А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 7)

   Высадка должна была начинаться за два часа до рассвета; вторые эшелоны высаживались в светлое время суток под прикрытием истребительной авиации. Каждый командир отряда десантных кораблей являлся одновременно и командиром высадки, на него также возлагалась организация артиллерийской поддержки. К сожалению, не был установлен порядок подчинения командира десанта командиру высадки, что в дальнейшем привело к трудностям и конфликтам.
   Серьезная проблема заключалась в полном отсутствии топлива для десантного отряда. Запасы угля (3200 тонн) находились на станции Славяновская, откуда их требовалось доставить в Темрюк по суше, так как Кубань уже замерзла. Своего транспорта у Азовской флотилии не было, командование 51-й армии (сначала генерал Батов, затем генерал Львов) неоднократно обещало предоставить автотранспорт, но сделало это с большим опозданием. В середине декабря началась оттепель, дороги размыло и затопило, поэтому наконец-то выделенные армией 18 грузовиков смогли доставить в Темрюк только 150 тонн топлива; еще 50 тонн перевезли на барже из Ахтари. Фактически операция оказалась под угрозой срыва. По счастью, оттепель привела к вскрытию льда на Кубани, после чего удалось доставить в Темрюк баржами 975 тонн угля.[73]

   Керченская военно-морская база
   Часть сил 51-й армии (302-я горнострелковая и 390-я стрелковая дивизии) высаживалась непосредственно в проливе силами Керченской военно-морской базы. Высадку было решено произвести в пяти пунктах в 20-километровой полосе от мыса Ак-Бурну (Нижне-Бурунский маяк) до коммуны Инициатива у озера Тобечикского. Главное место высадки – гавань поселка Камыш-Бурун. Демонстративную высадку предполагалась произвести в районе завода им. Бойкова и у мыса Ак-Бурну.
   Для участия в операции было выделено 37 сейнеров (из них 6 – вооруженных 45-мм пушками), три буксира, две баржи и болиндер – десантная баржа времен Первой мировой войны с давно снятым двигателем. Высадку обеспечивали 6 сторожевых катеров типа «МО-4» и 29 торпедных катеров – правда, вооруженных только пулеметами ДШК. Торпеды у катеров были сняты, а желоба на корме приспособлены для посадки бойцов. Впоследствии к этим силам добавились тральщик «Чкалов», плавбатарея № 4 и бронекатер № 302. Все суда могли за один рейс перевезти 5,5 тысяч человек и до 20 полевых орудий.
   Первый бросок десанта (250–300 человек) в каждом из пяти пунктов намечалось высаживать с двух торпедных катеров и четырех сейнеров. В состав первого броска входили швартовочные команды, связисты и разведчики – в общей сложности 1300 человек. Для каждого отряда первого броска был назначен командир и комиссар, а для обеспечения координации действий отрядов – командир первого броска; им стал старший лейтенант Белоусов. Как мы увидим далее, план высадки был изменен – она проводилась только в трех пунктах (Камыш-Бурунская коса, судоремонтный завод и Эльтиген), что было весьма разумным с точки зрения координации действий.
   Предназначенная для высадки 302-я горнострелковая дивизия не имела никакого боевого опыта, и уж тем более не умела высаживаться с моря и действовать ночью. С 15 декабря в Таманском заливе с частями дивизии удалось провести 10 учений с привлечением тральщика «Чкалов» и 8 сейнеров.
   Высадка должна была осуществляться на принципе внезапности, то есть в темноте и без артиллерийской подготовки, под прикрытием дымовой завесы с торпедных катеров. Подавление огневых точек противника возлагалось на 45-мм пушки катеров типа «МО» и на торпедные катера, имевшие в лучшем случае крупнокалиберные пулеметы. Кроме того, после высадки поддержать войска на западном берегу пролива должна была артиллерия береговой обороны КВМБ, а также 25-й корпусной артиллерийский полк, для чего вместе с десантниками на берег высаживались корректировочные посты с рациями. Районами погрузки десанта намечался порт Тамань, расположенный в 25 км от места предполагаемой высадки.
   В период подготовки операции была организована разведка западного берега пролива с моря и с воздуха, а также агентурными средствами. Здесь было установлено наличие большого количества огневых точек – пулеметов, минометов и малокалиберной артиллерии.
   У КВМБ также имелись проблемы с топливом – жидким и твердым. Доставка угля производилась баржами из Новороссийска, из-за плохой погоды и нехватки буксиров накопить необходимое количество топлива не удалось. Штабы фронта и 51-й армии помощью в доставке топлива не озаботились.

   Черноморский флот
   Высадка ударной группы 44-й армии (три дивизии и два полка) осуществлялась силами Черноморского флота под руководством Военного совета флота. Она проводилась двумя группами. Группа «А» высаживала десант в Феодосии (одна стрелковая дивизия, пять стрелковых полков и артполк), группа «Б» (два стрелковых полка и артдивизион) – у горы Опук. Кроме того, был выделен специальный отряд прикрытия, подчиненный непосредственно командующему флотом адмиралу Октябрьскому. Пунктами погрузки служили Новороссийск, Анапа и Туапсе. Общее руководство подготовкой операции осуществлял начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал Елисеев, 23 декабря прибывший на ЗКП флота в Новороссийске из Туапсе.
   Высадка у горы Опук должна была производиться одновременно с высадкой десантов 51-й армии, высадка в Феодосии – три дня спустя, то есть 29 декабря.
   Погрузку войск на транспорты решено было производить только ночью. Для удобства управления отряды транспортов разбивались на группы по 3–4 судна. Выход групп из пунктов посадки производился в ночное время с интервалом в час, переход совершался на значительном удалении от берега.
   В качестве навигационных знаков для отряда «Б» манипуляторной группой с подводной лодки накануне высадки устанавливался ориентирный огонь на скале Эльчан-Кая. Для отряда «А» в Феодосийском заливе подводной лодкой ставились два светящихся буя, еще два таких же буя – непосредственно у входа в порт рядом с мысом Ильи. Кроме того, с первым броском десанта высаживалась гидрографическая партия, чтобы зажечь навигационные огни в порту, а в дальнейшем – маяк на мысе Ильи.
   Боевые корабли отряда «А» осуществляли переход за темное время первых суток операции, транспорты – в светлое время, чтобы подойти к Феодосии с наступлением темноты и закончить высадку до следующего рассвета.
   Перед высадкой десанта в Феодосийском порту намечалось провести артиллерийскую подготовку в виде мощного огневого налета по порту и городу с последующим переносом огня в глубину; в ходе боя за плацдарм корабельная артиллерия должна была подавлять вновь выявленные огневые точки противника.
   Двуякорная бухта и мыс Киик-Атлама между Феодосией и Коктебелем. Современный вид

   После прекращения огневого налета специально выделенные катера должны были развести боновое заграждение, подорвав его взрывными патронами. Затем в порт прорывались катера со штурмовыми партиями, которым следовало захватить причалы и обеспечить высадку последующих эшелонов десанта. После них в гавань входили эсминцы и высаживали войска прямо на причалы.
   Крейсер «Красный Кавказ» намечалось пришвартовать к внешней стороне Широкого мола и производить высадку с него прямо на мол. Крейсер «Красный Крым» должен был оставаться на рейде, разгружаясь с помощью высадочных средств – тральщиков, сторожевых катеров и баркасов. Для обеспечения швартовки кораблей (главным образом «Красного Кавказа») и разведения боновых ворот выделялся один буксирный пароход.
   До наступления темноты крейсерам и эсминцам следовало оставаться в районе Феодосии, оказывая войскам на берегу огневую поддержку.
   Следующей ночью в Феодосии разгружался первый отряд транспортов незадолго до рассвета суда покидали порт и под охраной эсминцев возвращались в Новороссийск за следующими эшелонами десанта (тылы и снабжение). Выгрузку в районе Феодосии трех дивизий (236й, 63-й и 157-й) предполагалось осуществить в течение двух полных суток.
   Одновременно с Феодосийской операцией предусматривалась высадка десантов в Коктебеле и Сарыголе, а также диверсионных десантов с подводных лодок на южном побережье Крыма и в Феодосийском заливе. Впоследствии вместо десанта в Коктебеле из-за отсутствия тральщика «Тракторист» (перевозил уголь для Керченской ВМБ) было решено ограничиться высадкой диверсионной группы с подводной лодки Д-5. В преддверии операции ночью с 25 на 26 декабря эсминцы «Шаумян» и «Незаможник» обстреляли Феодосию – вряд ли это было разумно, поскольку могло только насторожить противника.
   Предназначенные для высадки стрелковые соединения в большинстве своем не имели абсолютно никакого опыта морских высадок. За первые две недели декабря кое-какие тренировочные занятия по посадке и высадке удалось провести с 345-й стрелковой дивизией и 79-й стрелковой бригадой 44-й армии. Однако именно эти два соединения, находившиеся в Новороссийске и уже готовые к погрузке, были в середине месяца срочно направлены в Севастополь. Из остальных пехотных частей специальную подготовку прошел только 105-й горнострелковый полк.
   Для закрепления занятых рубежей каждая дивизия первого эшелона получила по 50 пакетов для устройства малозаметных препятствий и 3000 мин; для преодоления препятствий – по 100–250 кг взрывчатого вещества и миноискатели; в качестве спасательных средств дивизиям были приданы индивидуальные плавсредства и лодки А-3.
   Первые эшелоны дивизий должны были обслуживаться полковыми саперными подразделениям, дивизионные саперы обеспечивали высадку последующих эшелонов. Армейские саперные подразделения использовались прежде всего для обеспечения переброски войск на Тамань – налаживали пути, готовили переправы через Кубань, оборудовали источники питьевой воды в местах расположения войск. Они же собирали и подготавливали плавучие средства, а также оборудование для посадки и высадки – сходни, лестницы, лодки, плоты и т. п. Саперами было найдено и приведено в порядок: байд грузоподъемностью от 0,5 до 2 тонн – 176 штуки, баркасов (от 2 до 4 тонн) – 58 штук, дубков (от 2 до 5 тонн) – 17 штук, лодок вместимостью от 3 до 50 человек – 64 штуки; сделано трапов для пешеходов – 60, щитков для колесного транспорта – 38. Для усиления льда Керченского пролива были собраны и подготовлены местные средства (камыш).
   Преимуществом 44-й армии была возможность высадить основные силы десанта за один рейс, причем вместе с артиллерией. Войска 51-й армии предполагалось перебрасывать в несколько приемов, на мало приспособленных для этого судах, с выгрузкой на необорудованное побережье. Несколько легче в этом отношении выглядела переправа через Керченский пролив, тем более что в Камыш-Буруне имелся небольшой порт. Увы, во многом эта легкость была кажущейся – что два года спустя наглядно продемонстрировала Керченско-Эльтигенская операция…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация