А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 15)

   Потом вместе с десятком прошедших проверку бойцов Ненахов караулил Врата в город. На время «чистки» пришлось перекрыть выход с базы. Чтобы ни у кого не было соблазна сбежать. Один, правда, все же попытался. Случилось это перед самой сменой Захара, почти у него на глазах. К троице бойцов, одним из которых был Леха Дылда, подошел парень из команды водоносов. Коллега покойного Олега. Запинаясь и шмыгая носом, он рассказал душещипательную историю о девушке, которая ждет его в городе. Бедняжка собиралась присоединиться к людям Кардинала, и они договорились сегодня встретиться…
   Ребята ему посочувствовали, но приказ нарушать не стали. Посоветовали обратиться к командованию в лице виритников. Из всех троих один Леха что-то заподозрил и потому, когда водонос вдруг выхватил из кармана пистолет, успел среагировать. Трансформировавшаяся в костяной меч рука отсекла шпиону кисть, а пальцами второй Дылда вцепился ему в глотку. Жаль, пока они суетились, возились со жгутом, вражеский агент банально истек кровью.
   Как позже выяснилось, Сноходцы тоже спасовали. Георгий с Артемом проверяли людей по очереди: один в мозгах шарил, второй вопросы задавал, потом менялись. Колдовал в тот раз Георгий. Все шло спокойно, пока допрашиваемая девица вдруг не выдернула из рукава стальную спицу и не попыталась вонзить ее в глаз виритнику. Второго помощника спасли рефлексы. Он упал на спину и с пола ударил несостоявшуюся убийцу ногами в грудь. Ее отбросило к окну, где она треснулась о подоконник, сломав шею.
   Вернувшийся через три дня Кардинал воспринял новость как личное оскорбление. Он не кричал и не ругался, но от его тихого голоса проштрафившихся подчиненных бросало то в жар, то в холод. Досталось всем. Сноходцев отчитывали наравне с остальными бойцами.
   Впрочем, от Ненахова не укрылись истинные причины раздражения Хмурого. Инициация нового Сноходца проходила около той самой многоэтажки, и командир вряд ли упустил шанс проверить полученные от Олега сведения. Нет никаких сомнений, ничего хорошего он не обнаружил. Новости нынче почему-то одна поганей другой.
   Артем пришел к тем же выводам и поделился мыслями с Захаром.
   – Знаешь, это тот случай, когда я боюсь услышать правду, – признался Лазовский. – Плохие у меня предчувствия, очень плохие.
   Захар серьезно кивнул. И вправду тревожный звоночек. Теперь ведь не поймешь, где лежит граница, у которой заканчивается суеверие и начинаются новые способности. Интуиция приходит на помощь там, где пасует рациональное сознание. Тонкий мир с обитающими в нем чудовищами совсем рядом, лишь протяни руку. Одна ошибка, и, считай, свидание со смертью состоялось.
   После драки с пауком Захар сам близко соприкоснулся с потусторонними силами. Не с Прозрачниками – порождениями Изнанки, а с чем-то иным, не менее жутким и опасным, лишь принявшим форму паука. Победив монстра, Ненахов привлек к себе внимание темных сил, за что пришлось заплатить мучительными кошмарами. А в какой-то момент он начал видеть один и тот же сон…
   Он куда-то бредет. Под ногами черная потрескавшаяся земля, босые ступни покрыты мелкими порезами, синяками и ушибами. Кажется, на правой ноге сломаны два пальца, и каждый шаг отдает стреляющей болью. Но сдаваться нельзя, надо идти вперед, не останавливаясь ни на секунду. По затянутому тучами небу то и дело проносятся стаи черных крикливых птиц, вдали поднимается зарево пожара. Но за спиной еще хуже. Оттуда накатывает вал нестерпимого ужаса. Нечто бесформенное, не имеющее названия норовит догнать и пожрать душу. Страх лишает сил, сбивает дыхание, лишает воли. Так и хочется просто упасть на землю и дождаться своей участи. Это ведь так просто…
   В момент, когда Захар не выдерживал и оборачивался к преследователю, он всегда просыпался. В холодном поту и с дерущим словно после долгого крика горлом. Не сон, а настоящая пытка. Видения мерзких пауков, раньше мучавшие его под утро, теперь воспринимались чем-то вроде детских сказок, где пугают, а тебе не страшно.
   Артем говорил, что Олег перед смертью думал про врагов своих хозяев, но это еще больше все запутало. О каких хозяевах идет речь, почему именно Захар и нельзя ли оставить эту сомнительную честь кому-нибудь более подходящему – слишком много непонятного. А если вспомнить слова одержимого посла культистов, то и вовсе бред получается. С какой такой стати он должен перед кем-то голову склонить и чью-то сторону принять? Нет, все-таки все культисты психи, и нормальный человек не способен понять их безумные идеи.
   Тьфу! И Сноходцам не пожалуешься. Свои мозги Захар считал вещью достаточно интимной, чтобы позволять копаться в них кому-то постороннему. Пусть даже с благими целями. С него хватит проверки на «одержимость». Значит, придется мучиться.
   В остальном же ему, как и остальным людям Кардинала, было грех пенять на судьбу. Жизнь менялась и менялась к лучшему. Время, когда Захар вступил в ряды пусть сильного, но небольшого отряда Меченых, давно осталось позади. Едва ли не каждый день к ним приходили люди. Сильные, прошедшие суровый отбор, сумевшие сохранить не только свои жизни, но и жизни собственных жен, детей, престарелых родителей. В пятиэтажках не осталось незанятых комнат, на пустыре выросли первые палатки.
   С появлением новых рабочих рук стало проще вести хозяйство базы. Кто-то возился с детьми, кто-то переквалифицировался в прачки или портнихи. Нашлись пара врачей и три медсестры, а в подчинении у поварихи тети Марго неожиданно оказалось полтора десятка женщин. Поползли слухи о скором открытии школы.
   Конечно, все было не так безоблачно. Возникали споры, конфликты, даже драки. Чтобы прокормить такую прорву народа, пришлось увеличить отряды охотников и водоносов. Но все это бытовые проблемы. Пусть сложные и порой трудно разрешимые, но уже переросшие примитивное выживание.
   Как обычно, Кардинал смотрел много дальше остальных…
   – Надо срочно укреплять гарнизон Башни. Увеличить число патрулей, построить несколько опорных пунктов, – сообщил Хмурый на общем совете.
   К неизменным его участникам добавился первый не-Меченый. Как-то незаметно, тихой сапой, Ласковин выбился в начальники службы безопасности. Хотя, кто сомневался, что так и будет?
   Должности достались почти всем. Тагир стал кем-то вроде коменданта Башни, Георгий отвечал за базу, а на плечи Вадима легла охрана охотников, водоносов, организация караванов к соседям. Захару тоже нашлось дело. Раз Тагир с головой ушел в обустройство крепости, Ненахову пришлось возглавить патрульных.
   Коля Ботаник буквально вытребовал себе должность начальника исследовательской группы. Он уже успел подобрать себе парочку ребят и теперь строил грандиозные планы исследований. Согласившись с доводами, Кардинал пригрозил спустить с него шкуру, если затея окончится пшиком.
   Обделили одного Артема. Он играл роль резерва, который перебрасывают туда, где горячо и требуется помощь. Сегодня Башня, завтра база, а послезавтра – дружеский визит в Дикое или к «волковцам». Перекати-поле, в общем. Захар все ждал, что он возмутится, но Лазовский пока молчал…
   – Если так и дальше будет продолжаться, то на базе шагу ступить негде будет, – продолжил Хмурый. – Пора готовить для переселения дома рядом с Башней.
   – Кроме девятиэтажки, там подходящего ничего нет, – уныло отозвался Тагир и принялся загибать пальцы: – Придется готовить посты в подъездах и на крыше – это раз, закладывать окна – это два, огораживать двор – это три… Кардинал, и как вы себе это представляете? Откуда материалы возьмем, людей опять же. Мы Башню никак до ума не доведем, а уже новый проект затеваем. Не надорвемся?
   – Ну, время еще терпит. Но надо работать на перспективу. Ты же сам понимаешь, база скоро не сможет вместить всех желающих. Да и планы у меня на нее большие, – сказал Кардинал. – В общем, готовьтесь, а я поговорю с Волковым. Они-то неплохо укрепились, может, что посоветуют.
   – База то, база сё… Что-то совсем вы от людей оторвались, – вдруг вставил Вадим.
   – Что?
   – Говорю, далеки от народа вы, господа Сноходцы! Базу уже давно Потаенным Поселком окрестили, а вы и не знаете.
   – Потаенным Поселком?
   – Или просто Поселком. Так короче, – добавил Ласковин. Как и положено начальнику службы безопасности, он был в курсе всех событий.
   – И вправду не слышал. – Кардинал потер лоб. – Ладно. Что-то мы отвлеклись… Кстати, Вадим, что там с инструкторами? Проблем нет?
   – Да какие могут быть проблемы. Мужики они толковые, дело знают. Против Меченых ничего не имеют. Одно удовольствие с ними работать.
   От Волкова к ним прибыло шесть человек. Четверых оставили в Поселке, остальных сразу откомандировали к Тагиру. Захар не знал, как здесь, но в Башне отвели целый этаж под тренировочные залы. Составили расписание и обязали всех свободных от работы и дежурства по несколько часов заниматься у инструкторов. Рукопашный бой, холодное оружие… Вновь, как и в старину, залогом победы становилось личное мастерство бойцов.
   – Ах да, от Волкова еще группа пришла. Три кандидата в Сноходцы и одиннадцать оборотней, – вспомнил вдруг Кардинал. – Ребятки, откровенно говоря, слабые. Если у наших способности сами пробудились, то этих надо сначала до кондиции доводить.
   – Вчера ко мне парочка потенциальных Перевертышей прибыла, – сказал Тагир.
   – Хорошо. Пришли их ко мне. Инициируем всех вместе, заодно и поможем со способностями освоиться. Вон, у Николая на этот счет некоторые соображения имеются…
   – А мы? Нам кто освоиться поможет? – забеспокоился Захар. И месяца не прошло, а у него сложилось впечатление, будто его в опытные ветераны записали. А он сам ни черта не умеет!
   – Что еще за «мы»?! Выкручивайтесь сами. Спрашивайте, экспериментируйте, делитесь опытом. И учтите: уступите новичкам, они немедленно займут ваши места. Ясно?!
   – Как тут не понять.
   – Артем, теперь ты. Сразу после обряда одного Сноходца отдам тебе. Объяснишь что к чему, покажешь на примере. Заодно и сам чему полезному научишься.
   – Командир, ты ему Гулидова отдашь? – спросил Тагир. – Хороший солдат. Только не лучше ли будет в паре с Артемом главным поставить именно его?
   Ах ты ж, сука! Разве можно так товарищу гадить?! Словно не в чужом мире, а в каком-нибудь банке или крупной фирме за должности дерутся. Отвернись, и глотки друг другу перегрызут. Вон как у Лазовского глаза блеснули. Такой не забудет, обязательно отомстит при случае.
   Безумие какое-то.
   – Тагир, будет так, как сказал я, – отрезал Хмурый. – Остальных виритников возьмешь себе. Башню надо укреплять. Справишься?
   – Разумеется, – фыркнул тот.
   Артем на выпады в свой адрес так и не прореагировал. Кого как, но Ненахова это показное смирение ничуть не обмануло. Ему приходилось видеть виритника в разных ситуациях, и он имел представление, насколько страшным человеком тот может стать. Прямо живая иллюстрация к пословице о тихом омуте и притаившихся в нем чертях. Быть может, Кардинал понимает это лучше остальных, потому и дал Артему всего одного подчиненного?
   …До обряда инициации оставалась еще неделя, а работы меньше не становилось. Занятый подготовкой к ритуалу, Кардинал почему-то не пожелал взять Лазовского себе в помощники. Более того, сразу после совета он выпроводил его из Поселка, навязав Захару.
   И никаких объяснений!
   – Ты меня, Артем, извини, но все виритники, вся эта ваша колдовская шайка-лейка, как пауки в банке, – без обиняков заявил Захар. – Того и гляди, друг друга сожрете. Ни грамма доверия. И поди разберись, то ли Кардинал в том виноват, то ли виритниками становятся сплошь одни эгоистичные ублюдки.
   – Не за что извинять. Ты прав. У каждого из Сноходцев в сознании заперт зверь Изнанки. Но достались нам не только их способности, но и инстинкты. А какие могут быть инстинкты у хищных тварей, враждебных всему и вся? – Рот Артема скривился в неприятной усмешке. – Таких самовлюбленных злобных сволочей еще поискать надо. В каждом видим соперника, весь мир – охотничья территория. Сосуществовать вместе еще можем, но не более того.
   – Самокритично, – хмыкнул Захар. – Но не слишком ли ты переборщил с метафорами? Звери, хищники, охотничья территория… Скажи проще, голова от силы вскружилась, и весь разговор. Ничего, жизнь вас с небес на землю опустит. Можешь быть спокоен.
   Захар после разговора долго не мог успокоиться. Он даже не сразу понял, с чего так разошелся. Да пусть они там все хоть передерутся, колдуны чокнутые, ему-то что? Ан нет, злит, за душу цепляет. Ведь хочется, чтобы было, как в книгах – люди сплотились и единым фронтом, плечом к плечу, встали на пути стихии. Само собой должны быть и отщепенцы, жаждущие власти, и трусы, без них никак, но… правда обязательно должна восторжествовать.
   Ага, прямо подростковый идеализм какой-то. В жизни-то единением и не пахнет. «Чистые», культисты, мелкие и крупные банды – все варится в одном котле. Каждый думает только о себе, будто и не объединены они общей бедой. И ради будущего приходится ловчить, убивать, запугивать. Как тут не вспомнить про «Железной рукой загоним человечество в счастье»? Нет, не тому учили нас книжки. Хотя… История пишется кровью, грязью и жестокостью. Это потом ее одевают в красивые одежды, замазывают пятна, лакируют, выбрасывают что-нибудь совсем уж неприглядное. В старину князья и короли исправляли летописи, во времена Захара газеты и телевидение без затей сразу трактовали новости в нужном ключе.
   Так было всегда, так будет и впредь. Но до чего же гадко и мерзко окунаться в реальность, почему нельзя, чтобы было, как в книжках про благородных героев и картонных злодеев. Почему?!
   …На третий день после совета Захар столкнулся с еще одним проявлением человеческой сущности. Его группа возвращалась из сада Скороходова – самого дальнего и опасного маршрута патрулирования. Пусть это и не переродившийся Нижний парк, но и здесь обитало немало хищников.
   – Нет, Захар, не знаю, как тебе, а мне все эти хождения одними и теми же путями уже оскомину набили. Рутина, – привычно завел свою шарманку сопровождавший группу Лазовский.
   – Как же ты надоел, а?! Чего тебе не хватает? Приключений?! Так давай, двигай в район к «чистым» или в Хрущобы к культистам. Разведаешь, что к чему и назад. Если вернешься, все тебе только спасибо скажут. – Захар устал и мечтал о порции тушеного мяса с фруктами, но против разговора не возражал. Честно говоря, и вправду скучно.
   Накал первых дней прошел. Самых опасных тварей убили, к остальным успели привыкнуть. В обычном земном городе тоже смерть на каждом шагу подстерегает. Мчащиеся не иначе как на тот свет автомобили, камикадзе-мотоциклисты, засевшие в подворотнях грабители и прочие прелести цивилизованной жизни. Однако, если соблюдать простейшие правила безопасности, то можно расслабиться. Здесь точно так же.
   – Скажешь тоже… Хотя, когда в джунглях бродил, а потом у туземцев сидел, смотрел на все другими глазами. Да что далеко ходить, когда с демонами схлестнулись, даже дышалось как-то по другому.
   – Э, приятель, да ты на адреналин подсел. Есть такие деятели, любят, чтобы кровь у них кипела, а кишки от страха смерзались… – осудил Захар. – Ничего. Время пройдет, перебесишься и успокоишься.
   Ненахов хотел еще добавить, что с тихонями часто так бывает: если в первый момент не сломаются, то потом от опасности, как от вина, дуреют. Даже не от опасности, а от собственной отмороженности. Помнят, какими были и теперь перед собой рисуются, доказать чего-то пытаются. И опять незаметно к опасной черте подходят. Переступят ее, тогда либо голову свернут, либо поумнеют, кровь свою ценить научатся. Жаль, говорить о таком бесполезно. Ошалевший от собственной крутости скромник скорей в драку полезет, чем к словам прислушается…
   Женский крик стал для всех полной неожиданностью. Что еще за новости?! Захар долго не раздумывал и приказал следовать за ним. В группу, кроме них с Артемом, входили еще два человека. Именно человека, не Меченых. И теперь Ненахов не без раздражения подумал, что с парой оборотней за спиной он чувствовал бы себя спокойнее. Само собой, ребята опытные, но с Перевертышами не сравнятся.
   – Артем. На рожон не лезь, понял? – вспомнил Захар приказ Кардинала.
   – Не дурак.
   Виритник не бежал, скользил над землей. Капюшон раздувает ветром, рука придерживает кинжал на поясе. Но Захара не отпускало наваждение, будто не человек бежал с ним рядом, а порождение Изнанки неслось гигантскими прыжками. Неприятное соседство.
   Около пятиэтажки Ненахов сбавил шаг. Лезть сломя голову опасно, вдруг ловушка. Осторожно выглянув из-за угла, Захар чертыхнулся. Двор напоминал дикие джунгли: стена непроходимого кустарника, нависающие ветки деревьев с гроздьями лишайников. Дома до самой крыши затянуты цветущими лианами.
   – И как теперь быть? – прошептал кто-то за спиной.
   Ненахов и сам не знал, как. Не ломиться же сквозь заросли. Как назло, ни одно местное здание еще не проверяли, а значит ждать следовало чего угодно.
   – Сюда. – Из-за изуродованного дерева, в котором с трудом можно было узнать рябину, выглянул Артем. – Здесь тропа.
   Между кустами и вправду обнаружился узкая тропинка. Бойцы по очереди скрылись в зарослях: Захар первый, за ним Артем и следом остальные. Ветки цепляли камуфляж, царапали кожу, но это лучше, чем прорубаться через настоящую чащобу.
   – Тихо!
   Захар расслышал впереди голоса. Листва приглушала звук. С расстоянием легко ошибиться, но, похоже, совсем рядом.
   – Несколько мужчин и женщина, – зашептал Артем через секунду. Ненахов кивнул и, повернув голову, сказал одними губами: – Попробуем поговорить, а там по обстановке… Не рискуйте, но зря не убивайте.
   Захар услышал, как Сноходец передает приказ по цепочке. Черт, знать бы, что впереди враги, насколько стало бы проще. Теперь подставляйся, переговоры веди.
   Новый женский крик резанул по ушам. Нет, пожалуй, от хорошей жизни так не кричат. Кляня себя за непрофессионализм, Ненахов прибавил шаг. Стоило бы поостеречься, хорошенько все разведать и лишь потом высовываться. Но как тут сдержаться?!
   Тропинка вывела к широкой площадке перед подъездом. Прижавшись спиной к дверям стояла женщина, а перед ней выстроились полукругом четверо мужчин. Все понятно. Разорванная до пояса кофта, на грудях следы грязных пальцев, под левой ключицей набухающий кровью рубец… История стара как мир. Необычна только звучащая в голосе женщины твердость, да и нож она держит слишком уверенно. Клинок совсем не дрожит. Сунешься к такой, в момент брюхо вскроет.
   – Давай, хорош кочевряжиться, ведьма. Тебе понравится. Нам удовольствие, а тебе прибыток, – говорил высокий мужик в центре. Широкая спина, кожаная клепаная куртка. Захар готов был поклясться, но в петле на поясе у него болталась настоящая секира. Рядом поигрывал кнутом чернявый, похожий на цыгана парень в грязной рубахе с длинными рукавами. Этот явно наслаждается ситуацией.
   А вот их приятель в камуфляже с надписью «Охрана» через всю спину ждать не собирался.
   – Знаешь, сука, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. И гаденыша твоего не пожалеем…
   Решив, что услышал достаточно, Захар выступил на открытое место. Палец зудел от желания нажать на спусковой крючок, но стоило попытаться договориться. К тому же, если устроить сейчас стрельбу, можно задеть женщину.
   – Мужики, не спорю, времена нынче лютые, но звереть-то не стоит…
   Начинать разговор было ошибкой. Насильники оказались удивительно шустрыми. Захар еще продолжал говорить, когда владелец секиры крутнулся на месте и взмахнул рукой. Звериным чутьем ощутив опасность, Ненахов присел, пропуская над собой свинцовую гирьку кистеня.
   Где эта сволочь его прятала, в рукаве, что ли?!
   Захар не успел восстановить равновесие, как что-то резко свистнуло и автомат вырвало у него из рук. Тут же слева оказался мужик, грозивший сделать «по-плохому», и с оттяжкой ударил обрезком трубы. Отшатнувшись, Ненахов споткнулся и мешком повалился на землю. К нему тут же подскочил четвертый насильник с туристическим топориком. Его Захар как следует разглядеть не успел. Извиваясь на земле, Ненахов судорожно пытался сменить облик, кляня себя за самоуверенность. Ударил ногой, метя в колено противника, но промахнулся. Сам схлопотал по лодыжке кончиком трубы, а топор уже начал движение вниз. Еще миг и все…
   Над Ненаховым мелькнула тень, и в его несостоявшегося убийцу врезался Артем. Сшиб с ног, сделал странное движение вытянутой рукой, будто лампочку выворачивал. Что будет дальше, Захар дожидаться не стал и совсем по-киношному вскочил прыжком, выбросив вперед ноги. Бандит, нацелившийся ударить Сноходца в спину, сам подставился под атаку. Ненахов ударил сразу обеими руками. Длинные когти достали до почек, мгновенно вызвав болевой шок. Получай!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация