А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берег Скардара" (страница 12)

   Под взглядами людей я бросил на палубу пару абордажных кошек, затем разрядил в сторону приближающихся кораблей оба ствола своего пистолета, взял в руки пороховницу и всыпал в стволы порох. Всыпал много, не жалея. Прошка дернулся и снова застыл. Знаю, Проухв, знаю. Стволы могут не выдержать такого заряда, но понадобится нам всего лишь один выстрел. Я насыпал пороха на полки замков и положил пистолет на бухту пенькового каната перед входом в крюйт-камеру. Все.
   Я развернулся и по очереди посмотрел в глаза окружавшим меня людям. Выбор всегда есть, но примете ли вы его именно таким?

   Глава 13
   Костыль из золота

   Так, парни, все, что вы сейчас увидели, придумано не мной. Много лет назад в другом мире на одном корабле сложилась похожая ситуация. И именно так тогда лежали пистолеты у входа в крюйт-камеру. И те, кто был на паруснике, выстояли, выиграли бой с многократно превосходящим их противником. Адмиралы, офицеры самых могущественных тогда флотов отказывались поверить в случившееся, объясняя победу невероятно благоприятным стечением обстоятельств. Да какая теперь разница, почему это произошло? Разве главное в этом? Главное в том, что пистолеты лежали у входа в крюйт-камеру.
   И еще, на могиле офицера, командующего этим кораблем, высечено: «Потомству в пример». А я, как ни крути, тоже вроде бы один из его потомков.
   Но как ко всему этому отнесетесь вы, парни? Ведь сейчас совсем не та ситуация, что сложилась в том бою, о котором вам даже не приходилось слышать. Но никто из вас не отвел взгляда.
   Фред подошел к пистолету, взял его в руки, внимательно осмотрел состояние кремней, затем положил на место и прикрыл снятым с себя камзолом. Разумно – пистолет не намочит водой. Затем фер Груенуа встал рядом со мной. А я продолжал рассматривать стоявших напротив людей. А что, хорошие люди, пусть и совсем не похожи на ангелов. Особенно это относится к тем, кто пришел вместе с Оливером Гентье. Смешно даже пытаться представить их добропорядочными гражданами, нисколько не сомневаюсь, что за свою жизнь они видели и творили такое…
   Да, они не ангелы, зато, если нужно, не задумываясь будут в жестокий шторм карабкаться на мачты высотой в добрые тридцать метров, когда даже на палубе устоять на ногах почти невозможно, когда корабль почти касается ноками рей воды то одним, то другим бортом… А ведь на мачты не просто необходимо забраться, там еще и работать нужно, тянуть сжатыми до судороги пальцами вырывающуюся парусину, бороться со всеми этими шкотами и гитовами.
   Такие люди готовы прыгнуть на палубу вражеского корабля, не слыша даже грохота боя из-за собственного рева, прыгнуть прямо на клинки сабель и стволы ружей противника… Это про них у нас говорят: сам черт не брат. Здесь говорят по-другому: тигру в пасть плюнет. Не потому ли эти люди так охочи до тех радостей жизни, что ждут их на берегу?
   Ладно, это все лирика. Ну, что тут у нас?
   Сначала о плохом и грустном. Нам не оторваться. Изнердийцы настигнут нас еще до наступления темноты. Ночью мы могли бы сменить курс, и, если бы повезло, они не заметили бы нашего маневра. К утру мы бы уже скрылись за горизонтом.
   Вероятно, нам следовало так поступить прошлой ночью, но что сделано, то сделано. «Мелисса» – не самый ходкий корабль, в этом нам не повезло. Не повезло и с тем, что прошлые владельцы парусника только начали кренгование и не успели очистить подводную часть корпуса от ракушек и водорослей, которые сильно тормозили ход корабля.
   Кроме того, «Мелисса» имеет усиленный корпус, и это, надеюсь, поможет при попадании в него ядром. Но вот масса корабля от этого увеличилась. Прибавьте к этому грот с косыми парусами – это неплохо для управления, но не для хода корабля.
   Интересно, а что у нас есть хорошего? Обязательно что-то должно найтись.
   На корме, перебивая мысли, грохнули обе кулеврины. Это Бертоуз их осваивает. До изнердийцев еще далеко, и ядра не преодолевают даже половину расстояния. То-то, наверное, веселье стоит на преследующих нас кораблях.
   Ну что же, нас догонят, оставят пушечными выстрелами коутнер без парусов, картечью сгонят всех нас с палубы и отправят шлюпки с абордажными командами. Им даже швартоваться не будет необходимости. Топить нас не будут (хоть что-то хорошее), и это значит, что у нас есть время побарахтаться.
   Опять два выстрела с кормы. Забавляйся, Бертоуз, забавляйся. Пороха не жалко, все равно не успеем весь сжечь. А в крюйт-камере пороха хватает. Хорошего качества, кстати, порох, гранулы отшлифованные и одной величины. Вспыхнет равномерно.
   – Ваша светлость, может быть, можно что-то сделать?
   Это Прошка. И глаза у него с такой надеждой смотрят. Не за себя он беспокоится, Мириам ему жалко. Та, бедная, ходит, не отрывая глаз от пола, вернее, от палубы. Тяжело Мириам, понимает ведь, что все проблемы именно из-за нее.
   – Конечно, Проухв. Сейчас черепашек на волю выпустим. Знаешь, сколько они живут? По триста лет, а то и больше. Нас давно уже не будет, а они все будут рассказывать своим детям о нашем милосердии, – не стал я разочаровывать парня.
   Вот что, Фред, не смотри на меня так. Должен уже привыкнуть. Не хотят изнердийцы в сторону отваливать? Ну-ну.

   – Давай! – сам себе скомандовал Гентье и выбросил за борт очередной тюк. Последний час люди только тем и занимались, что относили на корму корабля всякий хлам и кидали его за борт. Хлам быстро закончился, и потому в воду начали лететь и вполне ценные вещи. Но сейчас об их ценности никто не задумывался – собственная жизнь дороже.
   Мы облегчили «Мелиссу» не менее чем на тонну, но преследующие нас корабли приближались так же неумолимо, как беспощадная смерть к приговоренному к казни узнику.
   Фер Груенуа как-то по-особенному поглядывал на небо, море, втягивая в себя воздух и чуть ли не пробуя его на вкус языком. Затем он о чем-то переговорил со сти Молеуеном, имевшим весьма загадочный вид.
   На палубе возились Гриттер, Бронс и еще пара человек, сооружавшие из пустых бочек нечто похожее на небольшой плотик. Один был уже готов, но нам их нужно три.
   Ветер переменился внезапно. Вернее, внезапно для меня, но никак не для Фреда и Клемьера. Иначе зачем бы они чуть ли не час назад послали марсовых на мачты? И теперь оставалось только подать команду. «Мелисса» послушно накренилась на правый борт, ложась на новый курс.
   Фред предчувствовал изменение направления ветра, и, не проведи мы вовремя этого маневра, сейчас ветер стал бы чуть ли не встречным. Мы выиграли час, возможно, два, но до заката еще далеко. И наши противники, вероятно, тоже посматривают на небо, желая разделаться с нами до темноты.
   Я как в воду глядел, потому что вражеский коутнер резко прибавил ходу. По-видимому, до сей поры он просто держался в тени других кораблей, а теперь, починяясь приказу, пошел под всеми парусами. Расстояние между нами стало стремительно сокращаться. Эх, ну почему в наших руках не оказался тот быстроходный корабль?
   Похоже, фер Груенуа думал о том же. Ничего, Фред, будет у тебя корабль, быстрый, как стрела, обязательно будет. Нам бы только сегодняшний день пережить.
   На носу догоняющего нас корабля появились два облачка дыма, затем донесся грохот выстрелов. Гляди-ка, а ведь и вправду ядра в полете можно увидеть. Но что-то мне не очень хотелось сейчас в этом убеждаться.
   Ядра упали в воду, не долетев приличного расстояния. Ничего, лиха беда начало. Сейчас они подойдут поближе, поравняются с нами, убедятся, что мы даже залпом не можем отвечать, и начнется потеха.
   Так, наш ответный ход. Черт бы тебя взял, Бертоуз! Когда мы вернемся в Империю, я первым долгом закажу у Гростара золотую трость, а затем торжественно тебе ее вручу. И обязательно настою, чтобы на бриллиантах он не экономил.
   Снова грохнули обе наши кормовые пушки. Бертоуз, быть тебе ворошиловским стрелком, первым в этом мире. И значок у тебя под стать твоей клюке из золота с каменьями. Положить во вражеский корабль три ядра из четырех! Недаром ты все это время кулеврины лелеял. Ядра по одному отбирал, осматривая их, взвешивая на руках, примеряя по диаметру орудийного ствола и разделяя на две неравные кучки. И порох из бочек чуть ли не на язык пробовал, заполняя ими картузы, пошитые Мириам со скоростью швейной машинки.
   И пусть никаких больших разрушений вражескому кораблю эти попадания не принесли, не взорвался он со страшным грохотом, распадаясь на куски, но зато нас сразу зауважали. Коутнер резко отвалил в сторону, спасаясь от обстрела.
   Так, что-то долго мы мусор за борт не выбрасывали, засмотревшись на чудеса Бертоуза. Вот, например, две полупустых бочки вполне для этого сгодятся. На догоняющих нас кораблях занимались тем, что пытались на полном ходу выловить выброшенные за борт предметы, убедившись, что мы вышвыриваем все подряд. Ну, может, и бочки с вином выловят, хоть порадуются.
   Все, пора отправлять за борт выглядевшее довольно нелепым сооружение из пары бочек, парусины и досок. Осторожнее, парни, осторожнее. И с богом. Еще и сплюнуть на удачу.
   Бочки, поначалу полностью исчезнувшие под водой, вынырнули, заставив нас облегченно вздохнуть. К ним ядро привязано, чтобы набок не заваливались, и мы опасались, что перестарались с грузом.
   Все мы стояли в напряжении, отчитывая секунды. Все, время давно вышло, и мы едва сдерживали вздох сожаления. Но именно в этот момент, когда бочки проплывали мимо борта изнердийца у самой кормы, раздался грохот. Следовавший за нами в кильватере корабль повело в сторону.
   Парни, я и сам бы с удовольствием заорал от радости, но положение не позволяет. Так что придется сделать невозмутимый вид: мол, сущие пустяки.
   Поврежденный взрывом корабль лег в дрейф. Ха, так у него и дифферент на корму присутствует. Очень удачно вышло, да и длину фитиля мы хорошо рассчитали. И пусть нет в бочонке с порохом никаких поражающих элементов, но про гидродинамический удар тоже не надо забывать. Я вас заставлю такие термины наизусть выучить! Когда корабль Изнерда сможет продолжить погоню, мы будем уже далеко. Надеюсь, и вправду далеко, а не глубоко, в смысле, на дне морском.
   Так, следующий номер нашей программы. Только осторожней, осторожней, правда, теперь уже по другой причине. На этот раз плотик не отправился в свободное плавание, он волочился за кормой на буксире.
   Теперь необходимо, чтобы плотик все время оставался между нами и преследующим нас кораблем, тем, что имел два дека, сорок орудий и сотни три экипажа. Критнер держался в стороне, не пытаясь сойтись на дистанцию стрельбы из орудий. Но и нам было не до него.
   Тот, что шел по корме, пытался достать нас из погонных орудий. Несколько раз ему это удалось, но пока все складывалось удачно. В парусах парочка дыр, разбита стоящая на боканцах шлюпка, и одно из ядер угодило в каюту капитана. Какое счастье, что меня там нет!
   Вообще-то каюту должен занимать фер Груенуа, но он любезно уступил ее мне. С другой стороны, я ведь являюсь кем-то вроде адмирала, пусть и свадебного. Из-за столь высокого статуса приходилось не склонять голову под свистом летящих в нас ядер, хотя и очень-очень хотелось. Все сейчас смотрят на меня, и я своим невозмутимым видом должен им внушать – все нормально, все идет по плану и остается лишь немного подождать.
   Хотя какие тут, к морскому дьяволу, планы. Если мы до сих пор не получили серьезных повреждений, то только потому, что пока что нам невероятно везет. Леди Удача – особа весьма ветреная. Сидит себе сейчас на топе грот-мачты «Мелиссы» и с улыбкой на нас посматривает. Затем взбредет ей в голову – и перепорхнет она на мачту одного из преследующих нас кораблей. Как бы в ответ на мои невеселые мысли очередное ядро с грохотом ударилось в ствол той самой грот-мачты и, срикошетив от нее, убило человека. Одного из тех, что пришел с Гентье.
   Как в эти времена происходят морские сражения? Все искусство капитанов кораблей заключается в том, чтобы занять выгодную позицию относительно ветра. Корабли лавировали именно с этой целью порой по нескольку часов, а то и дней, затем сходились на половину дистанции пистолетного выстрела, и следовал залп всем бортом. А самое страшное – это подставить под пушечный залп корму корабля. Последствия ужасны даже для монстров с бортами толщиной в метр, обшитыми дубовыми досками, а порой и медными листами, потому что при повреждении рулевого устройства корабль становится игрушкой ветра и волн. Кроме того, на корме имеется мостик и, чаще всего, крюйт-камера…
   Нам же приходится подставлять свою корму, потому что нет у нас другого выхода. И где гарантия, что следующее ядро не расколет в щепки перо руля или не перебьет штуртрос?
   Нет, нужно думать о чем-то другом. Потому что плохая обнаруживается закономерность. Следующее ядро ударило в корму корабля, и я с беспокойством посмотрел на рулевого. Пронесло, руль оказался цел.
   – Давай! – в один голос заорали мы с фер Груенуа Гриттеру, стоявшему у вьюшки, чтобы тот выбивал стопор. Вьюшка бешено закрутилась, отпуская в море за кормой буксирный канат.
   Сорокапушечный изнердиец поворачивался к нам лагом, похоже, собираясь произвести залп всем бортом. Он пристрелялся погонными орудиями, а их у него целых четыре. И дистанция для залпа самая подходящая…
   Все, буксирный канат вытравлен полностью, но его длины явно не хватает.
   – Дергай! – снова в унисон прокричали мы с фер Груенуа. Гриттер наматывал линь на локоть с такой скоростью, что движения его рук слились в сплошное пятно. Дергать ему не пришлось, потому что «Мелиссу» подняло на волне и этого оказалось достаточно.
   Взрыв поднял столб воды. Но расстояние до изнердийца оказалось слишком велико, и в лучшем случае корабль просто окатило водой.
   «Черт возьми, да как здесь можно сохранить каменное лицо, – думал я, наблюдая за летящими в нас ядрами. – Ведь они же полнеба закрывают!»
   «Мелисса» вздрогнула, принимая на себя груз попавшего в нее чугуна, и даже как-то жалобно скрипнула, честное слово. Пронесло. Несколько новых дыр в полотнищах парусов, но ничего критичного. И можно выдохнуть воздух, в котором уже не осталось кислорода.
   На корме завозилось несколько человек, опуская на выстреле третий и последний наш плотик. Нам остается держать этот плотик между нами и преследующим нас кораблем. Эффект они видели, и, надеюсь, он их впечатлил. Да, мы всего лишь тянем время, отсрочивая неизбежное. Но мало ли что может произойти. Люди всегда верят в чудо, если ничего другого уже не оставется. И так хочется, чтобы оно произошло!
   Так, что это? Неужели? Господи, неужели? Мы стояли затаив дыхание и боялись поверить в происходящее. Корабли изнердийцев ложились на обратный курс.
   Грохнула наша кормовая пушка, задранная стволом чуть ли не в небо. Она осталась одна, у второй давно уже был разбит лафет прямым попаданием ядра, убившего при этом двух канониров. Есть! Наш прощальный подарок Изнерду. Пусть и очень скромный, но на вражеском корабле его оценят.
   Да уж, Бертоуз, ты проклинать меня будешь из-за своего костыля, вернее из-за его веса, столько на него пойдет золота.
   – Право на борт. Правь на коутнер, – заявил я рулевому, перехватив недоумевающий взгляд фер Груенуа. Успокойся, Фред, я помню, сколько у нас человек на борту, и разум от счастья у меня не помутился.
   Я оказался прав. Коутнер Изнерда уходил от нас на всех парусах. Надеюсь, они хорошо запомнили флаг, реющий над нашим кораблем. Флаг горел золотом в лучах заходящего солнца, потому что сделан он из парадной парчовой скатерти бывшего капитана корабля.
   Удирая, изнердиец плюнул в нас пушечным залпом. В «Мелиссу» попали всего-то два-три ядра, и одним из них убило Бертоуза.
   Я стоял над его телом и думал: не зря говорят умные люди, что не нужно испытывать судьбу. Что мне стоило продолжать идти прежним курсом, гордо удаляясь от противника? Ведь враги и так покрыли себя позором.
   На корме раз за разом дергал линь Гриттер, но взрыва не происходило. То ли вода намочила кремни, то ли сделанное впопыхах устройство для воспламенения пороха подвело. Хорошо, что выяснилось это сейчас, когда ничего на свете уже не имеет значения.
   Подошел фер Груенуа и сжал мне плечо:
   – Пойдем, Артуа, он сам мечтал о такой смерти. Пойдем.
   Пойдем, Фред, пойдем. Только я никак не могу представить, что можно мечтать умереть вот так – лежа на залитых собственной кровью досках палубного настила с развороченным пушечным ядром телом.
   – Руби канат! – крикнул Фред Гриттеру.
   И верно, не стоит рисковать. Кто его знает, как поведет себя наша плавучая мина, подтяни мы ее к борту. И нет смысла экономить на парах сотнях метров веревки. Мы и так сегодня спасли самое ценное, что у нас есть, – нашу жизнь. Но выжить удалось не всем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация