А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По стезе Номана" (страница 4)

   Глава 4

   Ольджурия, Южный Доргон
   Натянув поводья, всадник остановил лога и спешился. Взял своего боевого четвероногого товарища под уздцы, повел, обходя три телеги, груженные зерном.
   – Куда пре… – бородатый простолюдин, сидевший на одной из них, запнулся, вовремя сообразив, что с подобным громилой лучше не связываться. Тем более что на поясе у того висели ножны, и, судя по выражению лица их владельца, он мог запросто пустить в дело лежащий в них клинок.
   – Какая пошлина? – спросил громила у одного из стражей, подойдя к шлагбауму, перекрывавшему дорогу.
   – Два кирама с носа и кирам с животины, – устало ответил страж и зевнул.
   – Хм, – громила выудил из кармана три серебряных монеты и протянул таможеннику.
   – Стинар, подними, – лишенным интонации голосом проговорил страж, подставляя ладонь под серебряный дождик из трех монеток.
   Громила дождался, когда этот самый Стинар отвяжет веревку, и едва шлагбаум взмыл вверх, шагнул на землю Южного Доргона. Улыбнулся чему-то своему и шагов через пять ловко запрыгнул на лога. Тронул стременами поджарые бока. Животина тут же припустила короткой рысью.
   «Надо было по старой дороге ехать, – подумал всадник, пожалев об отданных кирамах. – Впрочем, Номан с ними. На старой дороге и поесть нормально негде».
   – А мы же любим с тобой вкусно поесть, да, Лонганг? – спросил всадник у того, кто его вез, и, чуть наклонившись, потрепал лога за ушком. Лог довольно фыркнул и тряхнул головой. А Линк’Ург бросил взгляд вперед. И была на его лице легкая растерянность или, скорее, неуверенность.
   После неудачного случая, когда его какая-то полоумная бабка едва не отправила на тот свет, он решил бросить осточревлевшую работу охотника за рабами. Благодаря ей сильно не разбогатеешь, хотя дело было не в этом. Просто в его голове вдруг все перевернулось в тот день.
   Прибывшие на место происшествия стражники отвели его в управу, где целых три часа допрашивали с пристрастием. На эти их пристрастия Линку было наплевать, он и не такое в своей жизни перетерпел, но вот несколько ударов в правый бок вернули тот странный и пугающий привкус во рту. И он слегка струсил.
   Неужели он, воин до мозга костей, подохнет от какой-то хвори? Это же позор!
   Покинув Лиорд, Линк отправился в Сухину, дав приличный крюк, чтобы объехать владения Вир’Сторов. Встретить заказчика, когда заказ не выполнен, – дело неприятное. Поэтому он решил, что лучше затратить лишние полдня на дорогу, чем случайно наткнуться на Вирона и соответственно на разговор с ним.
   К вечеру он был дома. Достал из-под старой кровати еще более старый походный мешок и принялся укладывать в него свой непритязательный скарб. Трое подштанников, пара штанов и столько же дублет, всякую мелочь – ложку, нож для бритья, нитки, пару игл. Уложив все это, он отодрал в углу комнаты доску и извлек из подпола маленькую шкатулку, завернутую в грязную тряпку. Развернул и, отшвырнув тряпку прочь, неторопливо поднял крышечку. Губы недовольно поджались. Даже без счета видно, что маловато. Но он все же перевернул шкатулку и, высыпав монеты на пол, принялся пересчитывать. Шестнадцать золотых и сорок серебряных. Вздохнул нерадостно. Даже на средненький боевой нож не хватит.
   «Вел бы более скромную жизнь, а не хлестал хорское да с нихтами баловался, и скопил бы кое-что», – выругал он сам себя.
   Ссыпав золотые монеты в мошну, а серебряные в карман дублеты, он поднялся и оглядел комнату. На секунду стало грустно. Привык к ней. Но остаться здесь – это значит и в другом остаться на тех же позициях. Хотя после того как он не выполнил заказ, вряд ли кто-то предложит ему работу. Впрочем, ловить рабов он все равно уже не собирался, как и заниматься тем, что предложила чревлова бабулька. Тренировать детишек аристократов – нет уж, увольте.
   Выйдя из своего жилища твердым шагом, Линк перекинул мешок через седло, потом привязал с обеих сторон по холщовой сумке с тирсом, который так любил жевать Лонганг, и вспрыгнул на лога.
   И вот спустя несколько дней пути он пересек границу Северного и Южного Доргонов, по дороге все же посетив Сарона, лекаря из Орхины. Здесь ему пришлось оставить десятицу золотых, зато после пары заклинаний он почувствовал себя заметно лучше.
   Обогнув по правому краю вереницу из пяти груженных зерном повозок, Линк пришпорил Лонганга, и тот перешел на резвую рысь. Спешить Линк не спешил, но плестись тоже не привык. Разве только поутру, после очередной бурно проведенной ночи. Но с этим было покончено.
   Когда светило коснулось горизонта, Линк остановил лога, спешился и повел его в сторону небольшого леска в паре десятиц шагов от дороги. На полянке, скрытой узким рядком деревьев, он, к удивлению, увидел старика, разводящего костер. Остановился на всякий случай. Одежда старика явно указывала на то, что он простолюдин, но наметанный глаз заметил рядом скатанный плащ белого цвета и ножны с мечом, лежащие накрест этой скатки.
   – Доброго вечера тебе, путник, – спокойно проговорил старик, отводя руку от кучки хвороста и не отрывая взгляда от маленького огонька.
   – И тебе доброго, отец. – Линк расстегнул подпруги и стащил седло. Лонганг тут же принялся радостно жевать пожухлую траву, выбирая стебельки позеленее, хотя таких почти не оставалось. Бросив седло на землю, Линк направился к костру. – Не боись, я человек незлой. На вид, может, и такой, а внутри нет, – проговорил он, чтобы успокоить случайного напарника по ночлегу.
   – Да ты не предупрежай, – старик усмехнулся. – Мне что злой, что незлой – все одно. Чего мне теперь бояться? Я свое уже давно отбоялся. А ежли злой окажется, смело в бой ринусь да накажу.
   Линк хмыкнул и плюхнулся на задницу недалеко от костра, протянул к огоньку руки.
   – Уверенный ты в себе, отец. Разве не приходилось натыкаться на того, кто сильнее тебя?
   – Приходилось, – старик хохотнул. – Да дело ж не в силе вовсе, а в опыте. Опытный и сильного побьет. А ты куда путь держишь? Уж не в Шан-Эрмиорд ли?
   – Туда-туда, – кивнул Линк, глядя, как старик подтягивает к себе походный рюкзачок. – А сам, отец?
   – И я туда же, – старик улыбнулся. – Как и ты, видимо, решил вот. В этом разе Вздох обещает быть серьезным. Много крови прольется. Вот и не усиделось мне в доме, дай, думаю, пойду кости разомну.
   – Ну так это дело опасное, отец. В Зыби чаще не успеваешь кости размять, как их уже тебе переломали, – Линк коротко рассмеялся. – Так что сидел бы ты дома, батя. Нечего тебе туда на старости лет соваться. – Он поглядел на краюху хлеба, которую старик достал из рюкзачка. Рот наполнился жгучей слюной. Последние деньги он потратил день назад, а у нерадивых грабителей, встреченных сегодня утром, ничего, кроме боевого ножа с ножнами, одного на троих, не оказалось. Поэтому желудок смело командовал глазами, приказывая тем не сводить их с доставаемой из рюкзачка снеди. Половинка сырной головки, маленький мех с… «Нет, если там хорское, он и не притронется», – пообещал себе.
   – А с чего ты взял, отец, что Вздох в этот раз сильнее будет? – спросил он, уже мысленно пережевывая и хлеб, и сыр.
   – Так о том люди говорят. Виары-то вон как поналетели с Кроми. Сто лет не было и на тебе. Видать, чувствуют. – Старик переломил хлеб и протянул Линку. Тот жадно взял и тут же надкусил.
   – Погодь ты! – Обветренное лицо старика гуще покрылась сетками морщин. Он улыбнулся. – Сейчас сыра отломлю.
   – Ну так что виары, – проговорил с набитым ртом Линк и взял протянутый кусок сыра. – Раньше они тут и жили. Мне так дед рассказывал. Это потом уже переселились.
   – Не-э-эт, – старик, продолжая улыбаться, повертел головой. – Виар существо мудрое, он знает. И раз из Кроми эти животинки сорвались, то, значит, чувствуют худое. Велика будет сила Тьмы на сей раз.
   – Она каждый раз немаленькая, – все же не согласился Линк и, откусив приличный кусок сыра, на некоторое время потерял способность говорить.
   – И то верно, но в этот раз все ж громаднее что-то движется. Я вон сорок два года назад в Зыбь ходил, так, почитай, силы той и не было. Наши военачальники говорили, что Тьма слаба. Мы ее армию в двух сражениях разбили, потеряв едва треть своих. Потом две десятицы по Зыби шастали, пока половина наших от хворей не померли. Чего искали? Непонятно. И замки даже не осаждали, – старик пожал плечами. – Но Повелитель не обманул, по три сотни золотом заплатил каждому. Вот с того я себе и дом срубил ладный, и земельки у нашего брона выкупил малость.
   – То-то, я гляжу, плащ у тебя знакомый, – перебил Линк, проглотив. – Сейчас, отец, по пять сотен платят. Я в позапрошлом походе был, полтысячи золотом, как с куста. Новой чеканки. Так, а ты что ж, по магии не владеешь ничем? – он кивнул на лежащее рядом со стариком огниво.
   – Чего нет, того нет – врать не стану. Бог дара не дал. Да и откуда ему быть? Мой дед сажал тирс, мой отец сажал тирс, я сажал…
   – Ох, – Линк подскочил на ноги, но даже при этом умудрился откусить от краюхи. – Спасибо, что напомнил, отец. Я ж своего боевого товарища покормить забыл.
   Он направился к Лонгангу, который мирно и задумчиво пасся шагах в пятнадцати от костра и в шаге от седла. Завидев направляющегося к нему хозяина, лог радостно запрял ушами, при этом задрав верхнюю губу, отчего казалось, что он улыбается.
   – Сейчас, сейчас. – Линк похлопал его по шее и, присев, положил ополовиненную трапезу на седло. Взял одну из холщовых сумок и быстро развязал горловину. – Сейчас тирсу тебе дам, дружище, сейчас, – приговаривал он при этом ласково.
   – Так ты с ним в Зыбь ходил, получается, раз говоришь, что товарищ боевой? – громко поинтересовался старик.
   – С ним, – кивнул Линк, расширяя горловину.
   – Выходит, старый он, – с легкой грустью добавил старик и задумчиво причмокнул губами.
   – Не старей тебя, отец, – отшутился Линк и высыпал все, что оставалось в сумке, прямо перед мордой лога. – Давай ешь, дружище. Никакой ты не старый, мы еще с тобой повоюем.
   Лонганг, словно поняв сказанное, кивнул пару раз и потянулся мордой к кучке зерна.
   Скормив логу все, что было в сумке, Линк взял кусочки хлеба и сыра и вернулся к костру. Оставлять тирс смысла не было. Завтра к обеду, самое позднее к ужину, он будет в Шан-Эрмиорде, где его и Лонганга поставят на довольствие. Хотя в этом Линк сомневался. Все-таки он разжалованный риттер, чудом избежавший казни за содеянное.
   – Отец, а ты не знаешь, – осторожно начал разговор бывший охотник, продолжая по очереди откусывать то от хлеба, то от сыра, – если вот, допустим, был человек риттером, не истинным, а по милости, а потом его разжаловали, но оставили в живых…
   – Были такие случаи, – перебил старик, и Линк осекся. – Не бойся. Военачальники понимают, что Вздох будет жарким. Так что примут.
   – Спасибо, отец, успокоил, – слегка ошеломленно выдохнул Линк. – А как ты догадался, что я о себе?
   – Ну так у меня сыновья вот так же: «А скажи, батя, вот если, скажем, мой знакомый один девку обрюхатил…» А я тут же лозину и ну его хлестать. «Ты что ж это, нихтов сын, – говорю ему, – в свои семнадцать девок-то брюхатишь…» Так что меня не проведешь.
   Старик рассмеялся, и Линк загоготал вместе с ним. Даже Лонганг заржал, почувствовав, что его хозяину весело.
   – Так… так, значит, вон у тебя… тебя сыны какие шустрые, – сквозь смех выдавил из себя Линк.
   – Все в батю, – сухо ответил старик, и они вдвоем рассмеялись с пущей силой.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация