А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Конклав Бессмертных. Проба сил" (страница 10)

   Глава 4
   Союзные обязательства

   Как дошли до Башни, Артем помнил смутно. Сразу после боя в Изнанке он еще крепился, а позже вдруг накатило. Мышцы стали как кисель, сил хватало лишь на то, чтобы едва переставлять ноги. Несколько раз его рвало. Сознание соскользнуло в неглубокий транс, отчего в голове перемешались явь и сон. Кажется, на обратном пути на них кто-то напал, кто-то, похожий на большое фиолетовое пятно, и Артем отмахивался от него ножом. Или это приснилось? Попробуй, разберись.
   В чем Лазовский был уверен абсолютно точно, так это в том, что часть пути его волок на себе кто-то из оборотней. Перевертыши быстрей оправились после ранений, даже быстрей Тагира. Старший Сноходец тоже двигался с трудом, правда помощи не просил.
   Много раненых оказалось и среди людей Караганды, но те не сдавались и упрямо несли на носилках тела погибших бойцов… Качество, достойное уважения!
   В общем, со стороны их отряд смотрелся весьма жалко. Удивительно, что никто не воспользовался ситуацией, чтобы расправиться с конкурентами. Видимо, повезло.
   На границе с Диким они распрощались с союзниками. Те звали с собой, предлагая безопасный ночлег, но Тагир решительно отказался. Объяснять старосте, почему погибло два человека и шестеро ранены, виритник не желал. Неизвестно, как Сергей Сергеевич отреагирует на новости. Мужик он суровый, может и осерчать, от чего потом будет много взаимных обид и претензий. Лучше они как-нибудь сами.
   Сознание Артема окончательно отключилось в аптеке, где они встали лагерем. Запомнилось лишь, как Перевертыши двигали здоровенные холодильники, загораживая проходы. Как устало ругался на грохот Тагир… А дальше все – темнота и беспамятство. Когда же проснулся, то оказалось, что утро давно наступило, а сам он находится в Башне – на диване, раздетый и заботливо укрытый одеялом. Рядом на табуретке стоит кружка с горячим бульоном.
   – Проснулся? Хорошо. Боялся: пережег ты себя. Слишком выложился в драке с демонами, себе почти ничего не оставил… – сказал Тагир насмешливо. Выглядел он неплохо, ни следа вчерашней слабости.
   – От чего такая забота? – спросил Артем недоверчиво. – Совесть проснулась или за собственную шкуру боишься?
   – Второе, – хмыкнул Тагир. – Сам понимаешь. Коль пошла такая пьянка с магией и прочей чертовщиной, то разбрасываться кадрами вроде тебя глупость и прямая опасность для собственного здоровья. Где один колдун и чародей, там будет и десяток. В одиночку с ними не сладить.
   – С ума сойти, какие мы все прагматичные… – буркнул в ответ Артем, прихлебывая из кружки. Желудок голодно заурчал. – Будем Кардиналу рассказывать, как, имея численное превосходство и вооруженные до зубов, мы позорно проиграли аборигенам? После боя в Изнанке они могли нас брать голыми руками…
   – А куда денемся? Раз выяснилось, что мы настолько слабы, то молчать глупо и опасно. – Тагир скривился. – Хотя его эта новость точно не обрадует. Наслаждаться жизнью осталось недолго – Хмурый может вернуться уже вечером…
   – Кардинал в Башне?!
   – Да. Мы с ним совсем немного разминулись. – В голосе Тагира появилось раздражение. – Нас в рейд послал, а сам мир зиккурата отправился изучать…
   Он вполголоса добавил еще несколько слов, но Артем расслышал лишь нечто вроде «старый хитрец».
   – Сам не прочь запустить руку в его тайны, да? – догадался он.
   – А ты вроде как нет? – сказал Тагир с издевкой. – Кардинал и без того выше всех нас на голову, секретами не делится, а одаривает с барского плеча. Что же будет, когда он станет еще сильнее?!
   – Ничего особенного. Просто еще немного подрастут аппетиты, захочет чуточку больше власти. Дело житейское… – Артем пожал плечами. – В тебе я тоже альтруизма не замечал.
   Хотел добавить про отсутствие смирения и уважения к другим, но решил, что звучать это будет как-то уж совсем по-детски.
   – Верно подмечено. Все мы кругом эгоистичные сволочи…
   Не понравились его слова Тагиру, сильно не понравились. Вон как скулами заиграл. Он что, думал, стоит намекнуть, будто держит Артема за равного, и тот как собака к нему побежит?! Забыв прошлые… недоразумения? Держи карман шире!
   Похоже эти же мысли пришли в голову и Тагиру.
   – Ладно, отдыхай. Тоже пойду покемарю часок. Пока вы все дрыхли, я Башню сверху донизу обежал… – сказал он с изрядной прохладцей в голосе и быстро вышел из комнаты.
   Артем с интересом глянул ему вслед. Кардинала с трона скинуть хочет, а в открытую выступить боится. Соратников и единомышленников собирает. Дурак, надеется перевести количество в качество… Только что-то подсказывает, не тот это случай, совсем не тот. Чтобы свалить Хмурого, необходимо нечто большее, чем кучка Сноходцев. Да и надо быть чокнутым безумцем, чтобы сегодня мечтать о власти. Кругом одни проблемы – раздрай между людьми, воинствующие пигмеи, теперь еще маги пожаловали. Со всем этим как-то ведь придется разбираться! Эх, вот от чего он бы не отказался, так это от медальона Кардинала…
   Последнее время Изнанка все больше манила Артема. В искусстве Сноходца он делал только первые шаги, а от перспектив уже захватывало дух. Хотелось большего. Это как в спорте: если начал заниматься всерьез, от души, то бросить уже нет никаких сил. Если его догадки насчет медальона верны, то он легко заменил бы ему тренера и учителя. Впрочем, о том же наверняка мечтали и остальные виритники.
   Конкуренты проклятые! Нет бы вместе держаться, так грызню устроили, друг друга подсидеть пытаются. Артему вдруг пришло в голову, что буквально несколько минут назад ему предлагали выбрать чью-нибудь сторону, но он ответил отказом. Потому как своя рубаха ближе к телу. А коли так, то и нечего на остальных пенять. Сам ничуть не лучше.
   …После крепкого сна к Артему вернулись силы. Повалявшись на диване еще немного, он отправился бродить по этажам, изучая местные порядки. В отличие от Тагира, который в Башне играл роль старшего офицера, у него никаких обязанностей не было. И его праздношатающийся вид немало раздражал обитателей крепости. Но дальше неприязненных взглядов и сдавленных ругательств дело не зашло. А на такую ерунду Артем научился плевать.
   Заминка возникла около спуска в подвал. У лестницы дежурил паренек лет шестнадцати. Он сидел на стуле в обнимку с «калашом», прижавшись щекой к цевью. В подставке из гнутой арматуры чадил факел. Артем подобрался к юнцу почти вплотную, когда тот что-то услышал и проснулся.
   – Стой! Кто идет?!
   Худой, нескладный, с щуплой как у цыпленка шеей и прыгающим в руках автоматом, он смотрелся персонажем комедии, а не охранником. Артему стало смешно.
   – Свои. Сноходец из группы Тагира… Или Кардинала, если по большому счету.
   – Все мы теперь люди Кардинала. – Мальчика еще трясло, но он пытался хорохориться. Молодец.
   – В подвал пустишь, вояка?
   – Нельзя… Там Прозрачники собираются. Старший ваш, Георгий, им как-то проход закрыл, и велел никому вниз не ходить.
   – Старший… – хмыкнул Артем и пообещал: – А я вниз не пойду. Отсюда посмотрю. Уж очень любопытно глянуть на художества моего, хм… товарища.
   Не слушая возражения паренька, он завладел его стулом и уселся верхом почти у самых ступенек.
   – А теперь молчи. Что бы ни случилось – молчи!
   Из-за спины донесся сдавленный звук, но оглядываться Артем не стал. Юнец до дрожи боялся таинственного Сноходца, его страх опьянял. Приятно быть сильным и могучим пусть даже в глазах сопляка. Глупое чувство, но весьма притягательное.
   Улыбаясь, Артем прикрыл глаза и попытался услышать Паталу…
   Понадобилась пара ударов сердца, чтобы в ушах зазвучал шелест Изнанки. Он завораживал, манил, звал за собой. Оставалось лишь идти следом, не прилагая никаких усилий. Легко и просто.
   Расслабившийся Артем с размаху влетел в облако грязно-серой пыли и мысленно завопил. Показалось, что с головой нырнул в выгребную яму, полную отвратительных слизней. Беспредельная вонь выворачивала наизнанку, едкая жижа лезла в рот и ноздри. Лазовский рванул куда-то вверх, страстно мечтая выбраться из адской клоаки. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда!
   С громким хрипом Артем резко вскочил, свалив стул. Ну, Георгий, ну, шутник… Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять какую гадость сотворил коллега Сноходец. Взял и поместил в Изнанке квинтэссенцию самых омерзительных своих ощущений. Неудивительно, что Прозрачники лезть перестали. Могли и вовсе передохнуть.
   – Забавное решение, правда?
   От неожиданности Артем вздрогнул.
   – Не ожидал вас здесь встретить, Кардинал. – Он постарался придать голосу твердость.
   – Ерунда. Охрана видела, как ты сюда спускался, вот и решил полюбопытствовать за компанию. Задача была хороша тем, что имела множество решений.
   – И какое было ваше?
   – Пройти за Вторую Пелену и посадить на цепь какого-нибудь зверя Изнанки. Просто и надежно! Или воспользовался твоими художествами. Рисовальщик из меня, правда, не очень, но попытка не пытка. Так ведь?
   В словах Кардинала крылся какой-то подвох. Артем успел изучить манеру командира тонко издеваться над окружающими, хитростью заставляя плясать под свою дудку. Понять жертве, в чем загвоздка, обычно удавалось слишком поздно. В душе вновь шелохнулась застарелая неприязнь.
   – Идем. На десятом уже собираются остальные, – сказал Кардинал почти доброжелательно. – Надо обсудить планы на будущее.
   …Говоря так, Хмурый сильно лукавил. Никакого обсуждения не было вовсе. Скорей, это походило на доклад командующих фронтов всесильному генералиссимусу, единолично решающему судьбу наступления. Для полноты картины не хватало стола с зеленым сукном, мягкого света ламп и звезд на погонах.
   Первым выступил Тагир, раскрывший подробности стычки с магами чужаков. Говорил он сухими емкими фразами, выстраивая мрачную картину противостояния. Сейчас, взглянув на случившееся со стороны, Артем еще раз убедился в их с Тагиром самонадеянности. Приказ приказом, но не стоило соваться к чужакам в открытую. Лишь чудом маги не порвали их всех в клочья.
   – М-да, промашка вышла. Слабоваты вы пока для таких дел… – прокомментировал рассказ Кардинал. – Еще пара оборотней вам бы точно не помешала.
   Реакция командира поразила Артема. Никакого удивления едва ли не сказочными способностями местных, только сожаление о слабости своих бойцов. Или у Кардинала сверхъестественная выдержка, или он знает даже больше, чем они могут представить. Третьего не дано.
   Хмурый немного оживился, лишь услышав о находке чужаков. Принялся задавать вопросы, цепляясь к мельчайшим деталям. Но стоило Кардиналу узнать, что тайник был у основания мегалита с изображением щупалец, как интерес его угас. Артем представил удивление Тагира с его болезненным отношением ко всему загадочному. И тут такое равнодушие…
   Следом выступил Захар. В его изложении конфликт с культистами показался гораздо менее драматичным. Пусть не хрестоматийное veni, vidi, vici, но и подробностями рассказ не блистал. Зато для птицы из тумана Ненахов не пожалел красок, расписал в мельчайших деталях. Жаль, его старания прошли мимо Артема. На фоне демонстрации впечатляющих способностей местных магов какая-то крылатая тварь смотрелась весьма убого.
   – Как видите, в обоих случаях просматривается прямая связь между культистами и… гостями нашего города, – подвел черту Кардинал.
   – Судя по рассказам, на ангелов они что-то не тянут… – заворчал Вадим. – А тот псих все больше про них кричал.
   – Будем исходить из худшего, да и против фактов не попрешь, – Кардинал повернулся к оборотню. – На патроны к винтовке и ранившей тебя стреле были наложены очень похожие чары. Плюс защита от пуль, одержимость… чертова птица, наконец! Значит, как минимум имеются постоянные контакты. Там и до союза недалеко.
   – Если они и вправду объединились, нам хана! – сказал Захар мрачно. – Раздавят в два счета…
   – Кого раздавят?! Нас?! – возмутился Вадим, но Кардинал прервал разгорающийся спор.
   – Пока о серьезных проблемах говорить рано, но ситуация в городе несколько осложнилась. И требует адекватной реакции.
   – Что, опять война?
   – Вадим, почему опять? Настоящая война еще даже не начиналась, – сказал Хмурый с опасной мягкостью. – Нам нужно больше подготовленных бойцов. Потому предлагаю продолжить переговоры с Волковым и воспользоваться его предложением.
   – Это насчет вечной дружбы в обмен на защиту от «клякс»?
   – Именно.
   Тагир постучал кончиком ножа по подлокотнику кресла, привлекая к себе внимание.
   – А позволено ли мне будет узнать, каким именно образом мы будем создавать эту самую защиту? Или работаем по принципу «ввязываемся в неприятности, а дальше по обстоятельствам»?
   – Мы, Тагир, будем все больше на подхвате. А работать у нас будет Артем, – сказал Кардинал, недобро щурясь. Тон первого помощника ему точно не понравился.
   Задумавшийся Артем не сразу понял, что речь идет о нем. А когда понял, возмутился:
   – Я-то здесь при чем, командир?! Боюсь представить, сколько мне еще место стажера занимать…
   – С настоящего момента считай себя принятым в штат, – сказал Кардинал и со значением добавил: – Детство закончилось, ребятки. Пришла пора играть по взрослым правилам.
   От слов Хмурого, а в особенности от его тона, в комнате похолодало. Его приказы подлежали неукоснительному исполнению, любые возражения воспринимались как попытка бунта.
   Артем зло стиснул зубы. Как быть, если на душе скребут кошки и так не хочется вновь связываться с пауками?! Отчего кажется, будто перед ним снаряженная ловушка: пустая клетка с распахнутой дверцей и благоухающей приманкой?!
   Проклятье, и ведь не отвертишься.
   – Кардинал, но я даже не знаю с какого конца за дело браться, – в последний раз попытался увильнуть Артем, но командир небрежно отмахнулся.
   – Глупости. Других художников у нас нет, а от тебя не потребуется ничего, кроме таланта и капельки знаний. А с этим мы тебе поможем.
   И бросил на журнальный столик тетрадь с рисунками Артема.
   …К полудню следующего дня Кардинал, Тагир и Артем в сопровождении шестерых оборотней уже стояли перед блокпостом «волковцев». Ждали, пока бравые охранники выяснят у высокого начальства, как быть с гостями: проводить в крепость со всем уважением или расстрелять от греха подальше.
   Неприятно, конечно, жариться на солнцепеке под дулами автоматов и крупнокалиберного пулемета, но ничего не поделаешь, договоренностей о визите у них не было. Рации в Сосновске не работали, а гонца посылать слишком долго и опасно.
   Неказистое укрепление сильно изменилось после визита Артема. Одну из стен расколола глубокая трещина, вокруг бойниц появились подпалины, а проволочные заграждения в двух местах оказались прорваны. На уцелевших столбах чернели потеки чего-то похожего на мастику, рядом с остановкой появилась воронка.
   – Местные знают толк в развлечениях, – сказал Кардинал. Артем готов был поклясться, что он ухмыляется под маской. – Таким макаром они все патроны пожгут, голыми руками брать можно будет.
   Тагир согласно заворчал.
   …Узнав о гостях, Волков сам вышел им навстречу. Серьезный, представительный, даже форму одел и меч на пояс прицепил. Ни дать, ни взять, правящий монарх принимает своего царственного соседа. Артем даже устыдился все еще грязного после охоты на чужаков камуфляжа и нечищеных ботинок.
   После короткого обмена приветствиями, Волков провел их внутрь базы. Правда, несмотря на высокий статус гостей, он ни на шаг не отошел от ритуала с солью. Безопасность важней этикета. К требованиям хозяев Хмурый отнесся с пониманием, даже не вздумав противиться.
   – Господа, будет лучше, если вы подождете нас где-нибудь поблизости. Не стоит смущать уважаемого хозяина своим количеством, – мягко сказал Кардинал, стоило им войти внутрь здания. У Волкова он поинтересовался: – Здесь ведь найдется помещение, где мои люди могли бы спокойно отдохнуть?
   – Разумеется, Кардинал, – улыбнулся тот. – Лариса их проводит.
   Волков открыл дверь в кабинет рядом со входом и коротко распорядился. Оттуда выпорхнула миниатюрная блондинка с косо подрезанной челкой. Артем поймал себя на том, что ощупывает взглядом ее фигурку. Позади оживились оборотни. Среди Меченых Кардинала почти все были одиночками, и близость столь миловидной девушки будоражила кровь. Даже Тагир отвлекся от своих мыслей, посмотрел заинтересованно.
   Хмурый с Тагиром поднялись в кабинет к Волкову, остальных Лариса отвела в комнату со школьной доской и длинными лавками. Пока они рассаживались, девушка стояла у стены, не зная куда деть руки. Внимание стольких мужчин ее явно смущало.
   – Обед закончился, но, если хотите, я могу принести что-нибудь с кухни. Попрошу у поваров, – пролепетала она, наконец. Оборотни в ответ начали шумно возражать. Кто-то отпустил соленую шутку, и мужики довольно расхохотались.
   Артем мысленно поморщился. Ведут себя, как скоты! Пришли к людям в дом и давай свои порядки устанавливать. У девчонки уже глаза на слезном месте. Сейчас убежит, местным воякам нажалуется, а те и взбесятся. Разбираться придут, скандалить, слово за слово, и понесется веселье. Если потом останутся выжившие, то Кардинал их лично добьет. Особенно жестоким способом. И его с ними заодно.
   Конфликт стоило гасить в зародыше. Надо приказать Перевертышам заткнуться, но вот как они это воспримут? Сказать тоже надо уметь. Кто-то орет-орет, и от него как от комара отмахиваются, а кто-то слово произнесет, и все по струнке ходят. Говорят, похожие ощущения испытывает молодой учитель, когда впервые собирается успокоить расшалившихся учеников. Вроде бы надо что-то сделать, но страшно – вдруг не послушаются. Как тогда поступить, чтобы лицо не потерять, вообще, непонятно… А Артем ведь не в школе. Перед ним бойцы, успевшие лиха хлебнуть, пока он по помойкам шлялся. И пусть их впечатляет его принадлежность к Сноходцам, но лишь как дань уважения к способностям Тагира и Кардиналу. Он для них наемный специалист, чьи умения полезны, и не более того.
   – Ребята, отстаньте от девушки, – сказал Артем, пересиливая себя.
   – Ой, да сиди ты, Лазовский, спокойно и в тряпочку молчи. Красавица нам сама скажет, если ей вдруг шутки не понравятся. Так ведь, Лариса? – сказал один из Перевертышей лениво. Даже не сказал, а уронил презрительно.
   Дима, точно, его зовут Дима Сундук… Лазовский вспомнил этого слабого оборотня, прошедшего через Пелену совсем недавно. Пути их пересекались всего однажды – Сундук был свидетелем инициации Артема. Вот откуда столько пренебрежения. Не Сноходца он перед собой видит, а бродягу-неудачника. Отмахнуться от такого никак нельзя.
   Артем действовал не раздумывая, как бездушный автомат, строго следующий заданной программе. Встал, текучим движением шагнул к наглому метаморфу и вогнал два пальца тому под кадык. Он знал, как заставить плоть расступиться.
   – По-моему, ты немного забылся, боец? – прошипел Артем. От звука своего голоса ему самому стало жутко.
   Гортань жертвы оказалась перекрыта. Оборотень даже не мог хрипеть, лишь бестолково таращил глаза и слабо отталкивал виритника. Товарищи поспешили ему на помощь, но Артему хватило одного взгляда, чтобы остановить Перевертышей. Стоило повернуться в чью-нибудь сторону, посмотреть в лицо, как тот опускал глаза. Боятся, черти!
   – Да Сундук сейчас задохнется! – все-таки воскликнул один из них. – Может, хватит, а?! Понял он все, понял!
   – Понял? – зарычал Артем. – Надеюсь, что так. В следующий раз предупреждать не буду.
   Сказал и с силой выдернул пальцы из горла оборотня. На коже не осталось ни царапины, а уже начавший синеть Дмитрий шумно задышал. Болваны! Сноходец вернулся на свое место и приложил все силы, чтобы никто не заметил, как его колотит.
   Он справился! Напугал опытных бойцов, заставил подчиниться. Справился… От восторга сердце застучало как бешеное, к лицу прилила кровь. Сцепив пальцы в замок, Артем положил кисти руки себе на колени. Дрожь не унималась.
   – Суровые у вас порядки. – Странное дело, но стычка среди гостей приободрила Ларису. С интересом поглядывая на Сноходца, она вдруг спросила: – А вы не Артем, случайно?
   – Артем. И совсем не случайно, – сказал он чересчур сухо.
   – В маске я вас сразу не узнала, а когда вдруг вскочили, тогда и столовую вспомнила. К Гулидову вы так же кинулись. Наши ребята решили: вы среди слободских самый бешеный. – Девушка растерянно заморгала. – Ой, я хотела сказать порывистый…
   Лазовский лишь отмахнулся. Он привык к другому отношению. В глазах своих Артем до сих пор оставался слабаком и слюнтяем, чудом вытянувшим счастливый билет Сноходца. Именно так и никак иначе. И вдруг, оказывается, среди бойцов Волкова он имеет какую-никакую, но репутацию. Смешно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация