А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "По стезе Номана" (страница 23)

   Глава 23

   – Скуты перед собо-ой! Шлемы ра-аз! Маги, «щиты»! – проорал Лостад.
   Мимолетный взгляд на адьюта, тот резко тормозит лога, ставя его на дыбы. Шлем на голову, застегнул под подбородком ремешки, а мозг автоматически вспоминает, что там нам рассказывали про эскуров и бхуров.
   Да ничего практически! Вторые обращаются во все что угодно, первые на тейков похожи… ага, совсем похожи. А что ж про размерчик не упомянули? Забыли?
   – Правый край, равнять фро-онт!
   Лостад сплел световой «щит» и, отступив на пару шагов, вытащил меч. Я сделал то же, не сводя взгляда с заснеженной степи, откуда на нас неслись с дюжину то ли эскуров, то ли обратившихся в них бхуров, а расступающийся туман открывал взору все новые и новые кресты. Черт. Да сколько их там!
   Первые твари были уже в нескольких шагах. Напряжение на пределе, пресс, бицепсы, ноги – словно каменные, даже страшно, что не смогут действовать, когда будет нужно. А нужно будет вот-вот, через секунду-две.
   Правый край нашей фаланги в двадцать человек полубегом пытается выровнять фронт, то есть сделать так, чтобы нападающие шли в лоб, а не наискось. Из-за чего этот самый правый край не готов, плюс к тому поспешившая середина выгнула фалангу приличным горбом вперед.
   Эта середина и приняла первый удар, еще не успев как следует укрепиться. Но об этом я лишь услышал – удар об щиты, треск дерева, потом вроде какой-то взрыв, крики, маты, истошные вопли.
   Смотреть времени нет, пара эскуров в двух прыжках от наших рядов, умудрившись найти просветы между моим «щитом» и «щитом» Лостада, они оскаленно ликуют.
   – Держать линию! – крик аржанта.
   А в моей голове судорожная мысль – этих линий всего четыре. В смысле глубина нашего строя всего четыре шеренги. Четыре первые шеренги гурта. И копий ни хре-на!
   И вот удар массивного тела о скуты почти передо мной, еще удар чуть правее.
   Я вижу морду эскура всего в метре от себя, пытаюсь дотянуться до нее колющим, попадаю в глаз. Трое эгидников от налетевшей массы валятся на землю, задевая парней из второй шеренги. Ругань, крики, дикий рев раненой твари, перекрывающий все. А со стороны крестов к нам мчится уже не меньше двух десятков таких же.
   – Наза-ад! – мой крик.
   Я бью в тварь «лучом» и тут же начинаю оттягивать за шиворот эгидника. Висящий на плече пельт мешает. Я сбрасываю его на землю. А на эскуре, в районе крупа, быстро разрастается черное облачко, шипя, словно клубок змей. Как там, на поляне.
   Тот эгидник, которого я оттаскиваю, спасается, но двое других попадают под черную расширяющуюся пелену. Видимо, «марево», про которое рассказывал «Эйнштейн». Под него попадает и Жиро. Его лицо искажается, он орет благим матом и падает как подкошенный.
   Но мне некогда помогать. Еще сразу три твари налетают на первый ряд. Пара скутов трещит, ломается от мощного удара. Эскуры идут напролом, как ядра. Им главное затащить поставленные на них плетения в наши ряды. Шахиды хреновы.
   Маленькая светящаяся точка устремляется вперед к двум эскурам, «идущим» слишком близко друг к другу. Расширяющееся «кольцо» почти полностью перерезает им шеи. Но они еще бегут вперед по инерции, таща за собой головы на лоскутах кожи и мяса. А я перескакиваю через лежащее передо мной тело и начинаю яростно колотить мечом по твари, что положила принесенным на себе заклинанием трех моих соратников. Двое парней с той стороны делают то же самое, но, оказывается, замочить ее железом намного тяжелее, чем магией. Шесть ударов, хруст ломающихся ребер, но она успевает впиться когтями в одного из напавших. Я бью по лапе, причиняя боль «своему». Когти от моих ударов вонзаются глубже в его плечо, а тяжелую лапу он скинуть не может. Бросив меч, легионер пытается оторвать ее от себя, падает на колени.
   С той стороны кто-то пронзает зверюге шею, и она начинает метаться в агонии. Парень с когтями в плече отлетает в сторону, его подхватывают.
   – Больно! – истошно вопит он. – Больно же мне, слышите?!
   – Унесите этих за спины! – ору я, указывая на двух тяжелораненых, один из которых Жиро. Его лицо бледно, правая часть одежды разъедена словно кислотой, он в обмороке. Минута, полминуты, несколько секунд – и мы в свалке затопчем всех лежащих насмерть. Их хватают, тянут назад.
   – Всех оттаскивайте! Всех!
   Я снова ставлю «щит». Первый уже разрушен полностью. Одна из тварей налетела прямо на него. Я успел повернуть в этот момент голову и видел, что сделала она это специально. Шла напролом.
   – Выправить шеренги! – крик Лостада.
   Рядом с ним лежит огромная агонизирующая туша. Одна из ее передних лап валяется метрах в двух позади нашего лег-аржанта, в черепе щель, хоть ладонь просовывай, а правая часть плаща Лостада забрызгана черной кровью.
   Вперед уходит мой «луч», через секунд пять-шесть еще один. Лостад заваливает «кольцом» двух эскуров, перерезая их почти пополам.
   Чревл! Где же Линк? Почему с его края нет ни «лучей», ни «колец»?
   Времени разглядывать нет, поэтому только мимолетно брошенный взгляд. Понятно.
   Линк успел построить восемь следующих шеренг, и они уже сошли с дороги в степь. Скутов у них нет, копий тоже. Парни просто держат перед собой мечи, а Линк перекрывает световым «щитом» середину.
   – Восстановить стро-ой! – дико орет Лостад и бросается наперерез ближайшему эскуру. Еще немного, и эта тварь ворвалась бы в наши ряды, доламывая их. А они и без этого смяты в лепешку. Правый край так и вообще практически отсутствует. Там двум тварям противостоят всего человек шесть. Я выцеливаю ту, что ближе, но ее перекрывают спинами легионеры. Черт!
   С разворота бью «лучом» в одного из эскуров, переключившихся на шеренги Линка. Он попадает в бок, тварь отлетает, валится на ходу. Между ребер дымящаяся дыра, но тварь пытается подняться. Первый круг всего, второй я не смогу плести так быстро. А на поле боя еще как минимум с дюжину мерзких зверюг.
   – Маги, «щиты» сверху! – В голосе Лостада ненависть и отчаяние. Черт, кому он орет? Я тут о-дин!
   Вскидываю голову. К нам по дуге приближаются пять черных шаров. Какой на хрен «щит»?!
   – Впере-о-од! – воплю я и бросаюсь первым. Ловлю недоуменный взгляд Лостада, но тот быстро соображает и сам устремляется к аземам. А там именно они. Примерно с два десятка, метрах в ста пятидесяти. И у нас единственный шанс избежать больших потерь – сблизиться с ними.
   – Быстре-эй! Скуты вниз! – крик Лостада. Эгидники бросают щиты, мы перескакиваем через них и ускоряемся. Теперь мы словно спринтеры. Холодный воздух обжигает рот и легкие, а мышцы напряжены до предела.
   – Гра-а! – слышится справа. Шеренги, выстроенные Линком, тоже переходят на бег, налетают на эскуров. Мясорубка, крики.
   – Гра-а! – подхватываю я, ставя на ходу «щит». В него тут же втыкаются два черных шара, разом обрушивая. Остальные с грохотом врубаются в землю уже за нашими спинами.
   Один из эскуров пытается развернуться, чтобы драпануть, но мы наскакиваем на него, сметаем, пара легионеров остаются добивать поваленную тварь. Она сперва злобно рычит, потом рык переходит в рев. Перепуганный и жалобный. Всем перед смертью страшно.
   Еще три шара, теперь летящих по прямой, опрокидывают на ходу нескольких легионеров. Я на мгновение оборачиваюсь. Нас человек тридцать, может, чуть больше, но явно не восемьдесят.
   Неужели такие потери?
   «Правый край, наверное, завяз там, на дороге, – приходит мысль. – А это человек двадцать, не меньше».
   Последний «луч» устремляется в сторону аземов. Последний, потому что я уже пустой, и понимая это, выжимаю из себя все, что можно. Так я не бегал очень давно, но промедление сейчас, без всяких метафор, смерти подобно. Аземы успевают сплести еще по одному заклинанию и сносят ими пятерых. Один из шаров проносится всего в локте от меня. Крики и вопли, раздирающие душу, словно когтями.
   Но они остаются позади, тонут в новом «гра-а», и мы наваливаем на аземов неудержимым цунами.
   Звон клинков о клинки, снова крики. Я с лету всаживаю острие одному из аземов в горло. Он замешкался, пытался ударить магией и поэтому даже не успел вынуть свой кривоватый нож. Слева, в миллиметре от уха, свистит рассеченный клинком воздух, отскакиваю, словно резиновый мяч от стены, оборачиваясь в прыжке. Азем перерезает одному из парней горло и, отбросив тело, кидается на меня. Нырок, уход, выпад. Острие прокалывает бок. Дергаю меч на себя. На спину кто-то валится. Короткое движение головой вправо и обратно, словно передергивание затвора. Свой, ранен. Чревл! Укладывать его некогда, азем снова прет на меня, не так шустро, но все же прет. Извини, братишка. Я делаю выпад, чувствуя, как легионер быстро съезжает по спине, а мой удар достигает цели. «Коготь виара». Острие в глазнице, я тут же ногой бью азема в живот и едва успеваю, развернувшись, подхватить падающего парня. Всего в сантиметре от сизого снега.
   Снег. На секунду взгляд застывает. Снег вокруг не сизый, он красный и черный – крап капель, длинные дорожки, огромные лужи… Повсюду кровь. Кровь людей и тварей.
   Но думать сейчас опасно. Очень… Твою мать!
   Левое бедро обжигает пламенем, несмотря на нестерпимую боль, бью сверху по рухнувшему на колени азему.
   – А-а, су-у-ка!
   Но удар получается почти плашмя, по спине. Эта тварь снова поднимает свой кривой клинок.
   – На, сука, на, сука, н-на-а, су-у-ка!
   Три удара по черепу, клинок застревает в раздробленной кости, я пытаюсь вытянуть его. Руки трясутся от злости, дыхание частое, сквозь зубы. Азем заваливается на меня, я левой рукой упираюсь в его череп, ладонь скользит по теплым слизистым мозгам.
   – С-с-сука, – ползет сквозь зубы со свистом.
   Наконец клинок выдернут, подошвой бью этой твари в скулу, оборачиваюсь… Бой закончен. Шеренги Линка навалились на оставшихся аземов, как-то молча, без «гра-а», и буквально затоптали их, порубав на мелкие куски.
   Я какое-то время просто стою, стараясь справиться с трясущимися руками и успокоить дыхание…
   – Че там, серьезное? – подбежавший Линк посмотрел на расплывающееся по левой штанине красное пятно.
   – Да нет, царапнул, падаль, – сквозь зубы процедил я и осторожно присел на залитый кровью снег.
   Правую ногу согнул, а левую оставил прямой. Дорвал рывком прореху на штанах, скривился от боли и вида раны.
   – Точно царапина. Ну может, на овриг в глубину, не больше, – с улыбкой проговорил Линк, присаживаясь рядом на корточки. И это ничего, что овриг – сантиметр. В сравнении с некоторыми – да, царапина.
   Я воткнул меч в землю и, достав из-за пояса ножик, распорол оторванную штанину. Линк тут же выхватил ее из моих рук и принялся скручивать.
   – Я сам перевяжу. Покрепче чтобы, – бросил при этом.
   – Смотри, вон еще живые остались, – я указал кивком головы в туман. Два бхура-эскура и штук пять аземов пытались удрать. Но их быстро настигали появившиеся всадники. Наш турм, не наш – непонятно. Не вижу вышивок на плащах.
   – Кто это были, Линк? Бхуры или эскуры?
   – Бхуры, Ант. Ты же видел – они перевоплощались, когда с крестов падали.
   Я кивнул, осмотрел свой плащ и сюрко и, заржав, повалился на спину. Лямки, чревл их дери!
   В спину уткнулся край миски.
   – Чего ржешь? – спросил Линк. Он как раз скрученной штаниной с силой перетягивал бедро чуть выше раны, но, услышав идиотский смех, замер и настороженно заглянул мне в лицо.
   – Да все нормально, – сказал я, подавив нервное веселье. – Походный мешок даже не сбросил. Кстати, там жгуты есть.
   – Бывает, – бросил Линк и принялся завязывать узел. – Чревл с ними с теми жгутами. Не больно?
   – Терпимо.
   – А с мешками почти все, – он хохотнул. – Я, правда, сбросил. Ну так у меня и опыт есть.
   – Что, тоже на марше в такое попадали?
   – Было дело, но в Зыби. А чтобы вот так, – он мотнул головой. – Странно. Ни разу не слыхал, чтобы в дне пути от лимеса твари набрасывались.
   – Может, уже Вздох начался? – предположил я.
   – Да ну, – Линк быстро завязал второй узел и плюхнулся задницей на свой пельт.
   – Хм, мешок не сбросил, а пельт там кинул. Мешал он, – недовольно выдохнул я. – Все наперекосяк. И с заклинаниями… чревл его знает, бил чем попало, вообще думать не успевал.
   Я откинул голову, увидел еще несколько шеренг, идущих к нам.
   – Скорее всего, у них тут портал недалеко, – продолжил Линк, пропустив мимо ушей мой короткий самоуничижительный монолог. – Странно все-таки. Не делали они раньше так. Полсотни тварей, считай, положили зазря.
   – А наших сколько, – выдохнул я и, скинув лямки, поднялся. Рана горячо резанула, а я вдруг заметил свою левую руку в вязкой белой слизи. Чревл, мозги же еще эти.
   Скривившись, принялся оттирать ладонь снегом.
   – Нормально все?
   Мы одновременно подняли взгляды. Наш лег-аржант. Лицо в черных точках подсыхающей крови тварей, сюрко заляпан ею почти наполовину.
   – Молодцы, парни. Отлично сработали. Особенно ты, – его взгляд задержался на мне. – С атакой здорово приду…
   Шагах в десяти кто-то громко заругался, зовя командира, он оглянулся, и мы тоже посмотрели в сторону сдавленной, почти сквозь рыдания ругани.
   – Да мин лег-аржант, чревл вас раздери! – Парень, стоявший на коленях возле одного из тел, перешел на крик. Лицо его было измазано черной кровью. Видать, самолично завалил азема. – Умирает же он! Где эти чревловы лекари? А?! Мать их сурдетскую! Я их разорву, нихтовых ублюдков! Где они?!
   Лостад заспешил к нему, следом направился и Линк. Ситуация явно выходила из-под контроля. Ругавшийся парень подскочил, стал истошно выкрикивать полную чушь про то, что нас бросили на смерть, что это было задумано. При этом он принялся размахивать мечом, и в его глазах заблестело что-то нехорошее.
   Лостад нырнул под замахнувшуюся руку, схватил ее и, вырвав меч, отбросил его в сторону. Затем залепил парню увесистую плюху, толкнул к Линку, а сам склонился над умиравшим. Линк схватил налетевшего на него парня за плечо, рывком усадил на землю и, присев рядом, стал что-то грубо объяснять.
   Да уж. Похоже, «крышу» слегка рвануло. Сколько еще таких будет за время войны?
   Медленно поднявшись, я попробовал опереться на раненую ногу. Вроде терпимо. Вытащил из земли меч.
   Под левым коленом убитого азема увидел темное черное пятно. По ходу кто-то перерезал ему жилу, он повалился и по пути успел тесануть меня.
   – С-сука, – повторил я и увидел того, кто в бою привалился мне на спину. Двинулся к нему, сильно прихрамывая и пытаясь опираться на меч. Толку, правда, от этого не было, клинок уходил глубоко в землю. Наклонился, потрогал пульс на шее. Легионер был мертв, и я провел ладонью по его лицу, закрывая глаза.
   А к месту сражения уже подъезжали телеги. Я оглянулся на окрики кучеров, подошел к Лостаду.
   – Выживет? – спросил почти шепотом.
   Тот дышал тяжело, с хрипом. Правая половина торса жутко рассечена несколькими ударами, сквозь кровавое месиво видны сломанные и вылезшие наружу ребра. Я отвернулся.
   – К лекарям срочно бы, – выдохнул Лостад и наторелым движением сдернул с себя плащ. Разложив его рядом с раненым, подозвал двух легионеров. Я было сунулся, сообразив, но он мягко отстранил меня.
   – Так, – заруководил четко. – Линк, иди сюда тоже. С той стороны бери. А вы за ноги, – это двум парням. – Аккуратно только. Не дергайте.
   Они медленно переложили парня на плащ, подняли осторожно.
   – Следи за этим, – бросил он мне, кивнув на разбушевавшегося, и обратился к вцепившимся в края плаща. – На полусогнутых. Чтобы мягонько, как в самой дорогой карете, ясно?
   И они бережно потащили свой груз к телегам. «Трехсотый», который в любой момент мог скинуть со счетов лишнюю сотню.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация