, не останавливаясь, направился к единственной уцелевшей арке. Он дернулся было приложить к камню свой медальон, но почему-то передумал и сделал Захару приглашающий жест рукой.
   – Давай ты.
   Артему это в очередной раз напомнило, как его обманули, и он предостерегающе сжал плечо приятеля: осторожней!
   – Ну, я и сам планировал сделать нечто вроде этого, – невнятно пояснил Захар и осторожно прикоснулся к камню самым кончиком собственного амулета.
   В небе не раздался гром, не полыхнула молния, не случилось ничего особенного, разве что стянуло кожу на лице, да на грани слышимости раздался непонятный треск.
   – Сработало? – спросил Захар, как-то по-детски надув щеки. Прямо мальчик, у которого отняли конфету.
   Вместо ответа Кардинал шагнул в проход и… пропал. Артем, после известного случая относящийся к порталам не без опаски, шумно вздохнул. Как же ему не хотелось лезть внутрь, кто бы знал. Однако в проход он прошел вторым, опередив Захара.
   – …Где мы?! – не постеснялся спросить Ненахов, оказавшись по другую сторону врат. Увиденное его буквально ошарашило.
   – В отнорке нашей реальности, в таком небольшом кармане… А в нем Храм. Ты это хотел услышать? – засмеялся Кардинал. К удивлению Артема, местные красоты не оставили равнодушным даже командира.
   Они стояли в центре огромного зала со сводчатым потолком, мозаичным полом и цветными витражами в окнах. Искрились вмурованные в стены драгоценные камни, то здесь, то там огнем вспыхивали колдовские письмена. В нишах укрылись статуи то ли воинов, то ли правителей, а то и вовсе магов.
   – Вот это, я понимаю, находка! – присвистнул Захар. – Все как новенькое, будто вчера ремонт закончили. Умели Древние строить, да?
   Насмешку Хмурого оборотень проигнорировал. Артем завистливо вздохнул. Он всегда завидовал легкости, с которой другие сносили чужие подколки и оскорбления.
   – Вам туда, – Кардинал махнул в сторону прохода в соседний зал. – Положите амулет в нишу на алтаре и подождите. Артефакты подобного рода постоянно тянет в сосредоточие силы одного с ними полюса – Света или Тьмы. Вот вы сюда и пришли.
   – А зачем здесь вы? – Артем решил отбросить экивоки и спросить напрямую.
   Кардинал пожал плечами.
   – Я уже говорил: чтобы помочь. – Помолчав недолго, он добавил: – Плюс надо забрать отсюда кое-что. Для дела. Первый раз, когда здесь был, попалась мне на глаза одна вещица… Пришла пора ее изъять.
   Вот так вот, просто и ясно: «Когда я здесь был в первый раз». Пока остальные выживали, бандит Хмурый разгадывал древние загадки и тайны. Определенно, только в сказке бывает так, что обычный парень или девчонка в другой земле вдруг становится могучим героем, великим магом и, до кучи, прозорливым правителем. «Вдруг» ничего не бывает. Скучающие офисные мечтатели останутся мечтателями и в новом мире, наверх пробьются самые энергичные, напористые, готовые стоптать на своем пути любое препятствие. Жестоко? Несомненно! Но такова жизнь. Вряд ли Ермак был кротким агнцем, будь иначе, Сибирь не досталась бы России. У каждого времени свои герои. Их достижениями стоит восхищаться, но совсем не обязательно любить их самих. Да и наблюдать за ними удобнее с безопасного удаления. Иначе сомнут и не заметят.
   Впрочем, Артем эту нехитрую истину уже уяснил. Злость, обида, желание отомстить никуда не делись, однако лишать себя шанса научиться чему-то новому из-за собственных эмоций он не собирался. И это мнение не изменил.
   – Когда ж ты все успел, командир? – задумчиво протянул Захар, вертя в руках амулет.
   – Кончай болтать и займись делом, – рявкнул в ответ Кардинал. Он уже стоял около неглубокой ниши с похожим на средневекового рыцаря истуканом. Артем не видел деталей, но вроде бы металл доспехов покрывал сложный узор, а в центре нагрудника темнела вертикальная прорезь. В руках статуя сжимала нечто вроде японской нагинаты с черным древком и длинным темно-синим клинком. Из осторожности Лазовский не стал подходить ближе. Вряд ли Кардинал обрадуется попытке сунуть нос в его дела.
   – Есть! – Оборотень сделал вид, что отдает честь, и покосился на Артема. – Пошли. Раз вместе начали, вместе и закончим.
   – Ты прав, – согласился Артем неохотно. – Пойдем.
   У входа в соседний зал он оглянулся и увидел, как Кардинал вставляет в прорезь на нагруднике статуи свой медальон. Похоже, все местные механизмы управляются такими вот ключами. У Хмурого – костяная пластина, у Захара – каменный стержень, одного Артема обделили.
   Лазовскому вдруг пришло в голову, что он до сих пор не понимает природу силы Захара. Что же дает своему владельцу его амулет? Почему он пришелся не по вкусу тварям Таугрим? С Кардиналом все понятно, аромат Изнанки ни с чем не спутаешь, а вот Захар… Захар настоящая загадка.
   – Как думаешь, это то, что надо? – Захар топтался перед каменной тумбой, облицованной по бокам мрамором. Ничего более подходящего на роль алтаря не было, но как-то выглядела она совсем не впечатляюще. – И чего тут нажимать? Как эта штука работает?
   – Нажимать… – раздраженно передразнил приятеля Артем. – Посади тебя на коня, ты сразу про руль с тормозами спрашивать начнешь. Начальство же ясно сказало: положить эту чертову сосульку в нишу на алтаре и ждать.
   Лазовскому попалась на глаза неглубокая выемка на поверхности тумбы. Не тратя времени зря, он просто вставил кончик ножа и надавил. С омерзительным скрипом откинулась крышка, открыв потайную нишу. Как это все до сих продолжало работать, было выше понимания Артема.
   – Вуаля!
   – Ну, ты даешь! Я бы ни за что не нашел, – сказал Захар и неохотно положил медальон внутрь. – А теперь что, ждем у моря погоды или как?
   Договорить он не успел. Крышка резко захлопнулась, едва не прищемив Захару пальцы. Внутри тумбы что-то протяжно завыло-заскрипело, и… все стихло.
   – Э-э-э, что за дела?! – воскликнул Захар, хлопнув ладонью по камню. – Я не понял. Какого?!
   Артем, внутренне ожидавший какого-то подвоха, лишь пожал плечами. Кто посоветовал пробудить машину Древних, тот пусть и ответ держит.
   Внезапно в верхней части алтаря проявился круг, разделенный на сектора. На шесть, как посчитал Артем. Почти сразу фигура засветилась мягким светом, раздался мелодичный перезвон, и над грубым камнем расцвела похожая на цветок друза голубых кристаллов. Каких-либо идей о назначения странного образования в голову Лазовскому не приходило.
   – А дальше? – азартно спросил Захар.
   – Это ты меня спрашиваешь? – возмутился Артем. Снова вытащив из-за пояса кухри, он осторожно дотронулся до кристалла. Тот отозвался недовольным гудением.
   – Может, жахнуть по нему чем-нибудь тяжелым? – с усмешкой предложил оборотень. Похожее желание возникло и у Лазовского, но столь дурацкие идеи следовало душить в зародыше.
   «…Период аккумуляции энергии Вратами Таугрим составляет от тысячи до полутора тысяч лет. На этот период…»
   Чужая мысль прорвалась сквозь барьеры сознания. От неожиданной боли в глазах Артема зашатало, он с трудом удержался на ногах. Рядом матерился Захар. В ментальном послании чувствовалось бездушие мертвого механизма, тупо вколачивающего в разум давнюю запись. Самочувствие невольной жертвы его не интересовало.
   «…Срабатывая, они ищут точку соприкосновения с иными Вселенными и формируют канал к подходящей планете. Накопленная энергия позволяет переносить целые участки чужих миров вместе с обитателями…»
   Перед внутренним взором появилась картина незнакомой планеты, вокруг которой сформировался красный ореол, затем вырос длинный отросток, устремившийся в самые глубины космоса. Быстрая смена кадра, новая планета. Вокруг нее полыхает голубое свечение, но в паре мест стремительно возникают странные пятна красного цвета… Откуда возник отросток, Артем не заметил. Вот только сейчас его не было, а уже через секунду гигантское щупальце присасывается к планете в районе красных пятен. Аура атакованного мира оказывается прорвана, а вокруг щупальца появляется рой маленьких искорок.
   – Ничего себе планетарий! – прошептал Артем. Давление на мозги чуточку ослабло, загадочные видения перестали казаться изощренной пыткой.
   Неведомый экскурсовод, видимо, решил сменить программу развлечений и показал крупным планом одну из этих самых «искорок». Это был… дракон. Самый настоящий дракон, из тех, что напали на город.
   «…Раса опасных хищников. Через столетие после прохождения первого цикла начали использовать эффект прокола для проникновения в чужие миры. Стервятники и падальщики».
   Перед внутренним взором Артема появилась оскаленная морда дракона, изрыгающая пламя. В голове снова зазвучал рев атакующих тварей. Выходит, они не причина, а следствие Переноса? Используют проклятый инструмент Древних выродков, чтобы всласть пожечь и пограбить?!
   От злости Артем заскрипел зубами. Да какого черта им всем понадобилось от Земли и их несчастного Сосновска?! С драконами понятно – хищные твари, а эти непонятные Древние?! Зачем им понадобились эти Врата?! До Лазовского вдруг дошло, что слово «Таугрим» ему очень даже знакомо, и неплохо было бы узнать про хозяев колдовских знаков побольше.
   Его мысленное послание к скрытому в алтаре механизму ушло в пустоту. Он не ощущал разума, с которым можно было бы общаться, которому можно задавать вопросы и получать ответы. Они пробудили устройство, всего лишь проецирующее записанное послание в разум посетителей храма. Этакий автоматический ликбез для свежеприбывших жертв Переноса.
   Перед внутренним взором снова замелькали картинки. Он словно вознесся высоко в небо, а под ним разлилось море зелени. На глаза попалась огромная уродливая проплешина, в голове прозвучало: «Врата Таугрим». Увиденное мало походило на знакомый Артему Сосновск. Множество каменных зданий, напоминающих об индийских храмах, пирамидах ацтеков или майя, готических соборах и дворцах эпохи Возрождения. Безумное смешение разных стилей и эпох. Внизу ходили какие-то существа, но разглядеть детали не получалось. Видимо, таким был город до… до того, что с ним случилось.
   Внезапно в разных частях города начали вырастать иллюзорные столбы с фигурами на вершинах. Если дать волю воображению, получалось, что паук располагается где-то в районе Хрущоб, а светящийся шар – во Дворце спорта. Понять, где стоят остальные, Артем не успел – все исчезло. Немедленно вспомнились площадь в Руинах и менгиры с похожими знаками. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться – им сейчас указали на храмы местных то ли богов, то ли правителей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация