А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По стезе Номана" (страница 7)

   «Но надо ведь хоть что-то сделать», – сказал я себе и снова перестроился на «сборку». До меня вдруг дошли две вещи. Во-первых, ничего страшного, что нити магии Света бьют током. Не убьют. Если бы я принимал это заклинание с нуля, тогда бы долбануло не шутейно, как тогда с псевдо-Руной, а так получается, что сила удара разделена… – я на секунду задумался, считая… – на шестьдесят четыре, если не учитывать фиолетовые петли. Кстати, интересно, а какова роль цветных нитей?
   Ладно, об этом уже завтра или послезавтра, а точнее, когда выдастся свободное время.
   Да, а во-вторых… у меня же в узле хранится та несусветная хрень, которую я сплел наобум. В смысле, возможно, хранится. И если я ее сейчас найду, то получится, что и полусобранный «луч» второго круга я смогу сохранить до полной сборки.
   Пришлось вновь разбирать, отчего разнервничался. Просканировал узел. Несусветная хрень присутствовала. Если образно – висела, подвешенная сверху узла, словно летучая мышь. Взял ее, разглядел. Какой собрал, такой и осталась. Значит, храниться всякие обрывки и недоделки могут сколько угодно. По крайней мере, дней десять точно, а за это время «луч» второго круга я уж как-нибудь дособираю.
   Подождав минуту, я собрал свой пока единственный боевой световик. «Сфера» все же больше несет защитную функцию. Потянулся рукой-краном к белой ниточке. Ударило, стиснул зубы. Поднес ее к первому черному колечку, посмотрел, как она скрутилась, и медленно выдохнул сквозь сжатые губы. Так. Терпимо вроде. Взял следующую белую. Чревл! Да что ж ты бьешься, собака!
   Повторил проделанное два раза, потом прикрепил черную. Перевел дыхание. Дальше.
   Взял черную и, скрипя зубами, прицепил ее к пятой белой петельке. Блин, больно же! Но хотя бы один блок доделать надо. До фиолетовой петельки.
   На секунду стало немного страшно. Как еще та фиолетовая жахнет – это вопрос.
   Наконец восемь петелек второго круга были прицеплены, напрягшись, потянулся к фиолетовой. К моему удивлению, она вообще никак не жахнула. Ну хоть на этом спасибо.
   Закрыв первый блок цветной нитью, решил на сегодня остановиться. Хватит. Мышцы от ударов уже болят, да и в сердечке покалывает нехорошо.
   Прицепив недоделанное плетение на манер «несусветной хрени» сверху узла, вышел из транса. Фух.
   Тело болит, руки дрожат, на лбу холодный пот.
   Прилег аккуратно и закрыл глаза. Надо уснуть, и как можно быстрее, иначе пожалею завтра об этом ночном напряге. Но сон не шел. Разгоряченный мозг продолжал усиленно шевелиться мыслями. Такое ощущение, что в голове их целый клубок, такой же, как из нитей в узле.
   Суперструны…
   Выхватив эту мысль из шевелящегося клубка, я снова почувствовал огромные мураши на коже. А что, если эти петельки – это те самые суперструны? Почему бы и нет. Ведь именно в виде петелек ученые их и представляют. Из-за чего в нашем мире никто не может «работать» с ними? Да кто его знает, может, нет какого-нибудь переносчика. Этакого магического бозона.
   Так выходит, что я в параллельном мире, что ли?
   Этот вывод на секунду ошеломил. А ведь и правда, если та чушь, которую я сейчас нагородил, верна, то Отум не может быть в нашей Вселенной, иначе бы и на Земле существовал тот самый магический бозон, что помогает работать с суперструнами…
   Фигасе меня понесло.
   Я усмехнулся и провел рукой по лицу. Надо успокоиться, а то сейчас до чего-нибудь не того додумаюсь. Так, чем бы отвлечься?
   Журбинка. Да, Журбинка. Завтра вечером нужно ее обязательно отыскать. Как там таверна называется? «Сложенные крылья виара»? Ага, именно. А хозяина зовут… Ади… Аду… Да и чревл с ним! По названию таверны найду. Черные крылья… нет, сложенные кры…

   Глава 7

   – Подъем, разгильдяи! Светило уже спешит к вам, а вы еще спите! Нехорошо!
   Я подорвался и сонно уставился перед собой. В сером, густо разлитом вокруг полумраке с трудом разглядел фигуру орущего. Хотя чего разглядывать? Понятное дело – Гвидо, кому ж еще быть?
   Первым делом согнул ноги и потрогал сапоги. Слава Номану, на месте. Потом нащупал мошну и ножны с мечом. Прекрасно, потерь – ноль.
   – Поднимаемся, чревловы отродья! Вас ждет увлекательное купание в прекрасных водах реки Стурхар.
   Вот же извращенец.
   Я толкнул в бок Фарудо, который, видимо, так глубоко погрузился в сон, что абсолютно не реагировал на то, как наш командир рвет глотку.
   Через пару минут мы выстроились в шеренгу у палатки. Серое пасмурное небо тянуло обратно в сон, а прохлада заставляла иногда легонько вздрагивать. Бросив взгляд по сторонам, я понял, что наш командир самый ранний. Возле других палаток никаких, даже мало-мальских движений не наблюдалось.
   Получив приказ направляться шагом к реке, которая, как стало понятно, называлась Стурхар, мы уныло принялись его выполнять. Кто-то тер на ходу кулаками глаза, кто-то зевал так широко, словно пытался проглотить этот чревлов мир, кто-то кривился недовольно, – но все же мы шли. Я случайно встретился взглядом с Варком, и тот торопливо отвел глаза. Что ж, неплохо. Значит, бояться его не стоит, парень уже признал себя ниже по статусу.
   Опасения, что придется охреневать от холодной воды, рассеялись, едва я коснулся ее ногою. Река была теплой, видимо, не успела остыть за ночь из-за густых, низко нависших облаков. Пять минут, и мы, натянув на себя шмотки, снова стояли шеренгой. Купание взбодрило, прибавило энергии и улучшило настроение. Из «отстойника» слышались крики – другие командиры только-только поднимали своих подопечных. Поэтому по пути назад нам пришлось давать дорогу нескольким сотням человек, бегущим к реке.
   А Гвидо тем временем повел нас не обратно к палатке, а, взяв вправо, приказал перейти на легкую трусцу. Пробежав с сотню метров, мы оказались на большом свободном участке луга. Здесь стояли всего пара палаток, но темно-зеленого цвета, и около десятка телег. С первого взгляда я догадался, что сейчас нас начнут затаривать хабаром, и тут же, как, думаю, и все наши парни, мысленно пожелал здоровья командиру. Благодаря ему на раздаче мы оказались первыми.
   Возле каждой телеги стояло по двое мужчин, и Гвидо, подведя нашу нестройную ватажку к одной из них, гаркнул на раздающих. Те сначала потыкали пальцем в сторону реки, мол, нужно дождаться остальных, однако наш командир был не промах. Он оттолкнул одного из мужиков и, приблизившись к телеге вплотную, откинул тяжелый, темного цвета полог.
   – Так, парни, первым делом выбирайте рубахи. Тут новые…
   – Не положено так. – Оба мужика попытались силой прикрыть полог обратно, но Гвидо не позволил.
   – По стойке «смирно», интендантские нихты! – заорал он, злобно зыркая на них. – Эти ребята будут определены в специальный отряд, так что отвалите, олухи! Им нужно все лучшее.
   – Но приказа не посту…
   – С нашими штабными адьютами чревл дождешься того приказа! – заорал Гвидо. – Давайте, парни, налетайте! По рубахе на рыло. Ант, – он подозвал меня, – не спи, выбирай обновку.
   Парни, сообразив что к чему, тут же облепили телегу со всех сторон. Зашарили жадно руками. Один из жантов направился к палаткам, видимо, решив пожаловаться местному начальству. Но никого это не остановило. Я, скинув с себя дублету и прикрепив ее к поясу, быстренько выбрал рубаху по размеру. Не без удовольствия посмотрел на крест, ярко краснеющий на левом рукаве.
   – Все выбрали? – осведомился Гвидо и тут же направился к другой телеге, махнув нам рукой.
   Улыбавшиеся до этого момента жанты интенданты, стоящие у следующей на нашем мародерском пути телеги, сразу изменились в лицах. Они отчаянно замахали руками и попытались преградить нам путь, но это было бесполезно. Мы почувствовали вкус добычи.
   – Прочь, интендантские нихты! – привычно проревел Гвидо, и мы облепили нагруженное транспортное средство.
   – Здесь рубахи для муштры, – чеканно вещал наш командир. – По две штуки на рыло. А белые снимайте и скатывайте. Они для смотров, парадов и боя. Я ясно изъясняюсь?
   Мы закивали, выбирая себе по паре серых рубах из грубой ткани.
   Потом мы таким же макаром «разграбили» третью телегу, взяв с нее по одному большому сидору. Потом четвертую, с сапогами. Несмотря на то что на мне была своя хорошая обувка, Гвидо чуть ли не силой заставил взять еще пару.
   – Для муштры пригодится. А эти береги, – по-отечески проговорил он, указав на мои ноги, и я, поняв, что он прав, быстро переобулся и затарил свои сапоги на дно сидора.
   В это время стали прибывать остальные. Гвидо тут же умерил пыл, подозвал нас и сказал, что далее следует соблюдать приличие, тем более что до полного комплекта нам осталось взять лекарские наборы да всякую мелочь, которые все равно все были новыми и стандартными. С этим «приличием» мы и выстроились возле пятой телеги.
   Над поляной нарастал гул. Новобранцы все прибывали и прибывали, возвращаясь от реки галдящими, веселыми и бодрыми. А их аржанты, или сопровождающие, я точно не знал, орали, каждый пытаясь перекричать своего коллегу.
   Пока первые прибывшие выстроились в очередь у телеги с белыми рубахами, мы успели затариться по полной программе, и Гвидо отвел нас на край поляны. К нам тут же подошел какой-то толстый мужик в недешевой одежде и принялся угрожать нашему временному командиру наказанием за самоуправство, но тот и бровью не вел. А когда толстый ему надоел, он просто не очень вежливо послал его обратно в палатку.
   Бурча ругательства, толстый удалился, а мы уселись на жухлую траву и принялись изучать большие лекарские свертки.
   – Это перевязочные тряпицы, – объяснял Гвидо, возвышаясь над нами могучим утесом. – А это замотан порошок. Разводить в воде и мозоли мазать. Места ушибов тоже. А это жгут из волокон сейконы. Если рана обильно кровоточит, перетягивать выше раны. Со всей силы. Не боитесь, не порвется. Зато до помощи лекарей кровью не изойдете. Все понятно?
   Мы закивали, как стая индюков, заворачивая все эти неказистые предметы первой помощи обратно. Некоторые принялись разглядывать свертки со столовой утварью – ложки, кружки и прочее.
   – Ну все, парни, – сказал вдруг наш командир. – Теперь находитесь здесь и ждите. А мне пора. – Он ударил кулаком в левое плечо и на пару секунд застыл. – Возвращайтесь живыми, парни, – выдохнул он после этой паузы и, развернувшись, зашагал прочь.
   Я тут же подскочил и бросился следом.
   – Гвидо! – окликнул уходящего храмовника. – Подождите.
   Он остановился и, обернувшись, с интересом посмотрел на меня.
   – Да?
   – Всего одну вещь хотел спросить. – На секунду я замешкался, стоит ли задавать этот вопрос ему или дождаться встречи с викариусом? Но сообразив, что Артуно может сильнее заинтересоваться – с чего это вдруг меня волнуют подобные темы, – я все же решился. – Вы же храмовник, так? Значит, должны помочь мне. Я запамятовал, в каком порядке Номан давал книги стихий.
   – А зачем тебе? – удивился Гвидо.
   – В юности интересовался благим писанием, да вот подзабыл. Хочу вспомнить перед таким серьезным событием, как поход в Зыбь.
   – А-а, – протянул храмовник и кивнул. – Похвально. Есть две версии, но Отцы признают канонической версию Иоранна Светлого. Вначале Великий Номан дал книгу Воздуха, а затем Земли. А затем он дал книгу Воды, а затем Огня. Так он дал нам книги стихий, – судя по стилистике, процитировал он, и мне вдруг вспомнилось:
   Вначале сотворил Бог небо и землю.
   Земля же была безводна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

   Я хоть и не был никогда верующим, но лет в четырнадцать все же прочел Библию, ища в ней ответы на сотни вопросов, рождающихся в моей голове и мучавших меня, – смысл жизни, любовь, смерть, истина, красота…
   Но ответов Библия не дала. Так я стал атеистом.
   Значит, в «луче» в блоке Воздуха выключены Воздух и Земля, а Вода и Огонь включены. Что бы это могло означать?
   С этой мыслью вернулся обратно и, усевшись на траву, стал вместе с остальными ждать. И ждать пришлось долго.
   Пока все получили причитающееся, пока нужно было дождаться каких-то командиров легионов, которые должны нас разобрать, прошло не менее двух с половиной часов, вдобавок в режиме постоянного гула, что немного угнетало.
   Но наконец явились командиры. Четверо, в темно-красных плащах, запыханные и недовольные, словно их только что оторвали от утомительного, но все же приятного занятия. Тут же нас заставили подняться и построиться. Мы и построились, правда не в четкие шеренги, а во что-то больше напоминающее кучу. Бросив взгляд по сторонам, примерно оценил количество новобранцев-«последков» – не меньше тысячи, точно.
   Командиры спешились, окриками заставили толпу замолкнуть. После этого снова появился тот толстый мужик в синем плаще, что выказывал недовольство по поводу нашего самоуправства. Он встал перед толпой, примерно посредине, бросил взгляд по краям и только после этого начал неприятным громким голосом:
   – Владеющие магией есть? Три шага вперед.
   Фух. Выдохнув, я поправил на плече сидор и шагнул вперед. Посмотрел с интересом вправо-влево. Помимо меня вышли еще человек восемь.
   Толстый, а с ним и командиры, подозвав интендантских, чтобы те держали логов, направились к левому краю. Толстый что-то спросил у первого вышедшего, записал на пергаменте и перешел ко второму. Через минуты три они впятером стояли возле меня, и на лицах командиров читалось разочарование.
   – Ты, – буркнул толстый, – чем владеешь? Ветвь, круг, заклинания.
   – Стихиями. Кроме Земли, до третьего круга, – ответил я для начала, потому как перечислять все заклинания и круги, по моему мнению, было делом долгим. – Из надстихийных – Свет.
   – Этого я беру, – тут же оживленно разом рявкнули трое командиров, а четвертый отстал от них всего на секунду.
   – Да тебе куда? – набросился на него один из троих, высокий худощавый храмовник. – У тебя в гурте по девять магов, а у меня по четыре. Не жирно будет?
   – У меня тоже по четыре, Галато, – вступил в разговор второй командир. Среднего телосложения, чуть ниже меня ростом, сбитый, со шрамами на лбу и подбородке. – И у меня полного гурта не хватает. Так что, его забираю я. Приписывай к тринадцатому легиону. – Он схватил толстого за руку, в которой тот держал писчее перо, и чуть ли не силой подвел ее к пергаменту.
   – Сервий, у тебя направление не самое опасное. Вы же по Стурской дороге пойдете, к Холмогорью.
   – Ну так и что? – грубо ответил сбитый. – Голым, может, мне теперь туда идти, раз направление неопасное? Да и кто тебе сказал, что неопасное? Были не раз случаи, когда и на этом направлении прорывы случались, и чуть ли не до Алькорда Тьма доходила. Или ты плохо историю знаешь?
   – Да, но…
   – Записывай давай. – Сервий толкнул толстого под локоть, и тот наконец накорябал что-то на пергаменте.
   – Как звать? – тут же обратился ко мне, как я понял, мой новый командир.
   – Ант, – выдал четко в ответ.
   – Хорошо, Ант.
   Он повернул голову и крикнул:
   – Сваго, Лид, ко мне!
   Двое из стоявших перед толпой парней тут же бросились к нам, а я невольно поразился тому, что этот Сервий запомнил имена своих будущих солдат. Был какой-то и у нас на Земле военачальник, что помнил имена почти всех подчиненных. Не помню – кто, но точно помню, что военачальником он был замечательным.
   Когда парни подбежали, Сервий указал нам на правый край поляны, сухо объяснив, что своих он будет собирать там. И после этого командиры двинулись в толпу. Каждый из них заметно спешил, чтобы отобрать парней покрепче, а мы втроем поплелись к указанному Сервием месту.
   Через минут пять нас уже была приличная куча. Командиры шастали по толпе, выбирали и отправляли новобранцев по разным углам поляны. Когда толпа сократилась примерно вполовину, между ними произошел ожесточенный спор, после которого Сервий вытянул правую руку и, «отсекя» таким образом большую часть оставшихся, махнул вправо, приказывая жестом двигаться в направлении нас. Остальные трое его коллег принялись громко возмущаться, Сервий что-то кричал в ответ, но до нас долетал только сам крик, слов разобрать было нельзя. Наконец дележка закончилась, и Сервий направился в нашу сторону. Рядом с ним, довольный собой, семенил старик лет шестидесяти, который что-то торопливо объяснял на ходу.
   – Я в тот раз тоже в тринадцатом легионе был, – стали различимы слова старика, когда они подошли ближе. – Тогда им командовал архлег Астулио Тонк. Славный был командир, бесстрашный.
   Сервий кивал на слова старика, но не перебивал его.
   – Так, воины, – громко заговорил он, подойдя и указав своему спутнику в нашу сторону.
   Старик тут же нырнул в толпу и вытянулся в струнку, всем своим видом показывая, что готов ловить каждое слово. Я бросил на него косой взгляд. На поясе полуторный меч в недорогих ножнах, выправка, несмотря на возраст, но вот как раз он, в смысле – возраст, довольно приличный. Староват дедуля. Тяжело такому, наверное, будет воевать.
   – Вы попали в славный тринадцатый легион армии храмовников! Поздравляю вас! – продолжал тем временем командир, а судя по словам старика, – архлег. – Меня зовут Сервий Гальба. Запомнили? А теперь посмотрите вокруг себя. С этого мига это ваши боевые товарищи, которые должны стать вам ближе, чем мамка с папкой. И уж намного ближе, чем любимая девушка.
   – В каком смысле ближе? – нашелся в толпе остряк, и мы дружно гыкнули в несколько сотен глоток.
   Сервий, на удивление, не крикнул в ответ, не завопил диким ором, не стал грозить наказаниями, а рассмеялся вместе с нами, отчего шрамы на его лице грозно выгнулись дугами и стали видны еще отчетливее. И это подействовало каким-то странным образом. Смех тут же стих, парни подтянулись, сделали лица серьезными.
   – Итак, будущие герои, – продолжил этот, видно, знавший, что такое война, человек. – Строимся в две десятицы шеренг, по две десятицы человек в каждой. Мне нужно точно знать – сколько вас.
   Нас оказалось почти столько, сколько было нужно, – четыреста восемнадцать. Не влезшие в получившийся после построения квадрат восемнадцать парней напряженно взирали на Сервия.
   – Все нормально, воины, – подбодрил тот, улыбнувшись своей «фирменной» улыбкой, от которой его лицо становилось грознее осенних туч, что каждый год укрывали небо Ольджурии, начиная с середины последней тридницы осени. – Вы попадете во вспомогательный отряд. А теперь, – он обратился ко всем нам, повысив тон, – первые две шеренги начинают двигаться за мной. Как только они покинут строй, вторые две шеренги пристраиваются за ними, и так далее. Всем понятно?!
   – Понятно, – ответили мы нестройным хором.
   – Тогда за-а мной!
   Сервий двинулся вдоль края поляны, и первые две шеренги, колыхнувшись, словно волна, зашагали следом. Я получался едва ли не в числе первых, поэтому почувствовал вдруг некую ответственность. Ведь нам, первым десяти, придется определять скорость движения. Да и остановиться нельзя – либо затопчут идущие следом, либо начнется страшная свалка.
   Подозвав интендантского, которому оставил лога, Сервий на ходу вскочил в седло и, осмотрев нас с высоты, легонько ткнул животину в бока. Тот засеменил легкой рысью, но едва поравнялся с парнями, идущими впереди первых двух шеренг, как Сервий перевел его на шаг.
   – Ровней! Не напирать друг на друга! – прокричал он в хвост колонны.
   Через минут пять мы вышли к дороге, по которой я прибыл сюда с викариусом. По ней неуклюже прошагали примерно треть риги и свернули вправо, на примыкающую грунтовку шириной метров в пять. Парни впереди, да уверен что и сзади тоже, принялись крутить головами, с интересом разглядывая палатки. Здесь они были другого цвета, нежели в «отстойнике», большая часть серо-зеленые. Причем вокруг определенного количества палаток имелись ограждения в виде кольев, с натянутыми толстыми веревками. В ограждении были «входы», и возле них торчали воткнутые в землю флаги. Высотой метра под два с половиной. Правда, флагами, в обычном понимании, они не являлись. Вместо полотнищ – деревянные фигурки зверей. Птицы, какие-то саблезубые твари, виары. От этих фигурок животных вниз свисали золотистого цвета плетения из нескольких веревочек, на концах которых было нечто наподобие вымпелов. Треугольные, сужающиеся книзу. Пока мы дошли до места стоянки нашего легиона, я насчитал с десяток таких флагов.
   Возле палаток суетились редкие воины, в основном занятые хозяйственными мелочами. То тут, то там между палатками стояли распряженные телеги. Большинство из них нагружены щитами и копьями. Иногда щиты были просто приставлены к телегам. Высокие, примерно по грудь мне. Встречались и кучи из щитов поменьше, высотой в полтора и шириной в локоть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация