А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 22)

   Владислав Гончаров
   Вяземская воздушно-десантная операция

   Вяземская десантная операция стала не только самым массовым воздушным десантом советских войск, но и одной из крупнейших операций такого рода во Второй мировой войне – наряду с Критской и Арнемской. Даже Нормандскую и Рурскую операции нельзя поставить в этот ряд, поскольку они не имели самостоятельных целей и проводились на небольшую глубину с чисто тактическими задачами (содействие наземным войскам в захвате плацдарма).
   Как и союзники в операции «Маркет-Гарден» два с половиной года спустя, в январе 1942-го советское командование стремилось предотвратить наметившуюся стабилизацию фронта. Для того, чтобы продолжить уже затухающее наступление, и там, и там была сделана попытка вывести боевые действия из привычной плоскости, методом «вертикального охвата» нанести удар по пунктам, находящимся в глубине вражеской обороны. И результаты обеих операций оказались поразительно схожи…

   1. Высадка частей 201-й воздушно-десантной бригады и отряда майора Старчака у Мятлево 3–4 января 1942 года

   К началу января 1942 года под Москвой сложилась чрезвычайно сложная для обеих сторон обстановка. Советские войска, почти месяц ведущие активное наступление, были уже в достаточной степени измотаны, в то время как германские войска, потерпевшие серьезное поражение, оказались обескровлены и деморализованы. В условиях холодной зимы обе стороны испытывали недостаток снабжения: части Красной армии – из-за того, что далеко оторвались от налаженных коммуникаций и продвигались по выжженной противником территории, немцы – из-за слабости железнодорожной и автомобильной сети, к тому же постоянно подвергавшейся ударам партизан.
   Наибольшего успеха в декабрьских боях достигли войска левого крыла Западного фронта, за неполный месяц прошедшие с боями 200–300 километров. При этом действовавшие на крайнем левом фланге соединения 10-й армии генерала Голикова и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала П. А. Белова далеко опередили своих соседей и, окружив немецкий гарнизон в Сухиничах, вышли на железную дорогу Москва– Брянск севернее города. Передовые части корпуса генерала Белова находились всего в 8 километрах от Варшавского шоссе.
   Правее них вели наступление 50-я, 49-я и 43-я армии, последняя 1 января 1942 года заняла Малоярославец. В немецкой обороне наметился 40-километровый прорыв на линии Сухиничи – Бабынино. Создавалась реальная возможность выхода советских войск в район Юхнова на Варшавское шоссе и дальнейшего продвижения к Вязьме – в тыл немецкой 4-й и 4-й танковой армиям и на жизненно важные коммуникации группа армий «Центр». Силы 4-й немецкой армии, действовавшей против четырех армий левого крыла Западного фронта, оказались глубоко охвачены с юга.
   Командир 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенант П. А. Белов

   Четыре армии и кавалерийский корпус – звучит солидно. На деле же в боевом составе войск левого крыла Западного фронта (без учета тылов) к 5 января 1942 года насчитывалось не более 170 тысяч человек. В 10-й армии было 48 тысяч «штыков», в 50-й армии – 37,5 тысяч, в 49-й армии – 38 тысяч. 1-й кавалерийский корпус с приданными частями имел в боевом составе около 20 тысяч человек. 43-я армия к 9 января (начало Медынско-Мятлевской операции) насчитывала 15 тысяч «штыков» в четырех дивизиях. Здесь же находился свежий 9-й воздушно-десантный корпус, еще не принявший участие в боях – еще 7–8 тысяч «штыков».
   С учетом артиллерии, небоевых частей и тылов общую численность советской группировки можно оценить в 250 тысяч человек. По данным советской разведки, ей противостояло от 20 до 25 немецких пехотных дивизий; даже с учетом потерь это было не менее тех же 250 тысяч человек.
   Для оказания помощи 43-й и 49-й армиям, продвигавшимся с северо-востока по обе стороны Варшавского шоссе, командование Западного фронта решило высадить воздушный десант. Он должен был перерезать шоссейную дорогу из Медыни на Гжатск, захватить станцию Мятлево и пресечь движение из района Калуги на Вязьму, а также воспрепятствовать отходу войск 57-го армейского корпуса немцев по Варшавскому шоссе от Малоярославца и Алешково через Медынь на Юхнов и прикрыть подходы к станции Мятлево от возможного контрудара противника из района Юхнова.
   В состав десанта предполагалось включить 250-й стрелковый полк майора Н. Л. Солдатова[137], а также один батальон 201-й воздушно-десантной бригады капитана И. А. Суржика и парашютный отряд майора И. Г. Старчака, до этого успешно действовавший в полосе Калининского фронта, а затем высаживавшийся тактическим десантом накануне Нового года. Командиром десанта был назначен майор Солдатов.
   250-й стрелковый полк общей численностью в 1425 человек ранее входил в состав прибывшей из Забайкалья 82-й стрелковой дивизии. Организационно он состоял из трех батальонов, отдельной батареи, минометной роты, взвода 45-мм противотанковых орудий. В середине декабря 1941 года полк был переименован в воздушнодесантный, но по сути так и остался стрелковым. Никакого опыта прыжков с парашютом его бойцы полка не имели, они были оснащены автоматами и прошли лишь краткое обучение бою в ночных условиях и подрывному делу. Поэтому основные силы десанта предполагалось высаживать посадочным способом.
   3 января командующий войсками Западного фронта генерал Г. К. Жуков поставил лично майору Солдатову следующую задачу: после высадки основных сил захватить станцию Мятлево и хотя бы временно прервать все пути сообщения из Медыни на Юхнов. Кроме того, от десантников требовалось перерезать дорогу от Медыни на Кременское и все пути к северо-западу от Медыни, а также шоссе, ведущее от Полотняного завода – тем самым не допустив отхода противника от Медыни вплоть до подхода в этот район основных сил 43-й армии. Позднее, после перенесения времени высадки полка на вторую половину января, эта задача в общих чертах сохранилась.
   Обеспечить высадку 250-го полка должны были два парашютных отряда. Отряд майора Старчака в составе 202 человек предполагалось высадить на аэродроме у Большого Фатьянова (в 5 км восточнее Мятлево, на западном берегу реки Шани[138]), захватить аэродром и подготовить его к приему 1300 человек посадочного десанта на самолетах ТБ-3 и ПС-84 (DC-3, он же Ли-2). Второй отряд парашютистов под командованием капитана Суржика (348 человека из состава 1-го батальона 201-й воздушно-десантной бригады) выбрасывался в районе сел Гусево, Бурдуково и Гусаково в 12–15 км северо-западнее Медыни возле шоссе Медынь – Гжатск.
   И. Г. Старчак (довоенное фото)

   Задача этого отряда была сложнее. Он должен был захватить Кременское и мост через реку Шаня в поселке Шанский Завод и поставить здесь заслон от продвижения противника со стороны Гжатска. Затем от батальона капитана Суржика требовалось выйти на Варшавское шоссе, и, взорвав мост через реку Шаня на шоссе Юхнов – Медынь (в 10 км юго-восточнее Медыни), прикрыть район высадки основных сил от наступления противника со стороны Малоярославца.
   Таким образом, всего предполагалось перебросить по воздуху 1850 человек. Однако для операции был выделен только 31 транспортный самолет – 21 машина ТБ-3 и 10 самолетов ПС-84. Поэтому план высадки спешно изменили, решив проводить ее в четыре рейса – сначала батальон капитана Суржика, на следующую ночь – отряд майора Старчака для захвата аэродрома, и уже потом – пехотинцы 250-го полка и снаряжение. В результате десантирование затягивалось до 6–7 января, хотя по первоначальному плану командования фронта 43-я армия должна была выйти в район выброски десанта уже 5 января.
   В итоге 1-й батальон 201-й воздушно-десантной бригады высаживался совершенно отдельно в ночь на 3 января 1942 года. Выброска была осуществлена в районе деревни Гусево без противодействия противника; высаживавшийся первым командир группы подачей световых сигналов обеспечил сбор парашютистов. В течение суток десантники заняли деревни Гусево, Грибово и Маслово, где противника не оказалось. Первое столкновение с врагом имело место лишь 4 января; захваченный в этом бою пленный ефрейтор сообщил, что для борьбы с десантом немцы направили в этот район два батальона. Отряд капитана Суржика провел еще несколько боев, взорвал мост в тылу отступающего противника, а у поселка Кременское разгромил отходящую по дороге вражескую автоколонну, захватив 30 мотоциклов, 31 автомашину и 3 орудия, после чего соединился с наступающими советскими частями. Успеху действий батальона в немалой степени способствовало бездорожье, отсутствие у противника сплошной линии обороны, резервов и гарнизонов в большинстве деревень, а также быстрое наступление наших войск.
   Отряд майора Старчака для захвата аэродрома Большое Фатьяново был отправлен сутками позже – в ночь на 4 января. При этом в последний момент численность его увеличили до 416 человек. Рейс делился на четыре группы: первая захватывала аэродром, вторая, высаживаясь чуть в стороне, обеспечивала его прикрытие, третья являлась резервом командира отряда, вместе с ней высаживался сам Старчак. Четвертой прибывала стартовая команда – она должна была высаживаться посадочным способом.
   Высадка десанта в районе Мятлево 3–4 января 1942 года

   Естественно, в реальности сохранить этот стройный порядок оказалось невозможным. Самолеты с десантниками начали подниматься с аэродрома Внуково около половины пятого вечера 3 января. По воспоминаниям И. Г. Старчака, уже находясь в воздухе в районе сбора, он получил радиограмму – не ждать остальные машины, а вместе с первыми четырьмя самолетами направляться к месту высадки.
   Передовая группа под командованием самого Старчака достаточно легко захватила аэродром, частично перебив, частично разогнав немногочисленную охрану – аэродром немцы рассматривали как резервный и не использовали. И тут выяснилось, что полосы занесены снегом, и без лыж тяжелые ТБ-3 на них приземлиться не могут. Расчистить же полосы своими силами десантники быстро не могли, несмотря на то, что с подходом остальных самолетов число высадившихся на аэродроме парашютистов достигло трех сотен человек. При этом после высадки было собрано 85 % парашютистов, что можно считать большим успехом.
   Здесь начинается расхождение мемуаров Старчака с официальными описаниями высадки. Книги по истории советских воздушно-десантных войск дружно утверждают, что группа захвата не смогла установить контроль над аэродромом до вечера 4 января. Документы Западного фронта, на основе которых составлялись все последующие работы, живописуют героическую борьбу десантников с огневыми точками противника – однако сам Старчак про нее не упоминает ни разу. Затем якобы началась метель, окончательно занесшая аэродром.
   В то же время И. Г. Старчак пишет, что захватить аэродром удалось быстро, еще до рассвета 4 января. За день парашютисты смогли расчистить часть поля, однако ни в ночь на 5-е, ни в ночь на 6-е самолеты с десантом так и не прилетели.
   Утром 5 января над аэродромом появились два «МиГа», сбросившие вымпел для десантников – странное действие, с учетом того, что парашютисты имели рацию и поддерживали связь со штабом ВВС фронта. Затем на аэродроме приземлился связной У-2 – но пилот, увидев подбегающих к нему десантников, принял их за немцев и снова взлетел.
   В итоге высадка 250-го стрелкового полка на аэродром Большое Фатьяново была отменена, а группа Старчака получила приказ перейти к диверсионным действиям. Уже вечером 5 января десантники взорвали железнодорожный мост у платформы Костино. 8 января парашютисты внезапным налетом ворвались на станцию Мятлево, где уничтожили два воинских эшелона. 20 января 1942 года группа Старчака соединилась с силами направленной ей навстречу 34-й отдельной стрелковой бригады; к этому моменту в ней насчитывалось 87 человек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация