А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 18)

   – Артему врача надо… Срочно! – сказал Захар. Пережитая ненависть оставила после себя отупляющую усталость и слабость, каждая метаморфоза сопровождалась болью. Но он терпел.
   – Им уже занимаются. Видишь?
   Вокруг Сноходца и вправду хлопотали люди. Его положили на какой-то тюфяк, и мужчина в некогда белом, а теперь заляпанном кровью халате искал переломы. Помня о проблемах Меченых с солнцем, над ними сноровисто натягивали тент. За всем этим кто-то приглядывал из Меченых. Кажется, Тони.
   – Эй, да ты, караганда, и сам ранен! Сейчас мы тебе…
   Сергей Сергеевич обратил внимание на окровавленную ладонь Захара. После возвращения в человеческий облик, шип никуда не делся. Торчал себе как диковинный нарост, даже боли нет.
   – Не надо. Как-нибудь сам, – сказал Захар поморщившись. Собравшись с силами, он подцепил каменный обломок пальцами, сжал зубы и резко дернул. – Черт побери!!! Ах, чтоб тебя… С-сука…
   – Говорил, давай поможем. А ты все сам и сам. Вот тебе и сам!
   – Ничего страшного. Уже проходит, – Захар показал ладонь. Края раны дрожали и медленно сходились. – К завтрашнему утру и следа не останется.
   Увиденное чем-то сильно не понравилось Караганде. Аж перекосило всего. Тоже Меченых не любит или только оборотней? «Шел бы ты, дядя, в болото!» – мысленно посоветовал ему Ненахов. Сейчас разбираться с загадками местного начальства было выше его сил.
   Кажется, старик что-то ощутил и снова начал улыбаться.
   Лицедей! То-то они с Кардиналом легко общий язык находят. Захар машинально подбросил на ладони шип. Странно. Почему-то он вдруг показался необычно легким как пемза. Помимо воли заинтересовавшись, Ненахов принялся вертеть находку в руках. Ничего особенного: короткий стержень из зеленоватого камня с вкраплениями голубых искр, одним острым концом и пятью продольными желобками. Удивительно, а он-то думал, это просто осколок плиты.
   – Чудная штука. На елочную игрушку похожа. На сосульку, – сказал староста немного рассеянно. – Ребятишкам подари…
   – Это всегда успеется, – буркнул Захар. Почему-то мысль расстаться с непонятной вещицей показалась ему неприятной. Отвернувшись от Караганды, он сунул стержень в карман. После разберется, что такое ему досталась.
   На Захара снова накатила слабость, стало безумно трудно поддерживать разговор. Превращение обратно в человека прояснило мозги, но ненадолго. Опьянение битвой прошло, настал черед жестокого похмелья. В памяти начали всплывать видения сражения, от которых мутило и хотелось треснуться головой обо что-нибудь твердое, чтобы забыть эту кровавую мерзость. Из глубины души волной поднимался беспричинный страх.
   Сохраняя вертикальное положение из одного лишь гонора, Захар огляделся. Остальные оборотни давно лежали на земле, не забивая голову поиском даже подобия матрасов. Что-то сдвинула в них испытанная ярость, сместила баланс в пластичных телах, и теперь пришла пора платить. Скажи сейчас Ненахову, что дикари снова идут на приступ, и он не найдет сил даже просто сдвинуться с места.
   Он все-таки присел, с удовольствием вытянув ноги. Суетящихся вокруг общинников почти не замечал. Лишь немного оживился, услышав, что дикари прекратили штурмовать еще две баррикады и уходят в сторону топей. Значит, не зря старались, теперь бы еще хорошенько врезать сволочам вдогон…
   Додумать мысль Захар не успел и провалился в забытье.

   Глава 8
   Хозяева знаков

   После нападения туземцев Дикое напоминало растревоженный улей. Караганда решил не ограничиваться восстановлением разрушенных домов и укреплений, задумав изменить сложившийся после Переноса образ жизни общинников. Ведь за последнее время в районе мало что поменялось. Построили несколько блокпостов, соорудили на улицах наблюдательные посты, укрепили дома, оборудовали караулки охраны, и все. Однако опасность каждой семье приходится встречать в одиночку, надеясь на скорую помощь соседей. И, как показала эта маленькая война, в Сосновске и окрестностях полно врагов, для которых стены домов не помеха.
   – Как планируете с этим бороться? – спросил Захар, выслушав Сергея Сергеевича.
   После битвы, где оборотни спасли Общину от уничтожения, прошло два дня, и к большинству из них уже вернулись силы. К большинству, но не ко всем. Слишком выложились они тогда, слишком много отдали драке, почти до донышка исчерпав ресурсы организма. Позже с этим неприятным открытием еще придется разобраться. Раньше как-то никому из Перевертышей не приходилось сутки лежать пластом, расплачиваясь за умение принимать другой облик. Или ненависть заставила их измениться много сильней, чем обычно? Непонятно. Правда, результат заставляет задуматься: из одиннадцати Перевертышей на ноги встало шестеро, остальные все еще слишком слабы. Самое удивительное, потерявший руку метаморф очнулся вторым, сразу после Захара. И теперь всех доставал жалобами на зуд в зарубцевавшейся ране. Такими темпами он через пару недель новую конечность отрастит.
   – Э-ээ, караганда, дело тут серьезное. Стену придется строить, самую настоящую стену. Само собой, все Дикое не огородим, но домов пятьдесят запросто. Будет у нас… караганда… за́мок. Феодальный, – Староста невесело хохотнул. – А вокруг пригород. И наблюдательные башни. Высокие, много выше, чем сейчас. Как дозорные тревогу объявят, остальные за стены и рванут… Иначе никак. Не выживем.
   – Идея хорошая, но… – Захар почесал в затылке. – Ни цемента, ни материалов, ни техники. Справитесь?
   – А куда, караганда, мы денемся? Надо, и все тут. Хоть кровь из носу, но надо, – сказал Сергей Сергеевич. – Ближайшие к стене дома́ разберем, может быть, известняк в логу ломать начнем. На одном склоне порода к поверхности выходит… Скреплять глиной будем, как в старину.
   – Тяжело придется. Не слишком ли спешите?
   – Скажешь тоже, спешите… Само собой, работенка непростая. Но начинать когда-то надо? Отложишь на день-другой, страхи подутихнут и… караганда… не расшевелишь уже никого. А потом эти сволочи снова нагрянут, и мало нам не покажется.
   – Тоже верно.
   Захар сочувственно покивал. С таким аргументом не поспоришь. Человек в основной своей массе ленив. Если есть шанс увильнуть от пусть нужной, но тяжелой работы, он это сделает. Старосте придется сильно постараться, чтобы заставить остальных жилы рвать. Удивительно, что его вообще услышали. И сейчас несколько мужиков рыщут по окрестностям, измеряют, чертят.
   – Дядь Захар, тебя раненый зовет, – выпалил выскочивший на улицу Петька. – Ругается сильно.
   – Очнулся? – обрадовался Ненахов. И, забыв о старосте, ринулся в дом. Артем единственный из пострадавших в бою, кто до сих пор не пришел в сознание. Это на оборотнях все как на собаках заживает, у Сноходцев регенерация послабей будет. Если что серьезное, можно и не выкарабкаться. А поди пойми, сильно он пострадал или нет. О рентгене и прочих достижениях цивилизации можно лишь мечтать.
   – Ты как?! – почти прокричал он, влетев в комнату к раненому приятелю. Хлопотавшая над ним Валентина раздраженно выпрямилась.
   – Молодой человек! Ваш товарищ только пришел в себя, а вы…
   – Все в порядке, – сипло сказал Артем и поманил Захара пальцем: – Подойди сюда. Разговор есть.
   Валентина возмущенно поджала губы и быстро вышла из комнаты. Обиделась. Захар собрался было извиниться, но передумал. Не за что вроде, а если ей так хочется нервы потрепать, то пусть на Караганду покричит. Ему полезно будет.
   – Очухался? – спросил Ненахов.
   – Да так, местами, – хмыкнул Артем. – Насколько понимаю, мы победили, да? А то, как шаманам под раздачу попал, так и не помню ничего…
   – Победили, победили… Местные видели, как туземцы уходили в топи. Потерь с нашей стороны нет. Не скажу, что все здоровы, но живы точно.
   – Ну, хоть одна хорошая новость. Не то Кардинал с нас головы бы снял. С Тагиром за компанию…
   – Точно, – сказал Захар. – Думаю, кого бы в Башню с весточкой послать. А то ушли на войну и пропали.
   Его слова заставали Артема оживиться.
   – Черт, совсем из головы вылетело. Я тебе чего сказать-то хотел… Не надо никого посылать. Кардинал прибыл в Башню. Как понимаю, накрутил хвост Тагиру, и тот будет в Диком к вечеру. С ним два десятка бойцов и врач из Поселка.
   – Откуда знаешь?!
   – Кардинал мне… приснился. Выдернул в Паталу и отчихвостил в хвост и гриву. Особенно, когда узнал, что я ранен был, – Артем скривился. – Насколько понимаю, каждая потеря среди Меченых сильно мешает его планам.
   – Ну так успокой командира. Скажи, все в порядке.
   Поймав злой взгляд Сноходца, Захар торопливо опустил глаза. Береженого бог бережет. Играть в гляделки с учеником Кардинала дураков нет.
   – Сказал же: не я связался, а со мной связались. Наш драгоценный вождь дает ровно столько знаний, сколько нужно, чтобы не сдохнуть в очередной его авантюре.
   – Тебе видней, – миролюбиво заметил Захар. – Ладно, если говоришь, лучше тебе, то я, пожалуй, пойду. Остальным новость передам, а ты отдыхай.
   Лазовский отвечать не стал и просто прикрыл глаза. От него сильно пахло злостью, раздражением, болью и почему-то страхом. Захар сделал было шаг к двери, но вернулся.
   – Чего еще? – спросил Артем, не открывая глаз.
   – Ты ничего мне не хочешь сказать? – Ненахов едва не ляпнул «чего боишься, например», но вовремя прикусил язык. Правдивого ответа он не добьется, зато о приятельских отношениях можно будет забыть.
   Артем колебался всего несколько мгновений и ровно сказал:
   – Нет.
   – Не хочешь говорить, не надо. Дело твое, – пожал плечами Захар и вышел из комнаты. Очень ему хочется в чужую душу лезть. У каждого свои проблемы, свои скелеты в шкафу. Вот пусть с ними сам и разбирается.
   …До самого вечера Ненахов вместе со старостой мотался по Дикому. Узнав о прибытии Тагира, тот устроил нечто вроде продразверстки. Затягивать с обещанной платой за помощь Караганда не собирался, осталось собрать по домам продукты. Тут-то и была основная сложность: далеко не все прониклись идеей расстаться с частью своих запасов. Переговоры с общинниками вел Сергей Сергеевич с помощниками, Захар скромно стоял в сторонке и молчал, но гадостей в свой адрес услышал предостаточно. «Вымогатель» и, почему-то, «фашист» звучали особенно часто, не забывали и про «нелюдя». Забавно: когда жареный петух пониже спины клюет, каждый золотые горы обещает, но стоит опасности уйти, как все прежние слова оказываются забыты. Напрочь.
   Устав спорить, Караганда просто наорал на строптивого хозяина и махнул помощникам – работайте.
   – Вот кур-рва, а?! – сказал он Захару, вытирая пот. – Он ведь не против того, чтобы Община заплатила. Просто не понимает, почему платить должен именно он.
   – Соседским добром всегда проще распоряжаться.
   – Вот-вот. Ну их всех, в караганду! – вздохнул Сергей Сергеевич, немного помялся и почесал в затылке. – Захар, тут еще такое дело… Извиняй, но везти добро у нас не на чем. Да и людей лишних нет. Вы как-нибудь сами.
   – На руках предлагаешь нести? – ужаснулся Ненахов. Перспектива тащить мешки с продуктами по полному опасностей городу его не радовала.
   – Не совсем. Тут один раньше лошадь держал, так от него две телеги осталось. Можем дать их. На время…
   – Это другой разговор, – сказал Захар. Ф-фух, как гора с плеч. Мысленно он уже прикинул, что за два-три рейса можно управиться. Оборотни телеги толкать будут, а в охрану можно взять обычных бойцов. Есть сложности с маршрутом: часть дорог на Земле осталась, но местные наверняка что-нибудь посоветуют.
   – Дядя Караганда, дядя Караганда! – К ним подлетела стайка пацанят лет десяти-одиннадцати. – Меченые из Башни пришли! Меченые! Дядя Александр за тобой послал.
   На Захара внимания они почти не обращали. Лишь один самый мелкий нет-нет да и косился на незнакомца.
   Караганда досадливо крякнул.
   – Эх, рановато ваши объявились. Не все собрали, ну да ладно…
   Не слушая его, Ненахов поймал за шкирку ближайшего пацана.
   – Где они?
   – У караулки в начале улицы. К ним еще колдун раненый вышел.
   Оказывается все в сборе, даже Артем встал с постели, а он, командир, здесь прохлаждается. Непорядок. Извинившись перед Карагандой, Захар заторопился обратно.
   Но около караулки он Тагира не нашел. Пришедшие со Сноходцем бойцы сидели во дворе и на траве перед домом, увлеченно слушая рассказы его оборотней, а вот сам комендант Башни отсутствовал.
   – Где Тагир?
   – Внутри. Как Артема увидел, так обматерил его и в дом потащил, – ответил знакомый боец. Повернувшись к Захару, он вдруг недоверчиво спросил, кивнув на азартно размахивающего руками Тони: – Что, и вправду все было, как они говорят? Дикари умеют молниями бросаться?! И их пули не берут?
   – Если Тони и приврал, то самую малость. Нам и вправду здесь дали прикурить… Ты извиняй, но мне надо с Тагиром пообщаться.
   Реакция людей на слухи о способностях шаманов его удивила. Неужели не привыкли еще к Перевертышам, жутковатой силе Сноходцев? Тот, кто с магией нос к носу сталкивался, вопросов не задает, лишь кивает сочувственно, а вот остальные не верят. Пока своими глазами не увидят, так и будут остальных врунами-сказочниками считать.
   На пороге у входа в караулку сидел потерявший руку Перевертыш. Он прижимал к плечу окровавленную тряпку и матерился вполголоса. Тагир что-то сделал с раной, отчего она снова открылась и начала болеть. Виритник при этом пообещал, что рука будет расти гораздо быстрее. Судя по ругани оборотня, тот предпочел бы оставить все как есть. Тагир в своем репертуаре! Захар не сомневался, тому вполне по силам было уменьшить или совсем убрать боль. Но нет, как же, не бывать такому, чтобы он о ком-то другом позаботиться решил.
   Артема он нашел в большой комнате. Приятель сидел на табурете, а Тагир водил руками вдоль его позвоночника. Чувствовалось, процедура неприятна обоим.
   – Колдуем помаленьку? – дурашливо спросил Захар, плюхаясь на диван. Размениваться на приветствия он посчитал лишним.
   – Иди к черту, – огрызнулся Артем. По сравнению с утром выглядел он гораздо лучше. Зябко передернув плечами, Лазовский поинтересовался у Тагира: – Что скажешь?
   – Здоров. Даже удивительно. С твоим талантом всюду находить неприятности и ни одной серьезной травмы. Кардинал зря волновался. – Комендант Башни встряхнул кистями, сбрасывая напряжение. От Захара не укрылось, как у него презрительно опустился уголок рта. – Можешь одеваться.
   – Он что, интересовался именно мной? – удивился Артем. – С чего такие нежности?
   – Тебе лучше знать, – отрезал Тагир и с прохладцей спросил у Захара: – Что там с обещанными продуктами? Староста ничего не говорил? Раз уж я сюда столько обалдуев привел, стоит их к делу приспособить.
   – Вот именно. Еще бы весь гарнизон притащил… – не удержался от шпильки Ненахов.
   Тагир зло прищурился, пояснил с неохотой:
   – Этот вояка без сознания был. Какая в Диком обстановка, никто не знал, пришлось перестраховаться…
   Перестраховаться, как же! Мужики все как один с огнестрелом, считай, что с голыми руками против дикарей вышли. Ни у кого даже штыки не примкнуты! Но лезть со своим мнением Захар не стал. Сноходцы от злости аж светятся. Только дай повод, в драку полезут, а там и окружающим достанется. Знать бы еще, от чего столько эмоций. Если Тагира он еще понимал: тот Артема сильно не любит, а тут еще от Кардинала нагоняй получил, – то приятель ведет себя странно. Мрачен, погружен в себя, лишь изредка зыркает исподлобья на коллегу. Надо бы за ним последить…
   О своем решении приглядывать за приятелем Ненахов вспомнил нескоро. Как-то замотался, стало не до душевных терзаний Сноходца. Сначала вместе с Тагиром долго ругался со старостой, обсуждая размеры платы за помощь. Потом вдруг выяснилось, что обещанные Карагандой телеги разваливаются на ходу. Пришлось искать мастеров и инструменты, затем до самой ночи ремонтировать проклятые колымаги.
   В Башню отряд вернулся лишь к середине следующего дня. И без того нелегкое дело – толкать, а кое-где и тащить на руках нагруженные телеги, по жаре и вовсе стало хуже пытки. Пока дошли, у каждого Меченого появились солнечные ожоги, двое бывших «тарасовцев» потянули связки. Захар лучше бы еще раз с дикарями схлестнулся, чем второй раз к телегам этим подошел. Одно хорошо, второй рейс планировали сделать дня через три. Хоть отдохнуть успеют. Со всей этой суетой Ненахов так вымотался, что стоило ему оказаться в закрепленной за ним квартире, как он рухнул в постель и мгновенно вырубился.
   …Но отдохнуть не получилось. Захару снова приснился сон про выжженный мир и жуткого преследователя, от которого никак не удавалось убежать. Опять от смертной тоски раздирало душу, раскаленный воздух обжигал горло. Опять ощущения были настолько реальны, словно все происходило с ним наяву, взаправду.
   Этот кошмар стал его персональным адом. Испытанием для рассудка и нервов, платой за неведомые грехи. Сколько раз он просыпался, дрожащий и весь в поту, сколько раз открывал в темноте глаза и лежал, напряженный как струна, боясь услышать тяжелое дыхание преследователя. А кто-то трусливый глубоко внутри, настойчиво требовал укрыться с головой одеялом. Потом Захар, конечно, бесился, обещал себе справиться с мучительным видением, перебороть наваждение, но в следующий раз все начиналось снова. Замкнутый круг.
   Почему-то этой ночью привычный сценарий изменился.
   Где-то вдалеке, у самого горизонта, среди обугленных стволов деревьев, Захар увидел свет. И мертвый мир ожил, пришел в движение. Побежали тени, появился ветерок. С плеч словно свалилась незримая тяжесть, перестало давить к земле. Каждый шаг больше не казался чем-то непосильным. Исчезла обреченность, а ужас за спиной отделила прочная стена. Он снова был самим собой – оборотнем Захаром Ненаховым, привыкшим стойко переносить все каверзы судьбы и отвечать ударом на удар, а не трусливым слюнтяем, от страха позабывшим все и вся. Словно кто-то повернул выключатель, вернув ему его собственные чувства. И стыд, давно мучавший Ненахова, исчез. Теперь Захар точно знал, он не изменился, не стал бесхребетным слабаком, а раз так, то бороться с дышащим в затылок преследователем будет много проще. И начнет он с того, что посмотрит в морду гонящейся за ним твари.
   – Не советую, – раздался знакомый голос. От неожиданности Захар подскочил как ужаленный.
   – Кардинал?! Какого…
   Справа от него и вправду стоял Хмурый. В черном плаще с надвинутым капюшоном и медальоном на груди.
   – Ну я же Сноходец как-никак. Почему бы мне не заглянуть в сон соратника? – С тихим смешком Кардинал откинул капюшон, открыв лысый череп, узкое скуластое лицо и заостренные уши, из-под верхней губы торчали кончики клыков. Но все равно это был Хмурый, пусть и сильно изменившийся. Ненахову удалось скрыть удивление, чем, похоже, он разочаровал виритника.
   – А у тебя здесь любопытно. Не ожидал столь… занятных снов. Столько всякой чертовщины понамешано, что оторопь берет. Где только нахвататься успел… Хочешь, помогу избавиться?
   Предложение Захара не удивило. В душе успел порадоваться, что не пришлось самому идти на поклон и просить о помощи, но… вспомнился свет, прогнавший страх, и губы сами произнесли:
   – Спасибо, сам справлюсь.
   – Дело твое, – покладисто согласился Кардинал. – Тогда просыпайся. Мне надо с тобой поговорить.
   Сказал и дунул в его сторону. В лицо Захара ударил резкий порыв ветра, мгновенно сбил с ног, покатил по земле, закрутил, завертел и… Ненахов открыл глаза.
   – Ч-черт!
   Пробуждение было тяжелым. Голова раскалывалась от боли, мысли тяжело ворочались. Захар никак не мог понять, где он находится. Сон и явь перемешались, не поймешь с ходу, где заканчивается одно и начинается другое.
   – Давай, давай, приходи в себя, – голос Кардинала заставил вздрогнуть. Оказалось, он сидел на стуле рядом с кроватью, с любопытством наблюдая за пробуждением Захара. – Думаю, ощущения у тебя сейчас не из приятных, так что ты меня извини. Виноват, но по-другому нельзя. Ждать, пока сам очнешься, времени нет.
   – К чему такая спешка? – Захар сел, начал массировать виски. Мысли были все еще как в тумане.
   – Мне нужно, чтобы ты последил за Артемом.
   От неожиданности Ненахов аж закашлялся. Сонную одурь как ветром сдуло.
   – Я что, ищейка или, может, стукач?!
   – Не ори! В ближайшее время парню предстоит довольно неприятная встреча. Ничего такого, с чем нельзя справиться, но помощь ему не помешает.
   – Какой-то дурацкий разговор у нас получается. Встреча какая-то, помощь… Командир, почему бы тебе самому не подойти к Артему и не помочь ему в случае чего, а? – не сумел сдержать раздражение Захар. И, понимая, что он, кажется, делает большую глупость, добавил: – Или самому неохота связываться?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация