А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 39)

   Глава 38
   Ваша светлость

   Я увидел корабли, увидел все три. Они шли к выходу из бухты, поймав ветер уже полными парусами. Впереди шла красавица «Принцесса Яна», вслед за ней, чуть отстав, «Мелисса». Последней была «Диана». Она всегда медленней набирала ход.
   Они белели облаками парусов на фоне лазурного неба и яркой зелени противоположного берега. Я метался по берегу и орал, орал так, как не орал никогда прежде. А они уходили. Возможно, с их бортов увидели мечущуюся на берегу одинокую, почти голую фигуру, машущую в воздухе палкой с привязанным к ней ножом. Но даже если и так, то они наверняка приняли меня за одного из аборигенов здешних мест, потому что я сейчас был очень похож на них даже цветом кожи. Корабли уходили, становясь все меньше и меньше, пока, наконец, не превратились в маленькие светлые пятнышки на голубовато-зеленой глади моря.
   А я еще долго кричал им вслед, понимая, что опоздал и они уходят безвозвратно. За край сознания цеплялась надежда, что сейчас опадут паруса, оголяя реи, с борта одного из них спустится шлюпка и пойдет в мою сторону. И я буду поджидать ее на берегу с самым равнодушным видом, как будто бы не рад до безумия людям, гребущим ко мне на шлюпке. Но они ушли.
   И я заметался по берегу, пытаясь найти что-нибудь такое, что можно пнуть ногой. Пнуть изо всех сил, чтобы вложить в этот удар всю свою ярость и горечь разочарования от того, что моя надежда была так близко и исчезла у меня на глазах. Затем я опустился на песок и долго сидел, уткнувшись лбом в колени.
   Не нужно ничего пинать, Артуа, потому что, если ты повредишь ногу, некому будет тебе помочь. А с одной ногой ты долго не протянешь.
   Я правильно рассудил, что меня будут ждать неделю, но сегодня был восьмой день. Ну что им стоило задержаться еще на один? И что мне теперь делать?
   Мысли путались, и я все еще продолжал бросать взгляды в сторону ушедших кораблей. Вдруг произойдет чудо, и на одном из них обнаружится что-то такое, для чего необходимо будет вернуться в бухту.
   Не бывает чудес, Артуа. По крайней мере, в твоей жизни их еще не было никогда. Когда я немного успокоился, лишь изредка поглядывая на море, ко мне вернулась способность мыслить и я решил: «Надо продолжать идти вдоль побережья на север. На побережье больше шансов встретить поселение, рыбацкое судно или корабль ловцов жемчуга. Может, я найду людей, потерпевших кораблекрушение, которые будут понимать мои слова, а я буду понимать их речь.
   Конечно, можно остаться ждать на берегу этой бухты. Мы зашли сюда, чтобы пополнить запасы пресной воды. Вполне вероятно, что в скором времени сюда с подобной целью зайдет еще один корабль. Но просто так сидеть и ждать я не смогу, надо идти. Так будет легче, чем днями сидеть и вглядываться в морскую даль. Но сегодня я уже никуда не пойду, у меня просто не осталось сил, так я торопился в эту бухту».
   На берегу у водопада, где мы набирали воду в бочки, чтобы затем перевезти их на корабли, на песке оставались следы от шлюпочных килей. Курился дымок над одним из больших кострищ. Невдалеке валялась выброшенная кем-то за ненадобностью ветхая матросская куртка, больше напоминающая рубище. Куртка пришлась мне впору.
   Да, Артуа, сейчас у тебя другое положение, и этот наряд полностью ему соответствует.
   Я вяло поковырялся в мясе запеченной на костре черепахи, пойманной по дороге сюда, и рухнул спать. Прошлой ночью выспаться мне не удалось.
   Там, где я остановился на ночлег, песчаный пляж сменился обрывающимся в воду скалистым берегом, и темнота застала меня в лесу. Когда я совсем уж было задремал, прислонившись спиной к стволу могучего дерева, что-то словно толкнуло меня изнутри: опасность! Это что-то не ошиблось, причина для пробуждения оказалась чрезвычайно веской.
   В почти полной темноте трудно было разглядеть что-то даже в нескольких шагах, но я уловил запах хищника. Мелькнула смазанная тень, раздалось приглушенное рычание. И я встал, держа перед собой еще днем выструганное на ходу древко с накрепко привязанным к нему ножом. На толщине древка я не стал особенно экономить, мне нужно было не метательное копье, а что-то вроде рогатины, чтобы выдержать массу кинувшегося на меня зверя. Оружие получилось тяжеловатым, но в тот момент я не чувствовал его вес, и мне казалось, что я смогу крутить его между пальцев.
   Зверь рыкнул, и я зарычал в ответ. Нет, не для того чтобы его испугать, а чтобы не испугаться самому и не броситься в темноту леса, не разбирая дороги. Давным-давно, уже в этом мире, один замечательный старик научил меня способу, позволяющему загнать свой страх далеко внутрь и почувствовать себя воином, настоящим воином. Способ этот хорош против двуногих хищников, но и против того, что кружился где-то там, в темноте, должен был сработать. И он сработал.
   Мы рычали друг на друга, я и остро воняющий невидимый зверь. Не знаю, почему он не стал нападать без предупреждения, но и уходить хищник не собирался. Мы рычали друг на друга, и когда я понял, что уже не могу поддерживать необходимое мне состояние (его вообще невозможно держать вечно, и на смену ему приходит страх), зверь решил напасть. Я почувствовал его намерение, как он, вероятно, почувствовал то, что в этой битве проигрываю я.
   И тогда я пошел на него, держа перед собой копье и выжимая в кровь своим рыком последние остатки адреналина. И зверь ушел. Мягкий скачок, едва слышный шелест ветвей кустарника – и он растворился во тьме. Остаток ночи я просидел, прижавшись спиной к стволу дерева, чувствуя, как борется организм с последствиями адреналина, так недавно бушевавшего в моей крови. Меня трясло, нахлынула тоска и запоздалый страх. Мне не удалось рассмотреть зверя, он был черным, как темнота вокруг нас, но зеленые огни его глаз находились на уровне моей груди.
   Когда начало светлеть, мне удалось забыться сном. Несколько раз я просыпался с бешено колотящимся сердцем, судорожно сжимая древко копья. Потом было солнечное утро, я вышел на пляж у моря и затем уже пришел в бухту, чтобы увидеть то, что увидел…
   Сборы в дорогу были недолгими. Позавтракал оставшимся с вечера черепашьим мясом, накинул на плечи хламиду, вполне достойную того, чтобы стать половой тряпкой, подхватил копье и пошел по узкой полоске пляжа на север.
   На второй день пути я увидел дым, показавшийся из-за мыса, который был на моем пути. Столб дыма был большим и черным, не похожим на дым костра или очага. Возможно, пожар случился так, как он обычно и случается: из-за чьей-то халатности или стечения обстоятельств. Но почему-то в это слабо верилось.
   И я поспешил взобраться на высокий берег, чтобы скрыться в лесу, больше похожем на джунгли. Затем осторожно, стараясь не делать резких движений, прокрался к месту, откуда все происходящее было видно как на ладони.
   Бухта чем-то напоминала ту, откуда я недавно вышел: ровная береговая черта, песчаный пляж, близко подступающие к морю стволы пальм. Для полного сходства не хватало только водопада, но зато имелся деревянный причал, и вот он как раз и горел. Вернее, горел даже не он сам, а расположенное рядом с ним строение, похожее на большой сарай. Не знаю, что хранилось в сарае, вероятней всего, на складе, но полыхало оно великолепно.
   Раз был причал и склад, значит, здесь были люди, и они воевали. Как бы в подтверждение моих догадок послышался сухой треск ружейных выстрелов и крики.
   Ага, вот оно что. На противоположном берегу было выстроено укрепление с одинокой башней и высоким частоколом по всему периметру. Из-за дыма я его сначала даже не увидел. Укрепление атаковали люди, много людей. Туземцы, судя по всему, поскольку они очень походили на тех, кто так недавно держал меня в плену.
   Кстати, на берегу, на светлом, почти белом песке, недалеко от причала лежало несколько тел. Причем тела принадлежали как темнокожим аборигенам, так и людям, которых хотелось назвать европейцами хотя бы из-за того, что все они были одеты. В стороне виднелось несколько длинных узких пирог, вытащенных на берег за грань прибоя.
   «Все и везде только и делают, что воюют, воюют, воюют. И чего их мир не берет? Взять хотя бы этих туземцев. Какого дьявола они сюда приперлись? Земли им, что ли, не хватает? Так полно ее, земли-то. На этой планете вообще суши много, на всех с лихвой хватит. И климатом она мягче. Казалось бы, чего еще надо? Живи себе и детишек плоди, место для всех найдется. Нет же, обязательно убивать друг друга надо. А самое главное, этим мне проблемы создают. И как мне следует поступить в этой ситуации?» – размышляя, я не переставал наблюдать за развернувшейся передо мной осадой укрепления.
   В обход по берегу лесом далеко, и на туземцев нарваться можно. Да и попади я в форт, будут ли мне там рады? И это только во-первых. Во-вторых, я, точно так же, как и они, окажусь в осаде. И чем она закончится, одному местному Создателю известно. Кроме того, мало ли из-за чего на них туземцы напали. Вполне может быть, что похитили сидевшие в форте люди местную принцессу Покахонтас. Или соблазнить соблазнили, а жениться раздумали. Вот и нагрянули к ним на разборки разгневанные родственники. Судить обо всех туземцах сразу сложно. Казалось бы, все они негодяи, но есть же и Гуен, отличный парень. И все-таки ближе мне те, что заперлись в форте. Только как мне к ним попасть? Как стемнеет – вплавь, напрямик через бухту? Дистанция невелика, но слишком уж много в здешних морях зубастых тварей.
   «И рычать на акул бесполезно, особенно под водой», – усмехнулся я, продолжая внимательно наблюдать за происходящим передо мной сражением.
   Оборонявшиеся защищались успешно, ружей, видимо, у них хватало, поскольку пальба практически не замолкала и сдаваться они явно не собирались.
   Так я и пролежал до темноты, срывая вкусные орешки с соседнего куста. Они давали ощущение сытости и, что немаловажно, не вызывали чувства жажды.
   Когда стемнело, я осторожно пошел к форту, огибая его по широкой дуге, центром окружности которой была середина бухты. Воины, прибывшие на пирогах, к этому времени угомонились, но покидать бухту явно не собирались. Они развели костры на берегу и что-то готовили. Аппетитный запах доносился даже до меня.
   Шел я осторожно, но не более того. Не такие они уж и суперследопыты, главное – слишком не шуметь, а босиком это сделать значительно легче.
   Поднявшись по косогору, не слишком уж и крутому, я уперся в частокол и замер, прислушиваясь. Вот поверху прошел часовой, скрипя досками настила. Где-то там, за частоколом, всхрапнула лошадь.
   Ну наконец-то. Человек, споткнувшись, вполголоса выругался. Все, можно себя обнаруживать, потому что его язык оказался мне понятен, а значит, по крайней мере, можно будет объясниться.
   Продолжать здесь стоять и пытаться выяснить что-то еще довольно глупо. Когда над головой опять заскрипели доски проходящего мимо часового, я достаточно громко окрикнул его. Не знаю, что он держал в руках, судя по звуку – что-то металлическое, но оно у него выпало. Затем он заметно дрожащим голосом призвал на помощь. Тоже мне, воин.
   Судя по топоту, на выручку прибежало как минимум трое. И начался разговор, показавшийся мне довольно бессмысленным.
   – Ты кто?
   – Человек.
   – Как здесь оказался?
   – Ногами пришел.
   Когда вопросов перевалило за десяток, я не выдержал, заявив о том, что ворота открыть не требую, но веревку, желательно с узелками, могли бы и скинуть. Таковая вскоре появилась, даже не веревка, а целая лестница, в точности морской штормтрап. Я блеснул мастерством в лазанье по трапам и через пару мгновений был уже внутри.
   Еще через минуту я оказался в доме, где при свете пары масляных светильников меня начал рассматривать мужик лет сорока с кудрявой средней длины бородой. Разглядывая меня, он заметно усмехнулся. Ничего смешного не вижу, шелк на моих подштанниках – это не кевлар, а потому легко рвется о колючки. Куртка такая, какой я ее и нашел, разве что после того, как я ее постирал, она стала значительно чище. А копье пусть и неказистое на вид, зато вполне надежное оружие. Оно, можно сказать, спасло меня от неведомого ночного хищника.
   Человек усмехнулся еще раз, но с вопросами оригинальничать не стал, спросив:
   – Ты кто?
   Ему можно было рассказать, и с подробностями. Представляться своим именем я не собирался, так же как решил умолчать о своем дворянстве. Смысла в этом нет никакого, да и выглядел я крайне нелепо. Скрыть дворянство мне удастся легко, мне немало времени когда-то пришлось провести среди простых людей, так что знакомы и особенности языка, и привычки. Я – простой моряк с «Принцессы Яны», про плен и побег расскажу все, как было. А там видно будет.
   Я уже раскрыл рот, когда растворилась дверь и вошедший в нее человек, посмотрев на меня с немалой долей удивления, произнес с таким выражением лица, которое я надолго запомнил:
   – Ваша светлость?!
   Ну вот, раскололи на первом же допросе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация