А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стратегия. Спасатель" (страница 27)

   Самая главная часть рынка – вещевая. И самая большая. Именно здесь материальная культура большого и сложного анклава предстает во всей красе.
   Легендарных, настоящих «джипни» на улицах этой Манилы, к сожалению, нет.
   Но некоторые предприимчивые филиппинцы обзавелись велосипедами с увеличенным задним сиденьем и огромным багажником спереди, сделав из них «нью-джипни» – дешевое такси для домохозяек. Как правило, водитель – лишь арендатор велосипеда. Он сам «покупает» маршрут, часы работы, часть выручки по договору отдает хозяину. Их немного. Только что один проехал мимо, на переднем брызговике – фигурка лошадей из белого металла. Почему именно лошадь, это от испанцев перешло? Из-под колеса с квохтаньем разлетелись по сторонам две курицы – товар ходит прямо под ногами. Рядом за швейной машинкой сидела женщина – это ее куры? На подстилке из циновок возились малыши. Один измазан пятнами «зеленки», их еле видно.
   Молодая женщина сидит на заднем сиденье «джипни», и не по-кавалерийски, как у нас, а грациозно свесив смуглые точеные ножки на одну сторону, покачивая тонкими каблучками. Ленни с ревностью окинула взглядом роскошную аборигенку, значительно посмотрела на меня:
   – Глаз оторвать не можешь, hombre?
   – Что ты, дорогая, просто веду репортаж!
   – Осторожней, приятель! – орет на «джипни» Сампат.
   А девчонка классная, не худая и не полная, здесь практически нет тучных людей. Филиппинки красивы горячей смуглой прелестью: легкие в походке, в пластике – кошки. Что бы они ни надели, тонкий высокий каблук неизменен. Возбуждает. Как там Гончаров писал: «Тагалки – большие кокетки. Как хорош смуглый цвет лица при живых страстных глазах. Вас поразила бы еще стройность этих женщин».
   Над вещевым рынком стоит гул – бормотание покупателей и настойчивых продавцов. Это Макати, типа деловой центр. Тут вам не жрачка, тут «предметы», в том числе и средства производства. Именно здесь тонкий пласт-блин новой материальной культуры медленно крутится на оси, меняя хозяев и через это среду обитания. Важная тема.
   И тут над рынком пронесся резкий и очень громкий гудок!
   – Наш пароход! «Лусон», – мгновенно обрадовался Сампат. – Готовится в путь, пойдет к океану забирать бригаду рыбаков.
   – А в Берн он ходит?
   – Очень редко: швейцарцы не любят неожиданных визитов. А мы не любим зануд, – поведал мне тамил.
   – Мы тоже, – вздохнул я.
   По вещевому рынку мы бродили с огромным удовольствием. Я больше смотрел, Ленни больше покупала, порой сама не успевая понять, что ей впарили. Потом будем рассматривать, в спокойной обстановке родной кают-компании «Клевера».
   Скудный материальный мир, еще не успевший толком сформироваться, скуп на мусор – никакая исписанная бумажка не выкидывается. Отстирывается, разглаживается… и вновь готова к употреблению, продается тут. Чего только нет! Например, есть рубашки целые, есть штопаные, есть драные и вообще без рукавов – в любой стадии износа. Под кошелек.
   По совету Сампата зашли в оружейный магазинчик. Хозяин, старый китаец – где их не бывает, – поклонился нашему сопровождающему: все ясно, точка пробита «будол-будолистами». Быстро поговорив с тамилом, китаец приветливо улыбнулся и нам.
   Очень хороший ассортимент, базельцы сразу скупили бы восемьдесят процентов товара.
   Много старинного огнестрела, наверняка тоже из подвалов Крепости. Гладкоствольные полуавтоматы на любой вкус, несколько револьверов, в основном бразильские. Все дорого, по местным меркам. Два старых «спрингфильда» с БК, винтовки вполне себе рабочие, ухоженные – но цена заоблачная, пожалуй, даже я не смогу купить. Но раскошелиться мне пришлось… Ибо «Глок-17», невесть откуда всплывший в этом мире с неким «отставанием оружейной культуры», нужно было брать, для Ленни. Очень мне не нравится, что она таскает мой «смит», по многим причинам, вы и сами все перечислите.
   Я стоял и мялся минут пятнадцать – и хочется, и колется… Пупырявая подруга не спит. В конце концов, подумал: чего тянуть, для чего беречь? Топливо есть, продукты частью куплены, и на RV еще нагребли, с запасом. Пулемет нам ни тут, ни в Шанхае не добыть, «томпсон» с четырьмя сотнями патронов уже есть. Расстегивай кошель, Федя! Сампат решительно отстранил меня, повертел в руках пистолет, что-то по-китайски резко сказал хозяину, тот вздохнул, наклонился и достал другой «глок» – копия первого, но, судя по всему, без багов. Хорошие тут запасы.
   И хорошие тут бандиты. Когда ты с «верительными грамотами».
   Ударили по рукам, предпоследние мои швейцарские квоты перешли из рук в руки. Пистолет вместе с тактической кобурой я сразу нацепил на Ленни, забрав наконец-то револьвер. Фу… Так гораздо лучше.
   – Маузер, конечно, не продашь? – безнадежно поинтересовался китаец.
   Я посмотрел на часы – надо поторапливаться.
   Оставался только «машинный ряд» – там было за что зацепиться глазу и объективу.
   На размеченных дорожках-площадках дальней стороны рынка стояла самая разнообразная техника. Первым делом в глаза бросилось обилие аграрных девайсов и приблуд – актуальная сфера. Разглядывая, разговаривая, прицениваясь и запоминая, я не успевал фотографировать и потому отдал камеру сильфиде.
   А вот и строительная техника, это только в аренду. Два китайских гусеничных трактора, из которых один тяжелый, с клыком рыхлителя, три колесных, аграрных, непонятной сборки. Мамочки мои! Шарнирно-сочлененный К-701, наш, родной! Ты откуда взялся, «желтенький»? Никому не нужен с таким расходом топлива? Так почти ж военная техника, что вы… Найден он, пояснили мне, в стартовом складе монокластера, как и все остальное. Все, да не все… Часть собрана позже, но обстоятельства нахождения никогда не разглашаются. Отдельно ждет работодателя сдаваемый в аренду современный буровой станок. Бурильные трубы за отдельную плату. Сампат, заметив вопрос в моих глазах, сказал:
   – Государственный, его Манила сдает. Цена дьявольская, причем именно из-за труб. Такая аренда по силе, наверное, лишь небедному анклаву… Ни разу никто не взял, хотя многие монокластеры хотят, копят средства. А у нас зато есть две скважины! – похвастался он.
   Всего я насчитал двадцать четыре единицы самоходной техники: и грузовики есть, и легкие джипы.
   А вот квадроциклов нет, ни одного. Оказывается, это самый ходовой товар, в аренду не сдается, только продается – на них тут очередь. Да… Будешь держать язык за зубами.
   Но самый главный сюрприз ждал меня на особой площадке за буровым станком. На земле одиноко грустил небольшой яркий двухместный самолетик с верхним расположением крыла. Хозяина поблизости не видно. Я оглянулся вокруг.
   – Ленни, ты снимаешь?
   – Каждый ракурс по несколько раз.
   – Что за марка самолета? – спросил я у сопровождающего.
   – Не помню, – безмятежно зевнул тамил: скучно ему с нами. – Да он же без двигателя. Тоже никто не берет.
   Точно, машина без двигателя… Это сколько нужно накопить швейцарских квотов, чтобы затащить такой движок сюда? Ох-хо-хо…
   – Дорого здесь авиация обходится, – подтверждающе отметил Сапмат. – А толку немного: вся добыча делится на земле. Даже если ты нашел первым.
   – А еще что-то есть?
   – Вроде у швейцарцев был вертолет… У австралийцев не знаю, не скажу. А у наших бонз из Интрамурос есть бразильский геликоптер, тоже крошечный, пожалуй, еще меньше этого самолетика. Так он почти не летает. До Шанхая ему не хватает топлива, так, по округе иногда покружит. Сейчас власти уже все разведали, почти все выгребли…
   На обратном пути мы заскочили к Бонифацио.
   – Держи, русский, передай этот подарок моему старому другу в знак ожидания нашей встречи, – оружейник вручил мне большой старинный кукри в дубовых кожаных ножнах. – Уникальная вещь, работа старого индийского мастера из Калькутты, Джай обрадуется.
   Еще бы, я бы тоже обрадовался. Впрочем, я уже купил себе клинок на память – коротенькую испанскую абордажную саблю из Толедо. Все, можно тикать, достаточно засветились. Вроде бы все спокойно, но пора и честь знать, как бы Крепость не начала реагировать.
   – Как и договорились, русский, вас на отъезде сопроводят.
   На прощанье пожали руки. Нормальный мужик.

   На причале к нам быстро подошел Ванчай.
   – Уезжаете? Хорошо, что застал: у меня смена кончается.
   В глазах охранника из РУДН стоит смертная тоска. Пошли мы, распечатали «сейф», я забрал оттуда ценную поклажу, включая карабин.
   – Осторожней будьте на реке, следите за берегами. И запомните: у «спутниковцев» все лодки с черной полосой, больше никому не позволено их рисовать.
   – Спасибо, друг. – Мы даже обнялись.
   – Будешь в России – спроси ребят! Вдруг там есть кто-нибудь из кавээновцев? Может, вспомнят Ваню из «лумумбы»… Моя фамилия Мундиало, еще кличка была такая… ну там и сам знаешь, чего там, – всхлипнул восточный Ваня. – Бывайте, пока!
   – Держись, Вань! – искренне крикнул я новому другу, уже отчаливая от пристани. – Глядишь, свидимся! На международном КВН!
   Перед броском вниз по течению мы сделали небольшой круг по реке, чтобы осмотреть Манилу с других ракурсов. Порт добрый, не знает отдыха. Длинные многовесельные лодки с парусами стоят у причала. В трюмы что-то грузят в мешках, к палубе вяжут деловую древесину. Выгружают тюки, связки. Амбициозный анклав.
   Жаль покидать Манилу, понравилось нам тут.
   А ведь мне, если честно, везде понравилось.
   Глянулся уютный европейский Базель, спокойный, тихий и ухоженный, очень комфортный для проживания, с вменяемыми и предсказуемыми жителями. По душе веселый и шумный независимый Шанхай, умеющий жить мирно в таком бурлящем многонациональном котле. А Манила понравилась своей готовностью к очередному прыжку «восточного тигра» – этот анклав себя еще проявит. «Заблизнячил» я.
   И друзья-знакомые везде остались – годные ведь парни, собрать бы их всех за одним столом.
   Хорошо все-таки путешествовать!
   От края причала отчалила моторка и вскоре пошла рядом с нами. В ней сидят трое, имеется один «томпсон» и винтовка неизвестной мне модели. Это серьезно. Пора бы и гуркхам разживаться стволами… На сером корпусе лодки белая полоса, фирменный знак «будолистов». Старший группы прикрытия махнул мне рукой – мол, спокойно, камрад, никто не укусит.
   По течению лететь – одно удовольствие.
   Дело близится к вечеру – задержались мы в Маниле сверх графика, что нисколько не удивительно, – а кто бы уложился? Водная поверхность спокойная, почти зеркало. По берегам на воде сидят птицы, спокойно смотрят на проносящиеся мимо катера, лишь недовольно вскрикивают, когда поднятая судами волна доходит до осыпающихся невысоких берегов. С левой стороны по колено в воде против течения медленно бредут три довольно крупные антилопы, пасти приоткрыты и опущены прямо в реку – так и пьют, лентяи.
   Я сел за румпель, Ленни напротив. Часок прокатимся – и посажу ее, сам попробую достучаться до «Клевера»: тут равнина, глядишь, добьем.
   Вскоре лодка сопровождения, тонко просигналив, резко отвалила в сторону, заходя на разворот, – бандитский эскорт покатил домой. Прощайте и вы, ребята!
   А еще через десять минут нас достали.
   Прикидывали из опыта? Ждали, когда конкуренты отвалят?
   – Чувак, слева-сзади из кустов выходят две лодки! С черными полосками, – нервно крикнула Ленни, опуская бинокль.
   – Пересаживайся, – сразу отреагировал я.
   Повезло нам с гладкой водой: девчонка быстро и уверенно переместилась к румпелю.
   – Держи постоянную скорость! Прямо и не рыскай!
   Что скажет дальномер?
   Восемь сотен двадцать. Начинать? Нет, подожду. Я встал на одно колено, пристроив карабин на перекладину игрушечного «флайбриджа». Отлично вижу. Но колотит, в оптику заметно.
   – Zicke, сбрось скорость, опусти «Гугля» в воду! Не газуй, ручку не дергай и не оглядывайся! И сама не шевелись!
   – Поняла! – крикнула подруга и тут же сбросила газ.
   Хорошо…
   Увидев, что добыча приближается, «спутники» заволновались, заворочали стволами. Ага, одна винтовочка есть! Значит, парень, ты первый.
   Я прикрыл глаза, послушал пульс. Все нормально, Федя, две минуты дел – и поедем дальше. Спокойно.
   Работаем, тут прямой выстрел.
   Ба-бах! Ба-бах!
   Второй пулей я попал в плечо уже вложившемуся в приклад бандиту, винтовку вырвало и вынесло за борт, человек скрючился. Вопля не слышу. Удачно попал, и пространство освободилось, кожух двигателя открылся.
   Ба-бах! Ба-бах! Ба-бах!
   И перезарядка. А пока смотрим чистыми глазками.
   Есть, задымил движок, зачихал. Одна из лодок, резко теряя ход, отвалила к берегу. На второй возникло секундное замешательство, но, к чести «лейтенанта», сообразил он быстро – добыча очень кусучая, причем на длинных дистанциях.
   Добивать? Не буду. Они вообще не успели выстрелить, пока мы вполне в понятиях. А вот последующие выстрелы будут лишними – это уже сверх этической нормы.
   – Гоним, родная! – И мы пошли!
   А все равно мне было жаль уезжать из Манилы.

   На большом столе кают-компании спешащего к Шанхаю «Клевера», на который моя подруга вывалила содержимое двух своих «мешков», лежал целый блошиный рынок.
   С Джаем мы помирились быстро. В конце концов, индус прав: узнай я, что лежит в пакете, не поехал бы и не увидел Манилы. Без посылки же приезжать с просьбами не в обычае. А без крыши там новеньким да беленьким… Так что остыл я быстро.
   Гуркхи – с завистью, а потом и индус – безразлично уже осмотрели «глок», теперь ковыряются в куче, часто советуют то одно, то другое сразу же выбросить за борт. Но есть и зерна в плевелах. Пара сувениров-амулетов вызвала искренний интерес гуркхов. Хар решил выкупить их у девчонки, а та, мгновенно сбросив ауру романтической дурочки, тут же включила швейцарское и спокойно обыгрывает его на торжище.
   Но я их слышу плохо: меня интересует только один предмет.
   Уже и лупу из ходовой рубки принес, и спиртиком из аптечки его протер.
   Шарик небольшой, светло-коричневый, неброский, семь сантиметров в диаметре. Как вообще Ленни его заметила? Пока в руки не возьмешь, ничего привлекательного не увидишь. Да ведь она, и взяв-то, не рассматривала, торопливо кинула в суму.
   Не тяжелый и не легкий. Скорее всего, это не камень, хотя могу ошибаться – больше похоже на какой-то сверхтвердый пластик. Или редкий минерал?
   Не царапается.
   Рисунок очень тонкий, филигранный, детали даже в штурманскую лупу не видны, тут микроскоп нужен. Но кое-что угадывается.
   – Ленни! – Мне пришлось крикнуть, чтобы привлечь внимание спорщицы.
   – Что, чувак? – неохотно обернулась подруга.
   – Ты у кого это купила?
   – А… Там одна старушка сидела, возле второго продавца амулетов, ей еще деньги нужны были, я же тебе тогда сказала!
   И тут же вновь вернулась к интересному занятию.
   Точно, вспомнил!
   И бабушку, согбенную над кучей неприметного барахла, вспомнил.
   Да. Старушка…
   Когда же ты, Федя, теперь сможешь вернуться в Манилу?
   И жива ли будет та самая «старушка», неизвестно где добывшая такое…
   Пожалуй, передо мной на белом пластиковом столе лежал крошечный глобус нового мира.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация