А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 24)

   3. Первый этап высадки 4-го воздушно-десантного корпуса

   Для завершения окружения вяземской и юхновской группировок немецких войск было решено выбросить новые воздушные десанты. С этой целью в оперативное подчинение командующего Западным фронтом был передан 4-й воздушно-десантный корпус генерал-майора А. Ф. Левашова.
   Важно отметить, что на этот раз решение о проведении операции принималось на уровне Ставки, а не командования фронта. Поэтому разработка плана высадки и организация операции возлагалась на штаб ВДВ РККА. Задача командующему ВДВ генерал-майору В. А. Глазунову, вызванному для этого в Ставку вместе с начальником штаба ВДВ генерал-майором авиации П. П. Ионовым и командующим ВВС генерал-лейтенантом авиации П. Ф. Жигаревым, была поставлена 15 января. При этом были указаны: цель воздушно-десантной операции, состав войск десанта, исходный район для десантирования и срок готовности к началу высадки.
   Командир 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майор А. Ф. Левашов (довоенное фото)

   План воздушно-десантной операции был совместно разработан штабами ВДВ и ВВС к исходу 16 января. Поскольку время высадки определено еще не было, вопросы увязки взаимодействия десантников с наземными силами в этом плане не рассматривались. Непосредственное руководство десантированием должно было осуществлять командование ВДВ с командного пункта в Калуге; командующий ВВС координировал вопросы обеспечения операции из своего постоянного штаба в Москве. Целью операции было перерезать коммуникации противника между Вязьмой и Смоленском, не допустить отхода противника из района Вязьмы на запад и содействовать войскам Калининского и Западного фронтов в окружении ржевско-вяземской группировки, то есть основных сил группы армий «Центр».
   Для высадки корпуса было выделено 65 транспортных самолетов и 30 истребителей прикрытия. Однако фактически в распоряжении десантных войск оказалось только 80 машин: 22 самолета ТБ-3 из состава 23-й авиадивизии, 39 транспортных машин ПС-84 и 19 истребителей – четыре звена из 402-го истребительного авиаполка ПВО и отдельная группа двухмоторных истребителей Пе-3 из состава 9-го отдельного бомбардировочного авиаполка (последние вели дальнюю разведку в интересах операции). Для размещения этих сил и в качестве исходного района операции отводились три аэродрома в районе Калуги, в 180–200 км от места высадки и всего в 30–40 км от линии фронта.
   Командующий воздушно-десантными войсками КА в 1941–1942 годах генерал-майор (позднее генерал-лейтенант) В. А. Глазунов

   Решение о проведении операции было принято еще 17 января – в этот день командующий воздушно-десантными войсками КА генерал-майор В. А. Глазунов поставил командиру корпуса генерал-майору А. Ф. Левашову задачу на сосредоточение частей корпуса. Первоначально высадка была намечена на 21 января. Однако направленный из-под Москвы в район Калуги по железной дороге 4-й воздушно-десантный корпус задержался в районе Алексина из-за взорванного моста через Оку и в район сосредоточения к нужному времени не прибыл. Поэтому дата высадки была перенесена на 27 января.
   Тем временем корпус генерала Белова 26 января наконец-то сумел прорвать оборону 40-го танкового корпуса противника на узком участке между Мосальским большаком и рекой Попольта. В этот день 92-й полк 325-й стрелковой дивизии с четырьмя 45-мм орудиями прорвался к Варшавскому шоссе по восточному берегу реки Попольта и захватил мост через реку севернее деревни Подберезье. В ночь на 27 января 2-я гвардейская кавалерийская дивизия, потеряв 55 человек убитыми и ранеными, прорвались через шоссе и двинулись в северном направлении.
   Утром 27 января противник при поддержке четырех танков и трех бронемашин атаковал и сбросил наши части с моста, вынудив их отойти в лес на полкилометра южнее. В итоге прошедшие через шоссе части, двигавшиеся в основном в конном строю, без тылов и большей части артиллерии, оказались отрезаны от основных сил корпуса и потеряли связь со штабом Белова. К этому моменту части двух кавалерийских дивизий уже вышли в район Захарино и двигались по направлению к селу Хорошилово. Остальные силы группы Белова (1-я гвардейская, 41-ч, 57-я и 75-я кавалерийскае дивизии, 115-й и 116-й лыжные батальоны) сосредоточились вдоль реки Попольта; 212-й полк 57-й кавдивизии охранял тылы корпуса в районе Мосальска.
   Следующей ночью попытки прорыва через шоссе были продолжены. В результате к утру 28 января шоссе у реки Попольты пересекли 1-я гвардейская, 75-я и часть 57-й кавалерийской дивизии (216-й кавалерийский полк); к утру они заняли населенные пункты Федоткино, Захарино и Хорошилово. Перебросив сюда крупные силы, днем 28 января противник вновь закрыл прорыв, вдобавок отрезав часть сил 325-й стрелковой дивизии у деревни Подберезье. Однако к исходу того же дня 41-я кавалерийская дивизия, воспользовавшись успехом 115-го лыжного батальона, занявшего село Бесово, а также указанной местными жителями полевой дорогой от Бесово, без всякого противодействия противника вышла к шоссе между селом Глагольня и своротком на Мосальск.
   На следующий день противник перекрыл и этот путь, однако четыре с половиной кавалерийских дивизии и часть штаба корпуса во главе с генералом Беловым уже оказались севернее Варшавского шоссе. Южнее шоссе остались второй эшелон штаба корпуса, дивизионная артиллерия и все части усиления, корпусной госпиталь и все тылы (позднее на базе этих соединений формировался второй состав корпуса).[141]
   Обстановка в полосе Западного фронта к 25 января 1942 года и план действий 4-го воздушно-десантного корпуса

   Таким образом, ударная группа 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, насчитывавшая около 10 тысяч человек без артиллерии, двигалась к Вязьме с юго-востока. С востока сюда же наступала западная группа 33-й армии под командованием М. Г. Ефремова (около 18 тысяч человек), буквально «пропихнутая» Жуковым в разрыв немецкой обороны. На севере, где войска Калининского фронта сумели прорвать вражескую оборону возле Сычевки, в прорыв была введена 29-я армия и 11-й кавалерийский корпус – конная группа полковника С. В. Соколова, устремившиеся на юг. Утром 26 января кавалеристы Соколова вышли на Минское шоссе и к железной дороге на Смоленск в 12 км западнее Вязьмы. Однако в прорвавшейся сюда группе (части 18-й, 24-й и 82-й кавалерийских и 107-й мотострелковой дивизий) было лишь 5800 человек, 5000 лошадей, 35 минометов калибра 82 и 120 мм, 47 противотанковых пушек и две 122-мм гаубицы, а также 7 тяжелых танков КВ.
   За главной линией обороны немцев образовался «слоеный пирог»; коммуникации основных сил группы армий «Центр» – 9-й и 4-й танковой армий – оказались под угрозой перехвата советскими войсками[142]. Приказ командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса № 009, отданный в 16:45 27 января 1942 года, гласил: «1 гв. кавкорпус двумя ночными переходами выходит в рейд и соединяется с конной группой Соколова, отрезая Вязьма с запада и зажимая в кольцо окружения крупные силы противника».
   Такой была обстановка к моменту начала высадки. Поскольку за последние две недели (вплоть до прорыва группы Белова через Варшавское шоссе) на левом фланге Западного фронта она практически не изменилась, использование в плане десантной операции первоначальных наработок было вполне оправданным.
   Еще 24 января командир корпуса получил от командующего Западным фронтом распоряжение на операцию:
...
   «Тов. Левашеву. Задача: 26–27.1 высадить корпус и занять рубежи согласно карте. Цель – отрезать отход противника на Запад. Жуков».
   Согласно приложенной к приказу карте корпус должен был частью сил занять оборону на участке от Реброво до Березников по линии наших оборонительных сооружений осени 1941 года, но фронтом на восток. Этот фронт перехватывал железную дорогу и автостраду Москва – Минск западнее Вязьмы. Резерв корпуса (численностью до бригады) сосредотачивался западнее указанного рубежа в готовности к действиям как в сторону Вязьмы (на восток), так и в сторону Смоленска (на запад). Одним усиленным батальоном предполагалось занять оборону восточнее Днепра фронтом на запад.
   Руководствуясь этой картой, в 18:00 26 января командир 4-го воздушно-десантного корпуса в присутствии Военного совета ВДВ, командира транспортной авиагруппы генерала Горбацевича объявил командованию бригад решение на высадку и дальнейшие боевые действия корпуса.
   Основные силы корпуса следовало высаживать юго-западнее Вязьмы в районе Озеречня, Курдюмово, Комово. После высадки предполагалось захватить район Ямково, Мосолово, Плешково, Азарово, перерезать основные коммуникации вяземской группировки противника, воспрепятствовав как отходу противника из района Вязьмы на запад, так и подходу резервов к Вязьме с запада. Часть сил выбрасывалась для разведывательно-диверсионных действий на важных путях подхода противника к району обороны десанта и для связи с кавалерийскими корпусами. Таким образом корпус должен был оказать содействие войскам Западного и Калининского фронтов в завершении окружения вяземской группировки противника.

   Прорыв 1-го гвардейского кавалерийского корпуса через Варшавское шоссе и выброска 8-й воздушно-десантной бригады

   Частям корпуса поставлены следующие задачи:
   8-я вдбр подполковника А. А. Онуфриева (первый эшелон корпуса) должна была высадить передовой отряд (2-й батальон) в район Озеречни. Отряду надлежало выбрать здесь место для высадки остальных сил, очистить его от противника, организовать оборону, одновременно обозначив площадку приземления и обеспечив прием на нее бригады. После этого главные силы бригады занимали рубеж Реброво, Гридино, Березники с целью не допустить отхода противника из Вязьмы вдоль дорог Вязьма – Смоленск и Вязьма – Дорогобуж.
   9-я вдбр после высадки вслед за 8-й бригадой должна была захватить рубеж Горяиново, Иванники, Попово и не допустить подхода резервов противника с запада.
   214-я вдбр с артиллерийским дивизионом корпуса сосредотачивалась в центре обороняемого района (Вехоцкое, Плешково, Уварово) в готовности к проведению контратак против прорвавшихся частей противника и усилению обороны двух других бригад.
   Кроме того, намечалось создать семь разведывательно-диверсионных групп по 20–30 парашютистов каждая и выбросить их на возможные пути подхода противника к району обороны десанта. Еще четыре небольшие группы выбрасывались для связи с кавалерийскими корпусами. Высадка этих групп осуществлялась одновременно с высадкой передового отряда 8-й вдбр.
   Десантирование корпуса производилось с Калужского аэродромного узла на самолетах ПС-84 и ТБ-3 согласно предварительному плану десантирования. Всего для переброски корпуса в тыл противника требовалось совершить 550–600 рейсов, то есть при имевшемся количестве машин высадка должна была занять двое-трое суток при условии 4–5 рейсов каждой машины в сутки. Продолжительность боевых действий корпуса в тылу врага до подхода войск 33-й армии и кавалерийских корпусов также определялась в двое-трое суток.
   В 4 часа утра 27 января от Жукова поступила телеграмма:
...
   «Сообщите Левашову, что в тот район, который был мною отмечен на карте, вышла конница группы Соколова. Поэтому обстановка для Левашова облегчена. Продумайте технику связи и дайте указания людям, чтобы не было недоразумений».
   Первым во второй половине дня 27 января с аэродрома Жашково был отправлен 2-й батальон 8-й бригады, имевший задачу подготовить снежный аэродром для принятия остальных частей бригады. Батальоном командовал капитан М. Я Карнаухов, вместе с ним во флагманском самолете находился начальник разведотдела штаба корпуса капитан А. А. Цвион. Однако из-за ошибки пилотов десант был выброшен не у Озеречни, а в 15 км южнее, в районе деревни Таборы. Выброска проводилась в один заход, с большой высоты, поэтому десантников разбросало на очень большом пространстве (до 20–30 км). К утру 28 января к деревне Таборы, которая оказалась свободна от противника, вышли только 476 человек из 638 сброшенных. Но хуже всего обстояло дело с рациями батальона: радиста с мощной радиостанцией «Север» обнаружить так и не удалось, а с имеющихся раций установить связь с армейскими радиостанциями оказалось невозможно, так как кодовые таблицы были у начальника связи батальона, а его тоже не оказалось.
   Не дожидаясь полного сбора отряда и сброшенных грузов, Карнаухов и Цвион с основными силами батальона направились к Озеречне. В Таборах была оставлена небольшая группа парашютистов с задачей собирать отставших и направлять их по маршруту, а также – на всякий случай – выложить опознавательные знаки для следующего эшелона высадки.
   Бойцы 8-й воздушно-десантной бригады перед посадкой на самолеты

   Не получив известий от передового отряда, командир корпуса решил продолжать высадку. В ночь на 28 января с того же аэродрома Жашково был отправлен 3-й батальон 8-й воздушно-десантной бригады (командир – майор А. Г. Кобец). На этот раз часть самолетов выбросили парашютистов в районе Озеречни, а часть, обнаружив сигнальные костры в районе деревни Таборы, сбросили десант здесь.
   Не дожидаясь полного сбора батальона и сориентировавшись на местности, майор Кобец решил выполнять поставленную ему задачу и направился на север, к железной дороге и шоссе Вязьма – Смоленск. Десантники взорвали пути на перегоне Издешково – Алферово и в дальнейшем продолжали действовать здесь.
   Действия 8-й воздушно-десантной бригады с 27 января по 7 февраля 1942 года

   Тем временем вечером 28 января 2-й батальон подошел к Озеречне и атаковал ее. Две атаки были отбиты немцами, но на третий раз, уже в темноте, парашютисты ворвались в деревню, полностью уничтожив немецкий гарнизон.
   Остальные части 8-й вдбр должны были десантироваться с аэродромов Грабцево и Ржавец. Однако немецкая разведывательная авиация обнаружила сосредоточение наших транспортных самолетов. В ту же самую ночь на 28 января немцы силами 24 самолетов Ju-88 и Me-110 атаковали аэродром Грабцево, в результате здесь было уничтожено 7 машин ТБ-3, один истребитель и склад горючего, имелись убитые и раненые среди десантников и личного состава транспортной авиации.
   В результате вылеты с аэродрома Грабцево были прекращены вообще. В последующие ночи налетам подверглись остальные два аэродрома. Ранее ими пользовалась немецкая авиация, и немцы отлично знали их расположение, подходы и особенности обороны. Однако успех первого налета немцам повторить не удалось – вылеты на десантирование с аэродромов Жашково и Ржавец продолжались и далее.
   В таких условиях до 2 февраля было десантировано только 2323 десантника 8-й вдбр[143] и 34 400 кг груза. Выброска парашютистов производилась на большой площади, поэтому в районы сбора вышли только 1320 человек, а 1003 человека (43 % высадившихся) в бригаду так и не пришли.
   Так и не получив донесений от командования бригады по радио, штаб корпуса был вынужден устанавливать с ней связь путем посылки разведывательных самолетов Пе-3 и офицеров связи на легких машинах У-2 с лыжным шасси. Впоследствии с помощью таких самолетов штаб бригады, некоторое время находившийся в деревне Андросово в 12 км южнее поселка Алферово, устанавливал связь с другими подразделениями бригады.
   Командир 8-й воздушно-десантной бригады подполковник А. А. Онуфриев и комиссар бригады И. В. Распопов (справа)

   6 февраля бригада, подобно 250-му воздушно-десантному полку, также была подчинена 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу. 7 февраля командир бригады подполковник Онуфриев получил от генерала Белова приказ перерезать железную дорогу Вязьма– Смоленск:
...
   «…всеми силами 8 вдбр наступать в восточном направлении и овладеть Гредякнно (что у железной дороги), перехватить железную дорогу Вязьма-Издешково, не допуская движения поездов противника, войти в связь с 75 кд, которая наступает восточнее Гредякино, и с Соколовым (11-й кавалерийский корпус), о котором я писал Вам ранее».
   10 февраля 8-я воздушно-десантная бригада после тяжелого боя за Песочню и Старое Поляново перешла к обороне района Мармоново и Дяглево. Потери бригады составили 140 человек убитыми и ранеными; согласно оперативной сводке штаба 1-го гвардейского кавкорпуса, были уничтожены штабы 176-го артиллерийского полка и 1-го батальона 13-го моторизованного полка 5-й танковой дивизии немцев, при этом захвачено свыше 200 автомашин.[144] По другим данным[145], в боях с 1 по 8 февраля частями бригады было захвачено 72 автомашины (очевидно, здесь имеются в виду только исправные), 4 танка, тягач, 19 мотоциклов и два полковых знамени.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация