А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 40)

   Глава 39
   Бокал вина

   Я определенно видел этого человека раньше. Так, если убрать бороду, усы и в крайней степени изумленное выражение лица, то получается…
   Все, вспомнил. Это один из тех двух матросов, что дезертировали в Мойнстофе с борта «Мелиссы». Но как он умудрился здесь очутиться?
   А зовут… зовут его Чизом. Да, именно Чизом. Вернее, это его кличка, но он как раз из той категории людей, что, окликни его по имени, как мама с папой нарекли, – и Чиз не сразу поймет, что обращаются именно к нему. После того как прошло его изумление, он начал выглядеть весьма смущенным. Как же, бросить нас в такой момент.
   Бородач, видимо бывший здесь за главного, на такое обращение Чиза ко мне даже глазом не моргнул. Или самообладание у него отменное, или успел он в жизни такого навидаться, что теперь его трудно чем-либо удивить.
   Он лишь указал рукой на свободный стул.
   И все же удачно получилось, ведь зайди Чиз несколькими минутами позже, я бы успел такого наплести… И было бы неудобно за свое вранье, бородач этот, судя по всему, мужик неплохой. Кроме того, он мог бы бог весть что подумать, потому что люди обычно скрывают свое настоящее имя в том случае, если совершили какие-нибудь не очень хорошие поступки.
   «И не заявишь, что путешествую инкогнито, в таком-то виде», – улыбнулся я своим мыслям.
   Тем временем Медор Грюст, так представился бородач, отдал несколько распоряжений. В комнату вошла женщина и протянула мне сверток. Там оказались штаны и рубаха, пошитые из простой ткани, но новые и вполне приличные на вид. Затем я стал обладателем сапог, тоже новехоньких, и широкого пояса, знавшего когда-то лучшие времена. Когда я облачился в новый наряд, то почувствовал себя значительно увереннее. Единственное, что мне нравилось в прежнем облике, так это возможность беспрепятственно что-либо почесать, особенно в тех местах, что труднодоступны в одежде.
   – Извините, господин де Койн, шпаги у нас нет. – Грюст произнес эти слова без малейшей насмешки.
   В ответ я только махнул рукой: не те сейчас проблемы и печали.
   К этому времени накрыли на стол, и свой разговор мы продолжили за ужином. Теперь в моих словах было значительно больше правды, вернее, в них не было ни слова лжи, но я рассказал ему о себе далеко не все.
   – Это дойнты, – уверенно заявил Грюст после моего рассказа. – На редкость воинственное племя. Вот и эти, – он махнул головой в сторону бухты, на берегу которой расположились напавшие на форт люди, – тоже дойнты. Удивительно воинственный народ, – повторился он. – Как воины ничего собой не представляют, – на это раз его жест был полон пренебрежения, – но уже который год пытаются всех нас сжечь.
   – Я в кирасирах служил, – в ответ на еще не высказанный вопрос пояснил он. – Четырнадцать лет как один день. И если бы не это…
   Грюст указал большим пальцем правой руки на синеватый неровный шрам на груди, который сейчас был виден из-за распахнутого ворота рубахи.
   За ужином он мне поведал, что укрепление существует уже четвертый год. Хотя теоретически земли принадлежат Абдальяру, но поселений на побережье мало, земли только осваиваются, и следующее попадется только через пару недель пути.
   Дойнты пришли, вернее, приплыли на своих пирогах уже на второй год, и тогда погибло много народу, потому что к нападению никто не был готов. На этот раз убили всего двух человек, и погибли они по собственной глупости, пытаясь спасти свое имущество. Видимо, их тела я и видел на берегу.
   Так, мне другое очень интересно. Чиз не мог прибыть вместе с остальными, мы расстались с ним всего несколько месяцев назад. А это значит, что он приплыл на другом корабле, из чего в свою очередь вытекает, что корабли сюда все же заходят.
   Грюст мою догадку подтвердил: корабли заходят, и достаточно часто. Если считать частым три-четыре раза в год. На мой вопрос, для чего они заходят сюда, в маленькое поселение, он лишь пожал плечами, мол, на то есть причины. Ну и ладно, для первого раза я узнал вполне достаточно. Мне не нужны чужие тайны, я хочу крепко спать.
   После ужина в ответ на мою просьбу получить во временное пользование какое-нибудь оружие он указал рукой на стойку в углу комнаты – выбирай.
   И действительно, было из чего выбирать. Шпаги, как он и говорил, не оказалось, но я из-за этого не особо переживал. Я подобрал для себя саблю, похожую формой клинка на абордажную, разве что несколько большей длины. Чашка гарды почти полностью закрывала кисть руки. Щелкнув по лезвию ногтем указательного пальца, я получил в ответ приятный на слух звон. То что надо. Последнее время мы с Иджином много упражнялись именно с таким оружием, я был рад потренироваться с достойным соперником.
   После кивка Грюста я повесил перевязь с саблей через плечо. Взял кинжал, к нему особых требований, кроме удобного хвата не было, и снова взглянул на него.
   – Берите сразу пару, так надежнее, – получил я ответ.
   Вот теперь я почувствовал себя совсем уверенно, засунув за пояс два пистолета. Надо будет повозиться с ними перед сном, примериться к ним, опробовать, насколько тугие спусковые крючки с курками. По-хорошему, неплохо было бы пальнуть из них пару раз. Но придется потерпеть до утра, большая часть обитателей форта уже спит, и не стоит их понапрасну беспокоить.
   Когда я вышел перед сном из дома по минутной надобности, меня окликнул Чиз:
   – Ваша светлость!
   Сколько же ты меня дожидался?
   Чиз немного помялся, не зная, как начать разговор.
   Ну говори уже, Чиз. Хотелось бы немного поспать, вряд ли завтра денек выдастся спокойным, а до рассвета часа четыре, не больше.
   – Ваша светлость, – снова начал он.
   Я ободряюще похлопал его по плечу: слушаю внимательно и ничего против тебя не имею. Ты просто сделал свой выбор раньше, прежде чем я предложил сделать его всем остальным.
   Как оказалось, причина его исчезновения в Мойнстофе была совсем не та, о которой я мог бы подумать. Чиз крупно проигрался в карты Мросту и не сумел придумать ничего лучшего, как исчезнуть с борта корабля. Затем, после ухода скардарцев из Мойнстофа, он некоторое время пробыл в городе. Устроившись матросом на попутный корабль, попал в Абдальяр, где и встретила его судьба в виде предложения отправиться в это поселение. Прикинув все за и против, осведомившись о капитане корабля, который сделал ему предложение, он и принял такое решение. Опасения его были не беспочвенны: соглашаешься на одно, а оказываешься совсем в другом месте, где-нибудь на рудниках. Но Чиза уверили, что все будет в порядке. Капитан корабля, как понял Чиз, имел от Грюста за каждого завербованного человека определенную сумму, величина которой осталась ему неизвестна. Здесь у него все сложилось очень хорошо, у него есть женщина, и он хотел бы остаться тут навсегда.
   В поселении у него сложилась определенная репутация, которая разом могла рухнуть после моего рассказа о его побеге с корабля. И Чиз с надеждой посмотрел на меня.
   – Успокойся, я не держу на тебя зла, – пришлось мне заверить его. – В любом случае я не стал бы распространяться, при каких обстоятельствах мы расстались. Но коль так, взамен я тоже потребую от тебя одну услугу.
   И когда Чиз с готовностью закивал головой, попросил его в свою очередь не распространяться о том, кто я и что собой представляю в Империи. Граф, просто граф, и этого будет достаточно.
   Мне еще нужно выбраться отсюда, дорога дальняя, и не хочется в один прекрасный момент попасть в плен, чтобы затем кто-нибудь шантажировал мной Янианну. Ну и в Скардаре у меня тоже сложилась определенная репутация, не хочется ею рисковать.
   Чиз во второй раз с готовностью закивал головой. Вот и славно, договорились, пошел-ка я спать.
   Едва я успел положить голову на подушку, как тут же за окном раздался истошный крик:
   – Дойнты! Дойнты! Дойн…
   На третьем слове голос прервался и послышался шум падающего тела. Однако же. Сомнений быть не могло, это нападение. Хотя часом раньше Грюст с полной уверенностью заявлял, что раньше утра штурма не будет.
   Чем хороша обувь без разделения на правую и левую ногу, так это тем, что сунул в нее ноги – и все в порядке. Спать я завалился не раздеваясь, чувствуя, что если начну стягивать с себя одежду, то засну с полуспущенными штанами. Так, пояс с кинжалом, один пистолет за пояс, другой в левую руку, перевязь с ножнами к дьяволу, достаточно сабли в правой руке. Вперед.
   Я ударил в дверь ногой, благо она открывалась наружу, выскочил во двор, и только каким-то чудом мне удалось увернуться от удара копьем, направленным в живот. Дальше было проще: дойнт провалился, вероятно рассчитывая пробить меня насквозь и пригвоздить к стене. Его повело вперед, и оставалось как следует приложиться режущим движением лезвия сабли по удобно подставленному горлу, поверх рук, державших копье. Один есть.
   Пистолет, тот, что я сжимал в левой руке, имел очень тугой взвод. Не спутаешь, у него, в отличие от другого, ствол на указательный палец длиннее. Но сейчас, вздернув курок, я даже не почувствовал сопротивления и сразу же направил оружие в дойнта, оказавшегося ко мне спиной.
   Тот в последний момент подался в сторону, обходя стороной Грюста, державшего в каждой руке по сабле. Грохнуло, и пуля прошла мимо. И все же мой выстрел не пропал даром. Напавший на Грюста человек отвлекся, и это дало возможность Медору в выпаде воткнуть лезвие ему в грудь. Мы бросились в разные стороны. Грюст – к конюшне, где кипел бой, а я направо, где врагов тоже хватало.
   В следующий раз я уже не промахнулся, пуля попала в живот верзиле, на голову выше меня. Затем мне пришлось уйти перекатом через правое плечо, на ходу теряя бесполезный уже пистолет и выхватывая кинжал.
   Их было трое, выставивших перед собой копья и выстроившихся напротив. За их спинами, на заднем плане, лезли через стену новые дойнты. Да уж, не в лучшее время я сюда попал.
   Ближний из троих сделал выпад копьем мне в голову, в последний момент перенаправив его в живот, и тут же получил укол острием сабли в лицо. Удар получился не сильным, но противник отшатнулся и выпустил копье, уткнувшись лицом в ладони. Я прыгнул вперед, стараясь оставить раненого дойнта между собой и двумя другими, чтобы на какое-то время он стал для них препятствием. У меня не оставалось времени добить «подранка», но в таком состоянии от него было больше пользы. Двое оставшихся начали обходить раненого с обеих сторон, чего я и добивался, мечтая, чтобы они разделились. Я сразу же атаковал правого из них. Напади я на левого, открылась бы моя спина, да и вообще, я правша – и этим все сказано.
   Последовал ответный выпад, который я отклонил клинком сабли, продолжив уводить древко копья зажатым в левой руке кинжалом. Ответил рубящим ударом саблей в горло. Попал неплохо, получив в ответ струю хлынувшей в лицо крови из перерубленной артерии. Пришлось продолжить движение, уходя ему за спину, чтобы успеть смахнуть рукавом со лба и глаз чужую кровь.
   Оставшийся в живых заметно занервничал. Еще бы, только что их было трое, и вот он уже один. А что ты хотел, знаешь, какие у меня учителя и спарринг-партнеры были? Один Иджин чего стоит. Однажды он вышел на дуэль с бокалом вина в руке, свободной от шпаги. И ведь победил! А затем выпил в честь своей победы из бокала, где по-прежнему плескалось вино. Куда мне до него со своей кочергой, с которой я однажды сам на дуэль выходил. Хотя сам Иждин считает по-другому.
   Дойнт оглянулся, рассчитывая на подмогу. И в тот момент, когда он снова посмотрел на меня, я метнул кинжал, целясь в лицо. Противник отвлекся, дернулся в сторону, и это стоило ему жизни. Мой выпад попал туда, куда я и целился – в горло. Привык я к тому, что на моих противниках кирасы и шлемы, и потому лицо и шея – самая удобная цель.
   Искать кинжал было некогда, и, подхватив с земли копье уже мертвого дойнта, я кинулся туда, где Грюст отмахивался саблей от двух наседавших на него врагов. Левая рука висела у него плетью, а сам он дышал так, что его хрип был слышен издалека. Метание копья было явным пробелом в моей воинской подготовке, но с расстояния в несколько метров трудно промахнуться даже мне. Но я умудрился сделать это, попав в плечо, хотя целился в середину спины. Удар саблей эту ошибку исправил.
   Второго я отвлек ложной атакой, и Грюст застрелил его, бросив саблю и выхватив из-за пояса пистолет.
   – Спасибо… – прохрипел он – ты второй раз… меня… – не договорив, он закашлялся, судорожно вдыхая воздух.
   – После сочтемся. – И я бросился к воротам, где все еще продолжался бой.
   Ворота мы отстояли, ну а дальше было проще. Грюст сумел организовать оборону, выстроив своих людей посреди двора в две шеренги. Преимущество огнестрельного оружия перед копьями и кинжалами дойнтов было очевидным. Отбив очередную атаку, мы сами перешли в наступление. Бой закончился полной нашей победой.
   «Славно я по двору пометался, – думал я, оглядывая поле недавнего сражения. – Вон сколько моих. Правда, и противники были не самые сильные».
   При ночном нападении погибло восемь обитателей форта. Было еще несколько раненых, и трое из них тяжело.
   Дойнты покинули бухту ближе к вечеру. С высоты, на которой находилось укрепление, хорошо было видно, что перед этим они долго совещались, затем уселись в свои длинные пироги и скрылись за мысом у выхода из бухты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация