А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 28)

   Подбитые советские танки у Южной Озерейки. На заднем плане – предположительно болиндер № 6, далее за ним болиндер № 2 и затопленный буксир «Геленджик». Хорошо видно, что болиндер № 2 разгружен

   Уничтожение всех трех болиндеров и продолжающийся обстрел с берега крайне затруднили планировавшуюся высадку десанта с канонерских лодок и тральщиков. До 06:00 корабли несколько раз пытались подойти к берегу, но каждый раз натыкались на ожесточенное противодействие и с потерями отходили назад. Приближался рассвет, и, опасаясь гипотетических ударов вражеской авиации (которой, кстати, по данным нашей же разведки в тот момент на Тамани не было), капитан 1 ранга Басистый в 06:20 отдал силам высадки сигнал к отходу. К этому моменту на берегу находились, кроме 563-го отб, 142-й и частично два других батальона 255-й морской стрелковой бригады, экипажи потопленных кораблей – всего до 1500 человек, но ни одной исправной радиостанции. Штаб командира десанта – штаб 255-й мсбр (командир – полковник А. С. Потапов) так и не высадился с канонерской лодки «Красный Аджаристан».
   Болиндер (предположительно № 2), затонувший возле самого берега и успевший разгрузиться

   Несмотря на уход кораблей, с рассветом положение высаженных подразделений, как ни странно, улучшилось. Хотя бой не прекращался ни на минуту, оставшиеся командиры объединяли вокруг себя группки бойцов, договаривались о совместных действиях с экипажами уцелевших танков, засекали огневые точки и организовывали их ликвидацию – короче, начали руководить боем, что было крайне затруднительно в ночных условиях. Многие танкисты с погибших машин, вооружившись танковыми пулеметами и другим стрелковым вооружением, влились в состав пехотных подразделений.
   Вскоре удалось нащупать тонкое место в обороне румын – берега проходившей через крутое ущелье реки Озерейка не охранялись. Внезапной атакой большая группа бойцов 255-й мсбр и 563-го отб обошла правый край обороны противника и атаковала его тылы – позиции у деревни Южная Озерейка. Кто его знает, может, румыны и смогли бы удержать оборону, но тут не выдержали нервы у командира германской 164-й резервной зенитной 88-мм батареи. Посчитав положение безнадежным, он взорвал орудия и оставил позиции.
   Болиндер № 6, вставший лагом к берегу и сумевший выгрузить лишь один или два танка. Это фото, как и предыдущее, сделано в марте 1943 года; можно предположить, что танки были взорваны немцами уже после боя

   Для румын это послужило сигналом к всеобщему бегству. Отступив в беспорядке, они, по показаниям очевидцев, оставили на поле боя более 500 убитых и раненых, а кроме того – около 100 пленных из состава 2-го батальона 53-го полка. Таким образом, вскоре после рассвета Южная Озерейка была взята, но в строю десанта осталось не более 700–800 человек при 8 танках.
   Все дальнейшие события являются плодом авторской реконструкции по крайне скудным отечественным и трофейным материалам, так как никаких официальных отчетов о действиях на берегу не было, как и не было единого штаба, который бы ими руководил. По всей видимости, руководство действиями ядра десанта взял на себя командир 142-го батальона капитан Кузьмин. Неизвестно, что именно послужило причиной решения продвигаться далее вглубь территории противника: стремление выполнить поставленную задачу (овладеть селом Глебовка) либо желание пробиться к «своим» – но десантный отряд продолжил наступление.
   В этот момент противник не располагал достаточными силами, чтобы блокировать десант, но продолжал оказывать ожесточенное сопротивление. В частности, уже в 12:35 штаб 17-й армии докладывал в штаб группы армий «А», что находящийся в районе Южной Озерейки противотанковый дивизион 73-й пехотной дивизии подбил три «Стюарта».
   Тем не менее к вечеру 4 февраля моряки достигли Глебовки и заняли ее южную окраину. Тем временем германское командование подтянуло в район прорыва весьма значительные силы: горнострелковый и танковый батальоны, 4 артиллерийские и 2 противотанковые батареи, группу зенитных орудий. Были перегруппированы и румынские части, которые вечером вновь заняли оставшийся ничейным пляж. В результате подошедшие с наступлением темноты из Геленджика для установления связи с десантом два катера вновь подверглись обстрелу и вернулись в базу. Посчитав десант погибшим, адмирал Октябрьский отказался от высадки подкреплений.
   Однако «заживо похороненные» моряки и танкисты продолжали яростно сражаться еще целые сутки. Хотя наша авиация и докладывала об этом, для снабжения окруженных не было предпринято никаких мер. К этому моменту командования фронта и флота уже приняли решение о переносе направления удара на плацдарм, занятый демонстративным десантом в районе Мысхако и Станички (небезызвестная «Малая Земля») и не желали тратить на снабжение окруженных даже малой толики сил и средств. Теснимые со всех сторон, не имея боеприпасов, десантники несли огромные потери. У оставшихся танков кончились снаряды, и две последних машины, у которых боезапас оставался только к пулеметам, были выделены для обороны блиндажей с ранеными. Вскоре противник сжег и их.
   К исходу суток лишь около сотни десантников могли еще держать оружие. Общие же потери десанта по германским данным составили примерно 630 убитыми и 542 пленными. Очевидно, недостающие 200 человек утонули при высадке.
   Танки М-3л «Стюарт», взорванные экипажами в районе Глебовки

   Ночью остатки отряда разделились. 75 человек во главе с комбатом Кузьминым решили прорываться на Мысхако, а остальные 25 ушли к побережью в направлении озера Абрау. Им повезло – они встретили партизан, имевших связь с «Большой землей», и вскоре были эвакуированы катерами. Из основной группы спустя 22 дня после высадки на мысхакский плацдарм вышло только пять человек. Среди вернувшихся не было ни одного танкиста…

   Владислав Гончаров
   Днепровская десантная операция

   Последним случаем крупномасштабного применения советских воздушно-десантных войск в Великой Отечественной войне стала Днепровская десантная операция, проведенная осенью 1943 года при форсировании Днепра и иногда неправильно называемая «Каневским десантом». Неправильно – потому что первоначально к городу Каневу операция никакого отношения не имела и должна была проводиться для поддержки войск на Букринском плацдарме.
   В начале сентября 1943 года германское командование приняло решение об эвакуации Левобережной Украины. Немцы, скованные необходимостью вывоза большого количества техники, запасов и материальных ценностей, вынуждены были отводить свои войска к имеющимся переправам в районе Киева, Канева и Запорожья. При этом им надо было успеть занять позиции по всей линии Днепра до подхода советских войск.
   Войска правого крыла Воронежского фронта вместе с левофланговыми армиями Центрального фронта (13-й и 60-й) наступали на Ромны, Прилуки, Киев и к южному течению реки Десна, в то время как центр и левый фланг фронта до середины сентября задержались на рубеже реки Псел и в районе Полтавы.
   Заместитель командующего ВДВ И. И. Затевахин (довоенное фото)

   План наступления к Днепру был разработан командованием Воронежского фронта еще 9 сентября. Он предусматривал выход подвижных соединений фронта к реке 26–27 сентября, а главных сил армий – с 1 по 5 октября. К этому моменту подвижные войска должны были «по возможности» захватить плацдармы на западном берегу реки, с которых в дальнейшем планировалось начать освобождение Правобережной Украины.
   Уже на этом этапе было принято решение использовать для форсирования Днепра воздушно-десантные войска. Для этого в подчинение командования Воронежского фронта передавались три воздушно-десантные бригады – 1-я, 3-я и 5-я. Поскольку бригады предполагалось использовать совместно, они были объединены в воздушно-десантный корпус. Командиром корпуса стал заместитель командующего воздушно-десантными войсками генерал-майор И. И. Затевахин, штаб его в спешном порядке был сформирован из офицеров управления ВДВ. Фактически штаб бригады являлся административно-хозяйственным органом, поскольку реального управления войсками он не осуществлял – все приказы командиры бригад получали непосредственно от командования фронта.
   Всего в корпусе насчитывалось около 10 тысяч человек, 24 противотанковых 45-мм орудия, 180 минометов калибра 82 и 50 мм, 328 противотанковых ружей и 540 станковых и ручных пулеметов. Для десантирования предполагалось выделить самолеты из состава транспортной авиации и бомбардировщики от авиации дальнего действия, а также машины, принадлежащие непосредственно авиации ВДВ.
   Командующий ВДВ в 1943–1944 годах генерал-майор А. Г. Капитохин

   К 17 сентября штабом Воронежского фронта был разработан достаточно подробный план операции, предусматривавший взаимодействие с бомбардировочной и штурмовой авиацией, а также сухопутной артиллерией – для чего в состав десанта предполагалось включить офицеров связи от этих родов войск. ВВС фронта должны были не только поддерживать высадку десанта, но и выделить специальную эскадрилью самолетов-корректировщиков. Для подвоза людей и грузов к аэродромам взлета фронт выделил в распоряжение командира воздушно-десантного корпуса 100 автомашин.
   Принимать решение на операцию и ставить задачи напрямую командирам воздушно-десантных бригад должен был лично командующий фронтом; ответственность за подготовку к высадке возлагалась на командующего ВДВ генерал-майора А. Г. Капигохина, а непосредственно за проведение десантирования – на заместителя командующего АДД генерал-лейтенанта авиации Н. С. Скрипко. Авиационное обеспечение десанта осуществляла 2-я воздушная армия генерал-полковника С. А. Красовского, а руководство таким обеспечением осуществлялось начальником штаба ВВС Красной Армии. Уже одно только перечисление ответственных за разные аспекты операции заставляет вспомнить поговорку про семь нянек…
   Оперативная обстановка в полосе Воронежского фронта во второй половине сентября 1943 года и план Днепровской десантной операции

   19 сентября план был одобрен представителем Ставки маршалом Г. К. Жуковым, который потребовал максимального соблюдения секретности при подготовке и проведении операции.
   Однако момент для использования воздушно-десантных сил все еще оставался неясным; вдобавок из-за трудностей с железнодорожным сообщением на только что освобожденных территориях вплоть до 17 сентября бригады продолжали оставаться в местах постоянной дислокации. Согласно плану операции, в исходный район для десантирования бригады должны были прибыть к 21 октября, на деле же это произошло еще позже.
   С 16 сентября было отмечено резкое ослабление сопротивления немецких войск – начался «бег к Днепру». К этому времени немцы еще не успели занять позиции по высокому правому берегу Днепра. По донесениям воздушной разведки, в излучине Днепра между Ржищевом и Каневым значительных сил противника не имелось. Однако советские войска также не имели достаточного количества автотранспорта, чтобы успеть выйти к реке раньше противника. Вся надежда оставалась на подвижные войска.
   Поэтому в тот же день 16 сентября командующий Воронежским фронтом приказал командованию переданной в его распоряжение из резерва Ставки 3-й гвардейской танковой армии ускорить сбор и сосредоточение частей и, двигаясь в общем направлении на Прилуки, Яготин, как можно быстрее выйти к Днепру в районе Переяслав-Хмельницкого и начать форсирование реки. Оперативной директивой № 0038/оп от 18 сентября предусматривался выход войск 38-й и 47-й армий на линию Днепра, а от командования 40-й общевойсковой и 3-й гвардейской танковой армии требовалось быть в готовности к захвату плацдармов на правом берегу реки.
   Однако из-за задержки с подвозом тылов и матчасти выдвижение танковой армии из района сосредоточения западнее Ромны удалось начать только в ночь на 20 сентября. Лишь 21 сентября передовые части армии вступили в боевое соприкосновение с противником на рубеже реки Супой.
   Темп продвижения армии составлял 60–70 км в сутки, а передовые отряды двигались еще быстрее. В результате уже вечером 21 сентября разведывательные части 9-го механизированного и 6-го гвардейского танкового корпусов вышли на левый берег Днепра южнее Переяслав-Хмельницкого. Утром 22 сентября мотострелковый батальон 69-й механизированной бригады 9-го механизированного корпуса, переправившись через реку на подручных средствах, без боя занял село Зарубенцы. Чуть позже, к 15 часам того же дня через реку переправился и 51-й батальон гвардейской танковой бригады 6-го гвардейского танкового корпуса, захватив село Григоровка.
   Первоначально высадка воздушного десанта была намечена на 21 сентября, то есть парашютисты должны были захватывать позиции на правом берегу и содействовать переправе через Днепр передовых частей фронта. Однако из-за перегруженности железных дорог сосредоточить воздушно-десантные бригады в районе Богодуховского аэроузла к намеченному сроку не удалось, фактически же оно завершилось только к 24 октября.
   Непосредственное руководство операцией должно было осуществляться командующим ВДВ РККА и его заместителем по авиации генерал-майором М. П. Спириным, авиационным обеспечением руководил начальник штаба ВВС РККА. Для высадки десанта из состава авиации дальнего действия (АДД) было выделено 150 бомбардировщиков Ил-4 и Б-25 «Митчелл» из состава 101-го полка АДД под командованием В. Гризодубовой, а также 180 транспортных Ли-2 (лицензионное исполнение все того же DC-3). В свою очередь, авиация ВДВ выделила 10 машин Ил-4 для выброски снаряжения и легких орудий, буксировщики планеров, а также 35 десантных планеров А-7 и Г-11.

   Утром 23 сентября командующий войсками Воронежского фронта генерал армии?. Ф. Ватутин прибыл на командный пункт 40-й армии. Ознакомившись с обстановкой в полосе армии, он принял решение использовать в районе букринского плацдарма воздушно-десантные войска. Цель операции была поставлена довольно оригинально – не захватить плацдарм (он уже был занят), а прикрыть разворачивающиеся на правом берегу Днепра войска от подходящих немецких резервов, дав частям 40-й и 3-й танковой армий возможность занять как можно больше территории до начала контратак противника. Таким образом, действия десанта изначально должны были носить пассивный характер, обеспечивая прикрытие развертывания уже переправившихся войск. Захват новых плацдармов планом высадки не предусматривался.
   Формально воздушно-десантные бригады были переданы в оперативное подчинение фронта, но фактически Ватутину пришлось связываться с ними через командующего воздушно-десантными войсками РККА А. Г. Капитохина. Сделать это удалось только к середине дня, поэтому от первоначальной идеи выбросить десант прямо следующей ночью пришлось отказаться – тем более, что из машин, предназначенных для участия в операции, на Богодуховский аэроузел к этому времени прибыло только 8 самолетов. В результате высадка была перенесена на ночь с 24 на 25 сентября. Увы, днем раньше в район Букринского плацдарма начали выходить немецкие войска – как переброшенные из резерва, так и переправившиеся с восточного берега. К исходу 24 сентября здесь уже находились части 19-й танковой, 10-й моторизованной, 112-й, 167-й и 255-й пехотных дивизий противника, из тыла подтягивались 7-я танковая и 73-я пехотная дивизии.
   Подразделениям десанта были поставлены следующие задачи:
   3-й вдбр полковника П. А. Гончарова – высадиться в районе станции Лазурцы между селами Тулинцы, Бересняги и Черныши, укрепиться на рубеже Липовый Рог – Македоны – Синявка – Казаровка и удерживать его до подхода частей 40-й армии, наступающих с Букринского плацдарма, отбивая атаки резервов противника, выдвигающихся к плацдарму с запада и юго-запада;
   5-й вдбр подполковника П. М. Сидорчука – высадиться северо-западнее Канева в районе Ковали, Костянец, Гришенцы, захватить рубеж Горкавщина – Степанцы – Ситники и не допускать подхода противника к плацдарму в излучине Днепра с юга и юго-запада.
   Всего в намеченных к высадке бригадах насчитывалось 6598 человек. 1-я вдбр полковника П. И. Красовского, не закончившая сосредоточения, оставалась в резерве корпуса и должна была выбрасываться на третью ночь.

   Подготовка к высадке проходила в состоянии крайней спешки, усугубленной многоступенчатым руководством и отсутствием данных об обстановке. Перед десантированием офицерами из штаба ВДВ были составлены специальные таблицы, по которым строились расчеты на загрузку людей и техники, распределения их по машинам, графики вылетов и возвращений.
   В целях секретности передовые части на Букринском плацдарме должны были получить извещение о высадке десанта только после ее осуществления. Даже личный состав воздушно-десантных бригад узнал о сроках предстоящей операции за полтора часа до посадки на самолеты. В результате бойцы и командиры о своих задачах были информированы в самых общих чертах: район выброски, район сбора и примерный рубеж, который надлежало оборонять. Естественно, никаких специальных тренировок перед высадкой не проводилось.
   Вдобавок начались неурядицы с транспортом. Вместо намеченных планом 65 транспортных машин под посадку 5-й воздушно-десантной бригады вечером 24 сентября было подано только 48 самолетов, а четыре бензозаправщика появились лишь за полчаса до вылета. В итоге вылет первого эшелона пришлось отложить на полтора часа. Второй эшелон в воздух вообще не поднялся, так как выяснилось, что на аэродром не подвезли горючее. Поэтому следующие группы десантников вывозились на отдельных самолетах по мере заправки их топливом. В итоге из состава 5-й вдбр было десантировано только два неполных батальона – чуть более 1000 человек, после чего горючее на аэродроме исчезло окончательно.
   Высадка 3-й вдбр, осуществленная в ту же ночь, была организована несколько лучше. Правда, самолетов под посадку ей тоже было подано меньше, чем предполагалось планом, а в самый последний момент выяснилось, что изношенность моторов у машин не позволяет им брать штатное количество груза. Многие Ли-2 могли поднять только 15–18 парашютистов или мягких парашютно-десантных мешков – вместо расчетного минимума в 20 единиц (16–18 человек, 2–4 контейнера). В результате в таблицы десантирования пришлось вносить срочные изменения.
   Взлет первых самолетов с частями 3-й вдбр начался в 18:30, с частями 5-й вдбр – в 20:30. Поскольку выброску намечалось осуществлять в три рейса, изначально планировалось, что самолеты каждого рейса вылетят одновременно и вернутся в одно и то же время. Однако из-за нехватки автозаправщиков (несмотря на двухнедельную подготовку операции, она обнаружилась в самый последний момент) самолеты пришлось выпускать поочередно, в результате и возвращались они как попало; вдобавок многие пилоты не выдерживали заданного маршрута и режима полета.
   Всего за вечер 24 и в ночь на 25 сентября транспортные машины совершили 296 самолето-вылетов вместо 500 запланированных. При этом 13 машин с десантниками вернулись на свои аэродромы, не найдя района высадки, два самолета высадили десантников в глубоком тылу противника, один сбросил парашютистов прямо в Днепр, а еще один – высадил группу во главе с заместителем командира 5-й вдбр подполковником М. Б. Ратнером… в собственном тылу на левом берегу Днепра. Впоследствии мы увидим, что это нелепое событие оказалось большой удачей.
   Оказалось, что пилоты транспортной авиации не имеют никакого опыта сбрасывания парашютистов – ссылаясь на сильный огонь зенитной артиллерии, они осуществляли выброску с высоты порядка 2000 метров вместо 600–700 метров по нормативам. К тому же высадка производилась на чересчур высокой скорости – около 200 км/ч.
   В результате к утру 25 сентября из состава обеих бригад было выброшено 4575 парашютистов[159] (из них 230 – над своей территорией) и 666 мягких контейнеров со снабжением. 2017 человек – 30 % личного состава – выброшено не было. Вдобавок оказалось не выброшено 590 контейнеров из 1256. Поскольку группа обеспечения (предусмотренная первоначальным планом) выброшена не была, с земли район выброски десанта никто не обозначал. Штурманы транспортных самолетов ориентировались по рельефу местности – в первую очередь по хорошо заметной в темноте серебряной ленте Днепра – а также по вспышкам выстрелов на земле и огням горящих деревень, отмечавших линию фронта. В итоге парашютисты были рассеяны по очень большой площади. Артиллерия (45-мм орудия) сброшена вообще не была.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация