А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 38)

   Когда совсем стемнело и мои сокамерники успели заснуть, а я лежал, дожидаясь, пока угомонится все селение, за мной пришли. Меня привели на площадь (если можно ее так назвать) и поставили перед человеком, сидящим на чем-то наподобие кресла. Судя по тому факту, что мой камзол переместился на его плечи, он являлся в селении главным. Камзол мне и самому нравился, весь украшенный золотыми позументами и сверкающими пуговицами. Так что немудрено, что наряд пользуется такой популярностью.
   Посреди площади горел костер. Нет, на нем ничего не жарилось, холодно тоже не было, так что его огонь всего-навсего боролся с окружающей нас темнотой.
   Я стоял и смотрел на местного вождя, а он смотрел на меня. Приятно было только одно – никто не стал настаивать на том, чтобы я пал на колени и уткнулся лбом в утоптанную до состояния камня глину. Затем он сказал несколько слов, обращаясь к одному из тех, что стояли за моей спиной, ему что-то ответили и меня увели в сарай.
   Связывать не стали, хотя на этот случай у меня уже был припасен черепок от горшка с довольно острыми краями.

   Глава 37
   Побег

   В эту ночь удача решила мне слегка улыбнуться – в караул заступили два уже довольно пожилых мужика. В отличие от молодежи, всю прошлую ночь проявлявших рвение, эта пара умудренных жизнью сторожей явно считала: «Никогда раньше ничего не случалось, так почему что-то должно произойти именно во время их дежурства?»
   Сначала они по очереди куда-то отлучались, потом к ним присоединился третий, и я, не понимая ни слова, долго слушал их разговор, изредка прерываемый смехом. Потом гость ушел, и сторожа решили по очереди отдохнуть, а в итоге заснули оба. Пора.
   До рассвета оставалось не так много времени, следовало торопиться. Идеальным вариантом было бы бежать сразу после наступления темноты, тогда бы у меня появилось несколько часов форы. Ну, нет так нет. Да и двигаться ночью по незнакомой местности весьма проблематично. Так что попробуем возместить потерянное время скоростью передвижения.
   Выбраться из узилища удалось легко. Крыша, как и на всех остальных строениях, была покрыта плотно увязанными между собой снопами соломы. Но до этой в деревне, похоже, давно уже не доходили руки или считалось, что и так сойдет. В общем, часть соломы во время последнего сезона дождей основательно подгнила. Да и сам сарай выглядел довольно хлипким.
   Видимо, все было не так плохо, как я сам себе напридумывал. Мои теперешние соседи не выглядели слишком уж опечаленными, ждущими в любой момент, что станут основным блюдом в меню. Работать нас заставляли, кормили не на убой, но и откровенного геноцида не было. Непонятно даже, почему меня схватили, неужели из-за нарядного камзола? Но выяснять нет ни времени, ни желания.
   Когда я встал, раскинув руки в стороны и полусогнув колени, чтобы, подпрыгнув, уцепиться за стену в том месте, где она соединялась с крышей, чья-то рука схватила меня за запястье. Я бы, наверное, даже вскрикнул от неожиданности, но рот был занят куском лепешки, единственным, что у меня было из провианта на все время пути. Сбив захват и сделав шаг в сторону, я застыл.
   Лепешка за это время успела вывалиться изо рта, и я почувствовал, что наступил на нее. Глиняный пол в этом месте был влажноват, так что подбирать ее теперь не было смысла.
   Парень, почти мальчишка, стоял передо мной и усиленно подавал знаки, которые можно было перевести как: «Да тише ты, тише, всех перебудишь».
   В сарае было еще темно, и поначалу я воспринял его жесты как угрозу и даже сделал в его сторону небольшой шаг, примериваясь для атаки. Но вовремя сообразил, что, если бы он хотел предотвратить побег, то уже орал бы благим матом.
   Вдвоем мы и покинули место нашего заключения. Я встал ему на плечи, раздвинул прогнившие снопы, подтянулся и спрыгнул уже на другой стороне.
   Затем в дыре показался мой напарник, оказавшийся на земле с кошачьей грацией. И мы оба застыли, напряженно вслушиваясь в темноту. Как будто бы все спокойно, и сторожа спят. Один из них похрапывал, а другой выводил носом рулады на грани ультразвука. Но стоило нам сделать всего пару шагов, как из сарая раздался крик. Крик этот явно пытался привлечь внимание сторожей, и мы побежали. Не сговариваясь, со всех ног побежали в сторону недалекой реки.
   Нам удалось преодолеть чуть ли не всю деревню, благо она была невелика, когда почти на самой окраине дорогу нам перегородил человек. И я узнал в нем одного их своих носильщиков, того, что проявлял ко мне весьма недружелюбный интерес. Мой давний знакомец держал в правой руке нож, длина лезвия которого меня здорово напрягала. Нет у нас времени кружить в боевом танце, вся деревня переполошилась, а за пару секунд справиться с ним голыми руками у меня не получится. И я застыл.
   Помог мне мой напарник, отважно бросившийся вперед. И хотя справиться ему не удалось и он даже получил удар ножом в бедро, но тут и я очнулся и с удовольствием вложил в удар кулаком в голову весь свой вес. Затем дважды ударил ногой в лицо уже распростершегося на земле бывшего носильщика. Не до благородства сейчас.
   Мне достало духа подхватить нож, который выпал у него из рук еще после первого удара. А потом мне пришлось подхватить уже парня, который попытался подняться на ноги и со стоном снова осел на землю. Ситуация мне что-то здорово напоминала, но сейчас было не до воспоминаний.
   До реки оставалось немного, дорога шла под уклон, так что добрался я туда на одном дыхании со своим неожиданным напарником на руках.
   Нам нужна лодка. Каяк, пирога, каноэ, долбленка, байдарка, челнок – не важно. Таких на берегу оказалось несколько. Выбрав не самую большую, океанского плавания не планировалось, я помог моему спутнику разместиться. Затем забрался в лодку сам, и тут начались проблемы. Весло было двухлопастным, как у байдарки, но сама лодка оказалась удивительно верткой, да к тому же все время стремилась перевернуться. А шум приближался. Посмотрев на мои потуги, парень решительно забрал у меня весло, и дело сразу же пошло на лад.
   Мы скользили по водной глади с завидной скоростью. Конечно, долго так продолжаться не сможет, из его раны сочилась кровь, забирая с собой силы, а помочь я ему не мог. Нечем мне было перевязать его рану, гачи моих подштанников давно уже представляли собой бахрому. Но главное сейчас было оторваться, а затем весло в руки возьму я и осторожненько, осторожненько…
   Берег удалялся стремительно, но до нас доносились голоса. Сейчас они обнаружат пропавшую лодку, а затем… Затем возможны только два варианта: либо они пустятся за нами в погоню, либо оставят все как есть. Лично я склонялся к первому. Слишком скучна у них жизнь, а тут такое развлечение.
   Наша лодка шла наискосок к другому берегу реки, и я не имел ничего против. Если мой новый знакомый делает так, значит, у него имеются какие-то свои соображения.
   Небо уже серело, скоро наступит рассвет. Мы еще не видели своих преследователей, лишь слышали их голоса, но погоня определенно была.
   Когда мы приблизились к противоположному берегу реки, мне стали непонятны намерения моего спутника. Пройдя немного вдоль берега, он решительно направил нос лодки прямо в кусты, начинающиеся сразу же у среза воды. Что он затеял, пешком нам не оторваться, ни мне, ни, особенно, ему. Лодка легко прошла сквозь кусты, и мы оказались в протоке.
   Логичное, да что там, мудрое решение. И сколько же выдержки у этого парня, совсем юнца. Нет, сами небеса послали мне его в напарники. Чуть позже мимо нас вниз по реке прошла погоня, сопровождаемая азартными криками. Ну как же, столько развлечений, и без малейшего риска. Догони они нас, что мы можем им противопоставить? Один нож и три ноги.
   Кстати, относительно количества ног. Была у меня уже такая ситуация, когда я нес одного юнца на спине, наследника престола. Долго нес, надрываясь. Но и награда была велика – баронское звание. И кто его знает, быть может, мой новый наездник – тоже сын какого-нибудь местного туземного короля. Найду ему еще девушку, в которую он непременно влюбится, и получу в награду за все сразу какой-нибудь местный титул.
   Нет, сейчас, пожалуй, больше меня спасают. Так что не стоит обольщаться. Да и вообще сначала необходимо отсюда выбраться.
   Мы провели в протоке весь день. Когда рассвело, первым делом мой спутник обработал рану. Разжевал какой-то листок, полученной кашицей покрыл рану, которая уже успела перестать кровоточить, сверху приложил другой лист и обвязал содранным со ствола молодого деревца лыком.
   Затем мы попытались пообщаться.
   – Артуа, – представился я, ткнув себя пальцем в грудь.
   – Гуин, – ответил он мне.
   – Чего? – Мне даже смешно стало. Его имя буква в букву совпадало с аббревиатурой пенитенциарной системы на моей прежней родине. А мы откуда только что сбежали?
   Как оказалось, я просто не расслышал. Звали его Нгуен, причем «н» следовало произносить в нос. Ничего, обойдемся без «н», он в моем имени отлично без «р» обходился.
   С водой проблем не было. Нет, пить воду из-за борта меня можно было бы заставить только под дулом пистолета, слишком уж подозрительный у нее цвет и запах. Зато Гуен отрубил часть толстой лианы, внутри которой оказался сок, довольно приятный на вкус.
   Кушать же хотелось очень и очень сильно. Будь мы в другом положении, добыть пищу было бы легко, но мы даже из лодки не стали выходить, лишь изредка осторожными движениями разминая тело.
   Перед наступлением темноты в сторону селения мимо места, где мы прятались, проплыли три лодки, полные воинов. Сомнений не было, возвращалась наша погоня. Вот только мы не знали, все ли возвратились.
   Прошлой ночью в темноте посчитать их не представлялось возможным, а на берегу лодок было больше четырех. Так что вполне возможно, кто-то ждал нас внизу по течению реки.
   Полностью стемнело, прежде чем мы отважились выбраться из заросшей кустарником протоки на основное русло реки. Мы старались держаться возле самого берега, осторожно опуская лопасти весла в воду. Сейчас дело было не в скорости, поэтому гребли мы по очереди. Ближе к утру пришлось остановиться, дожидаясь рассвета. В темноте стало совершенно непонятно, куда плыть дальше. При свете дня выяснилось, что река значительно раздалась вширь, но проблема была не в этом. Река от берега до берега была разрезана огромным количеством островков, заросших травой и кустарником, и мы потратили почти полдня, пока наконец не выбрались из этого лабиринта.
   Видимо, многочисленные протоки между островками и стали причиной того, что преследующие нас люди отказались от погони. Обидно упустить беглецов, но терять здесь недели, исследуя протоки один за другим, когда ждет множество более важных дел…
   Дальше река в ширине уже не прибавляла, но течение стало более стремительным. Шум мы услышали издалека. Водопад оказался не огромным, высотой метров пятьдесят, но, обходя его по берегу, мы потеряли много времени. Сначала мне пришлось перетащить вниз лодку. Неся ее на плечах, я мысленно поблагодарил себя за то, что выбрал вполне подъемный экземпляр.
   Затем я вернулся, чтобы перенести Гуена. Нож при ударе попал ему в портняжную мышцу бедра, без которой при ходьбе обойтись трудно. Забавное название, может, оно связано с тем, что портные, когда-то шившие на коленях, все время всаживали в нее иглу? Но в любом случае Гуена пришлось нести чуть ли не на руках.
   После водопада река стала более быстрой и порожистой, и я уже не отваживался брать в руки весло, предоставив это ответственное дело своему напарнику.
   Двигались мы теперь быстрее, никого уже особо не опасаясь. При таком течении реки трудно нас преследовать, а по берегу так вообще практически невозможно. Все бы ничего, только вот рыбная диета… Вполне может быть, что сырая рыба весьма полезна, но очень хотелось чего-нибудь вредного, жареной свинины, например, или шкворчащую на сковороде колбасу со свежевыпеченным хлебом.
   Один раз Гуену удалось сбить пращой, сплетенной из полосок куска кожи, оказавшейся в лодке, птицу, похожую на индюка. Ее мы запекли в углях костра, предварительно обмазав глиной. Но это удовольствие надолго растянуть не получилось. И еще мне не нравилось, что река повернула в сторону, чуть ли не противоположную той, куда, по моему мнению, ей следовало течь, чтобы побыстрее впасть в море. Реке надлежало бы течь на восток, а она заметно отклонилась к югу. Наконец, на исходе третьего дня пути мы увидели море.
   С той высоты, на которой мы находились, картина открывалась впечатляющая.
   Бесконечная лазурная гладь сливалась на горизонте с синевой неба. Острова вблизи берега были покрыты изумрудного цвета зеленью, а из золотистого прибрежного песка тянулись ввысь стройные стволы пальм.
   Река на этом участке представляла собой каскад порогов, почти водопадов, и с первого взгляда становилось понятно, что пройти их на лодке невозможно. Пришлось добираться до моря пешком. Я тащил пирогу на плечах, а Гуен плелся следом, хромая и опираясь на весло. Попасть на морской берег оказалось непросто – в этом месте он резко обрывался. Когда мы все же спустились на песчаный пляж, который был сплошь усеян зелеными водорослями, выброшенными недавним штормом, оказалось, что наши пути разошлись. Гуену нужно было идти в сторону, противоположную той, куда следовало направиться мне.
   Гуен знаками звал с собой, убеждая, что там, куда мы придем, все будет хорошо.
   – Нет, парень, – покачал я головой, – как-нибудь в другой раз. Придется нам расстаться. Ты здорово мне помог, и если судьба сведет нас еще раз, я найду, чем тебя отблагодарить. Достойно отблагодарить. А пока сделаем так: ты возьмешь себе лодку, а я оставлю себе нож. Больше нам и делить-то нечего. Конечно, двигаясь пешком, я потрачу на дорогу больше времени, но лодка тебе нужнее, чем нож, потому что на одной ноге далеко не ускачешь.
   И мы расстались. Хороший человек Гуен. Единственное, что меня утешает в тех бесконечных передрягах, в которые я непрестанно умудряюсь попадать, так это то, что я всегда встречаю хороших людей. Иначе хоть вообще из дома не выходи.
   Я плохо помнил карту этих мест, но одно знал твердо: теперь мне следовало идти на север вдоль побережья до самого залива, где бросили якоря корабли моей эскадры. И необходимо спешить, ведь корабли не будут ждать вечность, в этих джунглях легко раствориться навсегда. Я отправился в путь сразу же после того, как мы расстались с Гуеном. Шел и думал, что если по дороге не возникнет никаких проблем, то завтра к вечеру или послезавтра утром я увижу свои корабли: «Мелиссу», «Диану» и «Принцессу Яну».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация