А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 33)

   Глава 32
   Дерториер

   Прежде чем войти в кабинет Иджина, я постучал в дверь. Вообще-то дир Пьетроссо находился в моем подчинении, но это на борту «Мелиссы», а в его доме я всего лишь гость.
   Иджин в глубокой задумчивости сидел за письменным столом, положив руки на ворох каких-то бумаг.
   – Проходи, Артуа, я как раз хотел с тобой поговорить.
   Я удобно расположился в одном из трех кресел. Помолчали.
   Сюда я зашел по делу, мне хотелось кое-что уточнить, но, видя состояние Иджина, я решил немного повременить с вопросами. Дело мое касалось сущего пустяка, а весь вид дир Пьетроссо говорил о том, что что-то его гложет, причем гложет сильно. Так что сначала выслушаю его, может, смогу помочь.
   Иджин, за внешней бесшабашностью которого скрывался недюжинный ум, мне нравился. Но в тот момент он совсем не походил на самого себя. Обычно так выглядит человек, мучительно ищущий ответ на трудный вопрос.
   Ну давай, рассказывай, стоит с кем-нибудь поделиться – и станет намного легче. В том случае, конечно, если можно поделиться. Ведь бывает, что такой груз приходится нести всю оставшуюся жизнь. Это, наверное, и называется: скелет в шкафу. Но вряд ли у него сейчас такой случай.
   Словно услышав мои мысли, дир Пьетроссо передал мне исписанный лист бумаги. Письменный язык Скардара отличался от общеимперского, но вникнуть в суть написанного мне все же удалось. И я понял, что явилось причиной мерзкого настроения Иджина.
   – И что, письмо попало тебе в руки в том виде, в котором я сейчас его и вижу?
   Если это действительно так, то цена ему ломаный грош.
   – Конечно же нет, де Койн. – Голос у дир Пьетроссо был под стать его виду: мрачный и уставший. – Вот, можешь сам полюбоваться.
   Я встал, подошел к столу и посмотрел на другой лист, почти полностью заполненный буквами без всяких интервалов между ними. Так, это шифрограмма, но где ключ?
   Ключ оказался в руке Иджина и представлял собой трафарет с тремя маленькими сквозными окошечками.
   – Смотри, Артуа. Сначала приставляем трафарет к правому нижнему углу письма, затем…
   Я отмахнулся, объяснений не нужно. Нисколько не сомневаюсь в том, что послание расшифровано правильно. Потом подошел к открытому окну, уставившись сквозь него невидящим взором. Мне понадобилась пара минут, чтобы полностью осознать прочитанное. Да уж, бывает и такое.
   – Как оно к тебе попало?
   – В ближайшем окружении Минура есть один человек… Хочет он того или нет, но делает все, что я ему скажу.
   – Минур знает, что послание перехвачено? Это точно не фальшивка? Что вы теперь собираетесь делать? – зачастил я вопросами, все еще до конца не веря.
   – Нет, де Койн, это не фальшивка. Знает ли Минур, или не знает, теперь не имеет значения. А вот что делать дальше… – не по порядку начал отвечать мне дир Пьетроссо.
   Минур вел тайную переписку с Изнердом. Считая дальнейшее ведение войны бессмысленным, он предлагал капитуляцию с единственным условием – после оккупации он остается наместником Скардара. Судя по тексту, послание не было единственным, а являлось частью переписки.
   Об остальном можно только догадываться. Минур не мог в одиночку принять такое решение, у него обязательно должны быть сторонники. Можно предположить, что произойдет после того, как ондириер объявит о капитуляции Скардара. Война закончится, но далеко не все сложат оружие, в отсутствии патриотизма жителей Скардара обвинить категорически нельзя. Но это будет партизанская война, которая может длиться веками.
   Пострадает ли от этого Изнерд? Очень сомневаюсь. Цель у него одна – избавиться от соперника на море, и он своего добьется. А с повстанцами Изнерд будет бороться с помощью оккупационных войск и скардарцев, которые перейдут на его сторону. Деньги всегда значили очень многое, так что люди найдутся.
   – Минуру нужен преемник, – заявил я.
   – Преемник? – удивился дир Пьетроссо.
   – Да, Иджин. Посуди сам. Минура оставлять нельзя. Я много раз присутствовал при ваших обсуждениях создавшейся ситуации, суть которых всегда сводилась к моему недавнему утверждению, что коней на переправе не меняют. Но сейчас все совсем иначе. Минуру нужен преемник, причем нужен срочно.
   Может, именно сейчас по городу уже бегают глашатаи, приглашая жителей Абидоса собраться на площади перед дворцом, где ондириер должен сделать очень важное заявление? Минур выступит с проникновенной речью, заявляя о том, что дальнейшая борьба бессмысленна. Чтобы избежать новых жертв, он, бесконечно скорбя, объявит о капитуляции. Скорее всего, он просто озвучит то, что давно уже крутится в голове у многих. Подумай, Иджин, что произойдет, если сейчас убрать Минура, а на его место поставить другого человека? Да ничего хорошего. Для этого придется огласить то, что вы сейчас тщательно скрываете, – его договор с Изнердом, по сути, предательство. После этого Минуру торжественно отрубят на площади голову (или у вас вешают?), что, по моему мнению, будет совершенно справедливо.
   Только ведь помахать письмом мало. Я больше чем уверен: сразу же распространится слух, что письмо – фальшивка. Многие этому поверят. Дальше будет смута и разброд, а в такой ситуации, что сложилась сейчас, нужна сплоченность, как бы пафосно это ни звучало.
   Я предлагаю иной вариант, и в нем тоже могут присутствовать люди на площади. Но в моем случае ондириер официально передаст власть дерториеру. Скажет, например, что он бессилен в сложившейся ситуации и будет лучше для всех, в первую очередь, для Скардара, что власть получит человек, способный повлиять на ход войны.
   И обе стороны останутся довольны. Минур останется при своей голове, о чем я очень пожалею, а Скардар получит нового правителя, того, что вы, судя по вашим разговорам, все никак не можете выбрать. Думаю, что для вас сейчас самое время вспомнить о таком волшебном слове, как компромисс.

   Я расхаживал по кабинету, громко рассуждая, а дир Пьетроссо внимательно меня слушал. По сути, ничего нового я не предложил. В истории Скардара существовало нечто подобное. Когда-то давным-давно, и рассказывал мне об этом сам Иджин, когда Скардар только образовывался как государство, первым его правителем был дерториер – военный вождь, затем его сменил ондириер, вождь гражданский. Когда к власти пришел Минур, он объявил себя новым ондириером. Так что ничего страшного, если страну вновь возглавит дерториер. Время сейчас военное, так что военному вождю самое место.
   Вообще-то в титулах «ондириер» и «дерториер» был еще и какой-то мистический смысл, что-то из древних верований скардарцев, и оба этих слова связаны с морским драконом, существом мифологическим, но сейчас это неважно.
   – Сложность в том, что нужно убедить Минура добровольно передать власть дерториеру. Не сомневаюсь, перспектива остаться без головы должна его серьезно озаботить, и все же церемония передачи власти должна быть добровольной и официальной.
   Мне кажется, такой выход будет гораздо лучше переворота. Минур же впоследствии не сможет заявить, что его силой заставили лишиться власти, заставили по такой ничтожной причине, как измена родине.
   «Хотя это для солдата или генерала будет выглядеть предательством, а для правителя вполне может сойти и за политическую мудрость», – подумал я.
   Дир Пьетроссо продолжал молчать, и я не мог понять, как же он воспринимает мои слова. А добавить мне было уже нечего.
   В дверь постучали, следом в комнату вошел слуга, держа в руках подсвечник с тремя зажженными свечами. Иджин кивком поблагодарил слугу, дождался, пока за ним закроется дверь, и произнес:
   – Знаете, господин де Койн, а я ведь хотел увидеть вас именно для того, чтобы предложить занять место Минура.
   Сказать, что я не ожидал услышать этих слов, это ничего не сказать. Все равно что заявить о том, будто упал с крыши многоэтажки и даже не поцарапался.
   Я ожидал все что угодно, даже предложения немедленно отправиться вместе с заговорщиками в Дерторпьир, чтобы свергнуть Минура, но только не это.
   Кстати, Дерторпьир и был назван в честь дерториера. Дворец много раз перестраивался, от первоначальных построек почти ничего не осталось, а вот название сохранилось.
   – Вы устраиваете многих из нас, господин де Койн, – продолжил Иджин. – Устраиваете по многим причинам. В любой другой ситуации, если бы дело не шло к тому, что Скардар вообще может исчезнуть как государство, никто бы, вероятно, даже не подумал о вас как о правителе Скардара.
   Прежде всего вы чужак. Но… Я успел немного узнать вас за это время и понял, что вы не станете искать во всем этом выгоды.
   Господи, да какая здесь может быть выгода? Запустить руки в нищую казну, несколько недель, а то и дней наслаждаясь властью над государством, стоящим на грани гибели?
   – Как бы там ни было, за вами стоит Империя. Я понимаю, что реальной помощи в ближайшее время ждать не приходится, и все же. Кроме того, как вы, наверное, и сами успели заметить, вы пользуетесь в Скардаре большой, если не сказать огромной популярностью. Мне даже говорили, что вашим именем начали называть детей.
   «Возможно, это и так, дир Пьетроссо, но знаешь ли ты, как изменчива популярность? Сегодня толпа носит тебя на руках, а завтра просто бросит на булыжную мостовую, развернется и уйдет. И никто даже не поинтересуется, не больно ли ты ударился о камни или не убился ли вообще».
   – Еще вы феноменально удачливы, что тоже дано далеко не каждому. Я ведь немало наслышан о вас, да и на моих глазах вы несколько раз это доказывали. И самое главное, за вами пойдут люди, как пошли те же купцы.
   «А вот с этим все немного циничнее, господин дир Пьетроссо. Вероятно, ты еще не знаешь того, что успел узнать я. У купцов на мой счет есть свои соображения. Если дела пойдут хуже некуда, а до этого не так уж и далеко, мне придется покинуть Скардар, не дожидаясь полного краха. Покинуть на той же «Мелиссе», и я считаю, что вполне ее заслужил. И купцы рассчитывают на своих кораблях вместе с семьями уйти вместе со мной, уповая на то, что я помогу им обосноваться в Империи. И я их понимаю и не смогу отказать ни сейчас, не потом».
   – Кстати, знаете, какая сейчас самая популярная история в Скардаре? После сожжения изнердийского флота, конечно. О том, как вы, де Койн, на борту «Морского воителя» напоили сына Минура, Диамуна. Казалось бы, столько времени прошло, а она все продолжает пользоваться популярностью. Некоторые даже в шутку угрожают друг другу: быть может, тебя напоить, как Диамуна?
   То, что наследника в народе не любят, я знал. И дело даже не в том, что его называли Теленком. Прошка мне рассказывал, что видел, как горожане плевали вслед проезжающей карете Диамуна.
   – Скажу вам уж и совсем смешную вещь. Существует пророчество…
   Тут я не выдержал и махнул рукой. Только пророчеств не хватало, особенно в таком серьезном деле.
   – Можете себе представить, даже дом Митаиссо не стал возражать против вас.
   Это мне мало о чем говорит. Мне лишь известно, что родов, состоявших в заговоре против Минура, довольно много. Но еще больше было людей, которые, понимая серьезность ситуации, бежали из страны, распродавая все, что нельзя увезти с собой. Морем мало кто отваживается, а вот дорога на север, в соседнее королевство Баллейн, в последнее время стала весьма оживленной.
   Что же до рода Митаиссо, из него я знал только двоих. Один из них – адмирал, командующий эскадрой, а второй – артиллерийский офицер на «Мелиссе».
   Теперь о предложении, только что озвученном Иджином. Нет никакого сомнения, что только крайняя степень отчаяния заставила сделать его.
   Почему именно я? Из-за своего положения в Империи? А какое у меня там положение? Ну как они не могут понять, что не будет никакой помощи, не стоит даже и надеяться. Другие кандидаты отказываются, испугавшись ответственности в случае поражения?
   И доводы какие-то несерьезные: подумаешь, популярность, после нескольких поражений она сойдет на нет. Пророчество? Смешно даже.
   И что я им смогу дать?
   А с другой стороны… Это ли не шанс изменить все? В случае победы я смогу стать Янианне чуть ли не равным. Ведь что гложет меня больше всего на свете?
   Казалось бы, скоро свадьба, после которой все вокруг будут называть меня «ваше величество», я буду сопровождать Янианну на балах и торжественных выходах, раздувая щеки от гордости, в душе же чувствуя ущербность консорта. Заработаю неимоверно много денег, займусь наконец техническим развитием этого мира. Изобрету всякие швейные машинки, пулеметы и железные корабли. Время от времени буду удивлять Яну диковинами… Но только и всего.
   Это шанс, Артур, это шанс. Шанс не быть водителем или слесарем при бизнес-леди. Риск остаться без головы огромен, но и ставка-то какова?
   И все-таки я попытался отшутиться:
   – Господин дир Пьетроссо, а вам не кажется, что, если все закончится хорошо, вам будет трудно забрать у меня власть обратно?
   Сколько ни вспоминаю историю, на ум приходят лишь два человека, которые добровольно отказывались от власти. Тот, что с пресловутой капустой, и другой, уже на моей памяти, который просто устал, передав власть именно преемнику.
   Иджин заговорил снова:
   – Знаешь, господин де Койн, я бы отдал душу дьяволу, морскому, подземному или еще какому, в обмен на то, чтобы мы смогли даже не выиграть войну, а просто отстоять свою независимость. Если бы тебе удалось победить в этой войне, то вряд ли кто потребовал бы от тебя вернуть власть. Да и ты не из тех людей, чтобы отдать то, что будет принадлежать тебе по праву. Конечно же не все так просто и не все согласны с тем, чтобы именно ты занял место Минура. Мнения разделились. Одни категорически против того, чтобы Скардаром правил чужак. Других ты устраиваешь главным образом потому, что за тобой никто не стоит. Третьи никак не могут определиться, и у них, как мне кажется, все мысли только о том, как бы успеть покинуть страну вовремя. В общем, так, господин де Койн, с вами хотели бы встретиться. – Теперь голос дир Пьетроссо звучал чуть ли не официально. – Я лишь озвучил предложение. Вы не дали согласия, но и сразу отвергать его не стали. Понимаю, предложение очень неожиданное, и сделано оно больше от отчаяния. Больше всего ему соответствует услышанное именно от вас выражение: утопающий хватается за соломинку.
   Я мерил кабинет Иджина шагами, каждый раз огибая стоявшую на небольшом постаменте скульптуру обнаженной девушки. В Скардаре, в отличие от той же Империи, нет запретов на обнаженное человеческое тело в скульптурах и на картинах. И фигура у девушки была хороша, я любовался ею каждый раз, когда бывал в кабинете дир Пьетроссо, но сейчас не до этого.
   Это шанс. И пусть мотивация моя далеко не благородна и спасение Скардара стоит в ней не на первом месте, но это шанс. Смогу ли я? Ведь положение Скардара серьезней некуда. Но как узнаю, если не попробую?
   За окном стемнело, в колеблющемся пламени свечей на стенах играли причудливые тени.
   Это тот шанс, который нельзя упустить. Шанс, о потере которого я буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Иначе – швейные машинки, диковинки и парадные выходы под ручку с ее величеством.
   – Иджин, – спросил я у дир Пьетроссо, успевшего снова усесться за стол, водрузить на него локти и обхватить ладонями голову. – Скажи, а сам-то ты как относишься к тому, чтобы именно я занял место Минура?
   Дир Пьетроссо посмотрел на меня, пожал плечами и ответил:
   – Собственно, я тебя и предложил, де Койн.
   – Тогда ответь мне еще на один вопрос. – Я изо всех сил старался удержать голос спокойным, хотя сердце бешено колотилось в груди. – Может быть, нам не стоит откладывать того, что должно произойти в самом скором времени. Со мной или без меня, но произойдет обязательно. Так чего же ждать?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация