А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воевода" (страница 26)

   С этого мига великая княгиня Софья Витовтовна перестала существовать. Так же точно, как если бы Егор перерезал ей горло. Но это убийство обошлось хотя бы без крови.

   Московская дружина, несмотря на все поспешание, вернулась в разоренную плотницкую слободу только на третий день пути – усталая и практически без лошадей. Боровицкие ворота, доверху заложенные камнем, дымы над Москвой и отсутствие стражи на стенах рассказали им все. Новгородцы смогли воспользоваться промашкой великого князя в полной мере, отгородившись ныне от Василия Дмитриевича стенами его собственной столицы. Между тем у московских воинов не было с собой ничего, что могло бы помочь преодолеть высокие известняковые стены. Ни таранов, ни камнеметов, ни пушек. Ничего…
   Однако Чингисид не умел сдаваться. Осмотрев крепость снаружи, он вернулся к Василию Дмитриевичу с новым планом:
   – Они все еще внутри, великий князь, – опустился он на колено рядом с попоной правителя. – Я велел перекрыть дороги и ставить засеки. Новгородцы сами загнали себя в ловушку. Им не уйти из города и не вывезти из него добычи. Нас мало для штурма или битвы, но отбить вылазки сможем. Возьмем их осадой. Без подвоза еды больше двух месяцев Москве не продержаться. Через седьмицу или две подойдет хоть одна из порубежных ратей, наши силы сравняются. И у нас появится конница! Мы возьмем их при попытке выйти, и чем позже они сунутся наружу, тем меньше у них возможности прорваться.
   – Хорошо, – смирился с неизбежностью великий князь. – Возьми мою дружину и уничтожь их. Доверяю.
   Царевич Яндыз все равно фактически уже командовал дружиной. Оставалось это только признать.
   Два дня московские ратники, скинув доспехи сами и согнав смердов из ближайших деревень, окружали Москву новой неодолимой стеной, вкапывая рогатины на полях и наволоках, ставя срубы на трактах и засыпая их землей, выкапывая перед укреплениями глубокие рвы, подрубая деревья в дровяных лесах, заваливая их крест-накрест и затачивая направленные в сторону осажденной крепости сучья. Теперь человеку было трудно даже просто уйти из города. А если его захотят остановить дозоры – то и невозможно. Прорваться же целой армии, да еще с длинными тяжелыми обозами…
   Спасти новгородцев могло только чудо.
   И, к ужасу Чингисида, оно произошло.
   В один из дней Москва-река заполнилась кораблями. Ладьи, струги, ушкуи, насады, кочи теснились на воде, не помещаясь меж берегов и цепляясь бортами, один за другим подваливали к причалам. А потом уходили, скатывались вниз по течению и за излучиной вставали на якоря. Работы на причалах продолжались и ночью, и весь следующий день – а потом все закончилось. Корабли ушли, оставив Москву почти целой – со всеми ее домами, укреплениями и храмами. Вот только тихой и пустой.
   Известие о том, что многотысячная новгородская армия смогла всего за несколько дней разгромить великого князя и захватить Москву, разбежалось по уделам и землям быстро и далеко, а огромный флот из многих сотен судов был тому серьезным подкреплением. Ни Коломна, ни Рязань, ни Муром, ни Нижний Новгород не рискнули остановить возвращающуюся с победой огромную могучую рать. Корабли проплывали под их стенами, под жерлами орудий, возле которых стояли наготове наряды с раскаленными запальными штырями – но ни одного выстрела так и не прозвучало, ни одна стрела не взметнулась над водной гладью, чтобы вонзиться в палубу проплывающего ушкуя или ладьи. Во всех церквях вдоль Оки шли молебны во избавление от опасности – чтобы минула беда, чтобы бесчисленные разбойники не остановились и не разорили еще кого-нибудь, раз уж невинный город или село удачно попались на их пути.
   Но корабли не останавливались, не высаживали дружин, никого не грабили и не обижали. Груженные до самого верха, они торопились домой, к далекому Волхову. И на одном из этих идущих под всеми парусами ушкуев отдыхали в тесной каютке князь Заозерский и его жена.
   – Хочешь знать, почему я тебя не убила? – как-то неожиданно поинтересовалась Елена, откинув одеяло и поцеловав мужа в живот. – Я все слышала. Даже собираясь заняться блудом с другой, ты все равно думал обо мне. Ты хотел сквитаться за меня, сделать это из мести. И хотя я страшно заревновала… Но я все равно поняла, что ты меня любишь…
   Она подумала и добавила:
   – Но если еще когда-нибудь, хоть один раз, ты прикоснешься хоть к одной другой женщине, я отрежу тебе то, чем ты это сделаешь, засушу, положу в шкатулку и буду носить с собой. Коли ты не способен правильно распорядиться своим достоинством, пусть оно лучше будет храниться у-у-у-у… Ой!
   Егор сцапал ее за плечи, перевернул, скинул на простыню рядом, приподнялся, грозно нависнув над хрупкой супругой всем своим мясистым телом:
   – Сказал бы я тебе!.. Но только зачем, если все равно никогда не стану тебе изменять?
   Елена рассмеялась, обняла его за шею:
   – Любый мой! Единственный, желанный, ненаглядный. Теперь мы всегда будем вместе! После того, что ты сотворил с Москвой, Василий уже точно никогда больше не рискнет тебя тронуть. Мы можем спокойно вернуться к себе в Заозерье и ни о чем не беспокоиться. Только ты и я, Егор. Я и ты, мой милый. До конца жизни.
   – До конца жизни, это да, – согласился Вожников. – А вот насчет «спокойно», это вряд ли.
   – Почему?
   – Лена, ты знаешь, что такое велосипед? – спросил он и тут же ответил сам: – Хотя, о чем это я? Откуда?
   – Что за «велосипед»? – заинтересовалась княгиня.
   – Это такое устройство, которое позволяет передвигаться удобно, просто и очень быстро. У него есть только один недостаток. Если на нем остановиться, он тут же падает набок вместе с седоком.
   – Забавно, – рассмеялась Елена.
   – Не очень, – опустился рядом с ней Егор. – Я сейчас точно в таком же положении. При попытке сбросить скорость сразу наступает карачун.
   – Я тебя не понимаю. Поясни, – потребовала супруга.
   – Чтобы собрать больше ратников, я взял Стокгольм. После большой добычи у меня стало больше сил, а с большими силами я взял еще больше добычи, ко мне пришло еще больше воинов, я взял еще больше добра, и теперь, после Москвы, ко мне станут вербоваться еще больше охотников легко и быстро разжиться золотом с помощью меча. Однако, если сейчас я вдруг остановлюсь, если обниму тебя и поеду жить на Воже-озеро в покое и радости, ватага меня просто не поймет. В худшем случае возненавидят, сочтут предателем. В лучшем – просто выберут нового вожака. Но в любом случае я останусь без армии. Как тебе такой расклад?
   – Про-оклятие! – Елена откинулась на подушку. – Что же делать?
   – Велосипед. Чтобы не упасть, нужно двигаться, – пожал плечами Вожников. – Нужен новый поход за еще большей добычей. Но тут имеется серьезная засада. Сотни ладей – это не десятки, в Балтийское море такой флот незаметно не выведешь. Самые мощные морские силы там, у Ганзы и Швеции. Они возможности отомстить не упустят. Выходит, Балтика для меня закрыта. Литва сейчас крестоносцев бьет. Значит, хорошие парни, их обижать не хочется. Самый богатый город Руси мы уже взяли. Да и вообще, бить своих, русских, нехорошо. Остается только Орда. Но против нее, боюсь, войск все равно будет мало. Да еще московский князь… Раньше Василию до нас было как-то фиолетово. Лень таскаться, вот и не трогал. Теперь же так просто слабости не спустит. Коли узнает, что я с основными силами ушел куда-то на сторону, обязательно сквитаться придет. Такой вот парадокс. Уходить нельзя, а оставаться еще хуже.
   – Нужно что-нибудь придумать, Егорушка, – сама себя погладила по голове княгиня. – Обожди, дай подумать. Должен быть какой-нибудь выход. Выход есть всегда.

   Сентября 1410 года
   Москва

   В посольской палате настроение держалось не самое лучшее, да и дума была не в пример жиже, нежели ранее. Недавний разор великокняжеской столицы поселил в умы многих бояр и князей сомнения в силе Василия Дмитриевича, в его способности защитить пришедших к нему под руку людей. Посему иные воины, целовавшие крест на верность, от службы стали откровенно уклоняться, отъехав в свои уделы. Другие, беглые, тихо ушли искать покровительства у иных князей или ханов. Опустошенная казна лишила Москву возможности платить за службу, а вместе с тем – и многих бояр, которые, не имея земли, продавали свой меч и кровь за серебро.
   Подати упали – товар купеческий за бесплатно отплыл на север, торговать оказалось нечем. Разоренные горожане не могли покупать на рынке даже самое насущное – и в Москву не приплывали гости из других городов. Собственные смерды, разбалованные ворогом, который не разорял, а еще и приплачивал за взятый хлеб и скот, – откровенно нахваливали новгородцев и не желали везти оброк жестокому и неудачливому московскому хозяину. А у того не имелось сил, чтобы осадить наглецов твердой рукой. Радовало только то, что не нужно было везти «выход» в Орду – там опять началась замятня, на стол сел то ли Зелени-Салтан, то ли хан Керимбердей, а может, уже и кто-то третий. А нет хана – некому и дань давать.
   Денег в казне не было даже на то, чтобы восстановить Боровицкие ворота – и каменная кладка вместо подвесного моста лишний раз напоминала городу о перенесенном унижении.
   В таком положении ничего хорошего Боярская дума не ждала и от послания, привезенного раненым боярином Зориным, взятым в полон после первой сечи – а ныне отпущенным домой с поручением. Все понимали: Новгород хочет выкупа за полон. И как ни крути – его придется собирать, отнимая последнее от княжеской казны, отвозя победителю все серебро, что соберут мытари и тиуны в иных, не испытавших разорения городах и весях.
   – Ну, сказывай, – разрешил князь Василий полонянину, стоящему перед ним в неожиданно добротном кафтане и с лубком на левом плече.
   – Князь Заозерский молвил, что читать его письма ты ленишься, великий князь, а потому на словах велел передать… – Боярин Зорин развернул приготовленную грамоту и стал читать вслух: – «Просил я тебя, Василий Дмитриевич, отдать мне поганого Нифонтика, князем себя беззаконно кликающего? Труса подлого, что собственную племянницу в полон на поругание басурманское продал? Ты, князь, мне в том отказал, Нифонта на суд справедливый не выдал, от меня потребовал головой пред ним повиниться. Теперь видишь, что из этого получилось?»
   Тонколицый князь Нифонт, почуяв неладное, отступил к стене и стал осторожно пробираться к выходу.
   – «Но я, князь Василий, зла на тебя не держу, – продолжил чтение боярин. – Ноне, когда за подлость Нифонтову мы сквитались, забыть предлагаю все распри прежние и жить далее в мире и единомыслии. Ведаю я, разор в землях твоих из-за Нифонта изрядный приключился. По дружбе предлагаю тебе убытки те уменьшить по мере возможности, а то и вовсе возвернуть. Сделать сие несложно. Ныне я намерен на Орду походом ратным пойти. Коли ты дружину свою к войску моему присовокупишь, то и мне победа легче достанется, и тебе доля серебра, у басурман взятого, прежний достаток вернет…
   – На Орду! На Орду, – зашевелились беглые царевичи, почуяв возможность сквитаться с ворогами за прежние обиды и вернуться в родные улусы, к отнятым кочевьем.
   – «За сим уважение свое глубокое выражаю…» Князь Заозерский выражает, – поправился боярин Зорин и скрутил грамоту. – Еще он просил всячески в чувствах дружеских тебя заверить, великий князь. Сказывал, Нифонта он ненавидит за подлости содеянные и за ним охотится. К тебе же вражды нет…
   – Ах он, подлый прыщ! – гневно хлопнул руками по подлокотникам Василий. Вставать, увы, опасался. – Сперва разорил, теперь же в чувствах дружеских заверяет!
   – Не вели казнить, вели слово молвить! – отделился от толпы татарских царевичей Яндыз. – Наше дело – ратное, для походов мы рождены, в сечах живем, о битвах мечтаем. Но воина честного, с коим меч скрестить приходится, мы уважаем, даже когда убить пытаемся. Судьба переменчива, с недавним врагом опосля кумыс за одним дастарханом пить доводится. Князь Заозерский город твой на меч взял, в честном походе ратном. В том обиды нет. Отравить подло тебя не пытался, лазутчиков не подсылал, колдовством не пользовался. С мечом пришел, открыто…
   – А что с женой князя учинил?! – вмешался князь Юрьев. – В монахини насильно постриг!
   – Это верно, постриг, – согласился Чингисид. – Не глумился, не позорил, не насмехался. Постричь – постриг, но на честь ее не покусился. Разве это не уважение? Княгиню не обесчестил, стало быть, и мужу ее бесчестия не сделал. А в монахини постричься – в том позора нет. То дело богоугодное.
   – Басурмане начали говорить о христианской богоугодности? – съязвил князь.
   – Замолчи, Георгий! – осадил его Василий Дмитриевич и обратился к татарину: – Мне не нужно дружбы князя Заозерского, царевич Яндыз. Я хочу получить его голову!!! Хоть на подносе, хоть в миске, хоть поднятой за волосы, хоть на ремне, продетом в уши! – К концу своей речи великий князь окончательно сорвался на крик.
   – Воля твоя, княже, – поклонился Чингисид. – Но опасно нападать на врага, когда он силен, а ты слаб. Воевать нужно, когда слаб враг, а сила за тобой. Сегодня сила в Новгороде, княже. Сегодня надобно проявить терпение. Сила княжеская – в серебре и злате. И то, и другое есть в Орде. Князь Заозерский воевода хитрый и храбрый, он способен победить Зелени-Салтана. Куда разумнее принять участие в дележе добычи, а не смотреть за этим со стороны.
   – Я вижу тебя насквозь, Яндыз! – откинулся на спинку кресла Василий Дмитриевич. – Тебе нет дела ни до Москвы, ни до моего позора. Ты просто хочешь отомстить за свое изгнание!
   – Да, я хочу отомстить, – не стал отрицать очевидного татарин. – Я и все мы, верные тебе ханы, знаем степь и ее дороги, знаем тайны и хитрости обороны Золотой Орды, у нас есть родичи и сторонники в тамошних кочевьях. Чтобы сесть в Орде, нам не хватает только мечей. Дай мне свою дружину, княже. Пусть твой враг подл, но вместе с ним мы справимся с любым поволжским ханом. Я утолю свою душевную жажду, а тебе отошлю полные телеги золота. Когда Москва станет прежней, ты сможешь вспомнить прежние обиды. Ныне же позволь твоей дружине встать рядом с новгородскими разбойниками. Сила общая будет таковой, какую никто ранее и не видывал. Зелени-Салтан против такой не устоит. Я – стану ханом Золотой Орды. Ты – станешь великим князем всего русского улуса. А расхрабрившийся тать… Тать получит то место, которое он заслуживает.
   Великий князь Василий Дмитриевич надолго задумался, кусая губу.
   Как ни жаждал он крови подлого и коварного ушкуйника, разорившего Москву, но не он един представлял опасность его власти. Чингисид уже прочно обосновался в должности воеводы, дружина слушалась его беспрекословно, царевичи были готовы поддержать в любой момент. А ведь всего пару недель назад он нашел способ обезопасить Яндыза… Послать его в Орду, на татарские пики. Коли ныне он рвется туда сам – отчего бы и нет? Для мести самозваному владетелю Заозерского удела великий князь все равно пока еще слишком слаб. Так почему бы для начала не избавиться хотя бы от Чингисида?
   – Иисус, Господь наш всемогущий, принял смерть мученическую, избавляя нас от грехов смертных, – медленно произнес великий князь. – Сам прощал и нам велел прощать врагам нашим их прегрешения. Коли тать новгородский раскаивается в грехе своем и покровительства моего ищет, грех не ответить ему прощением. Будь по-твоему, хан Яндыз. Доверю тебе рати свои храбрые. Напиши этому хитрому атаману, что поведешь вместе с ним на Орду московское войско.
   Сам Василий ничего писать не собирался, равно как и называть ватажника князем – тоже. Зачем? Это помешает повесить татя на перепутье, когда негодяй рано или поздно попадется к нему в руки. Равно как позволит легко откреститься от участия в войне, коли новый ордынский хан разгромит врагов. Наоборот, если чаша весов склонится в пользу Орды – он с удовольствием поможет добить «бунтарей», заслужив доверие нового татарского повелителя. Отрежет головы и пришлет в подарок. А ушкуйника Заозерского посадит на кол у Боровицких ворот. Славное, однако, из него выйдет украшение! Назидательное…
   И великий князь мечтательно улыбнулся в ответ на приветственные крики татарских изгнанников.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация