А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Блуждающие тени" (страница 21)

   – Тьфу на тебя! – оскорбилась Лена. – У меня что, сиськи плохие?! Не надо мне больше! А не нравятся – ищи себе корову с выменем!
   – Это я так, пошутил типа, фонтан искрометного юмора! Очень даже классные у тебя сиськи, не переживай. Жуй, жуй, глотай, это волшебное слово – халява!
   Так, перебрасываясь ничего не значащими фразами и шутками, мы просидели минут двадцать, пока снова не открылась дверь и знакомый мужик не предложил нам снова пойти в зал к Старику. Мы поднялись и не мешкая пошли за ним.
   – Ну что, мы приняли предварительное решение, но должны разъяснить еще пару вопросов, которые так и остались без ответа: кто вы и почему Храм вас разыскивает? Мы как-то это не выяснили сразу, вот теперь развеем туман. Ну так что?
   Я помолчал, потом набрал воздуху в грудь и решился:
   – Мы не с этой Земли. Мы из другого мира, из-за портала. Попали сюда случайно. Храм узнал об этом от одного доносчика, некоего Арданана, и выслал за нами стражу. Мы сбежали. Вот теперь у вас.
   Неожиданно Старик рассмеялся:
   – Хе-хе-хе, слуги Ахримана! Храм все время нам талдычит, что на той стороне живут только слуги Ахримана, демоны! Вот теперь понятно, как это вы тут оказались такие гауры, но не совсем гауры. Первый раз вижу людей оттуда! Впрочем, возможно, и храмовники тоже их давненько не видели. Говорят, раз лет в пятьдесят – сто сюда выбрасывает кого-нибудь из портала, но они быстро с ним разбираются. Слухи ходили – последнего поджарили в быке, когда он пытался организовать крестьян и поднять какой-то бунт по свержению Храма… надеюсь, у вас нет таких дурацких мыслей? Нет? Это хорошо. А Арданана вашего я знаю, вернее, слышал о нем – мы ему поставляли молоденьких мальчиков, а он, болван, попался на том, что спал с сыном одного из жрецов Храма, да еще и не последних – приближенного верховного жреца Аргунака. Гнилой старикан был, но денег нам хорошо приносил. Вот ведь надоумил его Ахриман соблазнить жреческого пацана! Столько денег пропало! Идиот… надеюсь, вы отправили его грязную душу к Ахриману.
   Выслушав эту длинную тираду, я подумал: «Интересно, кто грязнее и кто больше служит Ахриману – Арданан, любитель мальчиков, или вы, поставляющие их Арданану? Противно. Только и деваться некуда – я что, ожидал, тут сидят матери Терезы? Знал, на что иду… а все равно противно!»
   Старик продолжал:
   – В общем, так: мы согласны взять вас под защиту. За это вы обучитесь умению гауров, насколько сможете, и поможете нам – мне лично – вылечиться, поможете нам в нашей нелегкой работе, за это будете получать жалованье, а также жилье. Кроме того, будут премиальные – по результатам работы.
   – Какой работы-то? – не выдержала Лена. – На улице пьяных по башке бить? Давайте уточним наши обязанности!
   – Узнаю женскую руку, – искренне рассмеялся Старик, – вот и моя жена вредная, как Ахриман! Ну ничего не может сказать без того, чтобы не укусить! Нет, ваша работа – волшебство. Но прежде тебя, парень, надо научить перевязывать амгуров с себя на другого хозяина. Как научить? Мы подумали и другого пути, как учиться по записям, не увидели. То есть мы предоставим вам таблички, написанные учеными, там есть все об амгурах, о том, как их пускать и снимать, как перекидывать их с себя на другого человека. А как научишься это делать – вылечишь меня. И того, кого я скажу. Согласен? Сразу добавлю – ты будешь иметь тридцать процентов того, что я возьму с человека за лечение амгуром.
   – Пятьдесят, – невозмутимо сказал я. – Пятьдесят.
   – Сорок, и по рукам! Не забывай, что мы еще предоставим тебе защиту, клиентов, а про обучение забыл? Думаешь, так просто добыть скрижали из Храмовой библиотеки? За одно это могут в быке поджарить!
   – Ладно, сорок так сорок. Только вот еще что… мы не собираемся сидеть все время в подвале, нам как-то надо легализоваться, например, лавку какую-то открыть, или знахарями заделаться, или то и другое вместе. Для этого нужен официальный статус, а мы нигде не записаны, ни в каких храмовых регистрационных табличках.
   – Само собой, сделаем. И табличку, удостоверяющую личность, с печатью Храма вам добудем! Можно лавку по торговле снадобьями открыть. Вот и будет повод, чтобы к вам приходили клиенты! Завтра же подберем нужную лавку – их нередко продают, и вы там поселитесь. И кстати, снимите-ка амгура с моего приятеля Мисквала – он не любит, когда из него сосут жизнь. – Старик подмигнул, а Мисквал враждебно посмотрел на меня и подошел ближе.
   Коснувшись, я уничтожил «слизня», и Мисквал облегченно вздохнул, сказав:
   – Отвратительно! Такое ощущение было, будто в меня врезалась карета! Как будто побывал под колесами – аж трясется все. Еще кинешь на меня амгура – удавлю!
   – А успеешь? – хмыкнул я. – Лучше не грози…
   Мисквал опасливо взглянул на меня – видимо, вспомнил покрытого язвами умирающего Карзана – и сел на свое место за столом.
   Старик слегка усмехнулся, расшифровав испуг подчиненного, и сказал:
   – Вы где сейчас остановились, чтобы вас найти завтра? «Черная овца»? Знаю такое место – хозяин заведения наш человек, у нас под охраной. Идите в гостиницу, отдыхайте, вечером снова увидимся, к тому времени, думаю, мы все решим. Кстати сказать, вам не дать ли охрану до гостиницы? Мало ли что по дороге случится! И еще – я поставлю охрану у этой харчевни, пусть ребята поглядывают за обстановкой вокруг, если что тревожное заметят – вас предупредят.
   – Спасибо, но мы сами доберемся, – ответил я Старику. – Ну а если кто и нападет, пусть пеняет на себя, мы не овцы, и даже не черные. В общем, мы пошли отдыхать, надеюсь, что мы обо все договорились.
   – Да, договорились. Я рад, что вы пришли ко мне. Я человек жесткий, но справедливый – если будете вести себя так, как мы с вами договорились, будете есть и пить на золоте, и никто вас в этом городе не тронет. Прощайте, до вечера. Проводи их до выхода, Мисквал.
   В гостинице мы оказались через час и вполне без приключений – тихо и мирно погуляли по улицам, дыша свежим ночным воздухом, очистившимся от дневной пыли, дошли до гостиницы – дверь была уже заперта, время было часа три ночи, не меньше, – и постучали.
   Открыл нам сам трактирщик, заспанный и очень удивленный.
   – Разве вы не в своей комнате? А я думал, вы там! Когда же вы успели уйти?! Проходите скорее, а то сейчас комары налетят на свет! Ужинать будете? Нет? А! Я и забыл, вы там в номер всякой всячины набрали. Ну спокойной ночи вам, господа, а я спать… – Трактирщик зашлепал босыми ногами по полу и удалился, почесываясь.
   Мы переглянулись и, не удержавшись, прыснули со смеху – мужик выглядел так забавно в своей длинной ночной рубахе и колпаке на голове – ну просто персонаж из диснеевских сказок, гном-переросток.
   Все еще продолжая смеяться, взбежали на второй этаж, отперли бронзовым ключом какой-то сложный замок, сыгравший при открытии что-то вроде мелодии, и ввалились в номер – сегодняшняя очень важная задача была решена, пора расслабиться и отдохнуть…
   После того как мы как следует повалялись и покувыркались на постели, Лена, положив голову мне на плечо, спросила:
   – Как думаешь, почему они так легко пошли на сотрудничество? Ведь и они могли прельститься наградой Храма! Почему они не сдали нас?
   – Ну, о том, что они не сдали, еще говорить рано – будем настороже, не забывай Арданана. А то, что они легко пошли на сотрудничество… так деньги же! Вспомни, что говорил Арданан. Двести золотых сиклей за накидывание амгура – это ли не достойная плата! Кстати сказать, мы будем иметь сорок процентов от этого, неплохо, да?
   – Если забыть, что ты ведь на кого-то будешь накидывать этого амгура, не думал над этим? Ты же всегда относился с отвращением к этим «слизнякам», забирающим жизнь у людей, а теперь сам будешь этим заниматься?
   – Слушай, я и правда как-то не подумал об этом, для меня было главным наше выживание, я готов был обещать что угодно… Давай так сделаем: я поставлю им условия, ограничивающие использование амгуров, например, только на того человека, который на это согласится, и только на время, пока больной не вылечится, а потом снимать «слизня»! Как-то так вот… И еще – тянуть обучение как можно дольше. Узнаю о природе амгуров, узнаю, как их отправляют, снимают, как отправляют в портал – а там можно думать уже, как свалить из этого мира.
   – Да, это дельно… – задумчиво протянула Лена. – Ты у меня не такой дурак, как мне показалось сегодня ночью в кабинете Старика! – Она хихикнула и чмокнула меня в губы.
   Через полчаса мы уже крепко спали, усталые и удовлетворенные.

   Глава 10

   Утром мы решили пойти на рынок и одеться – сбросить наконец чужие обноски с дырками и следами крови, да и Лене надо было купить женскую одежду, не ходить же ей все время в мужской.
   Я обратился к трактирщику, неизменно стоящему на своем месте у стойки и совершавшему ритуал всех барменов во всех мирах – круговыми движениями завороженно протиравшему кружки и стаканы, – и попросил послать за Гарсугом, поскольку с его помощью проще найти в городе нужное место.
   Через минут десять Гарсуг уже стоял перед нами, как всегда невозмутимый, зыркающий зелеными глазами исподлобья.
   – Гарсуг, ты знаешь, где тут рынок? Или лавки с одеждой? Отведи нас туда.
   – Хорошо. Идемте за мной.
   Гарсуг выскользнул из гостиницы и зашагал по улице в сторону центра, мы постарались не отставать от него – волколак шагал быстро, легко, будто скользя над мостовой, как настоящий волк.
   – Гарсуг, а что там за помещение, где живут волколаки при гостинице?
   – Обычное помещение, – пожал плечами он, – комнаты на пять волколаков, лежанки, стол, стулья. Крыша над головой.
   – А где они кормятся, те волколаки, что живут в этой комнате?
   – Хозяева присылают еды, трактир выдает мяса. Нормально, жить можно.
   – Ничего, скоро мы в своем доме будем жить, заберем тебя к себе.
   – Да я в общем-то не переживаю, что волколаков не селят с людьми, – неожиданно проницательно сказал Гарсуг, – я привык уже, с детства. Так что не расстраивайтесь.
   – А ты не думал уйти от людей, Гарсуг? – спросила Лена. – Зачем тебе работать на них? Не думал вернуться к своим?
   Гарсуг усмехнулся, обнажив крупные белые клыки:
   – А куда к своим? У меня тут все свои. Я ничего не знаю об их жизни, привык к другой – что я буду делать в лесу, среди волколаков? Да и ушли они от людей… с людьми всегда было так: или подчиняешься, или тебя убивают. Много волколаков погибло, пока они не поняли этого.
   – Далеко идти до рынка? – Я решил сменить неприятную тему. – Уже минут сорок тащимся, и все никак не дойдем!
   – Еще столько же, – пожал плечами волколак. – А может, лучше нанять экипаж?
   – Конечно, нанять! – с жаром сказала Лена. – Только где тут они, эти Ахримановы возчики?!
   – Сейчас найду, – усмехнулся Гарсуг и, как лошадь, галопом понесся за угол, поднимая пыль и оставляя на пыльных плитах дороги царапины от мощных когтей.
   – Скорость видала? То-то он успел добежать до города и вернуться за один день. Как это они людям поддались, непонятно! Это же совершеннейшая убойная машина!
   – Люди всегда хитрее и коварнее, чем любое другое существо. Потому, наверное, и выжили в процессе эволюции… Ну слава богу, вроде поймал извозчика. Ноги уже отваливаются в этих башмаках! Они на два размера больше, чем мне нужно!
   Три минуты торга с ушлым извозчиком – и мы уже сидели на скамейке в экипаже и наслаждались отдыхом. Гарсуг пристроился на облучке, рядом с водилой.
   Справа и слева медленно проплывали дома, люди, идущие по своим делам, крытые и открытые экипажи, мало чем отличающиеся от того, что я видел на картинках в книгах про Средние века или дореволюционное время.
   Архитектура города была специфической, преобладали дома с плоской, слегка покатой крышей, они стояли в каком-то определенном порядке – я заметил, что улицы города изгибаются, и понял: все дома расположены концентрическими кругами. Но не все улицы изгибались, часть были радиальными и пересекали эти круги – прямые как стрела. Подумал: «Вот результат консерватизма в строительстве – предки этих людей строили круглые, как Аркаим, города-государства, вот и потомки не отказались от такой практики». Кстати, для обороны это довольно удобно – если враг войдет в город, то по плоским крышам легче перемещаться и осыпать агрессоров смертоносными стрелами. Было бы еще удобнее, если бы улицы закручивались как-нибудь по спирали, но как тогда передвигаться людям? Вот и появились радиальные улицы, рассекающие кварталы, как ножом.
   Народ на улицах, если их одеть в земные одежды и убрать конные экипажи, ничем не отличался от земных людей – ни поведением, ни внешностью. Длинноносые, с вытянутым черепом, довольно высокие, с белой или смуглой кожей, они спешили куда-то по своим делам, разговаривали, смеялись, ругались и обнимались – все как обычно.
   В толпе резко выделялись редкие жрецы Храма, одетые в красные, алые с золотом одежды, с лысыми, как коленка, головами. Они важно шествовали по улице, и люди благоговейно перед ними расступались, как льды перед атомными ледоколами. Сразу было видно, кто хозяева здешней жизни.
   Кое-где виднелись патрули – стражники прохаживались по тротуарам и важно оглядывали прохожих, всем видом показывая: если вас еще не разоблачили, это просто наша недоработка, гуляйте, пока дают!
   Базар открылся как-то неожиданно – это была огромная круглая площадь, центр которой был свободен и, похоже, использовался для каких-то обрядов или массовых гуляний. Впрочем, я сразу заметил, какие там гулянья и обряды совершались. Посреди площади стоял огромный медный бык с закоптелым брюхом, под ним были сложены дрова, как напоминание всем жителям этого государства: вот ваше будущее, если вы… ну и так далее. Тут же стоял помост, видимо, с него выступали экзекуторы или кто там еще, на нем, возможно, и публично казнили – никто ничего нового не придумал с тех пор, как зародился человек и вышел из пещер. Власть и ее кары всегда следуют друг за другом через тысячелетия.
   Мои мысли прервала Лена, легонько ткнувшая меня в бок:
   – Ты в курсе, что за нами следят? Ведут от самой гостиницы…
   – В курсе. Трое якобы праздношатающихся парней – когда мы взяли пролетку, они заметались и отстали, потом нагнали. Видимо, соглядатаи Старика. Пусть себе следят, наплевать. Ты лучше присматривайся, как тут женщины одеты, что тебе лучше купить! Не хочу, чтобы моя жена выглядела как замарашка!
   – А ты смотри, как мужчины одеты, не хочу, чтобы мой муж выглядел как гопник, – со смехом парировала Лена. – Гарсуг, ты в курсе, где тут самые лучшие лавки с одеждой? Гулять так гулять!
   – Мы сойдем на базаре, там всяких лавок много, можно что угодно найти, не переживайте, – осклабился в улыбке волколак. – Только карманы берегите – вмиг срежут кошелек, народ тут шустрый!
   Над базаром стоял чад – дымили жаровни с углями, на которых поджаривали колбаски, куски мяса, рыбу, и мне сразу захотелось что-нибудь съесть, как сказал один персонаж из фильма: «Иногда так и хочется съесть какую-нибудь гадость! Чебурек, сосиску в тесте, а вот еще – беляш, промаааасленный такой!» Вот и мне сразу захотелось съесть кусок непонятного мяса, истекающий каплями сока на решетке жаровни, и лишь увещевания Лены да замечание Гарсуга, что пахнет от этого мяса совсем не олениной, заставили меня отказаться от злостного намерения.
   Глотая слюни и конвоируемый своей подругой, отвернувшись от соблазнительных угощений уличных торговцев, я последовал за волколаком к ближайшей лавке, торгующей одеждой.
   Как оказалось, все одежные лавки были разделены на мужские и женские. Ну это и понятно – мужчинам стремно толкаться среди женских нижних юбок, выбирая себе штаны, ну а женщинам – копаться в мужском барахле, так что пришлось вначале зайти в мужскую лавку.
   Через полчаса примерки, торга, причитаний владельца лавки, как всегда заламывающего руки и кричащего, что он все отдал даром и совершенно разорен, мы приобрели для меня три комплекта одежды – белье, рубахи, штаны ну и так далее, что положено настоящему мужчине, купили две приличные замшевые куртки. Обуви в этой лавке не было, так что пришлось идти в следующую лавку.
   Тюк с вещами тащил Гарсуг – мы заранее купили здоровенный вьючный мешок, куда и сложили свои покупки.
   Волколак сам вызывался тащить мешок – для него, при его силе, это не было затруднительно… если только морально? Впрочем, он никогда не выказывал своего недовольства положением раба, относясь к этому философски – ну да, вот так, такая жизнь, что поделаешь? Скорее, мы с Леной больше комплексовали по поводу его рабства, чем он сам.
   Быть рабовладельцами оказалось не очень приятно для современного человека. Чтобы не заморачиваться мыслями о подобном, я запретил себе думать об этом и решил воспринимать волколака просто как сотрудника, подчиненного, стоящего чуть ниже на социальной или карьерной лестнице.
   Следующей по пути была лавка с женской одеждой. Поиски и торг заняли тут гораздо больше времени – остановить Лену я смог только тогда, когда сказал, что потом мы купим ей гораздо лучшие шмотки, пусть пока просто наберет самого необходимого, и все, хватит!
   Необходимым оказался огромный тюк шмотья, под которым еле видно было волколака.
   При посещении лавки с обувью пришлось Гарсуга оставить на улице – с этаким тюком протиснуться в дверь было проблематично.
   Выбрав за какие-то полчаса три пары обуви себе, я все-таки сумел оттащить Лену от примерки различных туфель, башмаков, мокасин и черт знает чего – от сандалий до сапог, расплатился с хозяином и вышел из лавки, сопровождаемый бормочущей какие-то туманные угрозы и проклятия подругой, оторванной от самого важного в жизни дела – примерки нового барахла.
   Не обращая внимания на ее выступления, я потянулся, и тут же какой-то случайный прохожий врезался в меня так, что я чуть не потерял равновесие. Я выругался, автоматически потер грудь, где под рубахой висел на веревочке кошель с монетами и некоторыми драгоценностями, что мы собирались продать ювелиру, и обнаружил наличие отсутствия – кожаная веревочка кошелька была перерезана острым лезвием так ловко, что я даже этого не заметил и не ощутил.
   Бросив тючок с обувью Лене, я приказал:
   – Жди здесь! Нас обнесли! – и бросился за мелькающей в толпе спиной человека, толкнувшего меня у дверей лавки.
   Через минуту я почти нагнал его, ловко лавирующего между рядами, когда он заметил опасность и со всех ног бросился бежать, опрокидывая по дороге тележки и прилавки, чтобы затруднить мне погоню.
   Люди вокруг кричали, стояли ругань и визг, а воришка бежал настолько быстро, что я никак не мог его поймать, несмотря на то что прилагал для этого все усилия.
   Скоро базар остался позади, и я выскочил за преследуемым в боковую улочку, или скорее переулок, заставленный здоровенными повозками, груженными мешками, которые носили обнаженные по пояс грузчики с мускулистыми торсами.
   Воришка ловко проскочил между ними, бросился бежать дальше, завернул за угол серого дома с ободранными ставнями, я за ним… и чуть не врезался в группу парней, человек семь, полукругом прикрывавших тяжело дышащего вора, прижавшегося к стене. Вор указал пальцем на меня и противным, гнусавым голосом запричитал:
   – Парни, он ко мне пристает! Гонится за мной от самого базара! Ненормальный какой-то!
   – Слышь, ты, придурок! – угрожающе наклонив голову, шагнул ко мне один из парней. – Вали отсюда, пока башку не оторвали! Чего к пареньку пристал, извращенец? Что, на сладенькое потянуло, козел безрогий?!
   – Слышь, ты, урод, как ты смеешь незнакомого человека оскорблять, а? – с полуоборота завелся я. – Пусть твой козленыш вернет мне кошелек, и разойдемся по-мирному, иначе будет плохо!
   – Ты еще и выступаешь, дерьмо ты эдакое! Ну ты сам виноват! – Рука бандита метнулась за отворот куртки, и в ней оказался небольшой темный нож с узким лезвием.
   Ситуация была, конечно, не та, чтобы раздумывать над посторонними вещами, но я автоматически отметил: «Лезвие темное – неужели железо? А как же запреты жрецов? Или это черная бронза?»
   Впрочем, скоро эти мысли вылетели из головы.
   Все, что я успел сделать, – набросил амгура на воришку на всякий случай и тут же парировал выпад руки с ножом.
   Нож, звеня, покатился по мостовой, а парень упал с перебитой гортанью, дергаясь и хрипя на земле, – в этот раз мне не было нужды сохранять им жизнь.
   Оставшиеся шестеро секунду ошеломленно смотрели на результат нападения их вожака на залетного лоха, потом как по команде выхватили кто чего – ножи, кастеты, один даже размахивал кистенем, вращающимся на небольшой цепочке, – и набросились на меня.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация