А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 26)

   5. Действия 4-го воздушно-десантного корпуса в тылу противника с марта по июнь 1942 года

   К 5 марта 1942 года в боевом составе корпуса (без 8-й вдбр и тылов) числилось 2484 человека, 7 противотанковых 45-мм орудий, 16 82-мм и 22 50-мм, а также 93 (!) 37-мм миномета, 39 противотанковых ружей, 126 ручных пулеметов, 707 автоматов и 1276 винтовок. К этому моменту корпус обеспечивал восточную, южную и юговосточную границы обширного района южнее Вязьмы, занятого советскими войсками. На севере и северо-востоке этого района оборонялась группа Белова, на западе (где противник был слабее) действовали партизаны, поддерживаемые отдельными кавалерийскими частями. Восточнее Белова находилась 33-я армия, однако в первых числах марта она была окончательно отрезана от основной нашей группировки и в дальнейшем действовала самостоятельно (за исключением 329-я стрелковой дивизии, включенной в состав группы Белова).
   С этого момента корпус действовал как легкая стрелковая часть, вынужденная выполнять несвойственные ей задачи – вместо диверсионных действий в слабо защищенном тылу противника пытаться прорывать позиционный фронт.
   Еще 4 марта командующий Западным фронтом передал командиру 4-го воздушно-десантного корпуса А. Ф. Казанкину и командующему 50-й армией И. В. Болдину приказ на новую операцию по прорыву немецких позиций вдоль Варшавского шоссе. При этом основная задача десантников оставалась прежней – перехват шоссе Вязьма – Смоленск. Еще 3 марта командующий 50-й армией отправил в расположение воздушно-десантного корпуса на самолете У-2 начальника разведывательного отдела штаба армии. Ввиду неудач наступления на прежнем направлении армия предполагала наносить главный удар в направлении высоты 253,2. Наступление планировалось на утро 6 марта. От Казанкина требовалось атаковать в направлении деревни Малышевка, затем наступать на Бобынино, находящееся всего в 800 метрах от Варшавского шоссе. Операция проводилась силами 9-й гвардейской воздушно-десантной бригады при поддержке части сил 214-й бригады.
   Атака была назначена на 3 часа ночи 6 марта, однако уже накануне вечером 2-й батальон 9-й гвардейской бригады в километре южнее деревни Ключи подвергся сильному обстрелу со стороны противника и залег, не продвинувшись далее. 3-й батальон скрытно подошел к Малышевке и на рассвете, не ожидая подхода других сил бригады, атаковал ее с северо-востока. Чуть позже с северо-запада Малышевку атаковал 4-й батальон. Десантникам удалось ворваться в деревню, однако закрепиться в ней они не смогли – во многом из-за разрозненности действий. Утром оба батальона были вынуждены отойти в исходное положение.
   7 марта части воздушно-десантного корпуса безуспешно пытались выбить противника из Екатериновки и Песочни. На этом активные действия вновь прекратились – более того, в наступление перешел противник. Против десантников действовала 131-я пехотная дивизия, к которой постепенно подходили новые части – так, 18 марта были взяты пленные 107-го полка 34-й пехотной дивизии, переброшенного из района Юхнова.
   11 марта немцы начали наступление с востока на Андроново и Юркино против 4-го батальона 214-й бригады. Заняв Юркино, 13 марта противник атаковал село Горбачи, находящееся ближе всего к Варшавскому шоссе – в 4 км. Деревня оборонялась 4-м батальоном 9-й гвардейской воздушно-десантной бригады, вечером ей на помощь была переброшена одна рота 2-го батальона бригады. Двигаясь на лыжах, рота незаметно вышла на опушку леса севернее Горбачей и неожиданно атаковала немцев во фланг и тыл. Это решило исход боя – к 18 часам последние немцы были выбиты из деревни. По нашим данным, противник оставил на поле боя свыше 200 убитых. Было захвачено два противотанковых орудия и миномет, 4 станковых и 8 ручных пулеметов и 150 винтовок – последняя цифра косвенно подтверждает число убитых. Кроме того, в ходе боев за деревни Новая и Мохнатка в эти дни, по донесениям частей, было уничтожено 350 солдат противника.
   Положение в полосе 4-го воздушно-десантного корпуса к 18 марта 1942 года и отражение наступления противника

   На 15 марта в боевом составе двух бригад корпуса насчитывался 2001 человек, число 82-мм минометов увеличилось до 18, но остальных стало гораздо меньше (14 50-мм и 8 37-мм). Противотанковых ружей осталось всего 13, зато в корпусе появилось 6 противотанковых 45-мм пушек. На этот же момент в группе Белова имелось 6250 человек, 5160 лошадей, 24 орудия калибром 76 мм, 13 противотанковых пушек (из них две трофейных 37-мм) и 61 миномет разных калибров.
   Ставка не оставляла надежд использовать действующую в немецком тылу группировку советских войск для перелома обстановки под Вязьмой и дальнейшего наступления против флангов и тыла группы армий «Центр». В 4:00 22 марта 1942 года командование Западного фронта отослало командующим 43-й, 49-й, 50-й и 5-й армий директиву за № 048/оп:
...
   «1. Ставка Верховного Главнокомандования указывает, что ликвидация ржевско-гжатско-вяземской группировки противника затянулась, 1-й гв. кавкорпус, западная группировка 33-й армии и 4 вдк продолжают оставаться изолированными от всех тылов и других армий фронта.
   Ставкой приказано:
   1. Разгромитьржевско-вяземско-гжатскую группировку противника и не позднее 20 апреля выйти и закрепиться на прежнем нашем оборонительном рубеже по линии Белый, Гуляшево, Дорогобуж, Ельня, Снопоть, Красное.
   2. Ближайшая задача Западного фронта – общими усилиями 43, 49 и 50-й армий не позднее 27.3 очистить от противника пути подвоза 33-й армии и группы Белова, соединиться с ними и в дальнейшем уничтожать группировку противника в районе Раляки, Милятино, Вязьма.
   Справа – 5-я армия завершает прорыв сев. – вост. Гжатска с задачей не позднее 1 апреля овладеть Гжатск, после чего ударом на Вязьма содействовать 33, 43, 49 и 50-й армиями в уничтожении противника под Вязьма. Слева – 10-я армия, активно обороняясь, обеспечивает фланг 50-й армии на рославльском направлении».
   Противник тоже хорошо понимал, насколько опасная для него сложилась ситуация. Для наступления на советскую группировку с юга в тыловой полосе 4-й немецкой армии была создана специальная «группа Хаазе» под общим руководством начальника тыла группы армий «Центр». В группу вошли 211-я пехотная и остатки 10-й и 11-й танковых дивизий. Операция, получившая кодовое название «Мюнхен», имела следующие задачи:
   1. Уничтожить партизанские силы южнее железной дороги Сухиничи – Смоленск и деблокировать Ельню.
   2. Наступать на север вдоль железной дороги Киров– Вязьма и во взаимодействии с немецкими войсками в районе Вязьмы рассечь и в дальнейшем уничтожить советскую группировку севернее дороги Сухиничи – Смоленск.
   18 марта «группа Хаазе» перешла в наступление. 211-я пехотная дивизия действовала в направлении на Ельню, части 10-й и 11-й танковых дивизий наступали на Вязьму против сил 4-го воздушно-десантного корпуса. Атакой в полосе 9-й бригады немцы заняли село Пушкино, поставив 4-й батальон 214-й бригады в районе села Ключи под угрозу окружения. Батальон был вынужден оставить Ключи и отойти западнее села Куракино, причем в нем осталось всего 30 человек.
   20 марта с разрешения командующего фронтом десантники спрямили линию своей обороны, отойдя на рубеж станция Вертерхово, Богородицкое, Акулово, Пречистое, Куракино, Новинская Дача. На этот момент боевая численность корпуса сократилась до 1483 человек при четырех противотанковых пушках, пятнадцати ПТР, десяти 82– и восьми 50-мм минометах.
   Однако на этом немецкое наступление прекратилось – противник тоже выдохся. 25 марта Жуков докладывал Сталину:
...
   «…Части 4 вдк отбили атаки противника, пытавшегося захватить Куракино. В положении частей корпуса за день изменений не произошло.
   …Изменений в положении частей группы [Белова] не произошло. Отряд в составе кавполка и 300 человек пехоты сосредоточен в Бол. Еленка. Разведкой в направлении Сизово уточняется положение противника для активных действий отряда в этом направлении».
   В свою очередь 24 марта дневник начальника Генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдера выражал серьезное беспокойство:
...
   «Неблагоприятная обстановка в тылу группы армий „Центр”(Ельня), где партизаны совместно с оставшимися в окружении кадровыми частями ведут ожесточенные атаки. На переброску сюда достаточного количества наших сил потребуется не менее двух дней».
   На следующий день Гальдер констатировал:
...
   «Особое беспокойство внушает обстановка в тылу [группы армий „Центр”] (действия гвардейского кавалерийского корпуса против группы Хаазе)».
   Таким образом, наличие в немецком тылу крупной организованной группировки советских войск с артиллерией и танками (у Белова имелись даже отремонтированные тяжелые КВ) не только дезорганизовало коммуникации группы «Центр», но и отвлекало значительные немецкие силы. Это уже само по себе оправдывало решение на проведение операции без достаточного ее обеспечения, принятое в конце января командованием Западного фронта.
   25 марта после артиллерийской подготовки части 131-й пехотной дивизии атаковали Куракино, обороняемое 4-м батальоном 9-й воздушно-десантной бригады. Немцам удалось захватить восточную половину этого населенного пункта. Уличные бои продолжались весь день и всю ночь. Потери батальона только за первые сутки боя составили 38 убитых и 91 раненый. Бой продолжался до 27 марта, однако полностью занять село немцам так и не удалось.
   31 марта противник силами трех батальонов при поддержке артиллерии, танков и авиации начал новое наступление. Ему удалось захватить деревни Дубровня, Пречистое и Куракино. Возникла опасность выхода немцев к железной дороге, где на станции Угра с 13 марта партизанами и частями Белова был блокирован крупный гарнизон противника (до 800 человек).
   Утром 3 апреля немцы при поддержке танков атаковали позиции 214-й вдбр (отряд Лебедева), захватив села Акулово и Богородицкое (в 10 км восточнее станции Вертерхово) и угрожая рассечь занимаемый корпусом район. Бригада отошла в лес севернее Богородицкого, потеряв в этом бою 150 человек. Потери противника оценивались в 300 человек и 4 танка.
   Одновременно восточнее этого района 2-й батальон 9-й бригады при поддержке артиллерии атаковал и к вечеру вновь захватил южную окраину села Пречистое, захватив здесь один станковый и 6 ручных пулеметов, 24 винтовки и подбитый танк; было убито до 30 солдат противника. В этом бою батальон потерял одного человека убитым и 7 ранеными. На левом фланге отряд майора Жабо своим 1-м батальоном в ночь на 3 апреля пытался атаковать деревню Вознесенье, но был отбит, потеряв одного бойца убитым и 15 ранеными.
   В этот же день из состава группы Белова в корпус прибыли остатки 8-й воздушно-десантной бригады, насчитывавшей порядка 500 человек. Бригада заняла оборону севернее и северо-восточнее Вертерхово фронтом на запад, к станции Угра. Штаб корпуса размещался в селе Преображенское.

   Операция «Мюнхен» и выход немецких войск к концу марта

   Тем временем противник начал наступление на Угру с юга, где за правым флангом 214-й бригады оборонялась малочисленная 2-я гвардейская кавалерийская дивизия. В результате 9 января станцию Вертерхово пришлось оставить, а на следующий день немцы деблокировали гарнизон на станции Угра. 10 апреля Жуков доносил Ставке:
...
   «…за истекший день 9.4.42… на фронте группы Белова шел бой с наступающим противником силою до двух батальонов пехоты. Частями 2 гв. кд под давлением противника на южном участке фронта оставлено Вербилово. Бой продолжается за Ильинка».
   На этом фронт опять стабилизировался. Более того, немцам пришлось даже начать отход – 10 апреля дневник Гальдера констатировал: «Группа Хаазе вырвалась вперед и теперь оттягивается назад».
   12 апреля противник оставили станцию Угра. Это стало для нас большим успехом, поскольку станция находилась практически в центре занимаемого советскими войсками района, между группой Белова и 4-м воздушно-десантным корпусом. Однако к этому времени командование Западного фронта рассталось с мыслью о захвате Вязьмы – хотя и стремилось держать как можно больше сил рядом с коммуникациями группы армий «Центр». 11 апреля 33-й армии был отдан приказ выходить из окружения на восток.
   Еще раньше, 31 марта, командование 1-го гвардейского кавалерийского и 4-го воздушно-десантного корпусов получило от штаба Западного фронта задание – подготовить новую операцию для соединения с войсками 50-й армии, которая 5 апреля начала новое наступление против 40-го моторизованного корпуса 4-й немецкой армии на Варшавском шоссе. Однако приказом Жукова от 11 апреля командиру 1-го гвардейского кавалерийского корпуса было категорически запрещено ослаблять для этого другие участки обороны – в частности, в районе города Дорогобуж[155], занятого еще в середине февраля. Новое наступление должно было проводиться юго-западнее района прежней операции, вдоль железной дороги Вязьма – Киров – Брянск в направлении города Милятино, то есть прямо на юг. 4-й воздушно-десантный корпус был напрямую подчинен генералу Белову.
   Положение 4-го воздушно-десантного корпуса к 3 апреля 1942 года и отражение немецкого наступления

   Наступление 50-й армии началось 13 апреля, 4-го воздушно-десантного и 1-го гвардейского кавалерийского корпусов – 14 апреля. 8-я и 9-я бригады начали продвижение по лесу слева от железной дороги, правее них действовала 214-я бригада, открытый фланг которой, в свою очередь, прикрывался партизанским отрядом Жабо; левее железной дороги действовала 2-я гвардейская кавалерийская дивизия.
   К исходу этого дня десантники заняли станцию Вертерхово, села Терехово, Большая Мышенка и Богородицкая, а в ночь на 15 апреля овладели деревнями Платоновка, Бараки, Плотки. На левом фланге наступления 214-я бригада заняла село Акулово, оставленное еще 4 апреля, однако дальше продвинуться не смогла. 2-я гвардейская кавдивизия, атакуя с запада, вела упорный бой за станцию Баскаковка в 10 км южнее Вертерхово.
   16 апреля части 50-й армии возобновили атаки на Варшавском шоссе. Одновременно командование фронта решило усилить десантников высадкой с воздуха батальона парашютистов. Выброска началась вечером 15 апреля и продолжилась в ночь с 16 на 17 апреля. Всего до 18 апреля в районе действий корпуса было собрано 559 человек; в основном они поступили на усиление самой малочисленной 8-й бригады.
   Наступление 4-го воздушно-десантного корпуса на Милятино

   Вечером 17 апреля 8-я и 9-я бригады овладели станцией Буда в 8 км южнее Баскаковки, захватив здесь большие трофеи – 129 лошадей, 400 повозок, 12 ручных и 4 станковых пулемета, 185 винтовок и три склада; было взято 5 пленных. Однако вечером следующего дня противнику удалось отбить станцию. Дальнейшие атаки на нее, а также на Аскерово и Новое Аскерово (6 км юго-восточнее Буды) успеха не принесли. Эти села были последними опорными пунктами, разделявшими воздушно-десантный корпус и войска 50-й армии, до которой на этот раз оставалось всего 5–7 км. Но преодолеть их вновь не удалось – 50-я армия опять не смогла продвинуться вперед и к 18 апреля прекратила наступление. В этот день Жуков докладывал Ставке:
...
   «…173, 146 и 198 сд, закрепившись на достигнутых рубежах, вели разведку, подвозили боеприпасы и готовились к продолжению наступления. Левофланговые дивизии ударной группы армии, наступавшие на фронте лес сев. Гореловский, Малиновский, продолжают бой, встречая упорное сопротивление противника».
   К 23 апреля наступление было окончательно прекращено. Операция «Мюнхен» только частично достигла своих целей – была снята осада Ельни и рассеяна партизанская группировка южнее железной дороги Сухиничи – Смоленск. Севернее этой дороги, в районе действий 1-го гвардейского кавалерийского и 4-го воздушно-десантного корпусов, противник, несмотря на введение крупных сил, не добился никаких результатов.
   К этому моменту в боевом составе воздушно-десантного корпуса (с учетом прибывших подкреплений) насчитывалось 2027 человек. 26 апреля приказом генерала Белова части корпуса были отведены назад для спрямления линии фронта. 8-я бригада заняла оборону на подступах к станции Вертерхово, 9-я – к селу Богородицкому; 214-я бригада продолжала обороняться на рубеже Дубровня, Пречистое, Новинская Дача.
   В течение следующего месяца боевых действий в связи с распутицей и разливом рек практически не велось, воздушно-десантный корпус и группа Белова продолжали занимать прежние позиции. Были созданы посадочные площадки, на которые совершались регулярные рейсы самолетов с «Большой земли» – в том числе даже тяжелых ТБ-3. Обратными рейсами вывозились раненые – только с площадки в районе Большого Вертова было эвакуировано 1209 человек. С середины мая эвакуация по воздуху прекратилась, однако до этого момента удалось вывести около 3000 человек.
   В это время командование Западного фронта вновь начало готовить наступательную операцию 50-й армии, в связи с чем 9 мая в расположение группы Белова на самолете прибыл начальник оперативного отдела штаба фронта генерал-майор С. В. Голушкевич. Однако операция так и не состоялась.
   На середину мая 1942 года 4-й воздушно-десантный корпус насчитывал 2300 человек кадровых бойцов, 1700 партизан, а также около 2000 раненых и больных. В корпусе имелось 7 противотанковых пушек, 37 ПТР, 34 батальонных 50-мм миномета.
   В свою очередь, немцы подготовили операцию «Ганновер I» с целью полного разгрома группы Белова. Она должна была начаться 24 мая, в ней должны были принять участие следующие силы:
   • XXXXVI танковый корпус – 5-я танковая, 23-я и 197-я пехотные дивизии;
   • XXXXIII армейский корпус – 19-я танковая, 34-я и 131-я пехотные дивизии;
   • 11-я танковая дивизия, 221-я пехотная дивизия, 442-я дивизия особого назначения, полк полевой жандармерии «Центр».
   Общую численность выделенных для операции войск определить тяжело – но в любом случае она в разы превосходила численность советской группировки, оцененной немцами в 15–20 тысяч человек, из которых кадровые подразделения (с учетом мобилизованных в немецком тылу) составляли менее 10 тысяч.
   По плану операции первоначально предполагалось атаковать восточную часть района, очистить линию железной дороги Брянск – Вязьма, одновременно плотно блокировав советскую группировку с других сторон. Затем советские войска оттеснялись на запад и там уничтожались, лишившись возможности прорваться через линию фронта.
   Перед началом операции планировалось провести диверсионную акцию против штаба 1-го гвардейского кавалерийского корпуса для ликвидации его руководства. Для этого из навербованных в лагерях военнопленных была создана специальная группа «Граукопф» численностью около 350 человек. Группой командовал полковник Сахаров, действовавший под фамилией Рогожин. Его заместителем стал майор Бочаров (в некоторых документах и в мемуарах генерала Белова ошибочно именуется Богатовым) – бывший командир 462-го отдельного саперного батальона 160-й стрелковой дивизии 33-й армии, сдавшийся в плен 16 апреля, незадолго до разгрома остатков этой армии.
   Однако 23 мая группа «Граукопф» была выдана своими же членами, перебежавшими к советским войскам – по немецким данным, это были два офицера, согласно мемуарам генерала Белова – старшина, фамилия которого так и осталась неизвестной. Основной отряд группы попал в засаду подразделений 8-й воздушно-десантной бригады и был рассеян. Для разгрома диверсантов срочно было выделено две роты 8-й воздушно-десантой бригады, которые устроили группе засаду на маршруте движения и рассеяли ее неожиданным огневым ударом. Большинство диверсантов было убито, несколько десятков взяты в плен; к немецким войскам смогло выйти лишь около сотни человек.
   Тем не менее немцы расценили итоги действий группы «Граукопф» как «важный успех», особо отметив, что она была «первой попыткой использовать в боевых действиях на нашей стороне русскую часть». Они искренне посчитали, что «в первой фазе операции „Ганновер ” противник был лишен единой системы руководства войсками… Несмотря на трудные условия местности, часть эта вызвала значительные беспорядки и сковала крупные силы противника».[156]
   На совещании 26 мая командир XXXXIII армейского корпуса нарисовал радужную картину результатов действий группы «Граукопф»:
...
   «…Само появление белогвардейского отряда в советском тылу наверняка внесло неразбериху… телефонная связь была нарушена, комиссары и политруки были убиты, несколько сот солдат противника были взяты в плен, а захваченное у противника оружие уничтожено; подразделение внесло вклад своим участием в нескольких сражениях с вызванными по рации или телефону отрядами противника, понесшими крупные потери, в результате чего возникла настоящая паника…
   В конце концов красные в неразберихе стреляли друг в друга (по утверждениям пленных)… Комиссары и политруки позволили ввести себя в заблуждение и сдавали оружие вместе со своими подчиненными…
   Продолжительный контакт с противником привел к крупным потерям в соединении (в настоящий момент из 350 человек вернулись всего около 100)…»[157]
   Приведенные примеры хорошо иллюстрируют характерное свойство немецких отчетных документов – буйство фантазии при отсутствии точных данных или когда эти данные не содержат хороших известий. В действительности же акция группы «Граукопф» лишь раскрыла предстоящую операцию «Ганновер» – захваченный в плен майор Бочаров сообщил, что немцы готовят наступление против группы Белова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация