А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Десанты Великой Отечественной войны (сборник)" (страница 19)

   Первая рота высадилась по пояс в воду и без противодействия вышла на берег. Другие четыре роты противник встретил сильным, но беспорядочным огнем, на берег они высадились успешно и также без потерь.
   Морские охотники открыли ответный огонь прямой наводкой по видимым огневым точкам противника. В результате боя за высадку сгорел от прямого попадания снаряда один катер типа «КМ», другой пропал без вести, при этом из состава экипажей оказалось убито восемь и ранено три человека.
   Уже на данном этапе операции начались отклонения от ее первоначального плана. Например, намеченную огневую подготовку высадки отменил лично командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г. К. Жуков – по его мнению, она демаскировала наши намерения и могла помешать внезапности операции. Поэтому артиллерия, минуя периоды огневой подготовки и поддержки высадки, сразу перешла к огневому сопровождению действий войск десанта на берегу. Она открыла огонь в 05:00, но вела его не по заявкам войск десанта, а «по пути их вероятного движения». Поскольку положение своих сил известно не было, то артиллерийский огонь искусственно смещался в стороны от места предполагаемого нахождения десанта.
   Несмотря на то, что израсходовали 2571 снаряд калибром 100–305 мм, действенность такого огня из-за отсутствия связи с войсками и незнания точного местоположения целей, естественно, оказалась крайне низка. Ни о каком взаимодействии войск десанта с артиллерией речи не шло. По не совсем понятным причинам отсутствовала и авиационная поддержка.
   Петергоф, Нижний парк. Зима 1941/42 года

   А как же войска десанта? После высадки на берег связь с ними прекратилась, что же произошло дальше – и по сей день остается не выясненным до конца. Это при том, что батальон Ворожилова имел пять радиостанций с хорошо подготовленными и опытными радистами. Произойди подобное где-нибудь за десятки миль от своих баз – это одно, но тут, что называется, под носом, да еще второй раз за несколько дней! Командование флотом, все руководители этой операции прибывали в шоке: они были готовы к чему угодно, но не к тому, что почти полтысячи человек, сойдя на берег, просто растворятся в Петергофском парке. Поэтому до 9 октября предпринимались неоднократные попытки восстановить связь с войсками десанта, однако они ни к чему не привели.[131]
   Как уже отмечалось, 5 октября высаживался еще один морской десант в интересах 42-й армии. Приказ на проведение этой операции командир Ленинградской ВМБ (к тому времени им стал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев) получил в 15:45 4 октября. Цель высадки – отвлечь часть сил противника из района Петергофа и от Стрельны, чем способствовать разгрому войск противника и соединению частей 8-й и 42-й армий.
   Войска десанта в составе батальона 20-й стрелковой дивизии войск НКВД (500 человек с личным оружием) планировалось высадить 5 октября в 04:50 в районе Викколово с задачей развивать наступление на отметку 79, район Викколово, далее – Новые Заводы и юго-западная окраина Стрельны, после чего батальону предстояло перейти в подчинение наступавшей 42-й армии.
   Силы высадки включали десантный отряд в составе 14 моторных катеров различных типов, двух катеров «МО» и 25 гребных шлюпок, а также отряд кораблей непосредственной огневой поддержки в составе четырех катеров «МО». Кроме этого, в распоряжении командира сил высадки имелось семь небольших разъездных катеров и два бронекатера. Они использовались для связи, для доставки войскам суточного пайка и еще одного боекомплекта.
   К обеспечению операции привлекались стоявшие на Неве эсминцы «Сметливый» и «Стойкий», 19-я железнодорожная батарея, ВВС КБФ. Последние должны были обеспечить истребительное прикрытие кораблей и войск десанта на переходе и в районе высадки, а также бомбардировочной авиацией осуществлять огневое обеспечение высадки и действий десанта на берегу.
   Общее руководство операцией, обеспечение артиллерийской и авиационной поддержкой командование ВМБ оставило за собой – что, безусловно, являлось правильным. Однако из выделенных для обеспечения операции эсминцев и батареи, а также авиации оперативных групп не сформировали, все они остались в непосредственном подчинении своих прямых начальников. Поэтому роль командира Ленинградской ВМБ в артиллерийско-авиационном обеспечении операции свелась к выдаче заявок в штаб начальника артиллерии и штаб командующего ВВС флота. То есть уже на этом этапе взаимодействие огневых средств и войск десанта, как минимум, крайне осложнили.
   План операции в основном сводился к следующему. С наступлением темноты 4 октября войскам десанта и десантно-высадочным средствам надлежало сосредоточиться в двух пунктах: у Гутуевского ковша и Масляного ковша. С 23:30 4 октября до 01:30 5 октября планировалась посадка войск, после чего десантно-высадочные средства начинали движение в район высадки. Переход, как и в предыдущем случае, осуществлялся комбинированным способом: сначала на буксире у катеров, а затем на веслах. Высадка предусматривалась на три пункта и должна была предваряться артиллерийской и авиационной подготовкой.
   В ходе подготовки к операции никаких мероприятий по организации взаимодействия между участвующими в ней войсками, силами и средствами не проводилось. Разработанные штабом Ленинградской ВМБ достаточно качественные и полные боевые документы до всех исполнителей так и не довели, некоторыми из них вообще не воспользовались.
   Выполнение операции началось по плану, однако сосредоточение плавсредств завершилось только к 00:00 5 октября, то есть с задержкой на два часа. Войска десанта совершали марш из Новой Деревни и также опоздали, в связи с чем посадка началась в 01:55, то есть уже с запозданием на два с половиной часа.
   В 03:15 посадку закончили, десантный отряд вышел к району высадки. Бой за высадку начался в 05:17 под интенсивным пулеметным огнем с берега, но в 05:55 войска относительно успешно вышли на берег, потеряв убитыми два человека. Подошедшие к этому времени три катера с боезапасом и продовольствием ввиду наступления рассвета, усиления огня с берега и ухода батальона от уреза воды разгрузить не удалось, они ушли. После этого катера с высадочными средствами направились обратно в Торговый порт.
   При возвращении отряда в районе завода пишущих машин заметили направляющийся к берегу катер ЗИС, имевший у себя на буксире гребной катер с десантниками. Выяснилось, что катер потерял ориентировку и запоздал с приходом на назначенный пункт высадки, поэтому решил произвести высадку людей по способности в районе, где осуществлялась высадка предыдущего десанта в надежде, что бойцы самостоятельно присоединятся к своему батальону. Командир высадки вернул этот катер и вместе с остальными в 08:20 возвратился в Торговый порт.
   Не произвели высадку еще три катера ЗИС с семью шлюпками на буксире, которые первыми отошли от пунктов посадки и, имея указания находиться у разводящего боны буксира, простояли там до наступления рассвета, не зная, что делать. Таким образом, из 500 фактически высадили только 365 десантников: 130 человек не было высажено совсем, два человека убиты при высадке и еще трое утонули, когда одна из шлюпок в Морском канале перевернулась на волне от прошедшего рядом малого охотника.
   С момента высадки батальона на берег связь с ним прекратилась, дальнейшая судьба его осталась неизвестной.
   Артиллерийское и авиационное обеспечение высадки осуществлялось следующим образом. Непосредственно перед высадкой авиация флота произвела бомбоштурмовые действия по огневым средствам и живой силе противника на побережье на широком фронте. Затем удары перенесли в глубину, но опять не в районе высадки. Далее авиация действовала по плановым целям. Всего 5 октября авиация произвела 27 самолето-вылетов штурмовиков Ил-2 и 89 – истребителей. Кроме того, в этот же день и 6 октября по заявкам штаба 42-й армии нанесен ряд ударов по огневым точкам, скоплениям войск и автоколонне противника. Понятно, что непосредственно к войскам десанта все это имело очень отдаленное отношение.
   Завод «Пишмаш», осень 1941 года

   Артиллерийское обеспечение высадки началось с момента обнаружения противником десанта путем постановки намеченного по плану операции заградительного огня. В результате эсминец «Сметливый» израсходовал 24 снаряда, а железнодорожная батарея – 3 (!). Позже по заявкам штаба 42-й армии артиллерия вела огонь по огневым точкам, автомашинам и скоплениям живой силы противника в глубине его обороны. Последнее никакого отношения к действию войск десанта не имело.
   Таким образом, об обеспечении действий войск десанта на берегу не может идти и речи, так как отсутствовала какая-либо связь командира войск десанта с командными пунктами артиллерии и авиации. Опять же, огневую подготовку высадки отменил Жуков. В результате все произошло точно так же, как и 3 октября, только на несколько километров западнее.
   6 октября штаб Ленинградской ВМБ получил очередное приказание Военного совета Ленинградского фронта о высадке дополнительных войск в районе Викколово[132]. Пополнение состояло из не высаженных в прошлую ночь 130 бойцов 20-й стрелковой дивизии войск НКВД и 17 связистов. Этому подразделению ставилась задача после высадки присоединиться к своему батальону и установить связь со штабом 42-й армии. Силы высадки включали в себя десантный отряд из шести катеров «ЗИС», трех гребных катеров и девяти шлюпок, а также отряд кораблей непосредственной огневой поддержки из двух катеров «МО». Кроме этого, привлекалась авиация, артиллерия береговой обороны и два эскадренных миноносца.
   Высадку намечалось осуществить на принципе скрытности. Вновь разработали только плановую таблицу, в остальном использовались документы, подготовленные на операцию 5 октября.
   В ночь на 7 октября десантный отряд сосредоточился в Гутуевском ковше Торгового порта, где произвел посадку войск и в 01:30 начал движение к месту высадки. Переход совершили скрытно, однако в ходе начавшейся в 03:25 высадки войск противник открыл интенсивный минометный и пулеметный огонь. В результате убило четырех бойцов, ранило двух офицеров, в том числе командира десантной роты, были потоплены один катер «ЗИС» и одна шлюпка. В 03:50 войска высадку закончили и ушли от уреза воды.
   Несмотря на то, что для контроля за действиями войск на берегу выделялись специальные наблюдатели, а для связи с ним неслась радиовахта, с момента ухода десантников от береговой черты связь прекратилась, и дальнейшая судьба десанта так же, как и ранее высаженных войск, осталась неизвестной.
   Вечером 7 октября штаб Ленинградской ВМБ получил очередное приказание Военного совета Ленинградского фронта о высадке войск морского десанта. Задача десантникам – батальону 20-й стрелковой дивизии войск НКВД (431 человек) – оставалась прежней, то есть после высадки соединиться с ранее высаженными войсками и выходить на соединение с частями 42-й армии. В качестве десантно-высадочных средств использовались 22 моторных катера различных типов и восемь гребных шлюпок. В состав отряда кораблей непосредственной огневой поддержки вошли пять катеров «МО». Кроме этого, имелась артиллерийская группа в составе двух железнодорожных батарей, эсминца «Сметливый», также выделялась авиация. Организация командования и обеспечения взаимодействия, схема связи, документы остались те же, что и в операции 5 октября. Высадку вновь предполагалось осуществить на принципе скрытности, потому огневое обеспечение и огневая подготовка не предусматривались. В какой мере можно рассчитывать на внезапность, проводя третью операцию в одном и том же пункте, никто из руководителей подумать не захотел.
   С 21:00 до 23:00 7 октября в районе Гутуевского ковша Торгового порта происходило сосредоточение высадочных средств. В 00:20 8 октября туда же прибыли и десантники, которые сразу начали посадку. В 01:50 десантный отряд начал движение в исходную точку для развертывания. При подходе десантно-высадочных средств к берегу противник встретил их, как и следовало ожидать, сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем. В 04:15 начали высадку…
   Танк КВ из состава 124-й танковой бригады, подбитый на восточной окраине Стрельны. Немецкое фото, сделанное 10 октября 1941 года, через 2 дня после боя

   До этого момента все шло в точности по сценариям предыдущих десантных действий, и чем все это закончится, догадаться было не трудно. И догадались – но не те, кто посылал людей на верную смерть, а сами десантники. Сначала почти все отказались прыгать в воду до тех пор, пока плавсредства не уткнутся форштевнем в прибрежную отмель. В последующем разобраться трудно: где-то десантники, угрожая оружием, заставляли экипажи катеров поворачивать обратно, где-то экипажи катеров под угрозой применения оружия заставляли десантников прыгать в воду. Командиру батальона вроде бы доложили, что никто высаживаться не стал, он решил вернуться в порт «для розыска своих подчиненных». Однако 234 человека все же оказалось на берегу, а 182 возвратились в базу. В ходе всего, что происходило в районе высадки, четыре человека оказались убитыми, шестеро ранеными и пятеро пропали без вести. Кроме этого, потеряли два катера «ЗИС» и две шлюпки.
   Артиллерийское сопровождение действий войск десанта, как и в предыдущий раз, проводилось формально – в виде огня катеров МО по замеченным на берегу огневым точкам и постановкой плановых заградительных огней эсминцем «Сметливым» и железнодорожными батареями в период с 02:00 до 05:41, причем обстрел велся по площади без целеуказания и заявок десантников. Всего за это время эсминец израсходовал 15 снарядов, железнодорожная батарея № 14 произвела 27 выстрелов, № 19–20 выстрелов. Авиация вылетов не производила, так как штаб ВВС КБФ просто не принял заявку штаба Ленинградской ВМБ. Фактически огневое обеспечение высадки и действий десанта на берегу отсутствовало.
   С наступлением рассвета катера возвратились в базу. В районе высадки для наблюдения и связи с войсками десанта оставили катер МО-307. Как и в предыдущих случаях, с момента высадки десантников на берег связь с ними прекратилась. Высланная днем 8 октября на их поиск воздушная разведка никого не обнаружила.[133]
   В результате проведения пяти морских десантных операций оказались потерянными все высаженные войска, то есть прочти полторы тысячи человек, их гибель и пленение не принесли никакой пользы. Самое страшное, что после исчезновения войск первого десанта точно по такому же сценарию высадили еще три, даже не попытавшись разобраться, что же все-таки происходит. Приказали – высадили, приказали – высадили, приказали – высадили… А что же было делать, приказ не выполнять? Безусловно, выполнять – но никто же не приказывал просто уничтожать собственные войска…
   Давайте разберемся в этом подробнее, причем именно с позиций той теории и тех руководящих документов, что действовали в то время.
   В 1941 году советский ВМФ провел 22 морские десантные операции, половина из них оказалась неуспешной. Шесть неудач во многом связаны с недостаточностью сил и средств, прежде всего огневого поражения. В нашем случае войска морского десанта высаживались в зоне досягаемости нескольких десятков стволов корабельной и береговой артиллерии калибром 130–305 мм, способных надежно решить все стоявшие огневые задачи. В нескольких минутах лета от районов высадки находилась почти вся авиация КБФ. Так в чем причина этой трагедии, когда бойцов просто свезли противнику на расстрел?
   Естественно, причин несколько. Например, издержки в организации управления морскими десантными действиями, о чем уже говорилось выше. Подытожив их, можно сделать вывод, что раз морская десантная операция проводится в рамках и в интересах операции сухопутных войск, например, фронта, то командующий морской десантной операцией должен иметь статус заместителя командующего сухопутного соединения (объединения) по морской части. В противном случае очень сложно добиться взаимодействия между силами высадки и войсками фронта, а самое главное – обеспечить синхронность действий войск десанта и фронта.
   Теперь посмотрим, что за войска высаживали хотя бы под Новым Петергофом. Это комендоры, электрики, минеры с линкоров, инструкторы школ учебного отряда, курсанты – то есть люди, до этого никогда не обучавшиеся ведению общевойскового боя. Их даже не переодели в защитную форму, они так и воевали в черных бушлатах среди опавшей листвы. Подобного нельзя сказать о десантниках из 20-й дивизии войск НКВД. Но они никогда не участвовали в морских десантных действиях, многие из них просто панически боялись прыгать ночью в черную воду, когда до суши оставалась еще добрая сотня метров. А так оно и было, поскольку район Стрельны исключительно мелководен и даже шлюпки с осадкой полметра не могли подойти непосредственно к урезу воды. Очевидно, что если мы хотим высаживать морские десанты, то обязаны иметь специально подготовленную морскую пехоту.
   Но все вышеперечисленные причины не являлись роковыми. Людей сгубили три иных.
   Здесь опять требуется небольшой экскурс в теорию морских десантных действий. Теоретически войска можно высаживать на принципе скрытности и на принципе силы. Первый способ применяется в трех случаях. Во-первых, при высадке всевозможных разведывательных и диверсионных групп – то есть тех, кто и далее должен решать свои основные задачи скрытно. Во-вторых, там, где в районе высадки отсутствует противник. В этих случаях войска скрытно высаживаются, совершают марш к назначенному объекту или рубежу и уже оттуда внезапно наносят удар.
   В-третьих, скрытность соблюдается вынуждено, когда просто отсутствуют силы и средства для осуществления полноценной огневой подготовки и поддержки высадки войск десанта. Причем здесь нужно понимать, что поражение противодесантной обороны противника со степенью ниже гарантированно необходимой может принести вред. Рассчитывать на некий психологический эффект глупо. Попытка высаживать войска десанта на принципе силы при недостаточности этих самых сил и средств для осуществления огневой подготовки приводит к тому, что они просто «будят» солдат противника, которые своевременно занимают оборону.
   Но в нашем случае о недостатке огневых средств речь не идет. Как мы видим, ни один из выше приведенных трех случаев не соответствует условиям высадки так называемых «Петергофских десантов» – а значит войска требовалось высаживать на принципе силы, с полноценным огневым обеспечением.
   Теперь немного о самом огневом обеспечении. Существует вполне конкретное, теоретически обоснованное и практически проверенное, требуемое соотношение сил сторон как в наступлении, так и в обороне. Это не панацея – иногда боевые задачи решались и при неблагоприятном соотношении. Но подобные случаи если не случайность, то результат руководства силами талантливых, выдающихся, очень опытных… Поскольку таких полководцев и флотоводцев вообще дефицит, то при планировании операций обычно рассчитывают на обычного, среднестатистического военачальника, а потому стараются обеспечить ему требуемое соотношение сил. Например, в морских десантных действиях для успешного решения задач на берегу требуется превосходство над противником на месте высадки в 3–5 раз. При соотношении 2:1 в пользу войск десанта решение дальнейшей задачи войсками десанта затруднительно; при соотношении 1:1 и менее задача не решается.
   Обеспечить требуемое соотношение при высадке войск десанта на обороняемое побережье в годы Великой Отечественной войны было исключительно сложно. Мало того, что просто физически трудно перевезти и высадить необходимое количество людей – они к тому же не имели тяжелого вооружения и средств борьбы, например, с танками. Однако требуемого соотношения сил сторон можно добиться не только повышением собственного боевого потенциала, но и понижением его у противника – например, огневым поражением его войск, объектов противодесантной обороны. Вот именно эту задачу и должно решать огневое обеспечение как непосредственно высадки войск десанта, так и их действий на берегу.
   Но чтобы артиллерийский огонь и удары авиации не превратились в громоподобную фикцию, требуется точное знание местоположения объектов поражения. Насколько точное? Судите сами. Зона сплошного поражения 130-мм осколочно-фугасного снаряда – до 8 м, а осколочного – до 35. Если даже точка прицеливания точно ляжет на цель, то все равно в силу естественного рассеивания на дистанции, например, 60 кабельтовых (11 км) 50 % снарядов, выпущенных из одного 130-мм орудия, попадут не в точку, а в прямоугольник 88 на 6 м. А все снаряды разлетятся в пределах эллипса длиной 300 и шириной 25 м. При этих условиях для подавления пехоты требуется порядка 180 снарядов на 10 м окопа, а для приведения к молчанию четырехорудийной полевой батареи нужно произвести около 250 выстрелов. И все это при условии, что цель наблюдается корпостами или самолетом-корректировщиком, а на стреляющий корабль сообщают отклонение падений снарядов относительно цели. Если объект поражения не наблюдается, то расход боезапаса требуется увеличить минимум на четверть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация