А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 29)

   Однако самые главные трудности начались после высадки. Большинство проблем стало результатом спешки, в которой была организована посадка на самолеты. Выяснилось, что командир 3-й бригады полковник Гончаров взял в свой самолет начальника штаба майора В. В. Фофанова (хотя правилами им предписывалось лететь на разных машинах) – однако забыл захватить рацию!
   Несмотря на большое количество радиостанций, в некоторых самолетах их не оказалось вообще, зато в других – по три и даже по шесть штук. Многие радисты остались без раций, а рации – без радистов. Батареи радиостанций сбрасывались отдельно от них, и часть раций просто оказалась без питания. Из 31 радиостанции после приземления смогли работать только 5, причем все они были малой мощности (типа РП-5). Четыре мощные радиостанции оперативной группы штаба корпуса найти так и не удалось. Но хуже всего – из-за требований секретности радисты не имели радиокодов, которые находились у офицеров-связистов, то есть неизвестно где. Поэтому когда одна из раций все же связалась с радиостанцией штаба фронта, с ней просто отказались разговаривать. В итоге рации можно было использовать только для связи между группами парашютистов на правом берегу Днепра.
   Хотя десант имел своей задачей занятие обороны, выяснилось, что большие саперные лопаты никто взять не догадался: парашютисты имели при себе лишь малые лопатки и небольшое количество топоров. Не были взяты противотанковые мины – по сути, единственное доступное десантникам реальное противотанковое средство. Более того, парашютисты не имели с собой даже плащ-палаток, хотя уже стояла пусть украинская, но все же осень. Каждый десантник имел при себе полтора комплекта боеприпасов и две сутодачи сухого пайка; еще один комплект боеприпасов сбрасывался вместе с парашютистами в грузовой таре.
   Поскольку в районе высадки уже находились немецкие войска, десантники были вынуждены сразу же вступать в бой, в лучшем случае успев собраться в небольшие группы под командованием случайных и незнакомых офицеров, а зачастую – и вовсе поодиночке. Так, командир 5-й гвардейской воздушно-десантной бригады подполковник Сидорчук к утру 25 сентября смог собрать вокруг себя только пять человек, а десантников, летевших с ним на одном самолете, встретил только на девятый день после приземления. Случались и курьезы: так, боец Дроздов приземлился в селе Черныши прямо на немецкую полевую кухню, разогнал поваров и перевернул кухню, уничтожив обед для целой немецкой части.
   Командир 5-й воздушно-десантной бригады подполковник П.М. Сидорчук

   Правда, противник, появившийся в этом районе буквально накануне, тоже не успел пока разобраться в обстановке и наладить управление своими войсками. Во многих местах появление десантников застало немцев врасплох и дезорганизовало их тылы. Ближе к фронту, там, где находились боевые части, десантникам пришлось гораздо хуже. Например, парашютисты 3-й вдбр в районе села Дудари оказались выброшены прямо на выдвигавшиеся к фронту колонны 10-й моторизованной и 19-й танковой дивизий. По описанию начальника оперативного отдела 19-й танковой дивизии подполковника Биндера это выглядело так:
...
   «Первый десант был сброшен в 17:30. Еще в небе русские попали под огонь пулеметов и автоматического 20-мм зенитного орудия. Советское формирование было совершенно открыто – большие машины появлялись по одной, самое большее по две, с интервалом в полминуты, и так сбрасывали своих парашютистов. Это делало наше противодействие еще более эффективным. Некоторые самолеты, по всей вероятности, заметив неладное, повернули обратно на север. Наш мощный заградительный огонь и повсюду сияющие белые сигнальные ракеты, очевидно, лишили русских присутствия духа. Они начали сбрасывать людей беспорядочно, в разных местах. Разбитые на маленькие и очень маленькие группы, они были обречены. Они пытались укрыться в узких оврагах, но очень скоро их отыскивали, убивали или брали в плен».[160]
   5-й воздушно-десантной бригаде повезло больше – она высаживалась северо-западнее 3-й и не попала под удар в момент приземления. Однако в итоге подразделения обеих бригад оказались разбросаны мелкими группами на огромной территории, в основном южнее предполагаемой зоны высадки. К исходу 25 сентября, то есть сутки спустя после начала операции, таких групп насчитывалось порядка 35, их общая численность достигала 2300 человек – чуть более половины от сброшенных во вражеском тылу парашютистов (4350 человек).
   В это число не вошли погибшие десантники и бойцы из разгромленных групп, а также те парашютисты, которые прибились к партизанам или выходили через линию фронта поодиночке. Так, в лесу восточнее села Грушево после кровопролитного боя немцами была уничтожена группа из состава 3-й воздушно-десантной бригады в количестве 150 человек. Всего немцы зафиксировали западнее и северо-западнее Канева выброску 1500 парашютистов, из них в первые сутки в плен было захвачено 209 человек – в том числе якобы и командир 5-й воздушно-десантной бригады[161]; еще 692 человека немцы посчитали убитыми.
   К чести попавшего в плен командира, на допросе он приложил все усилия, чтобы напугать немцев масштабом десанта. Вслед за первой высадкой ожидались две других, юго-восточнее Канева должны были десантироваться танки (!) и артиллерия. Поскольку из-за ошибок при выброске часть парашютистов действительно высадилась в этом районе, немцам такая версия показалась вполне правдоподобной – по крайней мере, еще в 60-е годы они считали, что неудача двух воздушно-десантных бригад (они считали, что высаживались три бригады) привела к отмене более грандиозной операции.[162]
   В итоге наиболее крупные группы десантников собрались в районе Каневского леса (600 человек) и у села Черныши (200 человек), еще четыре группы общей численностью до 300 человек действовали в районе Яблонова.
   К концу сентября выявились два основных района сосредоточения десантников – севернее и южнее Канева. Группой в Каневском лесу, состоявшей в основном из частей 3-й вдбр, руководил командир 5-й вдбр подполковник Сидорчук, прибывший сюда с отрядом парашютистов 5 октября. Севернее, в районе сел Глинча и Бучак, действовала группа майора Н. С. Льва, состоявшая в основном из бойцов 3-й вдбр. Она образовалась 29 сентября путем слияния трех групп – двумя другими командовали лейтенанты С. А. Здельник и Г. Н. Чухрай[163].

   Днепровская десантная операция и действия парашютистов в октябре-ноябре 1943 года

   Некоторые группы, пользуясь радиостанциями, сумели установить контакт и объединиться, однако связь со штабом фронта командиры этих отрядов наладить не смогли – точнее, радиостанции фронта отказывались поддерживать такую связь из-за отсутствия кодов. Не имея никаких сведений от десанта, штаб фронта в ночь с 27 на 28 сентября отправил в район высадки три связных группы с радиостанциями, но ни одна из групп никого из десантников не нашла. Посланный днем 28 сентября самолет У-2 был сбит противником над линией фронта. В результате дальнейшая высадка десанта и доставка снабжения высаженным войскам была прекращена.
   Лишь в начале октября в штабе фронта кто-то догадался посадить к рации заместителя командира 5-й вдбр подполковника Ратнера (как мы помним, оказавшегося «высаженным» на левом берегу). В результате 6 октября командир 5-й вдбр подполковник Сидорчук, упорно пытавшийся установить связь с «Большой землей», вышел на Ратнера и был им опознан после нескольких контрольных вопросов. Позднее опознанием радистов на слух занимался вышедший через Днепр для установления связи лейтенант Чухрай.

   Тем временем 27 сентября на Букринский плацдарм была переправлена 27-я армия из резерва фронта. Однако противнику удалось блокировать расширение плацдарма – к 30 сентября он имел только 12 км по фронту и 6 км в глубину. Надежд на быстрое развитие наступления с плацдарма больше не оставалось. Поэтому когда подполковнику Сидорчуку удалось связаться со штабом фронта, десантникам были переданы новые указания – перейти к диверсионной деятельности и заняться дезорганизацией тыла противника.
   Группа Сидорчука к этому моменту именовалась «5-й воздушно-десантной бригадой», хотя основной ее состав происходил из 3-й бригады. Она была реорганизована в три батальона, а также саперный взвод, разведвзвод, взводы связи и ПТР. В период с 8 по 11 октября оперативной группой командования ВДВ была организована доставка десантникам продовольствия и боеприпасов по воздуху – как путем сбрасывания, так и посадкой самолетов У-2. Однако к 11 октября противник смог локализовать место действий основной группы десанта и предпринял попытку «зачистить» Каневский лес. В связи с этим командование бригады приняло вполне разумное решение – перейти дальше от фронта, где плотность войск противника будет меньше.
   В качестве места базирования был выбран Таганчанский лес, расположенный между реками Россь и Россава юго-западнее Канева, в 15–20 километров севернее города Корсунь-Шевченковский и станции Корсунь. Сюда бригада перешла к 13 октября. Десантники организовали несколько диверсий на железной дороге, уничтожили ряд гарнизонов противника и разгромили штаб 157-го запасного батальона в Буде-Воробиевской. К концу октября 5-я вдбр, усилившаяся за счет присоединения других частей, насчитывала уже около 1000 человек. Так, 21 октября сюда вышла группа под командованием начальника штаба 3-й вдбр майора Фофанова, занявшего должность начальника штаба объединенной бригады.
   Однако 23 октября противник при поддержке танков и бронетранспортеров начал наступление на новое место дислокации бригады. Поэтому десантники вновь были вынуждены уходить из-под удара. Воспользовавшись беспечностью противника и отсутствием сплошного фронта окружения, в ночь на 24 октября десантники просочились по глубокому оврагу мимо вражеских дозоров, вырвались из кольца и до 26 октября совершили 50-километровый марш на восток, перейдя в Черкасский лес.
   Здесь, западнее города Черкассы, в заболоченном междуречье Ольшанки и Ирдыни уже действовали партизанские отряды, хорошо знакомые с местностью. После того присоединения нескольких мелких групп десантников, а также выхода в Черкасский лес отряда старшего лейтенанта Ткачева численностью 300 человек[164] общая численность бригады Сидорчука достигла 1200 человек. За счет этого с 27 по 30 октября был сформирован четвертый батальон и несколько других подразделений. Всего к началу ноября в бригаде имелось 12 станковых пулеметов, 6 противотанковых ружей, а также винтовки и автоматы на весь личный состав.
   В этом же районе находилось несколько партизанских отрядов, в общей сложности насчитывавших 800–900 бойцов, правда из партизан личное оружие имела только половина. Однако бригада Сидорчука поддерживала радиосвязь только со штабом 1-го Украинского фронта; связи со штабом 52-й армии 2-го Украинского (бывшего Степного) фронта, в полосе которой они теперь действовали, ни партизаны, ни десантники не имели. Согласно данным, полученным штабом армии от штаба 1-го Украинского фронта, на 27 октября парашютисты и партизаны находились в двух группах: одна в районе отметки 173,9 (4 км южнее Мошны) и другая в урочище Васильевка.

   В связи с предстоящим наступлением левого крыла 2-го Украинского фронта на Криворожском направлении командующий фронтом генерал армии И. С. Конев решил провести силами правофланговой 52-й армии отвлекающую операцию на черкасском направлении. Армия, в трех дивизиях которой насчитывалось всего 25 тысяч человек, должна была форсировать Днепр, занять Черкассы и отвлечь хотя бы часть немецких войск с направления главного удара.
   При этом фронтовые средства (авиация и артиллерия) армии не придавались. Единственными ее «бонусами» было наличие на западном берегу Днепра в 30 км выше Черкасс небольшого плацдарма в районе села Крещатик – а также группы 5-й воздушно-десантной бригады, которую можно было использовать как для ударов по коммуникациям противника, так и для обеспечения форсирования Днепра.
   Приказ о наступлении был отдан 11 ноября, само наступление должно было начаться в ночь на 13 ноября одновременной переправой через реку в нескольких местах. Такая разбросанность действий позволяла скрыть направление главного удара – в полосе 254-й стрелковой дивизии между селами Елизаветовка и Свидовок, в 15 км северо-западнее Черкасс и непосредственно вблизи от леса, где находились десантники.
   Командование воздушно-десантной бригады было информировано о предстоящей операции через штаб 1-го Украинского фронта в ночь на 12 ноября – менее чем за сутки до начала операции. Одновременно для установления непосредственной связи с бригадой этой же ночью в ее расположение на связном самолете У-2 был направлен помощник начальника оперативного отдела штаба 52-й армии майор Дергачев. Майор привез радиостанцию, таблицу сигналов и приказ – следующей ночью десантники должны были ударом по противнику с тыла овладеть Елизаветовкой и Свидовком.
   По плану командира бригады два батальона парашютистов (2-й и 4-й) должны были атаковать Свидовок, в котором ранее находилась паромная переправа; 1-й батальон наступал на Секирну, 3-й батальон – на Лозовок. Одновременно партизаны должны были занять село Будище и перехватить единственную дорогу, идущую вдоль берега в обход болота, раскинувшегося в междуречье Ольшанки и Ирдыни. Таким образом командование 3-го танкового корпуса немцев, державшее свои основные силы (панцергренадерская дивизия СС «Викинг», 332-я и 57-я пехотные дивизии) против плацдарма у Крещатика, лишалось возможности перебрасывать их в район Черкасс, где оборонялась одна 72-я пехотная дивизия.
   К часу ночи 13 ноября части бригады заняли исходное положение для атаки. За час до этого началась переправа через Днепр двух полков 254-й стрелковой дивизии, в целях скрытности проводившаяся без артиллерийской подготовки. Переправа 929-го стрелкового полка в районе северо-западнее Секирны была обнаружена и отбита противником, однако благодаря шуму боя движение плавсредств 933-го стрелкового полка севернее села Свидовок немцами замечено не было. В результате части полка без потерь достигли вражеского берега, будучи обнаружены вражеским охранением лишь на западном берегу. К 7 часам утра 13 ноября после завершения переправы полк вышел на северо-восточную окраину села Свидовок, уничтожив при этом три танка противника.[165]
   Тем временем перешли в наступление десантники. Внезапным ударом атаковав немцев с тыла, они ворвалась в Лозовок, Елизаветовку, Будище, а частью сил завязали бой на южной окраине Свидовка. При этом в Лозовке были захвачены две артиллерийские батареи и до 40 автомашин.
   К 5 часам утра части бригады заняли оборону от села Будище по юго-западной окраине Лозовка и далее по реке Ольшанка до Днепра фронтом на запад. К 11 часам 1-й батальон бригады занял Секирну. Однако удержать этот район так и не удалось из-за малочисленности десантников и отсутствия решительного успеха частей 52-й армии. Следующей ночью Лозовок, Будище и Секирна были оставлены, а части бригады отошли в болотистые заросли между Лозовком и Секирной у берега Днепра по обе стороны устья реки Ирдынь.
   Во второй половине дня 13 ноября через боевые порядки противника северо-западнее села Свидовок к позициям воздушно-десантной бригады пробилось до роты бойцов из состава 933-го стрелкового полка 254-й дивизии. Одновременно сюда для уточнения боевой задачи и увязки вопросов взаимодействия были высланы офицеры из штаба 73-го стрелкового корпуса.
   В итоге к исходу дня 13 ноября севернее села Свидовок образовался плацдарм 254-й стрелковой дивизии в 4 км по фронту и до 3 км в глубину. Сюда было переправлено два стрелковых полка общей численностью 2473 человека при 17 станковых и 46 ручных пулеметах, 25 противотанковых ружьях, 4 противотанковых орудиях и 28 минометах.
   Авиадесантной группе по радио было передано приказание – на следующий день совместно с партизанами овладеть рубежом Елизаветовка, Будище, обеспечивая наступление ударной группировки северо-запада, а также отрезать противнику пути отхода на Геронимовку и Дахновку. Однако весь день 14 ноября на плацдарме шли тяжелые бои, противник беспрерывно контратаковал при поддержке танков и артиллерии. Лишь к исходу дня основные силы 254-й стрелковой дивизии, атаковавшие с севера и северо-востока, при содействии наступавших с юга десантников смогли овладеть большей частью села Свидовок. Одновременно 929-му стрелковому полку дивизии удалось выйти восточнее Секирны, а главное – десантники наконец-то сумели вновь захватить село Будище, прервав ближайшую связь между восточной и западной группировками 3-го танкового корпуса.
   К утру 15 ноября часть сил воздушно-десантной бригады! вела бой в селе Свидовок, часть – в лесу северо-западнее от него, вместе с 929-м полком атакуя Секирну, гарнизон которой, по нашим донесениям, состоял из полка пехоты, 20 танков и до двух артиллерийских дивизионов. Группа десантников, овладевшая накануне селом Будище, временно была подчинена командиру 73-го стрелкового корпуса; она должна была к исходу 16 ноября занять и прочно удерживать прежний рубеж по реке Ольшанке от Лютеревки до Елизаветовки, обеспечивая с запада наступление главных сил 73-го стрелкового корпуса. Одновременно командующий армией приказал руководство действиями десантников и партизан возложить на командира авиадесантной группы.

   Действия 5-й воздушно-десантной бригады при форсировании Днепра войсками 52-й армии западнее Черкасс

   15 ноября переправленные на плацдарм части 52-й армии отразили несколько контратак противника и к 19:00 совместно с десантниками полностью заняли Свидовок. Утром 16 ноября 3-й и 4-й батальоны воздушнодесантной бригады совместно с частями 254-й стрелковой дивизии выбили противника из Секирны, но позднее опять были вынуждены ее оставить. В результате к исходу этого дня плацдарм был расширен до 8 км по фронту и 6 км в глубину.
   В ночь на 17 ноября 936-й стрелковый полк, воспользовавшись проводниками-партизанами, вместе с полковой и батальонной артиллерией обошел по лесу фланг противника, уничтожил его боевое охранение и к 4 часам утра 17 ноября достиг деревни Геронимовка, расположенной в 10 км от берега Днепра. Одновременно к ее северной окраине вышла «подвижная группа» армии – 10 танков и САУ 259-го отдельного танкового и 1817-го самоходно-артиллерийского полка с десантом автоматчиков. В половине пятого утра 17 ноября после короткого огневого налета Геронимовка была захвачена быстрой атакой; таким образом, силы армии получили выход на оперативный простор.
   Днем 17 ноября противник последний раз попытался контратаковать плацдарм с северо-западного направления. До батальона пехоты с 10 танками и 2 штурмовыми орудиями перешли в наступление из района Секирны против правого фланга 861-го стрелкового полка, действовавшего западнее Свидовка. В какой-то момент танкам противника удалось прорваться к западной окраине села. Одновременно атакой силами до полка пехоты из местечка Мошны на Будище немцам удалось прорваться через боевые порядки авиадесантной группы и выйти на дорогу Секирна – Свидовок.
   Однако это была последняя атака противника. Потеряв (по нашим данным) от огня 2-й батареи 350-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона четыре танка и одно штурмовое орудие, немцы повернули назад. Вечером части 294-й стрелковой дивизии возобновили наступление на Секирну и, обойдя ее с севера и юго-запада, в ночь на 18 ноября заняли этот населенный пункт.
   Таким образом, плацдарм, захваченный войсками 52-й армии, к исходу 18 ноября был расширен до 16 км по фронту и 9 км в глубину. В боях с 13 по 18 ноября войска армии уничтожили 41 танк, 10 бронемашин, 10 пулеметов и 6 минометов противника. Первый этап Черкасской операции был успешно завершен. Наши войска захватили 33 пулемета, 7 орудий, 5 танков, 1 бронемашину, 37 автомобилей и 5 интендантских складов. И это при том, что войска 52-й армии как минимум не превосходили противника в численности личного состава и почти не имели танков – в то время как на 1 декабря 1943 года одна только дивизия СС «Викинг», согласно месячному «мелдунгу», все еще имела в своем составе 12 414 человек, 21 танк и САУ, 19 бронетранспортеров. Потери дивизии с 1 по 30 ноября составили 117 убитых и пропавших без вести, 385 раненых и больных.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация