А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 16)

   Глава 17
   Тревожный чемоданчик

   Корабль Скардара оказался соседом «Мелиссы» по причалу, и на нем, несмотря на сгустившиеся до полной темноты сумерки, велись лихорадочные работы.
   «Если корабли Изнерда ворвутся в порт, – размышлял я, – «Мелиссе», как соседу скардарца, несдобровать. Хотя нам в любом случае несдобровать, ведь рано или позно изнердийцы узнают, что произошло с «Мелиссой». Но зачем торопить события? И разумнее всего будет отойти от причала».
   На борту не хватало двоих матросов, но попасть им на корабль будет несложно, достаточно нанять лодку. Отойти от причала – тоже не проблема: при швартовке якорный канат вытравился за борт чуть ли не на всю длину, и нам лишь потребовалось выбрать его часть.
   Оказавшись на внутреннем рейде гавани, мы – я, фер Груенуа, сти Молеуен, Гентье, Бронс и, разумеется, Гриттер (к нему тоже есть дело, и дело первоочередное) собрались на срочный совет в капитанской каюте, дело отлагательств не терпит.
   Если вдуматься, мы имеем два варианта спасения. Вариант первый: срочно покинуть «Мелиссу» и затеряться в лесных чащобах острова. Это при условии, что здесь вообще есть леса. Если изнердийцы даже и не знают, что мы захватили их корабль, то они его непременно опознают. И естественно, у них сразу возникнет вопрос, каким образом он нам достался. Попытки объяснить, что мы нашли его покинутым, будут звучать не очень убедительно.
   Вариант второй: попытаться уйти. Попытка ворваться в порт Изнерду не удалась. Две тримуры Скардара встали на якорь у самого входа в гавань именно с этой целью. И задача их ясна: дать третьему кораблю время на ремонт.
   У него пробоина ниже ватерлинии, и на нее наложен пластырь. Мы видели это, когда проходили мимо корабля. Скардарцы откачают воду, затем заделают пробоину. Время у них до утра есть.
   Изнерд, получив по зубам, ушел мористее. Галсировать возле входа в гавань в ночной темноте корабли не будут, чревато, там полно песчаных банок и рифов. Утром они начнут кружить у входа в гавань, описывая огромную в диаметре циркуляцию. Каждый корабль (а всего их то ли пять, то ли семь, в этом мы с фер Груенуа не сошлись) будет давать залп по кораблям Скардара, уступая место следующему. Те, кто уже отстрелялся, спокойненько совершат круг, успевая заряжать орудия до очередного захода на цель.
   Не знаю, что подвигло скардарские корабли запереть себя в порту Мойнстофа, но думаю, что такое решение было вынужденным.
   Выходит, у нас есть время до утра, чтобы попытаться покинуть гавань. Не думаю, что тримуры, стоящие на якоре, или форты Мойнстофа станут нам в этом препятствовать.
   Риск нарваться сразу по выходу из порта на изнердийские корабли, безусловно, имеется. Что ж, чтобы избежать встречи с ними, мы не будем уходить в открытое море.
   Сти Молеуен утверждал, что неплохо знает местную лоцию, и потому предлагал взять сразу после выхода из порта влево и пойти вдоль береговой черты. В нескольких лигах от Мойнстофа есть каменная гряда, уходящая перпендикулярно берегу далеко в море. И в ней пролив, которым пользуются местные мореплаватели, поведавшие о нем Клемьеру.
   Самая опасная часть плана заключалась в том, чтобы умудриться дойти до этого прохода. Дальше проблем не будет, фарватер сти Молеуену хорошо известен, ветер хоть и набирает силу, но все еще не штормовой и к тому же попутный. Так что все благоприятствует, и нам нужно только рискнуть. Изнерд ждет прорыва кораблей Скардара, но «Мелисса» совсем не похожа на тримуры и даже в темноте спутать нас будет крайне сложно.
   План был принят к исполнению, и выражение лиц присутствующих стало отрешенным. Ведь для того чтобы в случае неудачи встретить смерть достойно, необходимо смириться с таким исходом дела, свыкнуться с этой мыслью.
   Теперь можно заняться решением мелких проблем.
   Мириам, естественно, пойдет с нами. И Гисса тоже. Иначе что же это получается: приласкали, обогрели малышку, а затем выгнали ее на берег с горстью монет в руке? Ну и куда ей в таком случае деваться?
   – Гриттер, нам нужна вторая шлюпка. Бери ее где хочешь, но чтобы она была.
   Кстати, аванс нужно вернуть. Чем вернуть? Валюта у нас самая твердая, из литой бронзы. Придется лишиться еще одного орудия, выбора нет.
   Да и не сыграет большой роли одна кулеврина, если попадем в западню. А вот шлюпка сыграть может.
   Жаль, что мы не успели обменять корабли, очень жаль. Всем была бы хороша «Мелисса», если бы не ее тихоходность. С другой стороны, усиленные борта могут сыграть при прорыве немаловажную роль.
   В конце концов, нам бы только до гряды добраться, желательно незаметно для кораблей Изнерда. Пролив не слишком сложен для прохождения. Но есть некоторые нюансы, и о них, по словам того же Клемьера, необходимо знать.
   Пройдя пролив, мы будем иметь несколько часов форы даже в том случае, если изнердийцы признают в «Мелиссе» свой бывший корабль и начнут нас преследовать. В конце концов, не бросятся же все они в погоню за нами, забыв о Скардаре.
   Вот с провизией вышла промашка. Какой смысл закупать то, что через пару дней было бы на новом корабле? Хорошо хоть вода есть, и ее на первое время будет достаточно.
   Через пару часов я стоял на корме и смотрел на растворяющийся в темноте корабль Скардара, бывший нашим соседом по причалу.
   «Ничего личного, парни, – думал я. – Изнерд нам тоже враг, пусть и случайный. Но это ваша война, а у нас другие цели и планы. И глупо в нашем положении предлагать вам свою помощь».
   Ветер свежел на глазах, и сти Молеуен все чаще с беспокойством поглядывал в ту сторону, откуда он дул. Да, слишком свежий ветерок может испортить нам все дело. Потому что если он переменится на южный, то нас станет прижимать к берегу, и справиться с этим вблизи береговой черты будет почти невозможно.
   Все, дальше сердце будет стучать в таком же бешеном ритме, что и сейчас – проходим форты на выходе из гавани. Короткая команда Клемьера рулевому, и «Мелисса», охотно послушавшись, взяла влево, ложась курсом вдоль побережья. Всем хорош корабль и в управлении послушен, но зачем ему так корпус утяжелили?
   Теперь пара часов напряженного внимания – и все, мы на свободе.
   На палубе столпились все, никому даже в голову не пришло пойти отдыхать. Люди старательно вглядывались в ночную тьму. Эх, сейчас бы самый плохонький ноктовизор для того, кто сидит в «вороньем гнезде» на самой верхушке мачты. Хотя что мы сможем сделать даже в том случае, если заметим врага первыми? Лечь на обратный курс, чтобы оказаться против ветра? Причем маневр ограничен близким берегом, и придется поворачивать в сторону моря, где кораблей Изнерда еще больше.
   «Мелисса» шла под неполными парусами, были выставлены только те, что придавали кораблю наибольшую управляемость. Я посмотрел на Клемьера, внимательно разглядывающего что-то, видимое только ему одному. Черт его знает, что он вообще мог видеть в окружавшей нас почти полной темноте. Очертания берега едва проглядывались, а вершины недалеких гор скрыты облаками.
   – Самое опасное место прошли, – почему-то шепотом сказал сти Молеуен. – Можно добавлять паруса.
   Фред дал короткое распоряжение Гентье, ставшему начальником парусной команды. Палубной командой заведовал Бронс, боцман, но поскольку людей катастрофически не хватало, зачастую, отдав команду, Гентье и Бронсу самим приходилось бросаться помогать ее выполнять.
   Вот и на этот раз Гентье направился к гроту, возле которого собрались все его люди, когда с бака раздался крик: «Справа по курсу корабль!»
   Я, Фред и Клемьер одновременно взглянули на «воронье гнездо». Ведь именно находившийся там человек должен первым увидеть корабль, это его основная задача. У людей на баке задача совершенно другая: отследить возможные препятствия на пути корабля. В такую погоду и в это время суток им легче обнаружить выступающие из воды верхушки рифов на фоне горизонта. Теоретически обнаружить. Черта с два в такой темени что-нибудь увидишь, да еще и дождь разошелся не на шутку.
   Словно в ответ на наши взгляды с мачты донеслось: «По правому борту корабль!» И мы бросились к правому борту. Действительно, сквозь косые струи дождя смутно виделись очертания трехмачтовика.
   Дьявол ему в высокую корму, что он здесь делает, до берега не больше пары лиг. Оставалась надежда, что корабль, следовавший под штормовыми парусами практически против ветра, оказался здесь случайно. Буквально через пару минут выяснилось, что если это и так, то ничего не изменится: как определили Фред с Клемьером, корабль принадлежал Изнерду.
   Все мы надеялись на то, что он не станет без причины палить изо всех орудий. Ведь он наверняка не видел, что мы вышли из Мойнстофа. В конце концов, мог и не признать того, что «Мелисса» изнердийской постройки. А если и признал земляка, то вовсе не обязательно его расстреливать.
   Мы все с напряжением всматривались в проходивший мимо корабль. Еще несколько минут – и все. Чтобы произвести залп, ему придется поворачивать, ложась курсом на берег. Каких-то несколько минут.
   Именно в тот момент, когда казалось, что мы разошлись, в ночной мгле засверкали многочисленные вспышки. Сумма бортового залпа у него достигает двадцати орудий, и если не побояться того, что от слитного залпа оторвется борт корабля, а такие случаи бывают… Этот не побоялся.
   Дистанция была, что называется, в упор. Пара ядер, срикошетив от воды, пронеслась над низкой палубой «Мелиссы». А остальные…
   Наш корабль содрогнулся от попавших в него ядер, да так, что один из матросов выпустив перекладины вант, скользнул по ним и едва успел ухватиться вновь перед самой встречей с бортом.
   Как же так, одним залпом? Где же ты была, фея Удача, легкомысленная, как все красивые девушки, и с тонкими прозрачными крылышками на спине?
   Залп вражеского корабля для «Мелиссы» оказался катастрофическим, и ее уже не спасти. Если я еще сомневался в этом, то Фред, побледневший так, что это можно было заметить даже в ночной мгле, протяжно протянул сквозь крепко сжатые зубы: «Все». И зачастил командами, теми, что должны исполняться мгновенно, если имеешь хоть малейшее желание пережить гибнущий корабль.
   «Мелисса» тонула, уходя под воду на ровном киле.
   Шлюпок у нас было две, и обе они находились у левого борта, со стороны берега. Нет, я не мог заранее предполагать, что все закончится так плачевно, шлюпки помещались там из-за опасности наскочить в темноте на подводную скалу. Я мысленно поблагодарил себя за прозорливость, пусть и случайную.
   А изнердийский корабль, совершив оверштаг, разворачивался, вероятно, готовясь нанести залп другим бортом. Перед этим он плюнул тремя кормовыми орудиями, проделав одним из ядер дыру в парусе тонущей «Мелиссы».
   Паники не было. Люди давно уже свыклись с мыслью, что с ними произойдет то, о чем говорят: никогда не поздно, но всегда слишком рано. Да и ситуация многим была уже привычна.
   Первыми в шлюпки, в отличие от существующего мнения, спустились не женщины и дети, хотя таковые на борту имелись. В одной из шлюпок сначала оказались Гентье и два матроса, а в другую спрыгнул Бронс с еще двумя людьми. Иначе кто будет помогать спускающимся людям, следя за тем, чтобы тонущий корабль не утащил за собой надежду на спасение. Гиссу с широко распахнутыми глазами и так же широко открытым ртом передали в шлюпку на руках. Бедная девочка, я ведь хотел, чтобы у тебя появилась нормальная жизнь, и что в результате?
   Мириам спустилась сама, до воды оставалась лишь пара балясин штормтрапа, потому что палуба корабля находилась уже чуть ли не вровень с поверхностью моря. По дороге она успела пригрозить, что мамин наговор не забыла, когда кто-то, помогая спуститься, приложил ей свою ладонь чуть пониже талии.
   Мы с Фредом оказались во второй шлюпке, первая, приняв пассажиров, сразу же отошла от борта, и гребцы уже на ходу разбирали весла.
   Фред уступил мне очередь спуститься первым, и я не стал возмущаться.
   Конечно, фер Груенуа, ты капитан, и именно ты должен покинуть борт корабля последним. Очень достойная традиция, и я рад, что в этом мире она тоже существует.
   Затем мы очень быстро отошли от борта и погребли. Дело даже не воронке, образующейся на месте тонущего корабля, не настолько она и огромна. Просто рангоут может накрыть шлюпку, он уже над самыми головами. Плюс корабль Изнерда – его намерения очевидны, и попасть под залп в этом утлом суденышке будет чрезвычайно неприятно. Второго залпа не случилось, но под его угрозой лопасти весел мелькали с радующей глаз быстротой.
   Все то время, что мы гребли к берегу, фер Груенуа не спускал глаз с гибнущей «Мелиссы». Мне, сидевшему на румпеле, было неудобно оборачиваться, и потому я посмотрел на нее лишь пару раз. Еще на подходе к берегу гребцы соскочили в воду, выталкивая шлюпку как можно дальше на берег.
   Затем мы долго стояли на берегу моря и смотрели в ту сторону, где нашел свой конец наш корабль. Прошка прикрыл своим кафтаном сразу обеих девчонок, и полы одежды доставали почти до земли. Спаслись все восемнадцать человек, на борту не осталось никого.
   Я посмотрел на Фреда и фыркнул, не в силах сдержать улыбку.
   Фер Груенуа в свою очередь взглянул на меня, но удивления на его лице уже не было – привыкает, должно быть. Но объясниться все же стоило:
   – Понимаете, господин граф, у меня относительно всего этого возникают какие-то смутные ассоциации. Есть у меня друг, барон Анри Коллайн. Вы случайно с ним не знакомы? Нет? Я обязательно вас представлю.
   Так вот, вместе с ним мы много путешествовали по земной тверди. У барона неоднократно гибли лошади, и зачастую ему приходилось нести седло на плечах.
   После своих слов я посмотрел на вместительный несессер, что так и хотелось назвать тревожным, который Фред держал в левой руке. В нем, как я предполагаю, карты, составленные по результатам экспедиции на юг, и другие дорогие сердцу фер Груенуа вещи. После гибели прежней «Мелиссы» он покинул борт корабля именно с ним.
   Фред взглянул на свой саквояж, затем на меня и улыбнулся:
   – Говоришь, «седло», Артуа? – затем, посмотрев на начинавшее бушевать море, он добавил: – Этот корабль – один из тех…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация