А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Блуждающие тени" (страница 25)

   – Да, ясно, что тебя мучило все это время, – усмехнулась Лена. – Согласна, это меняет дело. Вот только поймут ли это наши «работодатели» – Старик, например?
   – А куда он денется? Поставим условие – лечим кого приведут, но человека со «слизняком» не отпускаем! Лечим тут, ставим «слизняков» тут, снимаем тут! Иначе я не согласен. Куда он денется? Мы можем лечить абсолютно безнадежные болезни – главное, не переборщить с высасыванием жизни у доноров, и все!
   – А не хочешь попробовать бросить «слизняка» в пространство, чтобы он присосался сам к кому-нибудь? Ну как жрецы это делают!
   – Честно? Неохота. Но давай попробуем… шлепну его безадресно, что будет – увидим…
   Создав «слизня», я не направил его ни на кого, а послал в пространство и с отвращением увидел, как тот застыл посреди комнаты, будто принюхиваясь, потом заструился в сторону парней, замер и вдруг, как живой, метнулся к черноволосому и прилип к его спине. Тот ойкнул и замер.
   Я подозвал парня, схлопнул «слизня», отправил подопытного на место и сказал Лене:
   – Запросто. Вот только делать это я не буду…
   – Не зарекайся, – проницательно сказала подруга и спросила: – Ну что, будем сообщать Старику?
   – Нет, подожди – завтра скажем. После того как сделаем то, что должны.
   – Имеешь в виду бомбы? Ох, страшновато…
   – Теперь нет. Теперь я наброшу на тебя поводок, «слизня» на парня, и, случись что, ты выживешь.
   – А он?
   – И он. Чего ему сделается? Небольшой разрез на спине, уйдет часть энергии жизни – неделя, и будет здоровее, чем прежде. Парни кровь с молоком, для того я их и вызвал сюда. В общем, на сегодня все, завтра займемся своими проблемами, ну а после операций уже подумаем, как и что сообщить Старику.
   – А мне придется тебя резать, да? Кошмар… кстати, сразу-то нельзя будет набрасывать «слизня», ты не забыл? Вначале разрезать, достать, а потом уже «слизень»… иначе он просто схлопнет рану и не даст достать бомбу. Ты же знаешь, как быстро затягивается рана, если использовать «слизня». Сумеешь накинуть на меня поводок, когда я буду лежать с разрезанной спиной? И еще хуже – сам-то сможешь накинуть поводок, будучи исполосованным?
   – Должен смочь, другого ничего и не остается, – нарочито уверенным голосом сказал я. На самом деле я не был так уверен, но в любом случае, ведь у нас еще были и обычные лекарства, не все же уперлось в амгуров. – Ну что, парней отпускаем до завтра? Пусть приходят с утра и ждут. Эй, парни, на сегодня свободны, завтра приходите с утра и ждете, пока не позовем! Все, шагайте!
   Мы с Леной собрали разбросанные листы меди – сегодня уже не хотелось ничего изучать, ничего искать… будет еще время. Наверное.
   Закончив, отправились в спальню и бухнулись на постель, где некоторое время лежали, глядя в потолок и предаваясь восхитительному ничегонеделанию.
   Лена задумчиво сказала:
   – Слушай, а ведь теперь ты можешь лечить практически любые болезни… представляешь, какие деньги ты можешь зарабатывать на Земле? Помнишь, как умер Фредди Меркьюри – оставил после себя шестьсот миллионов долларов, достались государству, у него даже родственников не было. Такой богач отдаст любые деньги, чтобы вылечиться… Можно и благотворительностью заниматься – я же знаю, что ты не утерпишь и будешь лечить всяких убогих и обиженных, – но и деньги можно иметь огромные!
   – А ты не думаешь, что после этого на нас опять выйдут наши «друзья» – куратор и иже с ним?
   – Да, это точно… засветимся, и могут выйти… ну так надо сделать все, чтобы не вышли! Теперь я с тобой согласна – завалить их к чертовой матери, и все. Нет человека – нет проблемы!
   Я усмехнулся:
   – Забавно, в тебе уживаются и кровожадность и жалость… Придумаем чего-нибудь. Только нам еще вернуться надо – не забывай, портал где-то в главном храме богов, попасть на Землю мы можем только через него! Надо прочитать все остальные документы. С амгурами вроде как мы разобрались, а со сферой? Уверен, где-то есть информация о порталах. Обязательно должна быть…
   – Слушай, Серег, давай куда-нибудь сходим? – неожиданно сменила тему Лена. – Ну что мы сидим дома как прикованные! Где-нибудь музыку послушать, посидеть, а? Есть тут какие-то заведения, где можно послушать певцов, или как тут у них называется – менетсрелей, что ли?
   – Менестрелей, темнота! – рассмеялся я. – И вообще, менестрели в средневековой рыцарской Европе! А тут откуда им взяться?
   – Да какая, к черту, разница – барды, акыны, кто там у них? Пошли сходим куда-нибудь! Скучно мне до смерти… так надоели эти «слизняки», рожа кухарки да постный слуга! Ну своди меня куда-нибудь, а?! Чтобы пели, плясали!
   – Хм… ну пошли… сейчас узнаю у слуг, где, в каком заведении можно как следует посидеть, да сходим. Собирайся. Можешь надеть самые лучшие принцесские одежды!
   Лена взвизгнула, поцеловала меня в губы и кинулась к шкафам отыскивать свои шмотки, а я побрел вниз, обреченно думая о том, что всегда терпеть не мог эти самые злачные заведения… но чего не сделаешь ради своей подруги?
   На кухне за столом сидели слуга, кухарка и, как ни странно, волколак. Похоже, Лена внушила женщине не только преданность хозяевам, но привязанность к Гарсугу – кухарка прямо-таки таяла, глядя на него.
   Я кашлянул, привлекая к себе внимание, и спросил:
   – Подскажите мне, где в городе есть приличное заведение, в котором выступают певцы, какие-нибудь артисты… где можно выпить, потанцевать, послушать музыку? Или нет такого?
   Слуги привстали со своих мест, увидев меня, я остановил их рукой, а Гурант после небольшого раздумья сказал:
   – Есть заведение, туда обычно ходят отпрыски благородных, богатенькие дети купцов и промышленников – даже сын и дочь главы города, ну и остальные. Там выступают певцы, акробаты, жонглеры, кудесники всякие, в общем. Дорого только там, как я слышал, а так – заведение чистое и приличное. Это в центре, пешком часа два. На извозчике – с полчаса. Называется – «Золотое дерево». Платите за вход, ну и там можно купить что надо. Любому извозчику скажете – хочу в «Золотое дерево», он вас отвезет за пять сиклей. Или за десять. Как договоритесь. Вас проводить туда?
   – Я провожу, – вызвался Гарсуг, – все лучше, чем дома сидеть, воздухом подышу. Я знаю, где это.
   – Хорошо, иди ищи извозчика. А мы с госпожой Лилин сейчас спустимся.
   Я поднялся наверх – Лена была еще не одета и бегала по спальне в нижней короткой юбке, по пояс голая, колыхая упругой торчащей грудью так, что у меня сразу возникло желание завалить ее на постель… и никуда не тащиться, ни в какие местные ночные клубы.
   Но нет – она тут же вырвалась, едва не ободрав меня, и заявила, что покувыркаться мы всегда успеем, а вот посмотреть на местные кафешантаны, возможно, доведется не скоро.
   Ну что же… слегка разочарованный, я оделся, выбрав из обновок то, что получше, повесил на шею пресловутый кошелек, уже однажды срезанный у меня ловким вором, достал новые башмаки и вышел из комнаты со словами:
   – Если через пять минут ты не спустишься, я уеду один и найду себе там смазливую бабенку, которая уж точно не будет против, чтобы я ее потискал, в отличие от тебя!
   В ответ Лена запустила в меня башмаком, который я поймал и поставил рядом с дверью – а то потом искать придется.
   Не через пять, но через пятнадцать минут мы уже сидели в коляске, громыхающей по каменной мостовой.
   Ехать было достаточно далеко, так что было время обдумать наши дела, несмотря на то что Лена болтала без умолку, обсуждая местные фасоны шмотья и обуви, до которых мне было столько же дела, сколько до добычи рыбы в Сомали.
   За мыслями о сущем и болтовней Лены дорога прошла незаметно, и вскоре мы подъехали к заведению, у которого скопилась куча колясок, карет и всякой такой братии, ругающейся, орущей и плюющейся как извозчики.
   Посмотрев на эту мешанину повозок, я пожал плечами и предложил:
   – Лен, давай пешком дойдем эти сто метров? Похоже, у них считается престижным подъехать вплотную к дверям, но мы же не гордые, чтобы торчать в пробке из повозок, лишь бы не идти своими ногами? Не гордые, ага. Пошли! Только не запыли свое платье…
   Лена нарядилось в то самое длинное белое платье с золотыми узорами, на волосах сеточка, височные украшения с камешками, браслеты на руки, глаза слегка подвела и чуть нарумянила щеки, как она объяснила – по местной моде. По мне, так она выглядела обворожительно! Секси!
   Вход в заведение стоил аж пять серебряных сиклей – с носа. Это было довольно много, но я, чертыхнувшись про себя, заплатил. Здоровенный вышибала осклабился в улыбке, пропуская нас, и точно оглянулся вслед моей подруге.
   Зал меня ничем не удивил – столики, стулья, сцена с подсветкой, только вместо фонарей-осветителей – магические сферы (опять вспомнил и подосадовал, что так и не научился навешивать сферу куда угодно, как обученные гауры).
   Распорядитель усадил нас за один из столиков и спросил, что мы будем заказывать.
   Я по уже отработанной схеме предложил ему принести бутылку хорошего вина, закуски получше и чего-нибудь просто попить – он согласно кивнул и убежал.
   Зал постепенно заполнялся. Осматривая публику, я заметил одну штуку: на многих из этих хорошо одетых людей висело сразу по несколько нитей – поводков к амгурам.
   Задумался… вот теперь ясно, откуда в нашем мире так много «слизней»! Ведь что получается – если жертва амгура умирает, то нить рвется, и надо заново совершать обряд привязки, проходит время, а ведь за это время можно заболеть или, попав в неприятности, и вовсе лишиться жизни. Но когда ты подстрахован множеством амгуров – у некоторых я насчитал до десятка поводков, – то и из жертв не сильно отсасывают жизнь, они живут десятки лет, и не надо так часто обращаться к гаурам за помощью.
   Делаю вывод: гаур может навешивать несколько поводков зараз. Почему же я не могу навешивать сразу несколько «слизняков»? Хм… глупый вопрос. А я пробовал? Да мне это даже в голову не приходило! Вот черт… Итак, к примеру, миллион богатых людей навешивает амгуров на десять миллионов человек – вот откуда столько больных, проклятых людей у нас в стране. А почему у нас в стране? Почему не в других странах? А я видел в других? Может, там то же самое? Я же не выезжал за пределы России… И еще: а кто сказал, что «проклятых» десять процентов? Вполне вероятно, мне показалось – просто я был в таких местах, где существовала их наибольшая концентрация – больницы, например, или моя квартира, – куда они сходились толпами. Я же не считал, сколько их, тем более что это был город – может, в городе их больше? Опять – откуда я знаю, сколько людей тут могут себе позволить нести поводок амгура и сколько вообще живет в этом мире?
   Старик говорил – несколько миллионов человек. А сколько именно – десять? двадцать? сто? У меня сложилось впечатление, что о переписи населения тут не имеют никакого представления. Если кто-то и знает о примерном количестве людей, населяющих этот мир, так это только канцелярия Храма, занимающаяся сбором налогов.
   Вообще, если посчитать грубо, сколько потомства дали десять тысяч людей за пять тысяч лет? Ой, голову сломал… сто лет – это в среднем пять поколений, в каждом в среднем по пять детей… да-а-а-а… точно будут миллионы. Кстати, надо отдать должное жрецам: умудриться сдерживать прогресс на протяжении пяти тысяч лет – надо быть гениями.
   Тут должна быть сильная тайная служба, очень сильная, иначе как они могут отслеживать настроения в народе и гасить опасные веяния в зародыше? А тогда – какого черта мы поперлись сюда, когда вот-вот нас начнут разыскивать ищейки Храма? Нам забиться в нору и сидеть безвылазно, пока все не успокоится!
   А с другой стороны – вряд ли нас будут искать в таком людном месте. Ведь они кого ищут? Странных людей в непонятных нарядах, которые не знают языка и обычаев и скитаются по селениям, не зная, куда деться. Неужели чужеземцы попрутся в кафешантан, как мы? Да и время еще не вышло – сколько прошло после того, как мы ушли из дома Арданана, пара дней? Нет, они еще не могли за нас взяться как следует, можно без опасений насладиться отдыхом – мы это заслужили, право слово. Но вот потом… потом надо будет залечь на дно и дней десять не высовываться.
   Свои рассуждения вкратце довел до Лены, она согласно кивнула и сказала:
   – Серег, я же не дура. Ты прекрасно знаешь, что обучена я совсем неплохо, и учили меня так же, как и тебя, и я не капризная дурища – все просчитала, опасности нет. Искать тут нас вряд ли будут, ну а от случайностей никто не застрахован. Не сидеть же нам в четырех стенах. Что касается амгуров – после того как ликвидируем наши бомбы, потренируешься. Пока что наслаждаемся и смотрим – вон вроде как спектакль начинается… или представление, черт знает как его назвать.
   На сцене появились две девушки в довольно легкомысленных нарядах, они крутились колесом, подкидывали друг друга – акробатки. Их тела просвечивали сквозь полупрозрачную ткань, что очень нравилось окружающим – мужик за соседним столиком чуть не обслюнявился до колен, аж привставая с места и вытягивая шею.
   Потом настал черед жонглеров показать свое мастерство и стати – симпатичные молодые парни привели в экстаз дамочек за сорок, таких в зале было пруд пруди… впрочем, и некоторых мужиков тоже.
   Номер следовал за номером, я откровенно скучал и подливал себе вина, кстати, очень, очень хорошего, даже на мой неискушенный вкус.
   Лена с интересом смотрела на сцену, иногда комментируя действие, особенно когда вышли метатели ножей – к мишени встала девушка с почти что обнаженной грудью, на ней было что-то вроде топика, с трудом удерживающегося на сосках, а мужик метал в нее различные предметы, от кривых ножей и серпов до топоров. Зрелище было и правда душещипательное.
   Лена спросила меня:
   – А ты бы так смог? Вот так, топором между ног? Брр…
   – Между ног-то? Смог бы… но не топором, – меланхолично ответил я, очищая себе местный аналог апельсина.
   – Охальник! Вечно ты опошлишь! – хихикнула Лена и снова переключила внимание на сцену – вышли вроде как барды с инструментами, похожими на мандолины.
   Зал оживился, а молодые певцы с нарумяненными лицами и подведенными глазами, подыгрывая себе на своих балалайках, запели сладкими голосами что-то вроде любовной баллады.
   Из их велеречивого повествования я понял – парень и девушка покувыркались, а этого никто из их родни не одобрил, заклевали несчастных, и они свалили в тайгу, где и жили-поживали, добра наживали, пока парня не сожрал тигр. Откуда в тайге тигр – хрен их знает, впрочем, может, типа амурского? Но, в общем, сожрал. Она собрала выводок завшивленных от недомытия детишек и приперлась к папаше с мамашей, они их приняли, помыли и накормили – добрые люди!
   Хеппи-энд, если забыть, что тигр нормально пропустил через свой организм несчастного молодого отца. Зал плакал в умилении – как же, оптимистическая трагедия, папа и мама приняли блудную дочь и выводок внуков! Рыдали дамы и их кавалеры – это надо было видеть! Реально, у людей слезы текли из глаз!
   А я уткнулся в ладони и хихикал над этой балладохренью. Вот бы им показать какой-нибудь из наших тупых сериалов! Что с ними было бы?
   Раздражали голоса певцов – сладкие-сладкие, тонкие-тонкие, потом понял и чуть не сплюнул: кастраты, елы-палы! Я же читал о таком деле! Тьфу!
   Кастраты исполнили еще балладу о девушке и ягненке, потом о герое, спасшем селение от злых врагов, затем выступил хор девушек в фривольных нарядах, лихо отплясывающих под куплеты и барабанный бой за сценой. Это уже было как-то поприличнее, хотя половина девиц были целлюлитные и с толстыми лодыжками – этих я хоть с интересом рассматривал, на что Лена сказала, что кобель и есть кобель, и нечего заглядывать им под юбки, у них нет ничего такого, чего нет у нее.
   Попрепиравшись немного, мы сошлись на том, что парни были отстой, а девки еще хуже, и примирились.
   Наконец все эти номера, достойные провинциального цирка шапито, закончились, сцену оккупировала толпа музыкантов и заиграла нечто напоминающее и вальс, и лезгинку, и чечетку – с четким ритмом, явно предназначенное для танцев.
   На свободное место между сценой и столиками вышли первые пары и начали танцевать. Что именно – я не знаю, пары расходились, кружились, притопывали, хватали друг друга за талию, выглядело в общем-то вполне симпатично и сексуально.
   Дамы были наряжены по-разному – в основном преобладали легкие юбки до пят, разных цветов, украшенные узорами и камешками. Часто через верхнюю юбку проглядывали очертания ног чуть не до самой талии, из чего я сделал вывод – или нижней юбки там не было вообще, или же она такая прозрачная, что не скрывает почти ничего.
   Лена внимательно наблюдала за движениями пар, потом пробормотала:
   – Вроде ничего сложного – взял за талию… шаг, взялись за руки, отошли… взял за талию – крутнулись, за руки – отошли, прижал к себе – отошли, за руки… крутнулись… Серега, пошли потанцуем, а? Пошли? Сможем же! Помнишь, как нас учили на Базе? Да мы всех за пояс заткнем! Ну пошли, а?
   – Ну пошли… делов-то…
   Мы отправились на танцпол, пристроившись с краю, у стены, и после нескольких неловких попыток приспособились, вошли в ритм и с удовольствием закружились в здешнем «вальсе». Я понятия не имею, как назывался танец, что мы танцевали, но он мне нравился – это правда был танец, а не тупое дергание под кислотную музыку.
   Мы танцевали минут пятнадцать, когда я услышал сбоку хихиканье, и чей-то глумливый молодой голос произнес:
   – Глянь на эту парочку – парень просто осел, двигается как мерин какой-то! А девка-то ничего… я бы ей… хорошенько, чтобы визжала!
   До меня не сразу дошло, что это говорят о нас, потом понял, оглянулся – у стены стояла группка молодых хлыщей с подрумяненными щеками, и один из них, довольно крупный парень с хищным орлиным носом упражнялся в остроумии, презрительно глядя на нашу пару.
   Лена вцепилась в мою руку, сжав так, что я почувствовал боль.
   – Серега, не надо! Нам нельзя светиться! Не трогай урода! Давай уйдем отсюда! Похоже, это здешняя золотая молодежь, не связывайся.
   Я кивнул, взял ее под локоток, и мы, не обращая внимания на придурков, пошли к выходу. Я сжал зубы и старался не смотреть в сторону мажоров, надеясь, что этим все закончится и они от нас отстанут. Не тут-то было – когда мы проходили мимо них, тот же горбоносый мажор громко сказал:
   – Девка настоящая шлюха – папан мне дал денег, я таких шлюх три штуки снял вчера, еще получше этой были! Эй, урод, продай нам свою шлюху!
   Я остановился, медленно повернулся и в упор посмотрел на говорившего, не обращая внимания на побледневшую, повисшую на моей руке Лену.
   – Чего уставился, деревенщина? Живых людей не видал, что ли? – Горбоносый заржал, а его окружение – пятеро парней примерно такого же возраста – радостно поддержало вожака.
   – Людей видал, а вот говорящего осла – первый раз. Может, еще что-то прокричишь своим задом, осел кастрированный?
   Прихлебатели замерли, а у горбоносого перекосило физиономию.
   – Да ты знаешь, с кем говоришь, осел деревенский, неумытый?!
   – Знаю. С говорящей задницей. Ослиной задницей. И если тебе, задница, больше нечего сказать, то мы пошли.
   Я развернулся и пошел прочь, придерживая за руку бледную Лену.
   Шагов через семь она сказала:
   – Аккуратно, не убивай – летит!
   Я кивнул, чуть отступил в сторону, выставив ногу, и горбоносый пролетел мимо, буквально пролетел – по воздуху, споткнувшись о мою ногу и проехав по полу метра полтора. Пол был хорошо натерт, так что, если бы не столики, пару которых он снес своей головой, парень доехал бы до самой двери.
   Перешагнув через агрессора, мы направились к выходу, у которого стоял вышибала, угрюмо взиравший на происходящее. Когда мы проходили мимо, он шепнул, видимо проникшись к нам – а может, эти уроды его достали:
   – Осторожнее! Это сын главы города, известный дуэлянт! Уходите быстрее!
   Мы прибавили шагу, а Лена грустно сказала:
   – Умеем же мы вляпаться в неприятности… давай быстрее смываться, рупь за сто, сейчас толпа уродов вывалит за нами!
   – Я сказал возчику, чтобы ждал нас на углу. А Гарсуга, слава богу, отпустил – не хватало еще и его в это дело втравить.
   Мы припустились бегом, надеясь, что нас не успеют догнать, – Лена задрала подол и неслась как чайный клипер под всеми парусами, я тоже наддавал по полной, и вот он, угол улиц… Огляделся – чертова возчика не было! Видать, решил, что не дождется нас, и свалил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация