А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воевода" (страница 7)

   Глава 3

   Апреля 1410 года
   Крепость Стекольна

   Одинокий коч, подошедший к причалу возле Нормальма, не вызвал у портовых служб никакого интереса. Большой город требовал много еды, и рыбаки в надежде на хорошую цену привозили сюда свои уловы даже из самых дальних уголков Варяжского моря. То, что рыбаки оказались русскими, их даже успокоило. Ибо – зима…
   Михайло Острожец, изображая из себя хозяина коча, отчаянно спорил у сходней со сборщиками податей, выторговывая себе право выйти на городской рынок, а тем временем Егор, переодетый в драную робу из оленьих шкур, забравшись на мачту, старательно мазал дегтем от гнили макушку и крепеж. При этом, разумеется, смотрел не столько на ванты, сколько по сторонам.
   Отсюда, с высоты, будущая шведская столица была как на ладони. Прямо аэрофотосъемка в реальном времени.
   Вопреки ожиданиям, каменной в нынешнем Стокгольме была только крепость. Остров Стаден – как успел запомнить Егор из долгих бесед с кормчим.
   Сам Трескач идти с первым кораблем не захотел: боялся, что ганзейцы его запомнят и больше не пустят ни на один свой торг. Остался дожидаться ночи в путаных шхерах, которыми были изрезаны северные берега Швеции.
   На прочих островах возле твердыни укрепления тоже имелись – но это были обычные валы из битого камня с идущим поверху частоколом. Однако и северное предместье – Нормальм, и южное – Сёдермальм были застроены деревянными лачугами самого затрапезного вида. Богачи там явно не селились. Иное дело – Стаден. Дома на главном острове возвышались трехэтажные, каркасные, яркие из-за разноцветной штукатурки. Несколько отдельно стоящих каменных сооружений явно были административными зданиями.
   Егор снова вспомнил о том, что власть в городе смогли захватить ганзейцы. Свеи их присутствие вынужденно терпели, но любви к богатым иноземцам не испытывали.
   «Интересно, захотят ли шведы вступиться за своих оккупантов? – подумал заозерский князь. – Ганза богата. Наверняка самые жирные хомяки в крепости и обитают. И местные наверняка ненавидят их еще сильнее, нежели любых разбойников».
   Он переполз на другую сторону обвязки, пару раз мазнул мачту вонючей кистью и снова повернул голову к крепости.
   Оборону своей столицы ярл Биргер выстроил грамотно. Со стороны фарватера стояли мощные раскаты[9], готовые размолотить в труху любого врага, пожелавшего войти во внутренние воды Швеции. Егор насчитал на них аж двенадцать крупнокалиберных пушек и с десяток всякой мелочи. Укрепления, защищающие крепость со стороны узких проток, были куда жиже. Оно и понятно: крупным кораблям там не пройти, а при нападении с суши противнику сперва пришлось бы одолеть сразу несколько проливов, причем каждый – с боями. Задача весьма нетривиальная, мало кому по плечу.
   Дальше, за крепостью, находилась просторная бухта, в которой в покое и безопасности отдыхал королевский флот – восемь вымпелов. Остальные корабли были или дальше в озере, или где-то в море.
   «Надеюсь, до ночи здесь больше никто не появится…» – Егор перевел взгляд на знаменитую Риддархольмскую церковь, еще не успевшую обзавестись своей колокольней. Про эту достопримечательность слышал даже он. Как-никак усыпальница шведских королей, построенная еще в тринадцатом веке. Теперь же, благодаря Трескачу, он знал и о том, что примыкающий почти вплотную к крепости остров называется островом Серых Монахов и находится в безраздельном владении францисканцев. Пребывая в безопасном тылу, аккурат между крепостью и бухтой, этот остров не имел ни серьезных укреплений, ни военного гарнизона. Так, декоративный заборчик и несколько сторожей.
   Правда, мост на монастырский островок осторожные шведы все равно сделали подъемным.
   «И чего боятся, непонятно…» – Егор перехватил ведерко в зубы и стал спускаться.
   Михайло Острожец тоже успел закончить ругань со сборщиками и, увидев атамана, тут же пожаловался:
   – Не пускают в город, ироды! Требуют весь товар местным перекупщикам отдать, дабы те весь прибыток себе заграбастали. Мне же токмо толику малую дозволяют отставить.
   – Чего ты так разгорячился, друже? – не понял Егор. – Нам же это только на руку. Товара-то все равно нет, только самая малость, глаза отвести.
   – Ну и что, что нет! – все равно возмутился купец. – Сие есть дело принципа! Отчего купцов новгородских тако унижают? Мы у себя на торгу посаду ганзейскому притеснения подобного не чиним! Я ныне же бургомистру здешнему жаловаться намерен!
   – А, это верно, – спохватился Егор. – Обожди, я сейчас переоденусь.
   Для выхода в город атаман выбрал одежду поморскую, парку из оленьих шкур, шитую как единый комбинезон: чтобы для ветров ни единой щелочки не оставалось к телу тепленькому подобраться. Поясов с оружием они надевать не стали – все равно стража у ворот отберет. Прихватил только котомку со сменной одеждой и флягой самогона.
   – Клим! – уже спускаясь со сходней, заметил паренька князь Заозерский. – Давай-ка с нами, неча тебе тут без толку скучать!
   Северянина дважды упрашивать не пришлось: бросив ведро и швабру прямо на месте, он с готовностью сбежал на причал и перехватил у Егора котомку, забросив ее на плечо:
   – А еды с собой прихватить-то не надобно? Мы надолго?
   – Скоро вернемся, не боись.
   Мальчишка, никогда не бывавший в крупных городах, оказался для путников настоящим сокровищем. Он постоянно крутил головой, охал и ахал, тыча пальцем в крытые черепицей крыши, в высокие длинные мосты над протоками, пытался заглянуть под них, а потом просовывал голову под перила наплавного моста через главный фарватер, силясь понять, почему качается дорога. Боялся пройти под каменный свод ворот, опасаясь, что тот рухнет ему на голову – ведь из камней слеплен, и ни одной балки! Как держится – непостижимо. Шарахался от женщин в длинных платьях и в высоких шапках с вуалями, ковырял пальцем каменную мостовую, с отвисшей челюстью разглядывал ярко-алый бархатный с золотом наряд начальника привратной стражи, опоясанного к тому же поясом с золотыми пластинами и повесившего на шею тяжелую желтую цепь.
   Прохожие оглядывались на забавного дикаря, стража веселилась над его испугами, а знатный офицер даже простил гостям входную пошлину, так ему понравилось немое поклонение молодого помора.
   В крепости Острожец отправился искать ратушу, а Егор свернул в первую же улочку и двинулся в долгий путь вдоль толстых каменных стен, запоминая места входа на лестницы, расположение дверей и бойниц оборонительных башен, наличие и размеры караулок у ворот. Завершив полный круг, он наткнулся на купца, скучающего у северных ворот.
   – Пустить пустили, – сразу сказал Михайло. – Но торговать не позволили. Я намекнул, что могу подкрепить просьбу подарками, и теперь знаю, где он живет.
   – Хорошо… Клим, дай-ка мне мешок.
   Нащупав в тряпье флягу, Егор вытянул ее на свет, откупорил, сделал пару глотков, слегка намочил отравой усы и бороду.
   – Фу-у… – отмахнулся Михайло. – Ну и вонь!
   – Я чего? – качнувшись, навалился на него Егор. – Мне после похода дальнего и выпить нельзя? Миша-а-а… Я тебя люблю!
   – Пьянь! – с чувством ответил Острожец и забросил его руку себе на плечо. – Клим, чего стоишь? С той стороны поддерживай!
   Паренек округлившимися глазами посмотрел на отданную ему флягу, на мгновенно окосевшего князя, потом подскочил, поддержал, обхватив за пояс:
   – На-ко не беспокойся-то, княже. Тут недалече-то, доберемся.
   – Какой еще «княже»?! – зло и совершенно трезво зашипел на него Егор. – Молчи лучше, пока лишнего не ляпнул.
   – Да не все равно? – двинулся к западным воротам Острожец. – Все едино по-русски тут никто не понимает.
   – Осторожность не помешает, – ответил Егор, снова обмяк и пьяно запел: – Снег кружится, летает, лета-а-ает и позе-е-е-е-емкою клубя…
   Ворота на остров Серых Монахов были двойными – как и положено. Зато в потолке межвратного пространства Егор не заметил ни бойниц, ни прорезей для слива на атакующих кипятка или еще какой гадости. Да и караулка была совсем маленькой, человек на пять. Похоже, пост здесь стоял только для порядка, монахов никто всерьез не опасался. Вот и сейчас перед мостом скучал всего один копейщик, в то время как второй старательно выковыривал из подшлемника какую-то труху, совершенно наплевав на службу.
   – Листья желтые над городом кружа-а-атся… – резко качнулся на Клима Егор.
   Паренек испуганно вскрикнул, пытаясь его удержать, Михайло одновременно потянул к себе. Вожников качнулся в другую сторону, совершенно потерял равновесие, вырвавшись из рук северянина, сделал два растерянных шага по мосту и ухнулся с ничем не огороженного подъемного пролета головой вниз…
   Холодная вода словно вцепилась в лицо когтями, раздирая кожу в клочья, легкие свело судорогой. Однако Егор двумя сильными гребками ушел на глубину, коснулся руками заиленных валунов на дне, толкнувшись, скользнул вдоль них, возвращаясь к поверхности, и наконец вырвался на воздух, отплевываясь и глубоко дыша.
   Копейщик, что-то крича, опустил ему древко своего оружия. Атаман подгреб к берегу, крепко ухватился, купец пришел воину на помощь – и вдвоем они относительно легко вытащили неловкого пьянчугу обратно на мост.
   – Он спрашивает, ты протрезвел или хочешь искупаться еще? – наклонился над распластавшимся Егором купец.
   – Все! – вскинул руки атаман. – Я больше не пью!
   Копейщик рассмеялся и отступил к воротам. Егор же, встряхнувшись, словно собака, поднялся на ноги и потрусил в крепость. Клим и Острожец поспешили следом. Едва свернув за угол, где караульные уже не могли увидеть «пьянчужку», Егор торопливо разделся, выдернул из рук поморца мешок, вытряхнул сухую одежду, быстро натянул. Проходящие мимо здешние бюргеры покосились на него с осуждением – но окоченевшему атаману было не до целомудрия. Застегнувшись, он жадно сделал из фляги несколько больших глотков и наконец-то перевел дух.
   – Ну как? – спросил его купец.
   – Там глубина примерно в полтора моих роста, – ответил Егор. – Под берегом немного меньше. Шест высотой в два с половиной меня будет в самый раз. А с одеждой нужно что-то делать. Иначе я в этой воде сдохну.
   – Тогда, может, отложить?
   – Нет, – атаман сделал еще пару глотков. – Нас слишком мало. Единственная надежда только на внезапность и полную, до предела, согласованность. Начнем менять планы – запутаемся и все пойдет прахом. Как решили, так и поступим. Начинаем после заката, и да поможет нам Бог.

   Для начала нападения атаман ватажников выбрал самый надежный сигнал из всех возможных: едва солнце уйдет за горизонт, таящиеся в шхерах корабли должны на веслах подобраться к Стекольне и вступить в схватку. Разумеется, стремительные гребные лодки и кочи двигались с очень разной скоростью – но это Егор тоже учел. Ушкуи, по его расчету, должны были подвалить уже часа через два. Кочи – только через шесть. Именно в эти промежутки времени ему и следовало уложиться.
   Стокгольм пятнадцатого века не страдал уличным освещением или оживленной ночной жизнью. Едва только стала сгущаться темнота – на всех островах, во всех слободах и предместьях стража решительно закрыла ворота, запираясь на тяжелые засовы от невидимых во мраке опасностей. Из одного большого шумного города Стекольна превращалась в четырнадцать отдельных крепостей разного размера и разной надежности.
   Северное предместье, втянув в себя сборщиков податей и караулы, тоже закрыло ворота частокола, отгораживаясь от порта и предоставляя его самому себе. Едва только это случилось – на коче, стараясь не шуметь, зашевелились люди, спуская на воду одну из двух надстав[10]. В нее сели двое поморов в возрасте, Федька, которому Егор доверял едва ли не больше, чем самому себе, и Клим, взятый из-за того, что успел осмотреть крепость, а потому мог оказаться полезным. Сюда же опустили все три пороза с примотанными к ним длинными шестами.
   Егор, обмазанный барсучьим салом и одетый в двойную оленью робу, спустился последним. Вместо оружия при нем была продолговатая глиняная трутница, в недрах которой тлел слабый, но практически неугасимый огонек.
   Тяжелогруженая лодка отвалила от кормы корабля и бесшумно заскользила по подернутой слабой рябью воде. Поморы, впервые принимающие участие в набеге, старались изо всех сил, и весла погружались в воду и извлекались из нее с такой аккуратностью, словно северяне передвигались по нитроглицерину.
   Между тем караульные не дремали – их перекрикивания разносились далеко в ночном воздухе, предупреждая воров и душегубов о том, что город находится под охраной… А заодно – выдавая местоположение сторожей.
   Обогнув выдающийся далеко в морскую бухту мыс Нормальма с одинокой сторожевой башней, заодно заменяющей маяк, лодка повернула к крепости. Борясь с течением, она медленно проползла вдоль разведенного наплавного моста и наконец привалила к стене под раскатом. Клим тут же выскочил на берег, подтянул надставу к себе, втискивая ее нос меж двух крупных камней.
   Егор на всякий случай прижал палец к губам, предупреждая всех о тишине, с помощью поморов перевалил шары порозов за борт. Сами по себе тяжелые, они благодаря полости были легче воды, а потому сплавлять железяки получалось куда проще, нежели нести.
   Федька вылез вслед за атаманом, решительно взялся за один из шестов. Князь нахмурился, покачал головой. Паренек упрямо поджал губы. Спорить молча получалось плохо, и Егор смирился, поволок два пороза, осторожно переставляя ноги по скользким камням и позволив юному ушкуйнику тянуть третий. Где-то за четверть часа они миновали раскат, повернули за башню к острову Серых Монахов. Здесь атаман жестом остановил назойливого помощника, один из своих фугасов оставил рядом с ним, с другим двинулся дальше, к воротам.
   Поднимаемый мост – отличное изобретение, когда хочешь остановить вражескую армию. Однако у него есть серьезный неустранимый недостаток: спрятавшаяся за запертыми воротами стража не способна увидеть, что происходит по ту сторону стены. Удобно расположившись на камнях под воротами, Егор расковырял залитый воском хвостик пропитанного селитрой огнепроводного шнура, затем снял крышку трутницы, разворошил пепел, добираясь до медленно перегорающего березового гриба, ткнул кончик шнура в слабый огонек, подул. Почти сразу послышалось жадное шипение. Атаман, заткнув трутницу, быстро поднял пороховой фугас, прижимая его к воротам, а основание шеста опустил в воду, на ощупь пристроив между валунами.
   Сверху послышался мужской голос – не дожидаясь продолжения, Егор нырнул в воду и стремительными саженками поплыл вдоль стены. Двигаться так получалось куда быстрее, нежели прыгать с камня на камень, рискуя подвернуть или сломать ногу. Спустя минуту он обогнул башню и вылез на берег, вытянувшись рядом с Федькой.
   – Кажись, сделал… – Он покачал головой: – Если ушкуи не поспеют, мы окажемся законченными дураками. И хорошо, если живыми.
   За стеной оглушительно грохнуло. Да так, что содрогнулась земля, а вода испуганно загудела. Послышались крики. Но вряд ли в городе хоть кто-то мог догадаться, что именно происходит в самом безопасном его месте.
   Ухватив шест второго пороза, Егор снова кинулся в ледяную воду, поплыл по протоке вдоль берега, загребая одной рукой, а ногами толкаясь о самое дно. Даже в ночи было хорошо видно густое дымное облако, расплывающееся от моста к острову Серых Монахов. Атаман скользнул в него, добрался до ворот, почти на ощупь запалил шнур, прислонил пороз к обломкам подъемного моста, нырнул в протоку, торопясь убраться подальше от опасного места. Минута – и повторный взрыв заставил крепость содрогнуться до основания.
   – Ушкуи!!! – закричал Федька в самое ухо князю, тыкая пальцем в скользящие низко над водой тени. – Они здесь!
   По уговору, Осип Хвост должен был высадить ватажников у пролома, который устроит атаман. Но, увы, Егор пока еще даже примерно не представлял, насколько эффективным оказалось его супероружие. Возможно, ворот уже не существует. А может – их только слегка покосило.
   – Покажи им дорогу! – приказал он и снова вошел в воду, потянув за собой последний фугас.
   Пороховой дым на месте взрыва был столь густым, что даже днем было бы невозможно различить хоть что-то на расстоянии вытянутой руки. Не без труда, пробираясь практически вслепую, атаман нащупал одну из опор моста, повернул от нее к крепости. Найдя ворота и хорошенько их полапав, Егор понял, что местами они все-таки разрушены, запалил шнур последнего пороза и затолкал в один из проломов, в межвратное пространство.
   Третий взрыв потряс Стекольну, когда ушкуи уже входили в протоку, один за другим растворяясь в дыму. Егор, отдыхая, прислушался. Если ворота выбиты – в городе должен возникнуть шум. Увы, оглушенный тремя близкими взрывами подряд, атаман различал только зудящий монотонный гул в ушах.
   – Федька, ты где?! – крикнул он. – Лодку сюда подгони!
   Пока он переодевался, влезал в броню и опоясывался, дым рассеялся, и когда лодка остановилась возле пустых ушкуев, наскоро привязанных к сваям моста, Егор смог воочию убедиться в мощи своего оружия. Неизвестно, насколько хороши были первые два фугаса – но третий, рванувший между воротами, вынес створки и внешние, и внутренние вместе с петлями, вывернув и скинув наземь несколько валунов каменной кладки.
   – Атаман, это ты? – спросили из темноты улицы.
   – Тимофей? Сколько у тебя людей?
   – Как велено, два десятка…
   – Все за мной!
   Скользя левой рукой по стене, чтобы не закружиться в темноте, Егор добежал до угловой башни. И опять нападающим помогли сами караульные. Услышав движение, они сбросили вниз два факела, освещая черный проулок. Этого света вполне хватило, чтобы увидеть низкую дощатую дверь.
   – Руби! – атаман отступил в сторону.
   Двое ушкуйников подскочили и заработали топорами, остальные вскинули щиты, прикрывая их сверху. С башни посыпались копья. Один из ватажников вскрикнул, выдернул пику из ступни, запрыгал в сторону. Егор, спохватившись, тоже вскинул щит, и почти сразу сильнейший удар вырвал дощатый круг из его руки: копье ударило в самый край, возле окантовки. Совершенно открытый сверху, Вожников ощутил себя словно голым, ожидая добивающего укола – но шведы кидать копья перестали. Похоже, они у защитников просто кончились.
   Затрещала, поддаваясь, дверь. Ушкуйники навалились. Кто-то вскрикнул и упал – изнутри его ударили мечом. Кто именно – не разглядеть. Сброшенные сверху факелы догорали, и теперь место схватки подсвечивалось только лампами, что висели в башне.
   – Ты, ты и ты, – дергая за плечи, оттянул троих ватажников Егор и указал на дом напротив: – Поднимитесь наверх и запалите кровлю.
   – Сделаем, атаман, – отозвались ушкуйники, перебежали улицу и, поскольку дверь была окована железом, принялись рубить ставни.
   В башне один за другим хлопнули два выстрела. Кто-то из нападающих упал, их сменили другие – но движение все равно застопорилось. Шведы внутри, прикрывшись щитами, упирались изо всех сил, не пуская врагов в башню. Снаружи, тоже щитами, давили на них ушкуйники. В давке – такой, что кости трещали, – ни защитникам, ни атакующим было просто не шелохнуться.
   – Атаман, щит! – Федька сунул Егору потерянный было предмет вооружения.
   – А ну, присядь, – скомандовал ему Вожников, ступил парнишке на плечо, оттолкнулся, забрался на головы своих товарищей, прополз вперед и, протянув руку под самым срезом дверного проема, несколько раз наугад ткнул туда саблей. Попал – не попал, однако упрямство шведов внезапно ослабло, людской поток хлынул в проем, даже не внеся, а буквально зашвырнув командира в башню. Здесь толпа разошлась, и атаман, потеряв опору, рухнул на пол.
   Над головой зазвенела сталь. Егор быстро откатился, вскочил, увидел перед собой лицо с опрятной тоненькой бородкой, тут же ткнул вперед клинком: в его ватаге таких бородок не носили. Швед, округлив глаза, отвалился в сторону, дрогнул воздух – Вожников резко отпрянул, рубанул саблей в ответ, поднырнул, снова уколол. В сумраке, слабо разгоняемом светом двух лампадок на стенах, ничего толком понять не удавалось, атамана выручали чистые рефлексы, оставшиеся с боксерских времен. Правда, там бойцы, зевнувшие удар, обычно получали нокаут, а не поминальную службу – но зато и удары кулаком всегда получаются стремительнее, нежели тяжелым клинком.
   Тень напротив выдохнула, подсказывая, что снова вкладывает всю силу в выпад. Егор, опустив саблю, крутанулся, отмахиваясь от невидимого оружия, и, шагнув ближе, обратным движением быстро ударил шведа локтем в лицо, отступил, рубанул поперек, пользуясь мгновениями замешательства противника. Болезненный вскрик подсказал, что удар пришелся в цель.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация